Санта Муэрте. Глава 5

Глава 5. Бежавший от прошлого


— Подожди!

Когда она наткнулась взглядом на две фигуры — Эдуардо и его старшего брата — первым порывом Кайли было броситься за помощью. В тот момент вопрос, что они оба делали здесь, ещё не пришёл ей в голову; Гриффин понимала лишь то, что Эдуардо по счастливой случайности оказался рядом, а, значит, сможет помочь им в поисках. Он же с первого раза видел призрака, никто другой больше не мог!

Но девушка замешкалась, и это всё решило: Кайли увидела, как резко всё изменилось, и поняла, что братья ссорились. Ей страшно захотелось уйти. Семейные сцены не для посторонних глаз, такое решается в четырёх стенах, чтобы больше никто не узнал... память услужливо подсунула детские воспоминания о родителях, их разводе, и Кайли, помотав головой, отступила... чтобы через пару минут, забыв обо всём, рвануться вперёд, когда Эдуардо оказался на земле. Может быть, эта ссора — их личное дело, и не ей вмешиваться, но если этот Карл поднял на Эдуардо руку!..

— Кайли, стой! — кто-то схватил её за руку и с силой дёрнул назад, и возглас девушки оборвался полузадушенным вскриком. Гриффин не сразу сообразила, что Роланд удерживал её за плечи. — Нам туда нельзя!
— Но он ударил Эдуардо!

Кайли никак не могла взять в толк, почему Роланд не позволял вмешаться. Её саму разрывало от противоречивых желаний: вклиниться между братьями, остановив эту бессмысленную и беспощадную драку, или сбежать, укрыться, чтобы снова не переживать давно забытые ужасы семейных ссор. Но когда уже Гриффин, наконец, совладала с собой и, отстранив Джексона, двинулась в сторону разыгравшейся драмы, её кровь заледенило пронзительное конское ржание.

Чёрный вихрь налетел мгновенно, и не успела Кайли моргнуть, как между Карлосом и Эдуардо, всё ещё лежавшим на земле, появилась огромная чёрная лошадь. Вставший на дыбы зверь походил на вырезанную из тёмного камня статую: мускулы под блестящей от пота кожей напряжены до предела, на тонких ногах отчётливо видны все сухожилия, грива беспорядочно разметалась от ветра, а к седлу неизвестный фантастический скульптор приторочил какие-то бутафорские черепа... Кайли вдруг поняла, что черепа — настоящие, человеческие, и всё поплыло у неё перед глазами, к горлу подступил тошнотный комок, и желудок противно сжался. Господи, она столько раз читала про смерть в книгах, спокойно смотрела на ритуальные черепа в музее, но эти же... они были настоящие! И конь был настоящий!..

— Роланд, это не призрак, — выдохнула она побелевшими губами, не в силах пошевелиться. Поверни Гриффин голову, то увидела бы, как Джексон, приоткрыв рот, смотрел на возникшее жуткое чудище. Они действительно никогда прежде не видели ничего подобного... потому что привидение только миг было привидением, теперь перед ними стоял настоящий зверь, настоящий и чудовищный.

Он должен был ударить Карлоса, нет, не просто ударить! Кайли повторяла себе, что должна поднять бластер и выстрелить в него, иначе монстр одним ударом размозжит голову сначала Карлосу, потом Эдуардо и даже им... но руки не слушались. Девушка похолодела, желая закрыть глаза и не видеть, как тело полицейского упадёт на землю... но ничего не произошло. Карлос, замерший со зверским лицом, сделал несколько шагов назад, пошатываясь, как пьяный. Адский конь, всхрапнув, опустился на все копыта и растворился в воздухе.

Этого хватило, чтобы все словно очнулись. Прижав руку к виску, Карлос долго стоял и вдруг, резко вскинув голову, посмотрел прямо на охотников. Пересекшись с ним взглядом, Кайли смутилась и отвернулась, но было поздно — старший Ривера их заметил, и его лицо, и без того некрасивое и жестокое, исказилось от злости. Он выглядел так, будто собирался подбежать и ударить, однако полицейский лишь сплюнул и зашагал в другую сторону. Только когда он исчез из виду, скрывшись за воротами кладбища, Кайли отмерла и сообразила, что всё это время Эдуардо лежал и не двигался. Судя по побледневшему лицу Роланда, он подумал о том же, но когда девушка нерешительно шагнула вперёд, Джексон схватил её за руку:

— Нет, не надо.

Вид у парня был очень умоляющий, и Гриффин понимала, что просто так бы он просить не стал, но не могла послушаться. Даже отмерший Игон, бледный, как призрак, отрицательно покачал головой, когда она повернулась к нему за помощью, однако Кайли, никого не слушая, рванулась к тому месту, где только что стояли братья.

Эдуардо уже не лежал. Он сидел на земле, неловко подвернув под себя ногу и отряхивая куртку. Когда до него оставалось несколько шагов, Кайли остановилась в сомнениях: ей показалось, что, действительно, будет только хуже, если подойти, но тут парень обернулся сам, и ей ничего не оставалось, кроме как тихо спросить:

— Ты в порядке?

Мгновение Ривера просто смотрел на неё, но его глаза быстро стали такими же злыми, как у брата, и Кайли отшатнулась. Она с трудом подавила желание протянуть ему руку и помочь подняться, поняв, что это будет уже слишком; парень встал сам, отряхнувшись резкими, грубыми движениями.

— В порядке, — процедил он, не глядя на девушку, и утёр кулаком губы, на которых осталась слабая розовая полоска крови. — Сам справлюсь, отстань.

И от этого «отстань» ей вдруг стало так обидно, что Кайли, часто-часто заморгав, остановилась и даже не стала смотреть, как он уходил — не обернувшись, ничего не сказав, твёрдым, быстрым шагом.

***

— Мда, вот история, — протянул Гарретт, которому всё вкратце рассказали уже в Пожарной башне. — По сравнению с вами я просто отдыхал душой и телом.
— Хватит шутить, — взмолилась Кайли и снова уронила голову, — мне и без того тошно. Где он может быть, а?

Конечно, Эдуардо не пришёл. Глупо было думать, что после случившегося он вообще появится... никому не хочется, чтобы друзья наблюдали самый худший момент твоей жизни, а то, что для Эдуардо он был самым худшим, и так понятно. И во всём виновата она, Кайли. Ну кто её дёрнул, кто погнал к нему спрашивать, всё ли в порядке? Конечно, не в порядке! Карлос столько всего наговорил, ударил, а потом оказалось, что свидетелями этому было ещё три человека!

— Не переживай так сильно, всё образуется. Эдуардо не маленький мальчик, он справится
— Как я могу не переживать, Жанин? У него только из родственников только брат, и тут Карлос такими обвинениями бросается, — девушка снова вздохнула. — Всё равно, что мне бы бабушка заявила, что я виновата в разводе родителей.

Хотя нет, это гораздо, гораздо хуже. Мелнитц, немного поразмыслив, наклонилась к ней:
— В таком случае, разве нужно было рассказывать всё Гарретту и мне? Эдуардо бы вряд ли это понравилось...
— Я уже ни в чём не уверена, — ответила Гриффин, прикрывая глаза.

Хотелось уткнуться в книгу и надолго отключиться от происходящего, но ни о чём другом, кроме услышанного и увиденного, Кайли думать не могла. То и дело перед её глазами всплывало то жуткое чудовище, самый страшный из всех призраков, с какими они сталкивались, и тогда первородный ужас снова накатывал неконтролируемыми волнами. Нужно думать о деле, о том, как им удалось увидеть привидение, почему это случилось именно сейчас, а не получалось. И чем дольше это продолжалось, тем сильнее Кайли злилась на себя. Нашла время расклеиться!

Она даже не подняла голову, когда в гостиную вошёл Роланд, необычно растерянный для себя. Парень держал какую-то распечатку с принтера, и его руки слегка подрагивали.

— Ребята... — начал он смущённо, — наверное, мне не следовало этого делать, но я поискал в Интернете, и... вот.

Бумага, оказавшаяся распечатанной статьёй с новостного сайта, легла перед Кайли; бегло пробежавшись по ней глазами, девушка вздохнула.

— Я предполагала что-то подобное, — сказала Гриффин, ощущая, как мерзко вдруг стало на языке. Вместо того, чтобы работать и помогать товарищу, они влезают в его личную жизнь... конечно, с благой целью — разобраться в происходящим, но всё-таки влезают туда, куда не следовало. — Сегодня — день, когда застрелили его отца, — подкативший Гарретт в свою очередь взял распечатку и резко помрачнел. — Я должна была догадаться раньше. До Дня мёртвых в Мексике ещё неделя, а заранее они не начинают праздновать.
— Ага, я вижу... погиб в перестрелке, капитан Хорхе Ривера, стрелявшие успели скрыться. Чёрт, Эдуардо был с ним, когда это случилось!
— Ему было семь лет! — голос Роланда дрогнул, и Кайли с удивлением поняла, что Джексона просто трясло от злости. Вечно сдержанный парень стоял, поджав губы, но на его скулах играли желваки, и он явно сдерживался, чтобы не начать ругаться. — Со стороны Карлоса непростительно кидаться такими обвинениями... старший брат не для того рождается первым, чтобы обвинять и издеваться над младшим! Старший должен его защищать!.. — он задохнулся от возмущения и потряс над головой кулаками.
— Ты у нас такой смелый, Роллстер, — начал Гарретт, недобро посмеиваясь, и Роланд метнул на него полный праведной злости взгляд, — когда всё уже закончилось. Посмотрел бы я, как ты это брательнику нашего Эдуардо сказал... он-то думает иначе.
— Да что ты понимаешь?!
— Прекратите оба! — воскликнула Кайли, и спорщики, уже уставившиеся друг на друга как рассерженные коты, отвернулись в разные стороны. — И так плохо, вы ещё тут!
— Ладно, я всё понял, — Миллер раздосадованно потёр лоб. — Мы тут многое узнали, чего знать не хотелось бы, но так и не поняли, как нам поймать этого коня. Укротители вряд ли согласятся, а наши бластеры, как мы уже выяснили, его не берут.
— Это кошмар, — послышался голос Игона, возникшего на пороге, и Гарретт кивнул:
— Да уж, не райские сны.
— Нет, вы не поняли, — Спенглер, неотрывно смотревший в книгу, быстро пересёк гостиную, — этого коня зовут Кошмар. Сегодняшнее событие натолкнуло меня на мысль, и я нашёл подходящее описание, — с этими словами учёный положил на стол перед охотниками старый грязноватый томик, и Кайли заглянула туда первой. На развороте был изображён огромный чёрный конь с развевавшейся чёрной гривой и костями вместо передних ног. Картинка явно была старинного письма: чудовище изрыгало огонь и топтало задними копытами целые деревни, нарисованные совсем крошечными. — К сожалению, это единственная книга, в которой есть упоминание, про его легенду никто не удосужился ничего толком узнать.
— Как нам везёт, — цокнул языком Гарретт, и Кайли, целиком обратившаяся в слух, шикнула на него.
— Кошмар появляется на земле раз в пятьдесят-сто лет, чтобы разыскать так называемого защитника... — Игон растерянно посмотрел на текст, — я не уверен, что здесь дан правильный перевод, неплохо бы найти оригинал. Как бы то ни было, когда Кошмар найдёт нужного человека, он станет Рыцарем смерти, и его появление ознаменует собой приход в мир живых самой смерти, — Спенглер вздохнул. — Нет, это не подходит. Смысл текста слишком искажён, до сути тут не докопаться.

Все согласно молчали, понимая, что единственная надежда была на текст, который готовил какой-то халтурщик. Кайли, решившись, подтянула том к себе и жадно впилась глазами в текст. Книга казалась спасительной отдушиной, лекарством и от отвратительной ей сегодня реальности, и от того жуткого призрака.

Перевод оказался настолько ужасен, что порой было тяжело связать один абзац с другим. То и дело поглядывая на качавшего головой Спенглера, Гриффин с удвоенным рвением принималась за статью, вникая в её смысл.

— Здесь написано, что Кошмар способен погружать человека в кошмарный сон, от которого невозможно пробудиться... за это древние и назвали его Кошмаром, — для верности Гриффин следила пальцем по строчкам, и постепенно ужасающий смысл легенды раскрывался перед ней. — Ходили слухи, что таким образом Кошмар испытывал людей, чтобы узнать, подходят ли они ему, но никто не смог этого ни подтвердить, ни опровергнуть. Но если он и вправду найдёт этого «защитника», это будет... это будет... — дальше автор статьи писал, что легенда обрывалась, но Кайли закончила её сама: — самым худшим из всех вариантов Апокалипсиса.

Гарретт пожал плечами:
— Уверена? По-моему, хуже Темпуса ничего быть не может!
— Ты неправильно расставляешь приоритеты, Гарретт. Темпуса мы смогли победить, и того будущего уже не будет. Но это, — Кайли снова опустила взгляд на книгу и поняла, что невольно задрожала, такие жуткие картинки нарисовало её воображение, — это будет в тысячу раз хуже, если сама Смерть придёт в мир живых. Но я не понимаю, — она повернулась к Спенглеру, — как это возможно?
— Скорее всего, — помедлив, ответил Игон, — здесь имеется в виду не сама Смерть как эктоплазматическое создание. Уверен, таковой вообще не существует. Возможно, речь идёт о некоем стихийном бедствии или эпидемии, которая выкосит человеческий род...
— Не могу представить, что это должно быть, чтобы нас уничтожить. У нас есть убежища, лекарства!
— Древние писали не просто так, Гарретт, и, если ты помнишь, все убежища, лекарства и оружие оказались бессильны перед тем же Темпусом. Но мы сейчас зря тратим время, — Спенглер потёр переносицу, — гораздо важнее понять, как поймать Кошмара до того, как он успеет найти свою жертву.
— Или мы должны найти жертву раньше него, — предположила Кайли, когда Миллер полез за книгой:
— А в вашей книжке не написано, как поймать этого бешеного мустанга?
— Увы, нет. Тут вообще очень мало информации... я вот до сих пор не могу понять, почему именно сегодня мы смогли увидеть этого призрака.

Замолчавший было Игон, подумав, предложил:
— Попробуем вспомнить и систематизировать всю имеющуюся у нас информацию. Кайли, ты первая из нас, кроме Эдуардо, увидела Кошмара. Вспомни, что произошло.

Легче сказать, чем сделать. По указанию Спенглера Роланд отправился за снимками ПКФ первой жертвы призрака, которые они сделали во время посещения больницы, сам Игон отправился в очередной раз звонить в госпиталь, а Гриффин осталась на софе, пытаясь собраться с мыслями. Но когда охотники собрались снова, ей нечем было похвастаться.

— Простите... но я не знаю, — девушка обхватила руками колени, — я не могу понять, что помогло мне его увидеть.
— Ты поступаешь неправильно, — с заумным видом вдруг заявил Гарретт, — не пытайся понять, что мы сделали так или не так, не поможет, я на сессиях проверял. Надо просто восстановить цепочку событий, тогда мы всё быстро сообразим, ясно?
— Первый вызов поступил неделю назад, — Роланд пододвинул к ним распечатки графиков эктоплазматической активности, — жертвой был Брайан Скиннер, двадцатилетний студент колледжа.
— Он до сих пор пребывает в том же состоянии, я только что узнал, никакого улучшения.
— Его родители ничего не смогли сказать. Вчера мы приехали в дом Найджела Грина, где ситуация повторилась почти со стопроцентной точностью. Тогда Эдуардо, если я не ошибаюсь, в первый раз увидел Кошмара.
— Да, верно! — вмешалась Кайли. — Но я тогда его не видела.
— До этого Кошмар всегда появлялся ночью, а сегодня он днём атаковал Ника Кэмерона и не тронул его девушку Элис, — Роланд, выговорившись, сел в кресло. — И сначала его увидела Кайли, а потом и мы все.
— Гарретт, — нарушил наступившую тишину Спенглер, — ты уверен, что после нашего отъезда в доме не происходило ничего паранормального?

Миллер в задумчивости нахмурил лоб, но, поразмыслив пару минут, всё-таки кивнул.

— Абсолютно. Счётчик не показывал никакой эктоплазматической активности. Я просто дождался врачей и передал им обоих наших клиентов.
— Мне не дают покоя слова той девушки, — Игон говорил медленно, раздумывая, вспоминая, и сердце Кайли ёкнуло в догадке, что сейчас он скажет действительно что-то важное. — Когда она крикнула, что призрак ушёл, я спросил, как это произошло. Элис ответила, что Кошмар долго смотрел на неё и на нас, а потом словно услышал какой-то звук или почуял запах.
— И потом появился на кладбище, — совсем тихо закончила Кайли.

Право, она до сих пор не была уверена, что правильно понимала произошедшее на кладбище. Ни Эдуардо, ни Карлос не были спящими, значит, не могли интересовать Кошмара как жертвы, но всё же призрак помчался именно туда. И он... он как будто защищал Эдуардо, потому что едва не напал на Карлоса... тому повезло, что он не видел Кошмара. Тогда возникает вопрос — почему они видели, а он — нет? Почему Эдуардо увидел его с первого же раза? Да та же Элис кричала, что на них напал именно демонический конь, а не что её парень уснул и не может проснуться.

Девушка прикрыла глаза, пытаясь вспомнить. Ей удалось увидеть призрака, когда они были ещё на полпути к кладбищу, и, кажется, тогда мысли Кайли занимала... тревога за Риверу. А потом, когда они все смогли увидеть Кошмара, Кайли... испугалась за Эдуардо. Испугалась, что разъярённый Карлос просто может забить его до смерти.

— Гарретт, вспомни, — попросила Гриффин непривычно умоляющим тоном, — вспомни, что говорила Элис, когда мы были в доме. Она ведь боялась Кошмара, верно?

Кайли чувствовала, что разгадка совсем близко. Девушка казалась себе похожей на слепца, который шарил руками в поисках клюки, но тут всё было гораздо серьёзней. От того, что скажет сейчас Миллер, слишком многое зависело.

— Смертельно, если ты об этом. Она даже пыталась вцепиться в меня и умоляла поехать с ними, по-моему, она очень боялась, — развёл руками парень, словно говорил нечто само-собой разумеющееся.

Вот оно. Кайли почувствовала мощную волну надежды, зародившуюся в глубине души, и повторила:
— Смертельно боялась... Ребята, кажется, я поняла, в чём дело! — от волнения голос у неё поехал вниз. — Эдуардо видит Кошмара, а мы нет, потому что...
— Потому что я боюсь смерти, а вы — нет, — закончил кто-то за неё, и Кайли закрыла рот, боясь повернуться.

***

В любой другой раз Эдуардо бы дорого дал, чтобы полюбоваться на лица друзей. Он завис на пороге гостиной в лучших традициях «плохого парня», который всё же решил побыть героем и появился в самый последний момент. По идее надо наслаждаться произведённым эффектом, но сейчас Ривере было плевать на это.

— Эдуардо, ты как?

Второй раз услышав этот вопрос от неё, парень поморщился. Что-то случилось с их маленькой вампиршей, раз уж она начала задавать такие глупые вопросы. Явно же видно, что не в порядке. Эдуардо дорого бы дал, чтобы забыться, но у него духа не хватило даже выпить, о чём уж тут говорить.

— Ты плохо выглядишь, приятель, — сказал Гарретт с явным беспокойством, и Ривера хмуро уставился на него:
— А куда делся наш вечный доставала?
— А куда делся наш раздражительный друг? — ответил Миллер весьма обиженно.
— Весь вышел, — потоптавшись ещё немного на пороге, Ривера всё же пересилил себя и шагнул в комнату. Он не хотел приходить после всего того, что случилось, но сидеть дома, когда этот монстр, оказавшийся его братом, был рядом, за стеной... нет, так Эдуардо не мог. Ноги несли его куда угодно, только не домой. Хватило бы лишь одного факта, что Карлос поднял на него руку, снова, но на этот раз он перешёл все границы. Брат сказал такое, от чего бы Эдуардо, наплевав на всё, набил бы ему морду, если бы смог.

Но самое жуткое — и парень никак не мог отделаться от этих страшных мыслей — было в том, что, кажется, Карлос прав. Подстёгнутый болью, отчаянием, страхом Эдуардо начал вспоминать, и в обрывках ещё радужного, счастливого прошлого мелькала та отвратительная чёрная тень.

Не проронив ни слова, он присел на подлокотник свободного кресла, сутулясь, жалко опустив плечи. В возникшей тишине Ривера слышал, как ворчал где-то рядом Лизун, наверное, опять не мог открыть дверцу холодильника, а никто так ничего и не говорил, и все наверняка сочувственно и жалобно смотрели на него — парень просто не мог заставить себя поднять голову.

— Что, так и будем молчать? — огрызнулся он, и это получилось гораздо более грубо, чем хотелось. — Я могу и уйти, если мешаю.
— Нет, ты не мешаешь, — вздохнув, решительно начал Игон. Кайли была безмерно благодарна ему за то, что он нарушил жутковатое молчание, у неё сил на это не хватило. — Просто мы... обсуждали версию, почему одни люди способны видеть призрака — мы уже выяснили, что это Кошмар, демонический конь смерти.
— Что здесь обсуждать? Сами сказали, что это лошадь смерти! Что эта, как её... девушка, жутко её боялась. Тут и думать не надо. Спорю на что угодно, если вы спросите родителей первых двух жертв, они тоже ответят, что парни боялись умереть.

Никто больше ничего не сказал, и тут, наверное, надо бы разозлиться — что они его за ребёнка держали? Молчали, словно боясь потревожить незажившую рану... но Эдуардо не чувствовал ни злости, ни раздражения, ни даже усталости. Мир воспринимался через дымку отрешённости, что не давала пробиться ни боли, ни какому то ни было другому чувству. Иначе бы Ривера давно уже вспылил и наорал на друзей, которых чёрт дёрнул припереться на кладбище, когда они с Карлосом выясняли отношения, которые стали свидетелями того, чего вообще знать не должны... а ведь они продолжали узнавать дальше, и какая-то бумажка, которую Кайли попыталась убрать со стола при его появлении, была явным тому подтверждением. Эдуардо даже не нужно было смотреть, чтобы понять, что на ней было, он и так знал. В другой раз это бы вывело из себя, но не сегодня — парень не чувствовал никакого разочарования и обиды.

Наверное, просто болевой порог уже был преодолён, а всё, что дальше, — не чувствовалось.

С его появлением оживлённое обсуждение — а Эдуардо слышал голоса друзей, поднимаясь по лестнице — быстро сошло на нет. Словно он, подобно тому призраку, принёс с собой холод и страх. Роланда и Кайли Игон отправил заниматься оборудованием: босс надеялся, что им удастся перепрограммировать счётчики, очки ночного видения и прочие приборы на эктоплазматическую подпись Кошмара. Охотникам до сих пор не удалось даже засечь его своим оборудованием, а о том, чтобы изловить, речи вообще не шло, и Эдуардо не был даже уверен, сможет ли справиться с призраком их протонное оружие... всё же, призраком этот конь был совсем недолго — в момент перехода из потустороннего мира, где он прятался, в наш мир. Затем этот монстр был совершенно, абсолютно реален. Всё равно что палить из протонного ружья по живому существу.

Когда Гарретт, тоже не захотевший оставаться с Риверой в одной комнате, исчез под предлогом помощи друзьям, Эдуардо остался один. Понятное дело, никому не захочется терпеть его кислую физиономию и терзаться угрызениями совести за то, что они видеть были не должны. В какой-то степени парень был даже им благодарен — так было легче осуществить задуманное, то, за чем Эдуардо и вернулся в Пожарную башню, прослонявшись несколько часов по городу.

— Игон? Я не буду мешать?

Спенглер попытался спрятаться в лаборатории, очень наивно. Эдуардо не считал себя доставучим, но при желании он становился слишком настойчивым, а сейчас был как раз такой случай, когда ответа «нет» просто не существовало. И, похоже, это было написано у Риверы на лице: Игон, уже открывший было рот для другого ответа, передумал и сказал:
— Да в общем-то... может быть, даже и поможешь.
— Я могу остаться? — вопрос застал учёного врасплох, и парень пояснил: — Я имею в виду, можно мне какое-то время пожить здесь? Я... не хочу возвращаться, — в глазах Игона мелькнуло понимание, но он всё же отрицательно покачал головой:
— Не думаю, что здесь самые лучшие условия для твоей учёбы и жизни. Этого вполне хватает мне, но я неприхотлив и, по словам Жанин, частенько забываю о самом простом. Наше соседство...
— Я тебя приютил, когда потребовалось, — напомнил ему Эдуардо, не собираясь сдаваться. — К тому же, это ненадолго, всего на пару дней.

Пока он не придумает, куда можно сбежать от Карлоса. Ривера с тоской вспомнил те дни, когда поддразнивать брата неамериканским прошлым было забавно, а не опасно, и резко сменил тон:
— Я пришёл попросить об услуге.

Брови Спенглера резко взметнулись вверх:
— Ещё об одной?

Чёрт, он ведь и забыл, что возможность перекантоваться в Пожарной башне первое время — тоже, своего рода, просьба или услуга. Сам Эдуардо считал это уже решённым вопросом и, скорее, шёл поставить босса в известность, чем просить об одолжении. Настоящая же услуга... потребовала от Риверы гораздо большего усилия над собой, чем простое уважение к Спенглеру, как к учёному, который столько всего знал и столько им передал. В конце концов, именно Игон сделал его охотником за привидениями... чтобы вот так всё и закончилось сейчас.

— Ну... ты же учёный, — развёл руками парень, и Спенглер, кажется, удивился ещё больше. — Ты должен знать, есть ли какие-нибудь приборы, я не знаю... словом, мне нужно что-то, что поможет восстановить... некоторые воспоминания.

Он намеренно не стал уточнять, но Игон его прекрасно понял. Взгляд учёного тут же помрачнел, посерьёзнел; мужчина долго молчал, прежде чем ответить.

— Не думаю, что это вообще возможно, Эдуардо. Если я не ошибаюсь, прошло десять лет.
— Тринадцать. Срок не имеет значения. Я всё время верил в то, во что верил, а сегодня узнал, что это, оказывается, не вся правда. Мне нужно вспомнить, — повторил он уже настойчивей, боясь, что не сможет пересилить. Из всех, кого Эдуардо знал, только Игон мог помочь, и страх так ничего и не узнать пронзил его подобно стреле. Ривера покачнулся и добавил, решив, что подействует: — Пожалуйста.
— Эдуардо, прости, я понимаю, что это для тебя очень важно, — решительно заговорил Спенглер, поднявшись и направившись к своему компьютеру, — но боюсь, я всё равно не смогу ничего для тебя сделать. Помимо того, что прошло уже столько времени, нет никакой подобной техники, ни компьютеров, ни каких-либо иных приборов. Я могу посмотреть...
— Посмотрите! — от волнения Эдуардо не заметил, как снова начал называть учёного на «вы».

Не могло это быть невозможно! Просто не могло! Ривера отступил, с трудом подавив желание засмеяться. Они ловят призраков оружием, которое при неосторожном обращении способно превратить Нью-Йорк в руины, вот что невозможно! А вернуть его воспоминания — по сравнению с тем, что охотники делали ежедневно, это сущий пустяк!

— Посмотрите, — попросил парень ещё раз неожиданно севшим голосом. Напряжение момента спало, и Эдуардо устало плюхнулся на пустой стул, потёр заболевшую голову. Слишком много событий для одного дня, чтобы он с ними нормально справился, и вот уже решимость ушла, уступив место страху. А вдруг Игон ошибается, и способ всё-таки есть? Если ему удастся вспомнить, что произошло в этот же день ровно тринадцать лет назад? И если его страшные догадки, рождённые обвинениями брата, окажутся правдой?

Что он тогда будет делать, если вспомнит, что отец погиб из-за него?

Но вслух Эдуардо, собравшись, сказал совсем другое:
— Мне нужно вспомнить. Карлос разозлился из-за того, что увидел украшения на могиле отца, он их терпеть не может. Но взбесился он, когда я сказал, что этот призрак выглядит как здоровенный чёрный конь. То, что Карлос потом наговорил... как будто он уже не в первый раз слышит об этом. Ни с того, ни с сего он бы не стал так злиться, я его знаю...

Или знал, мысленно поправил себя парень. Когда первый ужас отступил, и Эдуардо смог более-менее соображать, ему пришло в голову, что когда-то Карлос уже видел этого призрака. Или, что более вероятно, слышал — от него же. Полные злости вопли брата не оставляли в этом сомнения. И ещё никогда в жизни Эдуардо не хотел чего-нибудь больше, чем сейчас — знать правду, кто же всё-таки убил его отца и при чём тут эта дьявольская чёрная лошадь, одно упоминание о которой превратило Карлоса в разъярённого быка.

Вот только червячок сомнения всё глодал его изнутри, постепенно разжираясь и превращаясь в мерзкую, скользкую, толстую змею, которая постоянно спрашивала — что он будет делать, если всё окажется правдой? Эдуардо отмахнулся от этой червоточины, легкомысленно пообещав, что задумается об этом, когда придёт время.

Послышался тяжёлый вздох, и Игон отодвинулся от компьютера, поправляя очки.

— Я должен был уже давно извиниться перед тобой, Эдуардо, что не придал твоим словам должного значения. Возможно, если бы всё пошло по-другому, то и случившегося... можно было бы избежать.

Ривере даже не потребовалось смотреть на его виноватое лицо, чтобы понять, о чём шла речь. Он махнул рукой:
— Прекрати, босс, с каждым случается. Лучше придумай, как мне выудить то, что застряло где-то в моей памяти.

Наверное, его легкомысленность поразила Игона, но вслух мужчина ничего не сказал. Эдуардо и правда не злился, наоборот, какая-то частица его души даже радовалась тому, что благодаря как раз действиям Спенглера всё вскрылось. Сколько ещё бы парень жил, пребывая в счастливом неведении, и как бы больно было падать потом?

— Я не уверен, что у нас получится, но... некоторое время назад я читал об одной методике восстановления событий из памяти, — Спенглер подошёл к массивному книжному шкафу и начал проглядывать корешки книг на полках. — Где же она... Но повторюсь, Эдуардо, я не могу гарантировать, что ты действительно что-нибудь вспомнишь, слишком большой временной промежуток... А, вот!

Спенглер повернулся к нему, бережно держа в руках новёхонький справочник, обложка которого показалась Эдуардо знакомой.

— Но для этого нам придётся переместиться в гостиную.
— А ребята не вернутся? — если быть до конца откровенным, Ривере не хотелось, чтобы Гарретт или Кайли застали его в таком виде. Роланду-то можно, он воспитанный, ничего никому не скажет. Взбив подушку, парень постарался как можно удобнее устроиться на диване. — Блин, как будто на приёме у психиатра.
— Не у психиатра, а у психоаналитика, — наставительно поправил его Спенглер. — Разница помимо того, что...
— Да я понял, понял уже, босс, — Эдуардо поморщился, — давай начнём уже, что ли.

Игон расположился рядом с ним в кресле, держа раскрытую книгу на коленях. Судя по тому, как мужчина то и дело поправлял очки и нервно вчитывался в открытые страницы, он страшно волновался. Эдуардо же с удивлением отметил, что был абсолютно спокоен. Сомнение, страх, глодавшие его несколько минут назад, отступили, словно их и не было; Ривера смог вздохнуть спокойнее. Странно, но после того, как выяснилось, что многое из его воспоминаний было ложью, Эдуардо почувствовал себя... чуточку легче. Это необъяснимое чувство сродни тому, как если бы он долго, очень долго бежал от тяжёлых событий, случившихся когда-то давно, и вдруг остановился, решившись, наконец, взглянуть им в лицо. Хотя в сущности... так оно и было. Пусть и не по своей вине, но Эдуардо верил в сладкую ложь, которую, возможно, сам и придумал, чтобы спастись от правды.

Вот только ему нужна была как раз эта правда, от которой он так долго бежал.

— Итак, здесь написано, что нужно расслабиться.

Парень хмыкнул:
— Сделано. Что дальше?

Автор: Tinuviel-f.
Источник.

Новость отредактировал YuliaS - 28-02-2019, 17:17
28-02-2019, 17:17 by Nik_dkПросмотров: 167Комментарии: 1
+1

Ключевые слова: Охотники за привидениями смерть призрак привидение демон

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Сделано_в_СССР
28 февраля 2019 22:42
0
Группа: Журналисты
Репутация: (2756|-1)
Публикаций: 1 615
Комментариев: 10 510
Я уже запутался в этих главах.) Всё таки такие вещи надо читать в полном сборнике, книге.
                              
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.