Санта Муэрте. Глава 4

Глава 4. Ножом в спину


Лизун тоскливо смотрел на огромный сэндвич из белого хлеба, лежавший на тарелке. За ним призрак охотился ещё с вечера, когда Гарретт собирался поужинать, но поленился заказать пиццу; потом команда охотников уехала, оставив Лизуна наедине с Жанин и с этой вкуснятиной. Вроде бы никто не мешал, и можно было запихнуть булку в рот целиком, но Лизун до сих пор колебался. Охотники вернулись уже около четверти часа назад и почему-то не стали обрадованно делиться новостями о пойманном привидении. Из гостиной до призрака то и дело долетали отдельные громкие фразы. Говорил постоянно Игон, и, кажется, он даже злился.

Всё-таки решившись, Лизун подлетел к сэндвичу и уже открыл было рот, когда что-то его остановило. Призрак, сомневаясь, снова посмотрел на дверь и перевёл взгляд на тарелку. Конечно, бутерброд надо бы съесть, пока Жанин не отобрала его для Гарретта, вот только… как-то… не мог он этого сделать.

***
— Я допустил ошибку, — держась за дужку очков, нервно вещал Игон, — мне не следовало допускать тебя к работе, и то, что случилось сегодня, этому прямое подтверждение, прямое!

От волнения Спенглер задохнулся и зашагал вокруг стола, не глядя на притихших ребят. Эдуардо, в одиночестве сидевший на подлокотнике софы, был мрачней и растерянней всех; он то и дело пытался поймать взгляд Кайли или Роланда, но те молчали и вообще старались не смотреть в его сторону.

Призрака они не поймали — тот адский, потусторонний конь исчез, растворился… впрочем, Эдуардо ничего не помнил после того, как его ударили. Страшнее оказалось другое.

— Я могу понять твоё желание поскорей вернуться, но сегодняшний поступок может иметь для нас просто чудовищные последствия. Если мы каждый раз будем так уничтожать чужое имущество, кто к нам обратится?

— Но я видел там призрака! — Эдуардо не выдержал и, сжав кулаки, с вызовом посмотрел на учёного.

Кроме него, ту страшную штуку не видел больше никто. Никто, даже Кайли, которая выскочила на крыльцо в последний момент перед нападением. Риверу до сих пор пробивала дрожь, когда он вспоминал чудовищного зверя: огромные копыта, чёрные лоснящиеся бока, вытаращенные, немигающие глаза, но самыми жуткими были черепа — человеческие! — притороченные к седлу. Парень никак не мог отделаться от ощущения замогильного холода, словно тот конь явился из загробного мира, из самого ада, преисподней. Пусть и не оттуда, но он точно был связан со смертью, Эдуардо это нутром чувствовал.

— Также ясно видел, как тебя или Кайли! Он выглядел как лошадь, только…

— Слушай, козлик, если у тебя неожиданно открылась конефобия, это не повод делать принудительную стрижку деревьев и газона! — пошутил Гарретт, но получилось настолько неудачно, что он сам предпочёл заткнуться, не дожидаясь окрика или подзатыльника.

— Только как смерть… нет, даже ещё страшнее! — Ривера только набрал воздуха в грудь, чтобы описать увиденное, но Игон не стал его слушать и повернулся к Кайли.

— Я… — Гриффин попыталась виновато улыбнуться, — Эдуардо, прости. Я знаю, ты считаешь, что мы должны поверить, но я была там и не видела никакого привидения.

До её смущения парню не было дела, он и так уже сообразил, что каким-то образом единственным увидел призрака. Роланд, Гарретт и Игон всё время были в доме, если они и вышли на улицу, то привидение могло уже сотню раз удрать. А Кайли… Ривера понял, что что-то не так, ещё когда девушка спросила у него, кого она должна увидеть.

Да неважно, ребята должны были выслушать его, а не сразу начинать кричать!

— А я видел! Он стоял прямо напротив меня, чудовищный! Глаза навыкате, копытами бьёт и черепа!.. — у Риверы перехватило дыхание. — У него возле седла были черепа, человеческие, я точно говорю!

Но Эдуардо сам видел, что переубедить друзей никак не удавалось. Кайли смотрела на него с какой-то странной смесью сочувствия и непонимания во взгляде, Роланд изучал свои руки, а Гарретт явно выбирал момент, чтобы снова влезть со своими идиотскими шуточками. Ривере ничего не оставалось, как проклинать себя за медлительность: если бы он не задержался, то не пришлось бы оправдываться!

— Если больше никто этого призрака не видел, я не могу утверждать, что он - не плод твоего воображения, — сказал Игон вроде бы немного мягче. — Скорее всего, ты недостаточно восстановился после…

— Да говорю же вам! — вспылил парень, взбешённый чужой недоверчивостью. — Я его почти поймал, но он словно знал, когда надо увернуться.

— Довольно, — неожиданно отрезал Спенглер. — Давайте прекратим этот бессмысленный разговор. Эдуардо, мне жаль, но пока мы не можем позволить тебе работать. Твои ошибки стали дорого нам обходиться.

Краска бросилась Ривере в лицо, он хватал ртом воздух, пытаясь подобрать такие слова, чтобы не сделать всё ещё хуже. Его ошибки? Да здесь все ошибались, почему только к нему такое исключительное отношение?!

Однако сказать это вслух парень всё же не решился: не позволила некая толика уважения к Спенглеру, остававшаяся, несмотря на последние слова учёного.

— Ладно, а как быть с моим плечом? — с редкостным ехидством поинтересовался Эдуардо, когда Игон уже посчитал нравоучения законченными. — Этот призрак меня ударил вообще-то!

Правда, как это произошло, Ривера помнил смутно. Вроде бы он снова попытался поймать привидение протонным лучом, но конь, кажется, встал на дыбы и отбросил его. Наверное, Эдуардо приложился головой о бордюр и отрубился, а в себя окончательно он пришёл уже на заднем сидении Экто-1 на полпути в Пожарную башню. Чем закончилась та история в доме — парень пока не знал, да и знать не хотел.

— Ерунда, — заявил Игон, даже не взглянув на него, — это могла быть отдача от протонного выстрела.

— Да уж, раньше меня каждый раз после выстрела отбрасывало, — огрызнулся Эдуардо, скрестив руки на груди.

Вот уж такой отговорки он не ожидал. Спенглер как будто специально болтал всякую чушь, лишь бы не слушать, а ребята — все до одного! — ему верили. Ривере и самому хотелось сказать, что он по-идиотски пошутил, что ничего не было, вот только вздувшаяся на затылке огромная шишка саднила и болела. Откуда бы ей было взяться, если никакой призрак на него не нападал?

Неожиданно до того молчавшая Кайли в сомнении посмотрела на учёного:

— Игон, ну а может быть…

— Ничего не может быть! Здесь всё понятно, и мы должны не препираться без толку, а анализировать ту информацию, которую нам удалось получить сегодня!

Эдуардо прежде никогда не видел Спенглера настолько разозлённым, ну, кроме того случая, когда они с Кайли потеряли оружие. Слова учёного как будто возымели эффект, и Ривера злобно ощерился, намереваясь закончить всё каким-нибудь едким словцом. Не хотят ему верить — ну и чёрт с ними, им же потом хуже будет. Не придумал же он всё это, в самом деле!

— Эдуардо, — услышав собственное имя, парень вскинул голову и пересёкся взглядом с очень серьёзной Кайли, — снимай рубашку.

— Ого, прямо так сразу? — присвистнул Гарретт, давя смех. Ривера только ошарашенно смотрел на девушку, переваривая её странную просьбу, когда Гриффин, быстро подойдя, потянула вверх край его футболки.

— Эй-эй-эй, погоди, — Эдуардо, скрепя сердце, отпихнул Кайли назад. Раздеваться при всех в его планы не входило, потом же замучают шуточками, но парень всё же принялся снимать жилетку, проворчав: — Не знаю, что ты задумала, я сюда не стриптизёром нанимался.

— Не льсти себе, мне совсем не хочется смотреть на твои тощие плечи.

Ривера только фыркнул в ответ. Логика Кайли была вполне понятна: если призрак его и вправду ударил, должен остаться хоть какой-то след, эктоплазматический или ещё какой. Правда, опыт подсказывал Эдуардо, что вряд ли ему удастся что-то доказать, обычно он всегда садился в лужу, когда доходило до таких дел. Ладно уж, тогда можно покрасоваться полуголым перед Кайли: девушка всё не отводила от него глаз, и Ривера с трудом скрывал довольную улыбку.

— Смотри, — спокойно сказал он, наконец, сбросив футболку, и тут произошло что-то совсем непонятное. Гриффин невежливо ткнула локтем Спенглера, Гарретт, только что готовившийся ещё пошутить, закрыл рот, и Роланд резко посерьёзнел и уставился на Эдуардо, словно видел впервые в жизни. — Что вы так на меня вылупились, а?

— Этот след… похож на подкову, — с расстановкой произнесла Кайли, потянувшись к нему.

Эдуардо скосил глаза за её тонкими пальцами с привычным чёрным маникюром и невольно вздрогнул, когда девушка коснулась его плеча. Но там — и Ривера с ужасом убедился в этом сам — действительно был след от копыта и точно в том месте, куда пришёлся удар.

Должно быть, его растерянность передалась и остальным: никто больше не проронил ни слова, только Игон подошёл к Кайли и с сосредоточенным лицом начал изучать отметину. Эдуардо то и дело трясся всем телом: в гостиной было слишком холодно, чтобы стоять полуголым, да ещё и вампирше вздумалось его полапать! Может, зря он начал доказывать свою правоту? Мало ли, что придумает Игон для поимки призрака, узнав, что у них появилась новая зацепка. А ещё жутко пугало то, что синяк не болел: ныла ссадина на голове, но не плечо, хотя в момент удара боль была страшная. Как такое вышло?

— Ничего страшного, — наконец, изрёк Спенглер, вернув свой обычный серьёзный вид, — никакой эктоплазматической активности, — в доказательство своих слов учёный поднёс к Эдуардо счётчик. — Видите? Приборы ничего не фиксируют. Это просто синяк.

— Хочешь сказать, что я специально его поставил?!

— Ну почему же? Я считаю, что ты вполне мог удариться об одну из фар Экто-1, у них как раз похожая форма.

— Ага, с такой силой ударился, что протонный блок отлетел в одну сторону, а я — в другую. Вы меня тут за дурака держите, что ли? — спросил Ривера, обведя остальных злым взглядом. Ответом ему стало тяжёлое молчание, и тогда парень, раздосадованно сплюнув, добавил: — Да и пошли вы тогда.

Несколькими движениями натянув свою одежду, Эдуардо, не глядя, выскочил за дверь. Вертевшийся прямо за ней Лизун взвизгнул и закрутился на месте, когда его задели плечом, но Ривера даже не заметил, что на рукаве футболке осталось мокрое пятно зеленоватой слизи. Накинув куртку и даже не потрудившись застегнуть её до конца, парень приотворил тяжёлую створку гаража и проскользнул на улицу.

***
Когда наутро Эдуардо подошёл к настенному календарю передвинуть дату, его рука невольно замерла. Парень озадаченно смотрел на сегодняшнее число, пытаясь сообразить: как так получилось, что уже настал этот самый день, ведь, кажется, совсем недавно до него было больше двух недель.

— Вот блин, — тихо сказал он сам себе.

За всеми последними событиями — собственной бессонницей и отстранением, погоней за необычным призраком — Эдуардо совсем позабыл, что надо будет прийти на могилу. Отец не дожил до Дня мёртвых всего ничего…

Карлос давно уже не ходил с ним, так что парень не стал беспокоить Бет вопросом, где его старший брат и какие у него планы на сегодня. Может, если бы Ривера-младший не пытался поминать их отца, как мог, по правилам, то Карл бы тоже к нему присоединялся; однако папа, ещё когда был жив, всегда повторял, что хотел быть погребённым согласно традициям. Конечно, на похоронах про них не вспомнили, так что Ривера, получив хоть какой-то источник дохода, исполнил его просьбу. Но к тому, что день смерти отца — уже сегодня, Эдуардо оказался не готов.

— Совсем забыл, — мрачно признался он своему отражению в зеркале, — и лучше бы не вспоминал.

Ещё с месяц назад ему удалось выпросить у Игона выходной на сегодня, но после вчерашних событий отгул не пригодился: Эдуардо и так, никому ничего не сказав, ушёл из Пожарной башни. Они не поверили. Конечно, трудно что-то доказывать горстке чудаков, нацепивших на себя мини-атомные электростанции и возомнивших себя учёными! И то, что Эдуардо сам был одним из них, делало всю ситуацию только обиднее. Ну, может, у него и правда не было таких знаний, как у Игона или Кайли, он не настолько разбирался в технике, как Роланд, и непрошибаемым оптимизмом Гарретта тоже не обладал… просто Эдуардо казалось, что если он уже так долго был частью этой команды, значит, имел право быть услышанным и понятым. Но ему не поверили, а Игон даже слушать ничего не захотел.

Парень потёр ушибленное вчера плечо. Нет, знатно он приложился головой, синяк до сих пор болел, а вот плечо — нисколько. Словно его и вправду не били… Но Эдуардо отчётливо помнил, как чудовище намеренно ударило его копытом… слава Богу, тогда хоть Кайли появилась и спугнула призрака. Ривера точно знал, что его ожидало, не появись вовремя Гриффин.

Смерть.

Парня передёрнуло. Но странно было, что счётчик вчера не показал никакой активности. Спенглер же подносил прибор к отметине на плече, выходит, то был не призрак? Правда, Эдуардо ещё не сошёл с ума, чтобы биться о капот Экто-1, как предположил босс, а потом выдумывать истории!

И он не то, чтобы сбежал, скорее, взял тайм-аут, чтобы привести мысли в порядок. Всё равно в Пожарной башне пока нечего делать, раз на выезды нельзя, Жанин справляется собственными силами, и помощь ей не нужна. А просто сидеть там и смотреть, как ребята уезжают и опять без него...

***
— Кто-нибудь видел Эдуардо?

Когда Кайли заходила в гостиную, она надеялась увидеть Риверу здесь, в компании Роланда и Гарретта. Вчера парень, психанув, хлопнул дверью и ушёл, когда никто не согласился его выслушать, а сегодня всё никак не возвращался.

— Я — нет, — спокойно ответил Джексон, раскручивавший счётчик. — Может быть, он просто проспал, с ним такое часто случается.

— Ага, или он просто тебя боится, — Миллер, ткнув в девушку пальцем, хихикнул. — Ты вчера здорово кинулась его раздевать.

— Прекрати. Вы же все знаете, для чего я это сделала.

— Знаю-знаю, — Гарретт хохотнул и, развернувшись, покатил из комнаты. — Скоро весна, пестики, тычинки, всё такое…

— Несмешно, — выдохнула Кайли, присаживаясь в кресло. Первое время она ещё пыталась делать вид, что читала, но вскоре со вздохом отложила книгу. — Роланд, ты тоже думаешь, что Игон был прав и Эдуардо всё это привиделось?

Механик их команды с задумчивым видом отложил отвёртку и подпёр рукой голову.

— Ты же знаешь, Кайли, что вы с Игоном здесь лучше всех разбираетесь в призраках. У меня нет оснований не доверять тому, что говорил Игон, и ты же сама видела, что счётчик действительно ничего не показал.

Ну да, это было так, но отчего-то вчерашнее происшествие никак не давало Гриффин покоя: уж больно растерянным и обиженным выглядел Эдуардо, когда пытался доказать им правильность своих слов. Этот болван, конечно, не претендовал на гениальные открытия, но так открыто никогда не лгал, и Кайли была уверена — вчера он тоже не пытался просто отмазаться. В конце концов, когда они вдвоём лишились оружия, Эдуардо самоотверженно взял всю вину на себя, а не соврал. Может быть, они зря так сразу?

— Мне вот всё кажется, не слишком ли мы поторопились? — произнесла она как можно более безразлично. — Мы ведь не знаем, может, действительно существует привидение, которое одни люди видят, а другие нет?

— Надо было вчера настаивать, — простодушно заметил Роланд. — С такой же вероятностью могло оказаться, что Эдуардо всё это приснилось.

— Или он на самом деле видел призрака.

— Ну а счётчик?

Гриффин задумчиво накручивала прядь волос на палец. Она вчера тоже была немало удивлена, это-то и склонило чашу весов в пользу Спенглера, но сейчас девушке казалось, она нашла случившемуся объяснение:

— Но ведь Игон сам говорил, что призрак в нашем измерении имеет нормальное тело и неразборчивую эктоплазматическую подпись. Наверное, из-за этого на плече Эдуардо не осталось никакого следа, — видя, что Джексон ещё сомневался, Кайли поспешно добавила: — Роланд, ты же больше нас всех проводишь времени с Экто-1, разве синяк у Эдуардо похож на след от её фар?

Она с облегчением выдохнула, когда тот отрицательно покачал головой. Значит, не ей одной показалось, что версия Игона притянута за уши. Видеть Эдуардо, отчаянно пытавшегося доказать свою правоту, было… не то, что странно, как-то даже больно. Кайли не знала, как бы повела себя на его месте, когда никто не прислушивается ни к одному твоему слову. Наверное, ей, любимой ученице Игона, проще, с ней никогда так не поступят... Эдуардо, наверное, сейчас думал также.

— Эдуардо можете сегодня не искать, — дверь гостиной распахнулась с гулким стуком, и вошедшая Жанин поставила на стол пакет с продуктами. — Он ещё три недели назад взял отгул.

— Да? — Кайли посмотрела на неё с сомнением. — Зачем, интересно?

— А вот это лучше спросить у него, я плохо разбираюсь в национальных праздниках.

— Национальных праздниках? День мёртвых же не сегодня!

— Прости, день кого? — округлила глаза секретарша.

— Мёртвых. Мексиканский национальный праздник, когда души умерших приходят на землю и с ними можно пообщаться, — Кайли замолкла, — только я не думала, что Эдуардо так серьёзно к нему относится.

— Ну, это его дело, — резонно заметила Жанин и, подхватив пакет, двинулась дальше. — Не знаю, что у вас тут приключилось вчера, но последний раз я его таким расстроенным видела, когда вы, ребятки, поссорились с прежней командой.

Гриффин же, побарабанив пальцами по столешнице, неуверенно добавила:

— И всё же я считаю, что мы поступили необдуманно. Может быть, именно то, что видел Эдуардо, позволит нам поймать этого призрака.

Роланд предпочёл промолчать, да Кайли и не стала настаивать на ответе. Ей уже самой показалось, что она слишком уж начала защищать Эдуардо. Вчера он повёл себя не самым лучшим образом… да как полный болван! А потом ещё и трусливо удрал! Но всё же на сердце было неспокойно: в конце концов, они все считались друзьями, а тут не дали Эдуардо даже и слова сказать в свою защиту.

К обеду Ривера так и не появился. Кайли вяло поковырялась в тушеных овощах и оставила тарелку в сторону, почти ничего не съев. Переговорить с Игоном ей не удалось: Спенглер уехал в госпиталь, в котором находились уже две жертвы их неизвестного призрака. Пусть он, конечно, и сердился на этого болвана Эдуардо, но ведь не настолько же! Гриффин собиралась уговорить Игона сменить гнев на милость и позволить Ривере хоть бы как-то помогать им, ведь как же ему сейчас должно быть обидно! Что он о них подумает, если его так предали?

***

— Боюсь, этот случай нам тоже ничего не дал.

Расстроенный Игон, даже не потрудившись раздеться, прошёл в гостиную. Охотники, маявшиеся без дела, на него не отреагировали: голову подняла только Кайли и тут же разочарованно понурилась, ожидая увидеть совсем другого человека.

— Ни Брайан, ни Найджел так и не пришли в себя, а показания счётчиков у Найджела совпадают с теми, что мы получили вчера. Я ничего не понимаю, мы просто топчемся на месте, обычно новое нападение призрака позволяет получить новую информацию, но здесь — просто ничего! Это удивительно, — Спенглер вздохнул и уселся в кресло, не разуваясь. — Наверное, стоит позвонить ребятам, может быть, они сталкивались с чем-то подобным, потому что я, надо признаться, в тупике.

Учёный выглядел настолько раздосадованным, что Кайли стало стыдно за то, что она собиралась сделать. Игон слишком перетягивал на себя ответственность, что было понятно, но, увы, начинало мешать. Девушка не хотела признаваться самой себе, что делала это больше ради самого Эдуардо, без которого стало странно пусто и одиноко. Но едва Гриффин открыла рот, чтобы заговорить, как из динамика под потолком послышался голос Жанин:

— Охотники, у вас вызов. Вроде бы тот самый призрак, которого вы ищете.

— Наконец-то, — невольно вырвалось у Кайли. Если это действительно их привидение, его поимка положит конец всей неразберихе!

— Надеюсь, кладбищ никто не боится, потому что звонок из прилегающего района.

— Ещё бы тут кто-то боялся!

Гарретт выглядел настроенным по-боевому, да и сама Кайли ощущала необычайное по своей силе воодушевление. За последнюю неделю им столько раз приходилось выезжать впустую, что даже не хотелось работать, но теперь все знали: предстоит нормальное, настоящее дело! Охотники вместе с Игоном уже готовы были ехать — Роланд открывал гаражные створки ворот — когда Жанин, помедлив, словно раздумывая, произнесла:

— И знаете, наша клиентка говорила, что в их дом забралась какая-то адская лошадь.

— Лошадь? — Гриффин, не утерпев, вылезла вперёд с заднего сиденья Экто-1. — Жанин, ты сказала о лошади?

— Ну да, нам позвонила некая Элис Клептон и прокричала, что на её парня в доме набросился жуткий чёрный конь, — судя по её тону, Жанин не придавала словам того смысла, какой придала им Кайли. — Ещё она говорила что-то про черепа и красный цвет, но единственное, что я смогла чётко разобрать, это их адрес.

После того, как Мелнитц замолчала, в салоне Экто-1 ещё некоторое время стояла тяжёлая тишина. Кайли казалось, вместо гула автомобильного двигателя она слышала биение собственного сердца или даже своё дыхание… Жанин только что сказала, что их клиентка видела в своём доме коня-призрака, и скудное описание совпадало с тем, что сказал Эдуардо! Краска хлынула Гриффин в лицо, девушка откинулась на спинку сиденья и больше не произнесла ни слова, да оно и не потребовалось: Игон, и без того взволнованный, почти всю дорогу что-то невнятно бормотал, а Роланду и Гарретту тоже было не по себе. Добивать их язвительными высказываниями означало уподобиться Эдуардо, а Кайли, хотя и защищала его, ещё не собиралась настолько на него походить. Эта команда сможет выдержать только одного Риверу.

— Мда, как бы наш обидчивый козлик не оказался прав, — пробубнил Миллер, ни к кому конкретно не обращаясь, и замолчал.

***
— Вроде ничего не забыл, — прошептал Эдуардо, устраивая последнюю куколку возле надгробия.

Скудные мексиканские аксессуары: маленькая непочатая бутылка текилы, пара Катрин (одетых в национальную одежду скелетов), миска с закуской — уже были аккуратно расставлены возле могилы. Ривера окинул придирчивым взглядом результаты своей работы и, помедлив, уселся рядом с надгробием на маленький уступ.

Похоронить отца на обычном городском кладбище было идеей Карлоса. Тогда он сказал, что на этом настояли коллеги отца, и Эдуардо ему поверил; правда вскрылась только пару лет назад. Карл же позаботился и о том, чтобы на могиле был самый простой камень, без излишеств и уж тем более без традиционной атрибутики... Потому-то, едва получив свою первую стипендию, первым делом младший Ривера навестил блошиный рынок. Вряд ли, конечно, это всё было настоящее, но в какой-то степени Эдуардо всё же был рад — именно благодаря «чепухе», как упорно именовал её старший брат, Карлос перестал сюда приходить.

— Не верится, что уже год прошёл, вроде бы я был здесь только месяц назад. Что ещё сказать? Всё нормально… вроде бы. Карлос по-прежнему служит в твоём участке и ведёт себя… ну, ты представляешь как. Ничего не изменилось. Надеюсь, он не третирует Кевина так же, как меня в своё время.

Эдуардо беспомощно замолк. В своё время в «латинском квартале» торговка украшениями сказала ему, что в День мёртвых с умершими нужно разговаривать, а они, вернувшись на землю, способны услышать и ответить. Тогда Риверу привела в ужас одна только мысль, что каждый год на их исторической родине люди приветствуют смерть и почитают её. Первого ноября никогда он сюда не ходил, предпочитая строгому надгробию с именем Хорхе Риверы пост-хэллоуинское похмелье. Но Эдуардо скорее стоило ненавидеть этот праздник, пытаясь стереть из своей памяти то, как много лет назад именно в канун Дня мёртвых какие-то ублюдки застрелили его отца.

— А у меня сейчас не самый лучший период, но он вскоре пройдёт… я надеюсь.

Раньше Эдуардо никогда не задавался вопросом, что происходит с людьми после смерти — слишком уж боялся. Только после знакомства с Игоном его посетила мысль: если призраки существуют, значит, откуда-то они появляются? Не мог ли его отец превратиться в привидение и в один прекрасный день навестить сыновей? Вот бы они с Карлосом от него наслушались… И хотя, когда Хорхе Ривера погиб, Эдуардо было семь лет, он почти не помнил ни своего отца, ни его гибель. Карлос сказал только, что отца застрелили на патрулировании возле «латинского квартала»… Не осталось в его памяти и то, как отца хоронили… словно чья-то могучая рука одним мановением вычеркнула травмирующие воспоминания.

Погружённый в мрачные раздумья, Эдуардо не сразу расслышал шаги. Отвлёкся он лишь тогда, когда от удара ботинком один из скелетиков упал на надгробие, и маленький череп отвалился от него.

— Опять эту дрянь притащил? — угрюмо спросил Карлос и сбил ногой вторую куколку. Эдуардо, резко выбросив руку, успел поймать её и нахмурился, увидев на ярко-оранжевом платьишке протекторный след от ботинка. — Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты не смел позорить нашу семью своей ерундистикой?

— Отцу бы такие слова не понравились, — парень бережно сложил покалеченную куклу во внутренний карман куртки, — он же сам хотел, чтобы мы знали свою историю.

— Наша история его не спасла, — огрызнулся полицейский и замолчал. Эдуардо, не глядя, чувствовал, что Карлос с самым недовольным видом рассматривал надгробие и принесённые младшим братом украшения.

— Что ты пришёл? Ты ведь не ходишь сюда уже лет пять, если не больше, Карлос.

— Карл! Меня зовут Карл, Эдвард, — и, не дожидаясь возмущения со стороны брата, он добавил: — Будешь звать меня Карлосом, тогда станешь Эдвардом. Бет видела, как ты уходил, а поскольку в этой своей конторе ты уже давно не появляешься, значит, пошёл сюда, — Карлос помолчал ещё немного и добавил уже гораздо более серьёзным тоном: — Я слышал, вы занялись делом лунатиков.

— Чем?

— Не притворяйся, что ты ничего не понял. Лунатиков. Делом тех двух пацанов, которые сейчас с галлюцинациями лежат в госпитале. Не знаю, каким боком вы затесались со своими призраками, здесь явный наркотический след.

— С чего это ты взял? — Эдуардо вздрогнул.

— Они молодые парни, наверняка, нечисты на руку, баловались травкой, — полицейский пожал плечами, словно говорил очевидную истину. — Мы уже отправили образцы крови на экспертизу, и я тебе говорю, это так и есть! Шли бы вы работать… и кукол своих идиотских выбрось, ещё не дай бог, прознают журналисты, решат, что ты как-то причастен.

Младший Ривера лихорадочно пытался уложить в голове сказанное братом. Карлос слишком быстро перевёл тему на охотников за привидениями, а потом зачем-то на Катрин. Эдуардо нахмурился и переспросил:

— Решат, что я причастен из-за кукол?

— В обоих домах оставили такие же игрушки, — Карлос брезгливо кивнул в сторону сломанного им скелетика, — какой-то мексиканский картель, не иначе. И в то время, когда я веду это дело, ты притаскиваешь на могилу капитана Риверы одну из таких же улик! Если тебе нужны неприятности, то мне — нет!

Карлос ещё продолжал говорить, но Эдуардо уже не слушал. Оставили игрушки? Кто это мог сделать? До этого момента парень не подозревал, что, кроме охотников, в дома жертв призрака прибывала ещё и полиция; а то, что расследование поручили его брату, сделало всё только хуже. Полицейские имели свою версию, и если они знали, что у каждой жертвы были охотники за привидениями, какой вывод они могут сделать? Эдуардо сообразил моментально и весь похолодел, поняв, в какой ситуации оказались его друзья. Уже не слушая Карлоса, парень торопливо пытался придумать, как предупредить охотников и одновременно отвести от них угрозу, если брату вздумается избавиться от «сомнительной конторки».

— Никому не нужны неприятности, — в конце концов, решительно сказал он. — Там было привидение, и мы это точно знаем.

— Вздор! — одёрнул Карлос так резко, что на какую-то секунду стал похож на Игона. Но личина Спенглера быстро растаяла перед глазами Эдуардо, и он снова увидел своего старшего брата, чьё лицо быстро начало краснеть и лосниться от подкатывающего гнева.

— Ты же сам видел призрака!

— Один раз, ерунда, — уже почти что прорычал тот, и Эдуардо инстинктивно отшатнулся. — В этом деле нет никакого призрака, так что собирайтесь и уматывайте, пока это дело на вас не повесили!


Этих-то слов парень и ждал. Опасался, надеялся не услышать, но всё же ждал в глубине души. Потому что Карлос быстро забывал всё доброе, иначе бы это не давало ему так беспощадно отыгрываться и отказывать просьбам о помощи. Машинально сжав кулаки, Эдуардо шагнул вперёд, чтобы надгробие отца осталось за его спиной, как и словно вся команда охотников. До такого открытого противостояния братья никогда не доходили, но сейчас злость и обида, подстёгнутые страхом (а если Карлос уже начал угрожать, то скоро начнёт и действовать) придали Эдуардо отчаянную решимость, и, конечно же, от взгляда брата это не укрылось.

— И что значит твоя мальчишеская поза?

Младший Ривера взглянул в его опасные глаза, белки которых уже покраснели от притока крови, и неожиданно расстояние до брата показалось ему совсем уж маленьким. Даже крохотным, таким, что и убежать не получится. А у Карлоса рука тяжёлая…

— На них нападало привидение. И это полиции надо собираться и уматывать, пока призрак ещё и на вас не накинулся, — едва Эдуардо заговорил, как с лица полицейского резко схлынули все краски. — Я его видел. Кайли его видела, — разозлившийся Карлос вряд ли почувствует ложь, Эдуардо на это очень рассчитывал. — Мы его поймаем и очень скоро, можешь не сомневаться. Он выглядит, как бешеный чёрный конь, и я тебя уверяю, Карлос, эта зверюга окажется в ловушке ещё до того, как вы придумаете, что же за картель в этом виноват.

С каждым его словом Карлос всё больше и больше походил на разъярённого быка: кровь прилила к его лицу, вздув вены и сделав глаза похожими на маленькие щёлочки, даже тёмные усы стали менее заметными на заалевшей коже. Старший Ривера словно стал на две или три головы выше брата, и Эдуардо невольно зажмурился, увидев над собой его увесистый кулак.

***
— Это здесь! — не дожидаясь, пока Экто-1 окончательно остановится, Кайли открыла дверцу и первой побежала к маленькому коттеджу.

Дорога до этого места показалась ей ужасно длинной, словно они проехали половину Нью-Йорка, хотя на самом деле от Пожарной башни тут было всего три или четыре квартала. Но город уже прочно стоял в полуденных пробках, и Роланду и так пришлось применить своё знание карты, чтобы объехать наиболее загруженные участки.

— Кайли, будь осторожна! — послышался ей вслед возглас Игона. — По показаниям счётчиков призрак где-то здесь!

— И слава Богу, — пробормотала она, в несколько прыжков преодолев дорожку от калитки до двери домика. Про самое главное правило охотников — никогда не оставаться одной — Кайли намеренно забыла: пока Гарретт или Роланд доберутся сюда, привидение уже уйдёт. Если это и правда тот чёрный конь, которого описывал Эдуардо, если они его поймают, Ривера сможет вернуться, и тогда уже никто не будет упрекать его в плохой работе!

Девушка не знала, на что больше опиралась — на свои знания, опыт или просто интуицию, но ей казалось, что Эдуардо был прав. С ним явно что-то случилось вчера, ведь Кайли собственными глазами видела, как его бросило через всю улицу, а отдача у протонных ружей небольшая, даже ей бы не удалось так пролететь. Но почему же тогда вчера Гриффин промолчала? Наверное, потому, что Эдуардо выглядел слишком обозлённым: скажи она хоть что-то в его защиту, то получила бы в ответ.

Только приоткрыв дверь в коридор, девушка ступила в него, держа свой бластер наготове. Привидение могло появиться откуда угодно, даже из шкафа в прихожей, но вместо призрака Гриффин оглушил отчаянный крик, а следом на неё едва не опустилась бейсбольная бита.

— Убирайся! Что ты сделал с Дэвидом?!

Другой удар пришёлся в дверной косяк прямо над головой Кайли, её спасла только отточенная реакция: вовремя присев, она сделала подсечку, и через мгновение бита вместе со своей владелицей оказались на полу. Перед охотницей оказалась девушка её возраста, одетая в короткие ночные шортики и маечку. Внешне привлекательное лицо несчастной было перекошено от страха, губы посерели от страха, а в широко раскрытых, не мигающих глазах не читалось ничего, кроме смертельного ужаса.

— Мэм, успокойтесь, — Кайли попробовала дотронуться до её плеча, но девушка дёрнулась, затравленно глядя на Гриффин. — Мы пришли помочь, мы вам поможем.

— И Дэвиду тоже? — с какой-то обречённостью спросила та, посмотрев на пробравшихся в коридор Гарретта и Роланда. Игон, задержавшись, обвёл её счётчиком, и Кайли поспешила вновь перевести внимание клиентки на себя:

— Конечно, и Дэвиду тоже. Вы ведь для этого нас вызвали, — когда несчастная быстро-быстро закивала, Гриффин позволила себе вздохнуть. — Как вас зовут? Вы не представились по телефону.

— Элис… — едва слышно прошептала девушка, даже не обратив внимания на эту маленькую ложь.

Напряжённо вслушиваясь в то, что происходило в глубине комнат, Кайли помогла ей встать и провела в крошечную гостиную. Там, как и в доме, который охотники посетили вчера, всё было перевёрнуто вверх дном, а фоторамки и керамические светильники — разбиты вдребезги.

— Словно ураган прошёл, — произнёс Гарретт, и Гриффин тут же шикнула на него.

— Я просто пыталась отогнать его, — всхлипывая, ответила Элис и, обняв себя за плечи, жалко задрожав, рухнула в уцелевшее кресло. Услышав её голос, из спальни поспешил выглянуть Роланд.

— А как так получилось, что вы оба спали в это время?

— Мы работали в баре в ночную смену… пришли, Дэвид сразу же лёг спать, я легла чуть позже. Мне снился… я не помню! — чувствуя, что у девушки вот—вот снова начнётся истерика, Кайли поспешила сунуть ей в руку стакан воды. — Я проснулась, потому что услышала какое-то фырканье, только открыла глаза — а над моим Дэвидом стоит это чудовище!

Её глаза снова остекленели, пальцы задрожали, и стакан, выскользнув, вдребезги разлетелся на полу.

— Элис? — обеспокоенно спросила Кайли, касаясь её плеча.

— Помогите, — неслышно прошептала та, изменившись в лице. — Помогите, кто-нибудь… оно стоит прямо за вами!

Услышав это, Гриффин замерла, боясь повернуться. Если за её спиной и вправду призрак, она должна была его почувствовать... но не чувствовала. И на экране счетчика, лежавшего у ног Элис, ничего не отражалось. Роланд, напряжённо молчавший, посмотрел Кайли за спину, однако по его растерянности девушка поняла: он тоже ничего не видел.

— Мэм, вы ошиблись, там никого нет, — тихо сказал он, наклонившись, но девушка отчаянно затрясла головой, перепуганными глазами глядя в пустоту.

— Он здесь, он вернулся, — Элис вцепилась в руку Кайли, как спасательный круг, — вы видите черепа на седле? Он убьёт Дэвида и меня, и наши головы будут там же… и все копыта в крови. Не смотрите ему в глаза, — жарко зашептала она, когда Кайли всё же решилась развернуться, — не смотрите. Он вас убьёт… не дайте ему меня убить!

Кайли смутно разбирала её слова: от ужаса девушка говорила косноязычно и невнятно. Животный ужас передался и Гриффин, прошёлся морозом по коже и заставил задрожать, хотя она по-прежнему не видела никакой опасности. Мягко отстранив от себя Элис, Кайли демонстративно переключила регулятор на своём бластере: если здесь и был призрак, демонстрация силы должна заставить его занервничать и выдать себя. Роланд проделал то же самое, и Элис неожиданно громко вздохнула и сползла с кресла на пол.

— Ушёл… — на лице девушки вдруг появилась широкая улыбка, такая, что Кайли всерьёз забеспокоилась о её психическом здоровье. — Он ушёл!

Наплевав на осторожность, Джексон шагнул в гостиную, ближе к поднявшейся с колен подруге:

— Ты что-нибудь видела?

— Нет, а ты?

Роланд отрицательно покачал головой, и Кайли нахмурилась. Это только подтверждало её мысли о выборочной видимости призрака, а молчавшие приборы можно объяснить теорией Игона, которую он озвучил в самом начале. Вернувшимся Гарретту и Игону Гриффин вкратце обрисовала всё, что у них имелось, и раздосадованный Спенглер долго смотрел на несчастную Элис Клептон, заливавшуюся слезами на полу разрушенной гостиной. Наконец, приняв какое-то решение, он двинулся к входной двери, и Гриффин едва успела ухватить мужчину за рукав:

— Игон, куда ты?

— Счётчик начал давать показания, судя по всему, привидение быстро передвигается. Здесь неподалёку заброшенное кладбище, на нём уже лет семь никого не хоронят, думаю, призрак направляется именно туда.

— И что нам это даст? — развёл руками Гарретт. — Мы его даже не видим!

— Мы не можем оставить её одну здесь, — одновременно с ним начала Кайли и добавила, уже когда Миллер замолчал: — Кто-то должен остаться.

— Да, ты права, — растерянно ответил Игон и вдруг направился к девушке. Присев рядом с ней на одно колено, учёный начал её о чём-то расспрашивать. Кайли, Роланд и Гарретт только переглянулись между собой, не понимая смысл его действий, прочем, Спенглер тут же всё разъяснил, когда вернулся: — Я спросил у неё, как повёл себя призрак перед уходом. Элис говорит, он резко вскинул голову, словно учуял какой-то запах, а потом проскочил через стену.

— И мы ничего не увидели, — Кайли ещё раз посмотрела на свой счётчик, словно это он был виноват, — даже приборы вели себя странно. Ты уверен, что мы сможем его найти?

— На девяносто процентов. Похоже, призрак ведёт себя так, как мы и думали — после перехода в наш мир он получил вполне реальное тело, из-за чего то испускает эктоплазменные волны, то нет. Соответственно, наши приборы попеременно фиксируют его присутствие или говорят, что его нет, — поправив очки, Игон огляделся. — Осталось решить, кто останется в доме до приезда врачей.

— Я могу, — пожал плечами Миллер, — всё равно скакать по кладбищам скучно.

— Да уж, — Гриффин неожиданно представились несметные полчища червей, поедающих гниющие в земле трупы, и она с трудом подавила приступ тошноты. — Будь осторожен здесь, призрак может вернуться.

— Сомневаюсь, — сказал ей Спенглер, когда они уже садились в машину, — мне кажется, это привидение отправилось на поиски новой жертвы.

— На кладбище? — всегда терпеливый Роланд скептически поморщился. — Я вот не могу понять даже того, почему он напал в светлое время, ведь раньше всегда атаковал ночью.

— Должно быть, ему нужны были именно эти люди, а они спали днём.

Кайли проводила печальным взглядом коттедж, на пороге которого остался Гарретт, и уставилась в окно. Этот район она не знала, но давно, ещё когда они только стали охотниками за привидениями, изучала карту города. Кажется, до кладбища, про которое говорил Игон, было не больше пяти-десяти минут без пробок, однако они столько времени потеряли в доме, что привидение, наверное, уже бесследно исчезло.

— Вы заметили, что призрак выбирает жертв по какому-то принципу? Уже трое пострадавших, и все они молодые парни. В двух первых домах спали дети, целые семьи, их он не тронул, а здесь в одной постели с жертвой спала его девушка... и тоже не пострадала.

— Да, теперь прослеживается определённая закономерность, её следует изучить получше. Роланд, здесь направо.

— Выходит, Эдуардо-то оказался прав? — внезапно поднял замалчиваемую тему Джексон. — Элис тоже говорила о чёрном демоне из ада и описывала его как лошадь.

Смущенный Игон ничего не ответил, да, собственно, никто и не требовал от него немедленного признания своей ошибки. Кайли и самой было страшно стыдно, ведь вчера она могла бы встать на сторону Риверы и тогда сейчас, благодаря его способности видеть это привидение, охотники бы знали, куда идут и за кем охотятся. А вместо этого... где Эдуардо был в этот момент? Что делал? Может, до сих пор злился, что друзья ему не поверили. Что она бы сделала на его месте, услышав, что несёт полную чушь и страдает от галлюцинаций? Это должно быть жутко обидно, он ведь столько раз за них, за неё, жизнью рисковал, чтобы, в конце концов, услышать вот такое...

— Жаль, что Эдуардо сейчас не с нами, — прошептала она, глядя в окно отсутствующим взглядом, когда между домами напротив мелькнула какая-то чёрная тень, и ветер донёс до Кайли отголосок конского ржания. — Это он! Я его видела!

От её вскрика Роланд едва не выпустил руль, и Экто-1 сделала резкий вираж. Девушка, выбравшись вперёд, попыталась перехватить руль, но Джексон вовремя убрал её руки.

— Эй, осторожней!

— Роланд, я его видела! — и хотя чёрный конь промелькнул перед её глазами всего лишь на секунду, Кайли до сих пор трясло от холода и странного ужаса, который она никак не могла подавить. — Он бежит вдоль этой дороги!

— Значит, точно к кладбищу, — пробормотал Игон и только потом спохватился: — Как он выглядел?!

— Не знаю, я видела его совсем мало, — Гриффин всмотрелась в дома впереди, сменившиеся, как и говорил Спенглер, воротами кладбища. — Вроде бы похож на того, какого видели Эдуардо и Элис, но я не уверена...

Она надеялась ещё раз заметить где-нибудь привидение, однако всё оказалось напрасно. Экто-1 подрулил к небольшой парковке у ворот, а Кайли, прильнув к стеклу, жадно осматривала открывавшуюся местность и из машины вышла неохотно, самой последней.

— Почему он стал видимым? — Игон, не отрывавший взгляда от приборов, только с третьего раза смог захлопнуть дверцу. — Показания счётчика не изменились, никакого экстраординарного всплеска или повышения эктоплазматической активности...

— Какая разница? — прервал его Роланд, подошедший к воротам. — Главное, что у нас есть хотя бы возможность его увидеть. Кайли, ты можешь сказать, куда он направился?

Девушка виновато покачала головой: привидение показалось очень быстро, да и оказавшись на кладбище, оно могло помчаться куда угодно. Может быть, его целью было вовсе не само кладбище, а что-то за ним — ведь здесь не было живых людей, которых можно было погрузить в кошмарный сон. Кайли торопливо огляделась, надеясь увидеть что-то более-менее подходящие, когда её внимание привлекли две высокие фигуры ярдах в тридцати.

— Это разве не Эдуардо?

***

В какой-то момент Эдуардо зажмурился и машинально вжал голову в плечи, ожидая удара. Но кулак брата с силой опустился не на его голову, а на отцовское надгробие, и парень в испуге охнул, боясь, что по мощному куску гранита пойдёт широкая трещина. У него подкосились ноги, словно сама земля содрогнулась, но нет, наверное, всему виной его детский страх перед братом, резко усилившийся в этот момент.

— Ты опять за своё? — Карлос уже не говорил, а рычал. — Мало нам было матери, которая верила во всю эту чёртову ерунду...

— Не говори так о маме!

— ... так ещё и ты помешанным оказался! Заладил со своими игрушками, — полицейский с ненавистью ударил ногой по бутылке, которая упала и разбилась о ребро гранитной плиты, — со своими призраками. Отца погубил, а теперь на мою семью смотришь?!

— Да я...

Опешивший парень не знал, что и сказать. Он словно снова стал маленьким мальчишкой, на которого кричал старший брат, уставший после безуспешной погони за преступником. В памяти совсем некстати всплыли те моменты, когда Карлос срывался на нём, возвращаясь с тяжёлых дежурств, в первые месяцы после гибели папы — тогда забота о младшем брате легла на плечи молодого полицейского с проблемами на работе из-за своей внешности, с постоянными отказами в ипотеке и с девушкой, которая вряд ли бы захотела заботиться о чужом ребёнке. Потому, едва услышав страшное обвинение, Эдуардо совершенно растерялся — то время было уже давно забыто, похоронено, и тут снова такое...

— Совсем ополоумел! — в одно мгновение преодолев расстояние между ними, Карлос с силой толкнул его в грудь, так что тот едва удержал равновесие. — Повезло же мне с братом, тронутый на всю голову! Кони ему мерещатся!

— Призраки существуют! Ты же сам их видел!..

— Да если бы не эти твои призраки, отец был бы сейчас жив!

Лишь доведённый до предела Карлос выплюнул эти слова, как Эдуардо словно молнией ударило. Он, уже готовый драться, сжавший кулаки, покачнулся, как пьяный, и невидящим взглядом уставился на брата. Карл сказал... что? Что папа был бы жив? Но разве отца не застрелили во время дежурства, как брат рассказывал все эти годы?!

— Если бы ты не ныл и не просился, отец бы ни за что в свой выходной не поехал на этот дурацкий праздник! — градус презрения и ненависти в голосе полицейского зашкаливал. Превращённый в яд, он легко бы мог отравить даже не одного, а нескольких человек, но Карлос больше не задумывался над тем, что и как говорил. — Мёртвых ему почтить захотелось... память предков, тьфу! — Эдуардо, часто-часто моргая, попятился. Ему хотелось верить, что брат сейчас ругался не на него, а на кого-то другого, и это не от обиды щипало глаза, а от холодного и промозглого ветра. — Если бы ты не интересовался этой дурью, он бы тебе не рассказывал!

— Но я ничем... ничем не интересовался, — пролепетал Эдуардо, силясь вспомнить хоть что-то из того времени, чьи обрывки брат швырял ему в лицо. — Ничем! — в отчаянии выкрикнул он, и в следующий миг его левую щёку обожгло. Звон пощёчины ещё стоял у парня в ушах, когда младший Ривера поднял совершенно непонимающий взгляд на брата и, как сквозь пелену, увидел, сколько злобы и ненависти было в его глазах.

— Отец поехал на этот праздник, чтобы показать тебе «культуру нашей родины», — кривляясь, передразнил кого-то Карлос. — Поехал и там его застрелили, из-за тебя, ты понимаешь, кретин?! — ещё пришедший в себя Эдуардо не успел увернуться, и новый удар свалил его на землю. — Из-за того, что тебе мерещатся то адские лошади, то смерть под кроватью! Если бы отец твоим глупостям не потакал, не воспитывал, он бы...

Ему не хватило воздуха, и Карлос только открывал рот, как рыба. Снизу он казался чудовищно страшным монстром, от которого нельзя убежать, да Эдуардо и не мог. Парень никак не мог поверить, что нависающая над ним ужасная тень — тот, кого он ещё совсем недавно называл старшим братом. От ужаса и шока всё начало расплываться перед ним, и когда показалась занесённая для удара нога, Эдуардо лишь прикрыл глаза и инстинктивно сжался, надеясь ускользнуть.

Он не увидел, как неожиданный порыв ветра взметнул и бросил в лицо Карлосу сухую пыль, как на земле из пустоты возникли отпечатки копыт, и не слышал смутно донёсшееся конское ржание.

Автор: Tinuviel-f.
Источник.

Новость отредактировал YuliaS - 26-02-2019, 10:51
26-02-2019, 10:51 by Nik_dkПросмотров: 201Комментарии: 0
+2

Ключевые слова: Охотники за привидениями смерть призрак привидение демон

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.