Снежная охота (Часть третья)

Часть Третья: Разрушающая музыка
.

— Вот тебе один король, и вот тебе второй король, — Кайли положила на стол бубнового и червового королей.
— Да-а-а, — довольно протянул Гарретт. — Значит, вот Вам, дамочка, на Ваших королей раз туз и два туз. Подмастила! Благодарю! — изобразил поклон.

Входная дверь резко отворилась. В комнату вбежало восемь собак, а за ними вошли Алан и Эдуардо все в снегу. Закрыв дверь на все замки и стряхнув снег, Эди поспешил к дивану, на котором сидела Кайли, но собака опередила его и, теперь довольно лежала на тёплом пледе, положив свои лапы на колени охотницы.

— Привет, Найда, — Кайли радостно улыбнулась и начала гладить чёрно-белую шею собаки. — Устала, замёрзла?
— Хотя бы плед отдай! — Эдуардо силком выдернул плед из-под животного и сел в ближайшее кресло, поджав ноги и окутав себя по нос шерстяной тканью. — Я, между прочим, тоже замёрз и дико устал.
— Дедуля, перестань бурчать и лучше скажи, как всё прошло? — заговорил Гарретт, перемешивая колоду карт.

Эди уже открыл рот, чтобы ответить, но из кухни вышла Мэгарэн, держа в руках поднос с огромными кормушками. Её ноги в ту же секунду обвила свора собак, радостно прыгая на неё, виляя хвостами и периодически лая.

— М-м-м, вкусно пахнет, — заговорил Алан, поглубже вдыхая в себя аромат.
— Это собачья еда.
— А наш обед когда?
— А ты, что, тоже кушать хочешь?
— … Не помешало бы, знаешь ли.

Мэгарэн не поменяла выражение безразличного лица, лишь тихо вздохнула.

— Эм, Мэгарэн? — Эдуардо вытащил кисть руки из-под пледа, как бы робко привлекая к себе внимание, хотя делать это ему было ни к чему.

Гонсалес только кивнула головой и ушла на кухню. Спустя несколько минут Мэгарэн появилась в комнате с чайником и налила всем чай. Эдуардо она протянула самую большую кружку и ушла снова на кухню. Кайли этот короткий процесс молча провела взглядом. Алан, заметив, что все четверо охотников смотрят на него, неловко молвил:

— А? Вы хотите всё обсудить? Понял, — учёный беспрекословно поднялся на второй этаж, оставляя охотников наедине.
— М-м-м, с лимончиком. То, что надо! — блаженно сказал Эди, похлюпывая чай.

Хмыкнув, Кайли открыла свой блокнот.

— Ну, докладывай.
— Докладывай-докладывай… А что докладывать, если ничего нет?! Ну поехали мы с Аланом туда, где он увидел это снежное чудовище. Ничего не нашёл. Мы даже потом отправились на то место, где ему показалось, это существо проходило. Отморозил себе все конечности, да и только. И чувствуется мне, что скоро и заболею. Одна радость: покатался в упряжке с собаками.
— Предлагаю объявить это, как ложный вызов, — сказал Гарретт. — Людям просто стало скучно, вот им и почудилось.
— Им не почудилось! — уверенно заявил Эди.
— Ну, я не хочу думать, что люди такой профессии слетели с катушек. Алло-алло, кто-то есть дома? Гав-гав!
— Сходят с ума не вместе, о, гений! Это тебе не какой-то вирус. Я тебе говорю, не могло всем четверым что-то привидеться. Роланд, может это просто твои приборы не работают?
— Проверял несколько раз. Всё прекрасно работает, так что не надо тут что-то говорить о моих приборах.
— Так, всё, ребят, не спорим! — повысил голос Миллер. — Мы все устали здесь маяться безрезультатной фигнёй, понимаю, да и в добавок мы все успели хорошо замёрзнуть, но всё же, ссориться не надо. Вы хоть куда-то выезжаете, а я только по этажу туда-сюда. Весело развлекаюсь.
— Поверь, Гарретт, кроме заснеженных просторов ты больше ничего не пропустил… Кстати, а что насчет Джонатана? Место, где он видел свою русалочку, мы не проверяли.
— То он отказывается, то говорит, что мол, не помнит координаты, — пожал плечами Роланд.
— Он явно что-то не договаривает, — сказала Кайли.
— Эм-м, простите, — неловко заговорила Хелли, появившаяся на лестнице. — Я не хотела подслушивать ваш разговор.

Девушка спустилась и, встав между Миллером и Роландом, убрала короткую блондинистую прядь за ушко.

— Нам очень неудобно и просим прощения. Мы вас вызвали в такую даль, а выходит, что напрасно. Но, поверьте, с нами это происходит не в первый раз. Сами вначале думали, что нам всё показалось. Надеюсь, проблема обнаружится, скоро начнут таять ледники, и мы вынуждены будем улететь тоже. И раз так вышло, что у вас ничего нет, мы с ребятами подумали, не хотите ли съездить на антарктический оазис?
— Куда? — переспросил Эдуардо, выпучив глаза.
— Антарктический оазис, — повторила Холл. — Это небольшие участки свободные ото льда и снега вблизи побережья. Там обитают пингвины.
— Я пас, — заявил Ривера. — Хочу погреться здесь, хотя и хотел бы посмотреть на пингвинов.
— А я хотел бы, но… — вздохнул Гарретт.
— Ничего страшного, — улыбнулась Хелли, положив тоненькую ручку на плечо охотника. — Мы тебя посадим в упряжку с собаками, я буду везти. У нас еще есть два снегохода. Ты, Кайли, можешь поехать с Аланом, а Роланд с Джонатаном. Мэгарэн останется здесь.
— Тогда я точно остаюсь, — сказал Эди, допивая чай.

Кайли сжала губы, но решила промолчать.

— Когда едем?
— Завтра утром, темнеет тут, как вы успели заметить, достаточно рано.

***

На восходе ребята уже были в пути. Их взору открывались безграничные, белоснежно сверкающие просторы Антарктиды. Погода была прекрасная и очень спокойная. Казалось, будто такие понятия как тишина, спокойствие и умиротворение рождаются именно здесь. Учёные на снегоходах старались ездить как можно аккуратнее, тогда как Хелли с собачьей упряжкой неслись по полной. Скорость поднимала Гарретту адреналин. Поднять руки к верху было нельзя, но зато он не раз за дорогу кричал радостно-свободное: «Уху-у-у!»

Команда остановилась у одного побережья. На удивление троицы охотников, участок земли и правда был освобожден ото льда. Но, что вызвало удивление и восторг еще больше, так это многочисленная стая пингвинов, которые находились вблизи.

— Земля Королевы Мэри, — просветил охотников Джонатан. — Была открыта в 1912 году австралийской антарктической экспедицией Дугласа Моусона и названа в честь Марии Текской, супруги британского короля Георга Пятого. Это так, для справки.
— Какими я их и представлял, — с яркой улыбкой сказал Миллер, смотря на это пушистое чудо природы. — Чёрно-белый окрас, оранжевая шея. Их часто по телику показывают.

Хелли мило засмеялась.

— Это только императорские пингвины. Их раскрас, к сожалению, как раз и воспринимают за представителей самых обыкновенных пингвинов. Хотя только именно у этого вида подобная окраска. У них много отличий.
— Например? — поинтересовался Роланд, присаживаясь на одно колено и фотографируя птиц.
— Например, они самые крупные представители этого семейства. И единственные, кто насиживает яйца в специальной складке кожи на брюхе, а не строят гнёзда, как все.
— Весьма интересные факты, будем знать, — поблагодарил Гарретт.
— А хотите их покормить?
— А можно? — охотники сделали ещё более радостные лица.
— Конечно!

Девушка подошла к Алану, и тот передал ей сумку. Вернувшись к парням, они достала каждому по рыбе. Научив их некоторым хитростям, они повторили одно действие несколько раз. К ним, переваливаясь с лапки на лапку, зашагало пять пингвинов. Самый молодой из пингвинов, как подумал Гарретт: «Уже не ребёнок, но ещё и не взрослый», подошёл к инвалиду, и расправив маленькие крылышки, открыл клювик.

— Привет, дружок, — со счастливой улыбкой на лице поздоровался Миллер. — Как тебе на вкус будет эта рыбка? — он кинул пингвину маленькую рыбу, которую тот налету словил. — Да ты крутой пацан.
— Давай и ты теперь, у тебе получится, — приободрила Джексона Хелли, увидев, что тот немного робеет. — Я помогу, — девушка открыла ладонь охотника, и положив рыбу, вместе с его рукой аккуратно опустила её. — Старайся не делать резких движений и не кидать далеко, чтобы не испугать их.

Роланд повернул голову в сторону Холл, та нежно улыбалась, смотря вдаль. Насчет три, они вместе кинули рыбу пингвинам.

— Получилось, — радостно воскликнула блондиночка.
— Было не так сложно, как казалось.

На ответ парня девушка одобрительно кивнула и стала мотать голову по сторонам, ища охотницу. Кайли сидела неподалеку от них с блокнотом в руках и что-то в нём писала. Покинув мужскую часть охотников, Хелли подошла к Гриффин.

— Можно присесть?
— Да, — не отвлекаясь, ответила Кайли.

Она присела на землю и обхватила свои коленки руками. Заглянув в блокнот, Холл увидела незаконченный набросок пингвина.

— У тебя хорошо получается, мне нравится, — улыбнулась она.

Кайли задумалась, с пространственным взглядом смотря вдаль сквозь пингвинов и постукивая карандашом о лист бумаги.

— Ты сегодня какая-то без настроения. Что случилось?
— М? — Гриффин резко повернулась к собеседнице. — Да нет, ничего такого, я просто о своём задумалась, — уголки губ Кайли слегка поднялись в неестественной улыбке. Ей вообще такой жест, как улыбка всегда давался с большим натягом. И всегда это выглядит либо странно, либо фальшиво.
— А мне кажется, что что-то тебя гложит.
— Нет.
— И имя ему есть. Эдуардо, да? — Хелли склонила голову набок и лукаво посмотрела девушке в глаза.

Охотница глубоко вдохнула воздух и через несколько секунд медленно его выдохнула.

— Это долгая история, сразу и не разберешь, — поубавила тон Кайли. — В последнее время между мной и Эдуардо возникли некоторые недопонимания. И это после десяти лет совместной работы. Ведём себя, как дети, вместо того, чтобы сесть и поговорить нормально, все дружно предпочитаем играть в недосказанности. Детский сад какой-то.
— Так сядьте и поговорите! — воскликнула Хелли. — Я поняла, вы оба горды. Но всё же, как ты сама говоришь, времени прошло много. Не маленькие, это правда. Добрый десяток за вашими плечами. Неужели ты позволишь ещё одному десятилетию пройти так? Знаешь, дорога каждая минута общения. Забудь, что было, подумай о настоящем и о будущем. Когда вернёмся, поговори с ним. Не бойся поделиться, что в тебе накопилось.
— Пожалуй, ты права, — в голосе Гриффин прибавилось уверенности. — Хватит так жить.
— Ты ведь знаешь, чего хочешь.
— Знаю, конечно, знаю, — Кайли незаметно потёрла безымянный палец.

***

Вернувшись на базу, к охотникам сразу спустилась Гонсалес.

— Профессор Игон на связи.

Ребята быстро ринулись в кабинет. Увидев друзей, Эдуардо, встал с кресла и направился к выходу.

— Теперь ваша очередь докладывать тоже самое, а я пошел, — холодно сказал он.

Кайли обрисовала полную картину происходящего за последнюю неделю.

— Это весьма странно. Кайли, дай я поговорю с Роландом, надо выяснить почему приборы не реагируют.

Уступив место, охотница глянула на Хелли, стоящую у двери. Та, мило улыбаясь, подмигнула ей, на что Гриффин ответила решительным кивком.

— Так, я просто зайду, и мы поговорим, как взрослые люди, — говорила себе Кайли по пути в комнату. — Без эмоций, без чувств, просто выложи как есть, не реагируй резко, выслушай и попытайся понять его. Ну, давай, девочка, ты справишься!

Она сжала кулачки и, подойдя к двери, остановилась. Ей показалось, что она слышит мужской и женский смех. Легонько приоткрыв дверь, она с досадой поняла, что не ошиблась. На их большой кровати сидели Эди и Мэгарэн напротив друг друга, слушая музыку из одних наушников. Эдуардо находился в экстазе, блаженно закрыв глаза и щелкая пальцами.

— But I am machine, I never sleep, I keep my eyes wide open (1), — громко напевал он. — Мне на удивление нравится твой музыкальный вкус. Он просто улёт, — во все зубы улыбался он, тепло смотря на девушку.

Она тоже улыбалась ему, это, кажется, в первый раз, когда Кайли заметила, что, оказывается, эта женщина способна на нечто большее, чем беспристрастное выражения лица и умопомрачительную готовку. У Гриффин всё сжималось в груди. Внутри неё бушевали огорчение, гнев, ревность, а в голове Кайли невольно представляла, как она запускает в них огромные и длинные молнии, а вокруг расплывается лава, сжигая абсолютно всё. Вроде ничего такого, но охотница почувствовала как из уголков её глаз хочет покатиться слеза, но она умело сдерживала её, горько глатая. С ней Эдуардо никогда не был таким открытым, каким она видела его сейчас. Как же Мэгарэн легко с ним общается.

— А как тебе эта? — Гонсалес переключила песню на плеере. — Сейчас будет мой любимый момент, — отбивая ритм рукой, она протянула одну к Эдуардо и воинственно пропела, — When the night is cold and black, we sing Amen and Attack and we lead the Storm of the wild! Be the wildest of the pack, screaming Amen and Attack and we fight with God on our side! Amen and Attack! Attack! (2)

В следующий момент Ривера подхватил слова и стал петь с ней дуэтом. Мэгарэн пела мрачно, но чарующе, а Эдуардо своим тембром только скрашивал её голос и песню.

Кайли резко развернулась и, чтобы не стукнуть со всей силой в стенку, поспешила вниз. «Разговор. Да никакого разговора не будет! Ему и без меня хорошо! Он и Мэгарэн просто созданы друг для друга! Ну и счастья вам!» — с яростью думала она.

***

За ужином Кайли молчала, а ребята показывали фотографии пингвинов и делились впечатлениями от маленькой поездки. За столом царил смех и беззаботные разговоры. После еды все собрались по своим комнатам ложиться спать. Хелли неожиданно остановила Гриффин, дернув ту за плечо.

— М? — вопросительно посмотрела на неё охотница.
— Ты сегодня молчала за столом и выглядела печальной. Не получилось, да? — грустно смотрела на неё Хелли.
— Не получилось.

Холл крепко обняла Кайли.

— Ничего, всё ещё образуется. Может, всё не так, как ты думаешь… или думаешь над этим слишком много. Иди и отдохни. Спокойной ночи, Кайли, — она выдала приободряющую слабую улыбку.
— Да, спасибо тебе, Хелли. Спокойной ночи.

***

Руки. Скользкие руки и длинные пальцы заключали в кольцо шею Гарретта. Он кричал. Пытался вырваться. От этого глотку сдавливало ещё сильнее. Он во тьме, а тьма длится бесконечно. Он один в этой бесконечности. Он и руки. Больше ничего. Он скован. Обездвижен. Побеждён. Его пытаются сломать. Он чувствует, как тело рассыпается в чёрную пыль. Чувствительность покинула его бренное тело. Пить. Очень хочется пить. Жажда мучает его, превращая шею в пустыню. Он открывает рот для капли. Пальцы проникают ему внутрь, и он задыхается. Мёртв.

Гарретт очнулся в страшном поту. Глаза были распахнуты, а зрачки расширены. Вена судорожно пульсировала у виска. Грудь быстро вздымалась и опускалась. Такие сны ему ещё никогда не снились. Но пить ему, правда, хотелось. Приведя дыхание в норму и дойдя сознанием, что ему просто приснился кошмар, Миллер постепенно успокоился и закрыл глаза. Треск. Он снова подскочил. На кухне раздался звук бьющейся посуды. Гарретт немедля сел в коляску, взял снаряжение и выехал из комнаты на кухню.

— Хелли! — заорал Гарретт. — Ребята! Быстро сюда!

Хелли Холл стояла на краю стола на носочках в белой, тёплой пижаме. Девушка тянулась вперёд, протягивая тонкие ручки. Ещё один шажок. Она пытается до чего-то дотянуться и передвигает одну ногу вперёд. В пустоту. И ещё один шаг. Хелли упала вниз, но Миллер успел схватить её. В эту же секунду вбежали охотники и учёные, разбуженные криком. Ривера и Гриффин наставили протонные ружья, а Роланд включил датчик.

— Э! Я ничего не вижу! — возмутился Эдуардо. — Куда стрелять-то!
— И у меня ничего нет. — сказал Джексон.

Перед тем как Хелли упала ему в руки, Гарретт мельком успел заметить, что глаза девушки были бесцветны. Их словно покрыла пелена. Они будто кукольные и смотрели зомбировано. Холл нежно обвивала его шею руками, а носом уткнулась в плечо. Миллер тяжело сглотнул.

— Хелли, эй, Хелли, очнись! — он слабо побил её по щеке, пытаясь привести в сознание.

Глаза девушки снова приобрели цвет, и она быстро заморгала. Медленно подняв голову, её лицо столкнулось с лицом охотника. Щеки покрыл лёгкий румянец.

— Гарретт? — тихо спросила она и оглядела всех вокруг. — Ребята?
— Опять? — спросил Джонатан.
— Да. Он снова приходил. Он снова пел мне… звал меня. Он стоял здесь, возле стола. Он пел о том, чтобы быть с ним. Его голос всё такой же волшебный… а лицо всё также безобразно.

Роданд подошёл к столу и провёл датчиком. Он прошёлся по всей кухне. Миллер тоже достал датчик и стал проводить рукой. Не увидя никаких результатов, он побил прибором по столу.

— Ты сломаешь его! — закричал Роланд.
— Да оно и не зарабатывало, чтобы его сломать!
— Хелли, но ведь ничего нет, — Джексон обеспокоено посмотрел на девушку.
— Я не сумасшедшая! Я видела его!
— Никто не говорит, что ты сумасшедшая. Гарретт, ты подоспел раньше. Что-то видел?

Инвалид отрицательно покачал головой.

— Отведите Хелли в комнату, — попросил Гарретт.

Роланд протянул руки и взял Холл. Учёные тяжело вздохнули и, явно испуганные, разошлись. Гарретт подъехал к Эдуардо с Кайли и рассказал им всё, что видел. Гриффин молчаливо записала услышанное в блокнот.

— Будем разбираться.
— Лучше завтра, — высказал своё мнение Ривера. — Утро вечера мудренее, как-никак.

Все трое согласились с этим решением и каждый спокойно вернулся в свою постель, скрывая тревогу в сердце.

Примечания:

1- песня Three Days Grace – I Am Machine.

2- песня Powerwolf – Amen & Attack.


Автор: IRKQ.
Источник.

Новость отредактировал YuliaS - 2-05-2018, 15:31
2-05-2018, 15:31 by Nik_dkПросмотров: 209Комментарии: 0
+2

Ключевые слова: Антарктида охотники за привидениями приключения

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.