Тёмный властелин. Книга первая

Глава 2

Огонь в очаге весело потрескивал, разбрасывая искры по каменным плитам пола, играя отблесками на хмурых лицах воинов.
- Итак, очередной патруль пропал, - барон Вильям встал, возвышаясь над сидящими людьми. - Кто-нибудь может сказать, что происходит в моих землях? Два отряда разведчиков пропали, тьма вас забери, а вы спокойно спите в своих постелях, и в ус не дуете!
- Было сделано всё возможное...
- Заткни пасть, Лефт! Капитан стражи, всю жизнь проживший в северных землях, и что? Исчезают одни олухи, и ты не придумал ничего лучше, чем отправить других на поиски?! И кого же ты догадался послать? Всего одного следопыта и несколько юнцов, ни разу в жизни не участвовавших в серьёзных боях! Да у них ещё молоко на губах не обсохло, только узнали, с какой стороны меч держать. Ты, вообще, чем думал?! Своим ночным горшком? Тупица! В яме сгною!
Вильям, и в обычные дни не отличавшийся сдержанностью, сейчас просто пылал от гнева. Когда ярость застилала ему глаза, никто в замке старался не попадаться на дороге барона. Челядь поговаривала, что даже вороны переставали каркать, словно боясь привлечь к себе внимание. Из-за частых приступов гнева барона за глаза называли "быком". Однажды в припадке ярости он зарубил своего верного пса, на свою беду попавшего под руку хозяину. А те, кто осмеливался перечить Вильяму, вместе с семьями бесследно исчезали. Поэтому Лефт, воин, много раз смотревший смерти в глаза, молчал, смотря на свои руки, боясь встретиться взглядом с разъярённым бароном.
- Дорогой барон, вы слишком строги к своим людям.
- Что!!! - задохнувшись от разрывающей его ярости, барон уставился на фигуру человека, стоявшего в дверном проёме. - Как ты посмел... Ты кто такой, тьма тебя забери?! Стража! В темницу его! На дыбу!
Неизвестный весело рассмеялся. Похоже, гнев барона его только забавляет. Сидящие за столом воины же побледнели и вжались в кресла. Смеяться прямо в глаза разъярённому "быку"! Видимо, этот человек решил свести счёты с жизнью и для этого выбрал самый верный и надёжный способ.
Барон буквально опешил от такой неслыханной наглости. Несколько мгновений Вильям сверлил взглядом наглеца, осмелившегося оскорбить его в собственном замке, да ещё на глазах у вассалов, выпученными, налитыми кровью глазами. Затем, очнувшись, выхватил меч и с диким рёвом бросился вперёд. Свет разума померк в его глазах, и барон стал полностью соответствовать своему прозвищу - тупое, дикое, безжалостное животное, движимое только одной целью - растоптать, разорвать, уничтожить несчастного, осмелившегося встать на дороге. Ещё пара шагов, взлетает меч и ....
Резкая вспышка озарила зал, негромкий хлопок потонул в криках человека, испытывающего невыносимую муку. Барон, словно снаряд, пущенный из катапульты, полетел обратно к очагу и, снеся по дороге стол, лишь по счастливой случайности не задев никого, приземлился практически у самого огня, чуть не превратившись в факел. Все, находящиеся в зале, вскочив на ноги, и, не веря своим глазам, смотрели то на корчившегося от боли барона, то на смеющегося незнакомца.
- Ну, хватит, повеселились и будет, - человек, так легко разделавшийся с грозным противником, подошёл к очагу, и в свете огня все увидели в руке у незнакомца посох мага. - Помогите подняться своему господину. А вы, дорогой Вильям, в следующий раз постарайтесь реагировать менее эмоционально. Вон как бросились с объятиями к дорогому гостю, даже запнулись, забыв про всякую осторожность.
Оттолкнув попытавшихся помочь слуг, барон вскочил на ноги.... Вернее, попытался вскочить. Тело его вдруг стало ватным и непослушным, голова закружилась, и Вильям вновь очутился на полу. Повернув голову, он посмотрел на своего обидчика. Дикая злоба исчезла, уступив место холодному гневу. Ненависть кричала - уничтожь врага, разум говорил: успокойся, подожди. Чужак далеко не прост. Пока подожди. Зверь внутри барона боролся с человеком, и человек одержал вверх.
- Что вы встали, как безмозглые бараны! - барон сам не узнал своего голоса. Обычно грозный и громкий, сейчас он звучал глухо, звуки с трудом вырывались из груди. - Дайте мне кресло и помогите сесть.
Пока общими усилиями усаживали поверженного барона, незнакомец отрешённо смотрел на огонь очага, улыбаясь чему-то, одному ему известному. Потом повернулся и посмотрел на всех мягким, немного рассеянным взглядом.
- Извините, Вильям, с Вашим горячим гостеприимством я совсем забыл о приличиях, даже не представился. Гарвин, боевой маг. Прибыл по поручению Его Величества Императора - да продлится его правление вечно. Мне нужно поговорить с Вами, барон. Незамедлительно.
- Хорошо, Владыка Гарвин, - при общении с посланником императора безопаснее всего было проявить максимум учтивости; а магов, особенно боевых, лучше вообще было не злить. Нарушившие это правило один раз больше не совершали подобной ошибки - обычно по причине скоропостижной кончины на месте. - Разговор должен быть конфиденциальным?
- Конечно, барон. Пусть останется капитан Лефт, остальных господ я не смею задерживать.
Все перевели взгляд на барона, боясь без его разрешения покинуть зал.
- Вы что, не слышали, что сказал Владыка Гарвин?
Обращение "Владыка" застревало в горле у Вильяма, и вежливые слова приходилось буквально выдавливать из себя.
- Оставьте нас.
Когда все, кроме Лефта, удалились, маг поднял опрокинутый в результате неожиданного полёта хозяина замка стул и сел напротив барона. Капитан встал, словно преданный пёс, за спиной барона.
- Присядьте, Лефт. Разговор может оказаться довольно долгим.
- С Вашего позволения, Владыка Гарвин, я лучше постою.
- Ваши люди все такие верные?
- Все мы верны императору и служим на благо его.
Барон, наконец, смог полностью подавить гнев и взять себя в руки.
- Это хорошее качество. Похвально. Да, господин барон, я вижу, вы хотите что-то спросить? Спрашивайте сейчас, потом будет нежелательно отвлекаться.
- Владыка Гарвин, как получилось, что такой важный гость оказался у меня в замке, а мне не доложили? Я бы приготовил достойную встречу посланнику императора.
Маг рассмеялся.
- Дело срочное, поэтому пришлось предстать пред вашими очами сразу с дороги. У ворот замка проблем не возникло, стража отнеслась с почтением к имперской печати на моих бумагах и не стала держать уставшего путника на улице в сырости и холоде. А вот при входе в зал.... Как я уже говорил, у вас верные люди, барон. Так что можете не ругать своих "псов". Они гавкали и даже пытались преградить мне дорогу своими бренными телами.
- Вы их....
- Что за страшные мысли, барон. Слабенькое парализующее заклинание, скоро очухаются.
Всё время, пока маг разглагольствовал, барон напряжённо думал, внимательно следя за собеседником. Добрые глаза, любезность, говорливость. Вот только не бывают боевые маги мягкими и пушистыми. Вильям вспомнил, как в молодости, посещая столицу, стал случайным свидетелем обучения одного такого "добряка". Случайно оказавшись рано утром на крепостной стене - решил подышать свежим воздухом после бурно проведённой ночи - барон увидел, как за город вывезли человек двадцать, одетых в рваньё и с закованными в кандалы руками и ногами. Остановив проходившего мимо стражника, Вильям поинтересовался: кто такие, куда ведут? Герб на одежде и несколько монет сделали из грозного солдата любезного гида.
- Это преступники, Ваша Светлость. Их подготовили для испытания магов.
- Какого испытания? - последствия жуткой ночной попойки давали о себе знать. Голова Вильяма раскалывалась на части и напрочь отказывалась соображать. - Магов же экзаменуют в академии.
- Ну да. А потом они же, это, на службу поступают. Кто во дворец, кто в армию. Не все, конечно, некоторые могут и своё дело открыть. Лекарства там, или вещи какие заговорённые делают.
- Ты можешь просто сказать, что за испытания! - головная боль не делала из барона благодатного слушателя.
- Ну, так я и говорю. Поступают на службу и там ещё учатся. Практикуются. А боевым-то магам на чём тренироваться? Сначала по мишеням лупят, а потом вот эти....
- Ладно, иди, достал своей болтовнёй. Сам разберусь.
То, что случилось дальше, заставило барона протрезветь. Людей расковали, одели в доспехи и дали оружие. Сбившись в кучу, они бросились на тщедушного мага, казалось, что жить ему осталось считанные мгновения, и вооружённые люди просто затопчут несчастного.... А буквально в последнюю секунду "несчастный" протянул в сторону наступающих руку. Ни до этого, ни после в своей жизни барон не видел такого кошмара. Люди, превращаясь в живые факелы, метались по поляне с дикими криками, сгорая заживо. Некоторых неведомая сила поднимала в воздух и разрывала на куски или давила в кашу. Один всё-таки умудрился добежать до мага и замахнулся, мечом. В следующее мгновение вместо воина на земле извивалась куча костей, красного мяса, внутренностей. Его просто вывернуло наизнанку, кишками наружу, как обыкновенный чулок. Когда всё закончилось, маг сжёг остатки тел и пошёл завтракать со стражниками, конвоировавшими заключённых. Перекусить они решили тут же, на полянке, на нетронутом огнём участке. Дальше Вильям ничего не видел. В глазах его потемнело, ноги отказывались держать, и барон упал, тело колотило мелкая дрожь, его рвало. А в ушах стоял смех, доносящийся с полянки, где завтракали солдаты и недавний палач.
Сейчас, сидя в своём замке напротив этого весёлого улыбчивого человека, барон видел за его добрыми глазами горы сожжённых, разорванных, искалеченных тел - "материал для тренировки". Убив за всю свою жизнь много людей, как в бою, так и из-за угла, Вильям не считал себя сентиментальным. Но внутри барона оставались кусочки доброты, радости, и ещё чего -то, из чего состояла его душа. В маге же Вильям не чувствовал внутреннего тепла. Как животные угадывали бешенство у себе подобных и обходили их стороной, так и барон хотел сейчас быть подальше от боевого мага. Но показать слабость при слугах, даже если это верный Лефт, барон не мог.
- Итак, Владыка Гарвин, Вы благополучно добрались. Если позволите, мне бы хотелось узнать, чем я могу услужить Императору.
- Капельку терпения, дорогой барон. Сначала наш друг капитан расскажет, что тут у вас случилось.
Посмотрев на своего господина и получив разрешение, Лефт начал:
- У нас пропали два отряда. Первый был отправлен на обычное патрулирование лесов к северу от замка две недели назад.
- А для чего патрулировать лес? - поинтересовался маг.
- Понимаете, Владыка Гарвин, владения барона расположены на границе с варварскими землями. Иногда с той стороны забредают дикари: некоторые с надеждой пограбить деревни, другие просто охотятся. Да ещё своих браконьеров хватает, или лес валят без разрешения.
- А что, отряд сможет остановить воинов целого племени, если варвары организуют крупный набег?
- Если варваров много, разведчики должны послать весть в замок, а сами следить за ними, пока не прибудет подмога. Если мало, то... - капитан провёл рукой по горлу.
- Понятно, порубят в капусту наших горячо уважаемых и любимых соседей. Скажи-ка, а такие патрули часто пропадают?
- Раньше такого никогда не было. Разведчики хорошие воины, да и лес неплохо знают.
Маг на мгновенье задумался.
- Ты сказал, что в случае чего патруль может предупредить замок. Как?
- Командиру выдают заговорённый жезл. Он небольшой, помещается в вещевом мешке. Или можно за поясом носить.
- Жезл Связи! Барон, да вы богатый человек. Раздавать дорогие артефакты простым воинам - это неслыханная щедрость. Понятно, почему вас так любят в замке.
- Мы на границе, Владыка Гарвин, - Вильяма стала выводить из себя постоянная ирония в словах мага. - Здесь чем быстрее узнаешь о враге, тем больше шансов выжить. Да и жезлы не такие уж и могущественные.
- Понятно, просто подают сигнал, никаких голосовых сообщений. И куда этот сигнал поступает?
- На бронзовый диск в караулке, - Лефта покоробило пренебрежение, с которым говорил маг об артефактах, не раз спасавших жизнь его солдатам. - Раздаётся звон, и на поверхности появляется стрелка, указывающая....
- Спасибо за пояснение, капитан. Всю жизнь мечтал узнать, как работает сигнальный жезл и диск, и вот вы меня просветили. Можно спокойно ложиться и помирать.
- Вы сами просили подробнее, Владыка Гарвин.
- Ну, хорошо, хорошо... - маг встал и начал ходить по залу. По лицу Гарвина было видно, что его что-то беспокоит.
- Спасибо, Лефт, вы можете быть свободны.
Тон этого приказа настолько отличался от прежнего мягкого голоса мага, что капитан вскочил со стула и вытянулся в струну, как на плацу. Сейчас в голосе мага куда-то пропала вся доброта и вечная насмешка. Слова, словно булыжники, несущиеся с горы, напрочь крушили волю людей. Несмотря на горевший в очаге огонь, Лефт почувствовал озноб. Барон ожидал нечто подобное, и столь резкие и кардинальные изменения его не удивили.
Маг прекратил ходить по залу и сел у камина.
- Вы ещё здесь, капитан?
Побледнев и сглотнув моментально образовавшийся ком в горле, Лефт на ватных ногах бросился к дверям. До этого капитан считал барона страшным человеком, но сейчас... На уровне инстинктов он почувствовал нечто такое, от чего у старого воина застыла кровь в жилах, и встали дыбом волосы. Так охотничий пёс, не обладая разумом, чувствует, что рядом находится хищник - сильный, жёсткий, безжалостный.
Маг, уже забыв о Лефте, повернулся к Вильяму.
- Остальное я расскажу сам. Первый отряд долго не возвращался, сигнала так и не было, и вы решили, что разведчики дезертировали. Что делать в этом случае? Всё очень просто: отправить людей схватить смутьянов. Один следопыт и дворцовая стража, не так ли? Между солдатами и разведчиками всегда существовала вражда: одни считают других тупыми солдафонами, другие же, в свою очередь, не очень жалуют слишком независимых воинов леса. Так что сговора между этими людьми быть не должно. Итак, второй отряд ушёл, и через какое-то время вы получили сигнал о нападении. Стрелка на зеркале в караулке загорелась, а потом исчезла, что означает уничтожение жезла. И сейчас все в замке гадают, что же произошло. Разведчики не могли уничтожить второй отряд, по крайней мере, быстро, не так ли? Вы очень осторожный человек, Вильям, и преследователей было больше, чем разведчиков, по меньшей мере, раза в четыре. И сейчас, дорогой барон, Вы ломаете голову - что же происходит во вверенных Вам императором землях? Ну что, я угадал?
- Ваша прозорливость просто поражает, Владыка Гарвин. Может, вы сможете растолковать, что здесь происходит.
- Я прибыл не только растолковать, но и в меру своих скромных сил помочь. Вот, барон, прочтите. Это приказ императора.
Барон встал, с поклоном взял свиток, развернул и стал читать. Написанное так взволновало его, что Вильям, до этого державший себя в руках, не справился с эмоциями. Губы сжались и побледнели, барон не смог сдержать дрожь в руках. Сев и глубоко вздохнув, он постарался прийти в чувство.
- Что значит "неограниченные полномочия"?! Эти земли принадлежат моему роду несколько веков, и никто не смеет здесь командовать!
- Ты забываешься, барон! - маг вскочил на ноги, невесть откуда взявшийся в комнате ветер развевал полы его плаща. Правая рука сжала посох, в левой руке заплясало пламя. - Эти земли пожалованы императором. Или ты возомнил себя независимым? Это измена, а по закону изменников сжигают заживо без суда!
Маг направил руку, объятую пламенем, на барона.
- Ну... Ну что Вы, Владыка Гарвин. Вы не так меня поняли, - Вильям не мог оторвать от огня взгляд.
- Что я не понял! Что это ваши земли, что тебе плевать на империю, и что император не может тебе ничего приказать?! Что конкретно из этого я не так понял?
- Всё, что есть у меня, и даже жизнь принадлежит императору - да правит он вечно! Я не так выразился, Владыка Гарвин! Простите дурака! - обычно грозный барон трясся от страха, как сухой лист на сильном ветру. Перед глазами встал давний кошмар - гора искорёженных трупов и смех боевого мага, идущего завтракать. - Пощадите!!! - бледный барон упал на колени, его зубы стучали громче боевых барабанов.
Маг посмотрел на трясущегося от страха барона и спокойно сел. Один миг - и ничего не напоминало в этом спокойном человеке то чудовище, что секунду назад готово было уничтожать всё, что стоит на пути.
- Успокойтесь, дорогой Вильям. Встаньте, - Гарвин снисходительно смотрел, как барон поднимается с колен и падает на стул. - Никто не ставит под сомненье вашу преданность императору. Будем считать, что мы оба пошутили. Ну, а теперь к делу. Уничтожение ваших людей связано с надвигающейся войной, и обязаны этим вы нашим будущим противникам - варварам с севера.
- Что?! Эти примитивные дикари смогли разбить два отряда, причём один не успел даже подать сигнал? - барон не мог поверить своим ушам.
- Не нужно мыслить стереотипами, Вильям. Времена изменились. Вас не мучает, дорогой барон, один вопрос: как я смог так быстро проехать всю империю и появиться здесь? Всё просто - несколько боевых магов, включая и вашего покорного слугу, уже почти год находятся вблизи северных границ и изучают варваров. Открою вам страшную тайну, известную лишь узкому кругу лиц в империи. Можете сильно не волноваться по этому поводу: всё равно скоро об этом будет говорить вся империя. Так вот, разрозненных племён варваров больше нет. Они объединились под началом одного вождя, называющего себя царём людей ветра. И это ещё половина беды. Шаманы варваров используют странную магию - как мы думаем, смесь внутренней силы и колдовства эльфов. А несколько лет назад маги - наблюдатели обнаружили следы странного воздействия за нашими северными границами. Это какой-то новый вид магии, и никто в империи не представляет, что это такое. Вот вспышки этой новой силы я и почувствовал на твоих землях. Приезжаю сюда и узнаю о ваших трудностях. Две вспышки - два пропавших отряда. Вот такие дела, мой друг.
- Вы считаете, что варвары могут напасть на северные границы империи?
Маг рассмеялся, но в этот раз в смехе не было сарказма. На один миг могущественный боевой маг превратился в обычного, уставшего человека.
- Император, совет и некоторые доверенные лица ЗНАЮТ, что скоро орды варваров нападут на империю. На всю империю, а не только на ваши забытые богами северные земли. Не сегодня и не завтра, но очень скоро. Указы о подготовке к войне готовы, и через неделю, максимум через две все узнают про то, что узнали вы сейчас.
Барон не мог поверить услышанному. Империя готовится к войне и с кем?! С кучкой грязных варваров. Если бы Вильям услышал эту новость от любого другого, он бы рассмеялся в лицо человека, ляпнувшего подобную чушь. На протяжении веков род барона жил на этих землях, и почти каждый год племена варваров нарушили границу. Но они были способны только на мелкие нападения на деревни. Угнать скот или напасть на охотников в лесу. Чтобы кучка вонючих дикарей могла угрожать могуществу империи? Это просто не укладывалось в голове. А могучий боевой маг, способный в одиночку уничтожить десятки людей и подчиняющийся только совету магов и императору, сидит напротив и говорит о войне, как о реальной угрозе? Это просто смешно. Похоже, варвары - это просто предлог, прикрытие для каких-то интриг. Вильям не удивился, если бы узнал, что к уничтожению его людей - а в том, что они мертвы, у барона не осталось сомнений - причастен сам Гарвин. Но зачем? Неужели под видом подготовки в войне готовится передел власти на северных границах империи? В реальность сказанного барон просто не верил. Похоже, маг ведёт какую-то игру, но что это за игра, тьма его забери? По каким правилам ведётся, кто игроки и главное - каков приз? Барон решил сделать вид, что верит во всю эту галиматью, и выждать.
- Что мы можем сделать в сложившейся ситуации, Владыка Гарвин? Приказывайте, я и мои люди к вашим услугам.
- Пока ничего серьёзного. Официальные бумаги придут к вам позднее, как и ко всем дворянам северных земель. Я здесь только потому, что судьба занесла на ваши земли этих варваров, носителей пока неизвестной нам магии.
- Неужели все варвары овладели магией.
Гарвин посмотрел на барона с пренебрежением.
- Не надо казаться глупее, чем вы есть, Вильям. Искра силы очень редко зарождается в теле человеческом, а ведь ей надо не дать угаснуть, потом раздуть, превратить в пламя.
Барон внешне никак не отреагировал на оскорбление, отложив в памяти ещё один неоплаченный долг. "Ничего, - подумал барон. – Маг, конечно силён, да и положение у него повыше, но.... Пока нужно подождать, а там всё встанет на свои места. Леса здесь глухие, а яд и стрела не разбирают, кто их жертва: простой человек или боевой маг. Всему своё время, дорогой Гарвин".
- То есть пока ничего не нужно предпринимать, Владыка Гарвин? - Вильям постарался, чтобы его голос звучал как можно почтительнее, а на лице не отразились истинные мысли. Уж что - что, а притворяться в империи умели все знатные люди. Даже в диких северных землях.
- Пока ничего, барон Вильям, - маг за всё время беседы впервые обратился к собеседнику по этикету. - У меня к вам будет только небольшая просьба.
- Всё, что угодно, Владыка Гарвин.
- Мне нужен небольшой отряд. С десяток стражников, несколько разведчиков и следопыт. Хочу осмотреть места гибели ваших воинов.
Барон встал и поклонился.
- Я немедленно отдам необходимые распоряжения. Когда Вы собираетесь выступить?
- Завтра на рассвете. А сейчас, барон Вильям, мне бы хотелось отдохнуть.
- Конечно, конечно, Владыка Гарвин. Простите, но новости так взволновали меня, что я совсем забыл о гостеприимстве. Просто непростительная ошибка. Я немедленно распоряжусь, и вам предоставят всё необходимое для отдыха. У меня в замке чудесные комнаты для гостей, вы останетесь довольны.
- А в вашем замке есть две смежные комнаты? Видите ли, я путешествую со слугой. Он хорошо знает мои запросы, а я привык к нему. Хотелось бы, чтобы он расположился рядом.
- Не беспокойтесь, Владыка Гарвин. Всё будет так, как вы пожелаете.
- Хорошо, - маг поднялся. - Позвольте откланяться. Завтра будет тяжёлый день, и мне необходимо отдохнуть.
- Конечно, Владыка Гарвин, - барон повернулся к двери. - Эй, кто там есть! Проводите господина мага в его покои.
Подойдя к ожидающему его слуге, Гарвин повернулся.
- Ещё одно, господин барон. Пока я не вернусь, не могли бы вы отложить патрулирование лесов у границы? Не нужно зря терять людей, они в дальнейшем могут сильно пригодиться.
- Вы совершенно правы, Владыка Гарвин. Я немедленно отдам необходимые распоряжения.
После ухода мага Вильям приказал принести вина и погрузился в раздумья. Перенесённое унижение жгло барона, как калёное железо, всё в зале напоминало об этом: но, словно прикованный, он сидел за столом, пил вино и с каким-то извращённым упрямством, не желая уходить, переживал всё заново. Барон снова и снова чувствовал страх, стыд, это жуткое ощущение беспомощности. Тяжёлые мысли бередили разгорячённую голову, вино не приносило желанного облегчения. Наконец, приняв решение, барон приказал позвать Лефта.
Представ перед господином, капитан замковой стражи стоял, вытянувшись в струнку, как знаменосец во время парада. Лишь взгляд воина был опушен в пол, он не решался посмотреть в глаза барона. Вильям же не торопился начать разговор: сидел со стаканом вина в руке и смотрел на огонь очага, словно завороженный танцем языков пламени. Тишина давила. Зал совещаний словно становился всё меньше и меньше: подобно тяжёлым каменным глыбам беззвучие нависало над Лефтом, выдавливая из лёгких воздух и тепло из сердца.
- Капитан, приготовься. Завтра ты поведёшь отряд в лес, - голос барона зазвучал неожиданно. Лефт вздрогнул и, подняв глаза на своего господина, стал внимательно слушать приказы. - Возьми с десяток стражников, пять разведчиков, пару следопытов. С вами пойдёт приезжий маг, найдёте место гибели отрядов, он вам поможет. У этого Гарвина все полномочия, поэтому подчиняетесь ему, выполняете все его приказы. Да, и вот ещё что... Один следопыт пойдёт с отрядом, второй немного позади. Будет тылы прикрывать, так, на всякий случай. Вторым будет Хагарт.
Несколько лет назад барон на охоте случайно наткнулся на раненного дикаря и, ведомый какой-то ведомой только ему прихотью, приказал доставить его в замок и вылечить. Тем для разговоров в замке тогда хватило на полгода, ведь обычно Вильям казнил всех варваров, попавших ему в руки. Пленникам ещё везло, если барон спешил - смерть их была быстрая: удар меча или петля на шею. А когда Вильям был в настроении и никуда не торопился, то о лёгкой кончине несчастные могли только мечтать. Но с этим варваром барон обошёлся человечно, хотя даже сам себе не мог объяснить почему, и не прогадал. Хагарт - так назвался спасённый - бежал из своего племени после того, как в пьяном угаре совершил ужасное преступление - изнасиловал, а потом, чтобы она никому ничего не рассказала, задушил дочь вождя. Варвары, конечно, не были цивилизованными людьми и не знали всех пыток, которые применялись в империи, но за такой проступок могли наградить только одним - долгой и неприятной кончиной. Так что идти Хагарту было некуда, и барон разрешил остаться ему в замке, получив взамен самого преданного слугу, которого невозможно было не купить, не запугать.
- Так вот, - продолжил Вильям, - маг должен провести какие-то исследования, а ваша задача - охранять его. Вдруг нарвётесь на варваров, уничтоживших наши отряды, или какого-нибудь шального охотника. Смотрите, чтобы с нашим гостем ничего не случилось, а то после нашего "дружелюбного" знакомства я очень расстроюсь, если он случайно погибнет в лесу.
- Как он может погибнуть, господин барон? Это же боевой маг, - осмелился подать голос Лефт и, тут же пожалев о сказанном, сжался, готовясь к очередному приступу ярости.
- Болван ты, хоть и капитан. Столько лет прожил, а ума как у дурака циркового, - голос барона был на удивление спокоен. Лефт немного расслабился и продолжал слушать. - Любой маг, какой бы силой не обладал, прежде всего человек. А как человек может погибнуть? Да очень просто. Нож в сердце или стрела в спину. Если неожиданно, то он сосредоточиться и ответить не успеет. Ты всё понял? Повторить приказ!
- Сопровождать гостя туда, куда он скажет. В случае нападения оберегать, не щадя жизни своей. Только, господин барон, - Лефт посмотрел в глаза своего господина, пытаясь прочесть во взгляде, верно ли он понял приказ, - наши леса опасны. Вдруг кто из кустов стрельнёт? Скоро осень наступит, к нам охотники зачастили с той стороны. Вдруг не уследим?
- Ваша задача - охранять гостя, - Барон посмотрел на Лефта, и на его губах заиграла зловещая улыбка. - Чтобы следить за лесом, с вами идёт следопыт. И приставь к магу двух охранников. Если с ним что-нибудь случится - они головой ответят. Ты ВСЁ понял?
- Да, господин барон, - капитан чуть заметно кивнул, показывая, что он правильно понял приказ барона. - Разрешите идти, раздать распоряжения Хагарту и остальным?
- Подожди. Я слышал, у тебя сын подрос, жениться надумал. Вот, возьми, - барон снял с пояса кошель и протянул Лефту. - Мой подарок ему на свадьбу.
- Благодарю Вас, господин барон. Вы очень щедры, - Лефт с поклоном принял деньги.
- Ты верно мне служишь, а в наше время, когда вокруг только глупцы, негодяи и трусы, преданность достойна награды. Ну, всё, иди.
Отправив Лефта, барон весь вечер просидел один. Он пил вино, смотрел на огонь, и перед глазами возникала одна и та же картина - ненавистный маг падает с коня со стрелой, торчащей из спины. И кровь, много крови... Воображение Вильяма рисовало картину сладкой мести снова и снова. Губы барона расползались в улыбке, больше похожей на звериный оскал. Забыв о благоразумии и последствиях, барон думал только о завтрашней мести. Гордый маг, считающий себя венцом творения. Посмевший оскорбить и унизить Вильяма в его собственном замке, на глазах у челяди. "Посмотрим, - думал барон, - как защитит тебя твоё хвалёное колдовство. Чем ты защитишься от стрелы в спину - указом императора?" Конечно, придётся казнить "неспособных защитить дорогого гостя" людей, отправить ко двору письмо с соболезнованиями и посыпанием повинной головы пеплом - каюсь, не уберёг. Отговаривал, как мог, но Владыка Гарвин твёрдо решил, а кто я против воли великого мага? Да, надо не забыть отловить несколько дикарей у границы: нужны же строго наказанные убийцы посланника императора, в конце концов.
Мечтая о мести, барон жалел только об одном - что он не может сам присутствовать при убийстве. Не сможет подойти к издыхающему ненавистному магу, рассмеяться в глаза и омыть руки кровью обидчика. Смыть позор. "Жизнь несправедлива", - пришла в голову уже изрядно захмелевшего барона мысль. Посмеявшись над этой глупостью, Вильям попытался встать. Но выпитое вино сделало ноги барона непослушными, а голову такой тяжёлой, что она перевешивала, грозив бросить его на каменный пол.
- Эй... ик... Кто там есть, дармоеды! Ик... Свиньи неблагодарные, заботишься о вас, а как помочь, - язык барона заплетался, мысли путались и прыгали.
- Ты чего припёрся? - Вильям с трудом поднял красные от выпитого глаза на стоящего рядом слугу.
- Вы изволили звать, господин барон.
- Кто? Я? А, да... Ик... Что уставился, помоги добраться до спальни.
Когда слуга наклонился, чтобы поднять Вильяма, барон отвесил несчастному сильный удар в лицо. Несмотря на количество выпитого, он смог разбить нос и разорвать губы - перстни на пальцах сыграли роль кастета. Слуга упал.
- В следующий раз будь порасторопнее, скотина. Ик... Ну, что разлёгся? Тебе сказано - неси... ик... неси меня в спальню.
Посмотрев на разбитое лицо слуги, Вильям пьяно рассмеялся. И, пока его несли, и даже лёжа в кровати, барон думал только об одном - скоро свершится месть и проклятый маг сдохнет.
Утро следующего дня выдалось на редкость тёплым. Северные земли империи не зря так назывались, по стране ходили шутки про "чудесное малоснежное лето" на севере, но в этот день богиня погоды, похоже, решила порадовать неизбалованных её милостью местных жителей теплом. Ветер подул с юга и принёс тёплый воздух, насыщенный ароматами уходящего лета. Гарвин стоял у раскрытого окна и вдыхал его полной грудью. Будучи уроженцем солнечного юга, маг не любил ничего, так или иначе связанное с холодом.
- Хорошее начало дня, Джонатан. Будем считать это удачным предзнаменованием, - Гарвин повернулся к своему слуге, готовившему завтрак. - Что такой кислый? Посмотри - мы близки к цели. Скоро я разберусь с этой новой неизвестной магией, и можно будет вернуться обратно в столицу. Подальше от этой сырости, варварских нравов и грязных постоялых дворов с их отвратительной едой и ещё более отвратительными девками.
- Смотрите, господин, - старый слуга не разделял оптимизма мага. - Сильно хорошо тоже не очень хорошо.
- Хватит ворчать, старый хрыч. Не порти настроение, а то вот как возьму и заменю тебя. Возьму на службу молодую хорошенькую девушку или двух, а вечно недовольного старика прогоню прочь. Что тогда делать будешь?
- Воля ваша, господин. Придётся всеми брошенному старику сесть у вашей двери и сидеть, как побитая собака. Где-то с полдня.
- Половина дня? А что потом?
- Подожду, когда вы выгоните бедную девушку и придёте звать обратно старого Джонатана. Вы же не любите, когда что-нибудь не так. На прошлой неделе чуть трактир не сожгли, а всё из-за чего? Соли в мясе, видите ли, много было, а специй маловато. Долго сможете терпеть рядом с собой слугу, незнающего ваших привычек? Ну, или он вас, ежели уж до конца правду говорить.
- Ты в наглую пользуешься моей добротой. Вот отдам тебя барону, будешь знать, как издеваться над хозяином.
Несмотря на угрозы, Джонатан спокойно продолжал сервировать стол. Лицо его было невозмутимо, лишь в уголках губ пряталась улыбка.
- Слышал бы вас сейчас батюшка, господин. Отдать своего слугу какому-то барону окраин. Причём бесплатно. Нельзя разбазаривать семейное добро. Садитесь лучше кушать, а то всё остынет.
- Ничего, старый злыдень, подогрею. Маг я или нет, в конце концов? - Гарвин повернулся к столу, и между пальцев его вытянутой руки пробежали языки пламени.
От этого жеста обычные люди бежали, куда глаза глядят или падали, стараясь уберечься от всепоглощающего пламени, что сейчас сорвётся с руки боевого мага. Джонатан же, не обращая на огонь никакого внимания, чуть отодвинул стул, чтобы удобнее было сесть, встал рядом.
- Вы же помаленьку огонь не любите пускать. Увлечётесь, мясо согревая, и спалите его. Вместе со столом. Идите лучше перекусите, а то день сегодня будет загруженный, господин. Вам силы понадобятся.
- Что за наплевательское отношение к грозному господину? Вот у барона - слуги так слуги: боятся, трясутся, глаз поднять не смеют. А этот ещё и командует: сядь, поешь, - Гарвин посмотрел на Джонатана.
Старый слуга был рядом с ним всю жизнь. Гарвин родился в богатой и знатной семье придворных, Джонатан был приставлен к мальчику и был рядом с ним первые пять лет жизни. Потом у ребёнка обнаружили дар, и он был отдан в школу магов. Слуга за это время очень привязался к мальчику и попросил позволения и отца Гарвина отправиться вместе с молодым господином. Конечно, маги были отдельной кастой, и любой ученик, будь он герцогом или простолюдином, считался равным другим воспитанникам. Прежние титулы забывались, и у выпускника, если он смог сдать выпускной экзамен, появлялось новое звание - Владыка. Маги были практически самыми могущественным классом в империи и подчинялись только императору. Но это выпускники, а ученики должны были забыть прежнюю жизнь, в школе не должно было быть разделение на богатых и бедных. А уж о личном слуге не могло быть и речи. Но среди равных всегда есть кто-то "более равный", и отец Гарвина предложил все свои силы и связи, а они были немалые и сделал так, чтобы его ребёнок жил и учился с максимально возможными льготами. Неизвестно, как ему это удалось, но Джонатану было разрешено прислуживать молодому господину. Конечно, слуга не мог жить на территории академии, и ему был куплен небольшой домик прямо у стен школы магов. Каждое утро Джонатан приходил в академию, будил Гарвина. И пока молодой господин находился на занятиях, он занимался приборкой в комнате, стирал одежду и выполнял другую работу. Вечером они разговаривали, подрастающий юноша делился с Джонатаном своими идеями, чувствами, переживаниями.
Сейчас, если бы у Гарвина спросили, для чего он таскает с собой такую обузу, как старый слуга, он бы просто испепелил наглеца. Боевые маги не заводят семей, их жизнь - это постоянные поездки по империи и сражения на её границах. Очень немногие после окончания академии выбирают военную службу, да и тех при "обучении" превращают в нелюдей, не испытывающих практически никаких чувств и созданных для разрушения и убийства. Джонатан был единственным человеком, к которому Гарвин испытывал дружеские чувства. Много раз маг предлагал старику осесть в любом уголке империи и спокойно жить до конца своих дней. За время службы, даже если не считать деньги отца, Гарвин сколотил неплохое состояние и мог обеспечить Джонатана на всю оставшуюся жизнь. Но старый слуга отказывался покидать мага. "Нельзя вас одного оставлять, господин. Таких дров наломаете, что просто жуть. А то и сгинуть можете", - говорил он, и Гарвин в глубине души был ему за это благодарен, хотя вслух никогда бы не признался в этом.
Вот и этим утром шутливая перебранка закончилась как обычно - Гарвин потушил пламя и послушно сел за стол.
- Хватит стоять над душой. Иди, поешь лучше сам.
Несмотря на почти родственные отношения, Джонатан всегда отказывался садиться за один стол с магом. На все уговоры старый слуга отвечал одним:
- Никак нельзя, господин. Не положено. То, что этого никто не видит, ничего не значило.
- Ещё успеется, господин. Вы ведь уезжаете, а мне в этом замке сидеть прикажите. И отоспаться успею, и наесться.
- Опять старая песня, - Гарвин с раздражением бросил на стол вилку. - Ну не могу я тебя с собой взять. Не на прогулку же собираюсь, понимаешь это или нет, голова твоя дубовая? Варвары, шаманы их, чтобы им всем пусто было! Да ещё люди этого барона. Думаешь, он воспылал ко мне любовью после того, как получил за свою наглость?
- Вот и я говорю, господин, - Джонатан встал напротив мага, - вдруг что случится, так я ....
- Что ты?! - Гарвин потерял терпение. - Закроешь меня своим телом? Служить надоело, лёгкой смерти захотел? - даже в минуты гнева маг не мог обойтись баз иронии. - Так просто решил от меня отделаться? Не дождешься, любезный. Будешь маяться со мной, пока я не помру. Да, кстати, спасибо, что напомнил: в замке тебе оставаться нельзя. Барону до меня не дотянуться, а на тебе отыграться он сможет. Так что тоже собирайся, поедешь на постоялый двор в той деревеньке, где мы останавливались до замка. Кажется, этот клоповник назывался "Берлога". Будешь ждать меня там.
- Берлога находится в Лесном стане, господин, а это город.
- Тоже мне, город! Полторы развалины да полчеловека. И вообще, хватит пререканий! Как бы не называлась эта дыра, отправляйся туда. Выедешь вместе с нами, дальше я с солдатами поеду в лес, а ты в берлогу. Самое место для такого старого медведя, как ты, - маг рассмеялся над своей шуткой.
Джонатан был высок и обладал довольно внушительными формами. Зимой, одетого в шубу, ночью его можно было принять за медведя, вставшего на задние лапы.
Завтрак закончился в молчании. Гарвин наслаждался едой, и по его довольному и умиротворённому лицу не было заметно, что маг испытывает хоть толику беспокойства по поводу предстоящей вылазки. Непосвященному наблюдателю могло показаться, что Гарвин собрался на пикник: погулять по лесу с дамой сердца, попить вина, послушать птичек.
Старый слуга не разделял радужного настроения хозяина. Собрав вещи, Джонатан стоял с хмурым лицом над тюками.
- Ну, что, старина, готов? - сытый и довольный маг подошёл к кровати, на которой аккуратно была разложена его походная амуниция.
- Готов, не готов... - Джонатан подошёл к хозяину и посмотрел в глаза. Во взгляде старика читалось явное беспокойство. - Вы бы хоть в комнату оружейную зашли, да латы какие-нибудь взяли. Вряд ли вам отказать посмеют.
- Нельзя, дружище. От лат в лесу пользы мало. Не повернуться, обзора никакого, да и энергию тяжело направлять.
- А если вдруг стычка? Стрела случайная прилетит, тогда что?
- А если неслучайная стрела прилетит? Видел я глазки барона, ведь направит убийцу, дурак. В латах слишком много уязвимых мест: подмышки, сочленения. Пустят стрелу непростую, ядом пропитанную, та оцарапает, и всё. Считай, что отделался от вредного хозяйского сынка. Наконец-то заживёшь спокойной, нормальной жизнью.
- Выпороть бы вас за такие слова, господин, - Джонатан отвернулся от мага, на глазах старика предательски поблёскивала влага - да вышли вы уже из малого возраста. Осталось только ума нажить.
Маг расхохотался и хлопнул Джонатана по плечу.
- Вот за это только я тебя и держу, старик: за раболепие и чувство такта. Как за столом вместе сидеть не положено, а как пороть своего господина - так это нормально. Не бойся, совсем голым не поеду. Помнится, у меня где-то была кольчуга гномьей работы? Надеюсь, не потерял, старый ротозей?
Как можно, господин! - лицо старика просияло. Конечно, он не перестал беспокоиться, но на душе как-то стало полегче: пробить кольчугу гномов было невозможно не только стрелой, но и из военного арбалета, по крайней мере, издалека.
- Так почему я её здесь не вижу? Тащи немедленно, - маг скорчил грозную рожу, явно подражая барону, и топнул ногой.
Старик бросился к тюкам, что-то бормоча под нос. Гарвин расслышал только: "Как дитё малое, вразумить некому". И ещё несколько комплиментов в свой адрес.
Повернувшись, Джонатан увидел, что маг скидывает верхнюю одежду.
- Да что же вы удумали?! На голое тело надевать? Так ведь всю кожу сотрёте!
- Кожа не голова, новая нарастёт. Вот скажи лучше, умный ты наш, если тебе нужно будет человека прихлопнуть, и лук или нож в руках оказались, случайно совершенно... Так вот, куда бить будешь?
Джонатан был ошарашен вопросом мага.
- Ну, ежели нужно... В сердце, конечно, со спины, так надёжнее. Можно и по темечку чем-нибудь тяжёлым приложить.
- Какой кошмар, кого я при себе держу! Говоришь, как профессиональный убийца. А если человек в кольчуге будет, да в шлеме, тогда как?
- Всё понял, старый я дурак. Коль будет убийца, кольчугу под одеждой он не увидит. Пусть раз в грудь или в спину стрельнёт, а потом....
- А потом для него всё закончится. Давай, неси ещё шапку со вшитыми внутрь стальными пластинами, и можно собираться. Да, чуть не забыл. Сбегай по быстрому на кухню и добудь мне кипятку кружку.
Джонатан замер на секунду, затем повернулся к хозяину. Маг не дал ему раскрыть рот.
- Знаю, знаю, не начинай. "Зачем себя травить, это вас убьёт". Этот отвар поможет утроить силы, простые и магические, а они мне понадобятся, носом чую.
Старый слуга вздохнул и пошёл за кипятком. Отвар, что собирался готовить Гарвин, назывался "Кровь огня" и был даром и проклятьем для всех магов. Выпивший его становился очень силён, течение времени вокруг замедлялось настолько, что человек видел, как перебирает крылышками стрекоза, и легко мог увернуться от арбалетного болта. Ну а магический потенциал на время действия отвара становился почти безграничным. В отличие от эльфийских колдунов, с помощью ритуалов воздействовавших на стихии и природу, люди практиковали магию силы, и источником могущества любого мага была его собственная жизненная энергия. Чтобы что-либо сотворить, колдун с помощью плясок, ритуалов и общения с элементерами выводил природную форму воздействия на объект. Маг же просто напрягал волю, брал часть своей энергии и при помощи заклинания или без него направлял её по назначению. Быстро, эффективно, но потом силы нужно было восстановить. И чем сильнее и масштабнее было воздействие, тем больше жизненной силы оно требовало. Отвар помогал черпать больше энергии и быстрее её восстанавливать, но при этом тело мага изнашивалось и старело с катастрофической скоростью. Среди тех, кто часто пользовался отваром, никто не доживал до тридцати, а перед смертью они выглядели как дряхлые, глубокие старцы.
Гарвин не был поклонником этого допинга и готовил его только в крайних случаях. И, неся кружку с кипятком, Джонатан понимал, что раз хозяин так готовится, то ему угрожает смертельная опасность.

Автор - Новопашин Александр Владимирович.
Ссылка на книгу.

Новость отредактировал LjoljaBastet - 8-01-2016, 07:09
8-01-2016, 08:05 by НекрПросмотров: 1 370Комментарии: 1
+4

Ключевые слова: Барон маг угроза заговор путешествие

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Hanuman
8 января 2016 10:22
0
Группа: Посетители
Репутация: (1|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 67
Стиль замкового мистического детектива...Был популярен в 60-х годах прошлого века.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.