Болотные огоньки

Утро в Вердевках начиналось как обычно, сущности уже вовсю разлагались под окнами домов. На территории большинства участков стоял смрад. Запах тухлых яиц, дерьма и других, въедался в нос. Виктор Анатольевич вышел на крыльцо своего дома, у входа в дом лежала вонючая куча. В куче этой плавала болотная грязь, песок, немного болотного ила и водорослей. Запах тухлятины был столь острым, что забивал нос. Мужчина прищурился в голове возникла мысль, что к этой вони невозможно привыкнуть. Настроение было хуже некуда, сегодня около его дома столпилось два десятка мертвяков, они ломились к нему в дом в течение всей ночи, выли, просили впустить. Выстрелы их не уняли, а лишь раззадорили. С каждым месяцем эта мерзость становится все настойчивее, словно она «оголодала»? Возможно, если к ним вообще применимо такое понятие, в последнее время никто из местных не попадался в лапы тварей, многие уехали, а оставшиеся уже знали все правила поведения. Для начала нужна была уборка, для их останков уже давно заранее создавались специальные выгребные ямы, которые со временем превращались в небольшие холмики из болотной грязи. Вонь от этих холмиков стояла соответствующая, куски грязи могли держать запах в течение многих дней, а иногда недель. Уборка протекла быстро, нужно было лишь сгрести комья в приготовленные заранее ямы и пройтись шваброй по дворику. В голове проносились воспоминания о прошлом.

Почти все его детство прошло здесь, Виктор родился в семье самых обычных людей, отец был трактористом, а мать работала дояркой в колхозе. Жизнь их протекала размеренно и спокойно, жили небогато, но счастливо. Маленький Витя радовал родителей хорошими оценками и примерным поведением, а отец семейства, никогда не употреблявший алкоголя, был примером для многих местных жителей. Благодаря упорному труду местных жителей, болотная земля приносила какие-никакие урожаи.

Вспоминая о прошлом, мужчина присел в одно из кресел, что стояло во дворе его дома. Под ноги пожилому мужчину лег старый пес, казалось, что седых волос у него было ничуть не меньше, чем у его хозяина. Виктор Анатольевич легонько погладил пса, который от этого завилял хвостом.
- Эхх, Рекс ты ведь и не помнишь, как тут было раньше, раньше тут было спокойно, не сновали всякие, люди ходили куда хотели, всё было!
Старый пес поднял на него свой умный взгляд. Казалось, что пес понимает всё, понимает каждое слово. Вместо ответа пес пукнул и ещё активнее завилял хвостом. Его хозяин усмехнулся.
- Да, ты чертовски прав, всё плохо.

Мысли вновь обернулись в далекому прошлому, в детстве всё было по-другому. Болото, хоть и окружало их, но было как-то смирнее, словно держалось в невиданных рамках, словно остерегалось людей. Сейчас же все по-другому, с каждым годом оно разрастается, становясь все больше и сильнее. Раньше блуждающие огни появлялись раз в пару месяцев, а то и реже, ныне они сходят к жителям каждую ночь. Нет, эта напасть появилась в одну ночь, она было здесь всегда, просто сейчас эта сущность проснулась, активировалось. В голове возникла дата: «лето семьдесят первого», именно тогда он впервые увидел сущность. На улице стояла страшная жара, местные мальчишки проводили время у ближайшей речки «Золенки», она была узкой, но бурной. Вода в ней не застаивалась, из-за чего всегда была прохладной. Взрослые предпочитали ходить к ближайшему озеру, а вот менее привередливые к температуре воды дети не пренебрегали рекой. Купание уже подошло к концу, их компания сидела на песчаном берегу, вокруг костра. Рядом стояли похожие друг на друга велосипеды, к их багажникам крепилась чистая одежда. Велосипеды никто не привязывал, почти все местные знали друг друга, и никто даже не думал о том, чтобы украсть. В костре запекалась свежая картошка, совсем недавно собранная с поля. Некоторые парни готовили хлеб, шампурами им служили длинные тростиночки, растущие рядом. Савва – самый старший из них, срезал их при помощи своего ножа, после чего палочки обдирали, кончик затачивался, и всё, шампур был готов. Витя занимался огромной картошиной, выкопанной им на их участке. Когда он извлек её из земли, то поначалу не поверил своим глазам. Она была втрое меньше футбольного мяча, идеально круглая и сочная. Паренек с аппетитом грыз её, держа обеими руками. Долгое время они молчали, рты детей занимала снедь, приготовленная нехитрым образом. Когда большинство либо закончило, либо заканчивало трапезу, Ваня заговорил о новостях:

- Ребят, вы слыхали, что старый Медведь свихнулся? Говорят, он в лесу бродил по оленя, увидал там какую-то статую, она из него этого, дурачка сделала.
Ванек в их компании был главным заводилой, которого прозвали «жужжалкой», его не любили многие из-за неумения держать язык за зубами, а пару раз мальчишка даже получал по голове за это. «Старым медведем» они звали лесника – Филлипа Василича, свое прозвище он получил из-за огромного роста. «Старый медведь» был ростом под два метра, а весил более центнера, впрочем, его габариты не мешал леснику передвигаться по лесу почти бесшумно.
- Брехня все, мне папа рассказывал, что медведь просто пошел на рыбалку, напился там, да и на обратном пути зверя встретил, который его подрал, да и всё, видать, белочка пришла.
Заявление Вани парировал Боря, самый высокий парень в компании. Его рука, похожая на очень длинную спичку потянулась к кусочку темного хлеба, парниша откусил ровно половину кусочка.
- Напился он и все, чертей и прочей гадости нет, их буржуи придумали, - добавил Коля, он был самым маленьким и худеньким из них.
Все они были пионерами, и почти все верили в то, чему учили в школе, однако Коля был фанатичным коммунистом. Почему-то именно его, самого маленького и слабого из всей компании, сильнее других тронула партийная пропаганда. С ним общались, однако иногда посмеивались над ним из-за глупых речей, а ещё из-за того, что, Коля издавал какие-то странные звуки, напоминающие хрюканье. Делал он это с закрытым ртом и только тогда, когда был погружен в свои размышления.
- Он пьяным шел по лесу, повидал там какого-то идола и всё, белочка пришла.
Добавил Савва, он был старшим в их группе и считался её негласным лидером. Ростом он лишь немного уступал Борису, но в отличие от него был не худым, а весьма массивным.
- Это недалеко от нашего дома было, мы же около «Вони» живем. Я сам слышал, как он о каменном идоле говорил! Мол, рядом с нами Перун живет, и лучше всем уйти отсюда.
Почти все дети с интересом выслушали его, слова Саввы ценились выше чьих-либо других в этой компании. Вдруг лицо их негласного лидера изменилось так, словно ему в голову пришла гениальная идея, способная перевернуть мир.
- А давайте поедем шас к этой «Вони», поищем сами этого «идола». Посмотрим на него сами, может, там ничего такого

Сборы не заняли много времени. Дети собрались в рекордно быстрые сроки, приоделись, подняли свои велосипеды и поехали по проселочной дороге. Насколько помнил Витя, мальчишек было не менее пятнадцати, и велосипеды были почти у всех. Но все же некоторым ребятам приходилось принимать к себе пассажиров. Дети то ускорялись, то замедляли ход, порой кто-то из них затевал гонку до определенного места, в которую включалось не менее трети всех детей. Из всех пятнадцати человек Ваня хорошо знал лишь треть, с другой третью он был лишь «знаком», с представителями последней трети он виделся, пару раз говорил, но не более. Жажда приключений, веселья и несерьезное отношение подгоняло большинство детей. В своем воображение многие из них были великими путешественниками, вроде Колумба, Уильяма Дрейка, или Магеллана. С трех сторон (востока, севера и юга) их деревню окружал лес, а с четвертой огромная равнина, проходящая на несколько километров вперед. «Вонью» местные звали восточную часть леса, где находилось огромное болото. Запах там стоял ужаснейший, грибы и иные ягоды там почти не произрастали, дичи там также не встречалось. Даже птицы почему-то обходили этот лес стороной, лишь голоса кузнечиков и сверчков развеивали тишину, царящую в лесу.

Наконец вся группа прибыла на место. Молчаливые сосны стояли перед компанией детей. Они представлялись детям, как огромные великаны, что возносили свои огромные руки к солнечному свету. «Вонь», благодаря своим запахам и отсутствию какой-либо полезной дичи, не пользовалась у людей популярностью. О таинственном идоле здесь и ранее ходили слухи, однако до случая с медведем, произошедшем совсем недавно, о них никто не говорил. Людям было интереснее обсуждать, от кого же залетела Машка, как начальник обнаглел со своими приказами, как Аргыз на рынке обманывает людей, нажимая на весы пальцем, чем о каком-то куске камня, что просто стоит посреди леса. Некоторым детям было запрещено туда ходить под понятным предлогом «утонешь в болоте», однако массовых запретов не было никогда, ибо прецеденты почти отсутствовали. Детей не слишком сдерживали в перемещении, все они давно узнали окрестные леса, когда ходили по ягоды и грибы с родителями. «Вонь», однако же, представлялось собой белым пятном, неким знаком вопроса на карте. Осознание этого, а так же сам по себе вид древнего леса, состоящего из вековых сосен, повергал мальчишек в страх. С другой стороны, разум многих из них точила мысль: «Я в лесу ориентируюсь лучше, чем дома, всё в порядке». Детские страхи сошли в поединке с детской наивностью и самоуверенностью. Наконец, Савва, стоящий впереди всех, повернулся к своим товарищам и заявил:

- Ну что, кто идет смотреть на идола?
Его голос звучал как вызов, даже самому старшему из них было страшновато, встал вопрос авторитета, если он сейчас отступится, то прославится трусом среди сверстников.
- Кто-то должен стеречь наши велосипеды.
Вдруг заявил им Коля, в чём был прав, на велосипеде в лесу особо не покатаешься, особенно в таком лесу, где тут и там огромные лужи. Разговор затянулся на долгие полчаса в итоге, Колю и ещё пару парней оставили сторожить велосипеды, пара детей просто развернулась и ушла, остальные же двинулись в лес. Круг поисков был узок, до того озера, где, по слухам, рыбачил старый медведь, до деревни было полтора километра, но пролегали они в густом лесу, и неизвестно на каком именно участке леса нашелся тот идол. Ватага мальчишек дошла до утеса, прямо под которым располагалось огромное озеро. Его поверхность затягивала пелена густого, как молоко, тумана. На рыбалку сюда ходили редко, ибо озеро было заболочено, и рыба там почти не встречалась. Старый медведь, однако, порой отлавливал здесь мальков, чтобы потом отправиться ещё дальше на восток, и наловить щук в одной реке. О том, сколько потенциальной наживки живет в озере, старик особо не распространялся. Савва вновь развернулся к остальным, его окружали мальчишки, немного напуганные, но все ещё пребывающие в боевом настроении, и тут его голову посетила ещё одна гениальная идея.

- А давайте разделимся, ну в смысле не совсем, а разойдемся на большее расстояние! Так мы сможем охватить большее расстояние.
Эту идею поддержали многие, мальчишки разбились на мелкие группы, по 2-3 человека, и двинулись на видимом расстоянии друг от друга. Они старались не отходить друг от друга на расстояние более 20-25 шагов. Поиски затягивались, с приходом вечера в лесу стало прохладнее, повысилась влажность, и появились проклятые комары. Витя одним ловким ударом раздавил сразу двух, которые присели на его колено. Усталость брала свое, и многие уже посматривали на Савву с молчаливым укором. Ещё немного и родители забеспокоятся, им всем влетит, а они так и не увидят каменное изваяние. Когда их негласный лидер уже хотел повернуть назад, Жужжалка закричал.
- Вижу, вижу вон он!

Позабыв о репутации своего товарища, дети тут же бросились к Ване. Он стоял на небольшом холмике, а прямо за холмиком стояли его товарищи, разглядывающие идола. Прямо посреди леса стояло два камня, побольше и поменьше. Один из них был ростом с человека, в нем было вырезано человеческое лицо, на котором застыло выражение, которое можно описать как «холодную ярость». На камне был изображен пожилой человек, почти старик, его голову увешивал каменный венец. Напротив его лица располагался каменный стол, вросший в землю. Мох и другие растения не оплетали идола и его стол. Выглядело изваяние так, словно какие-то волхвы все ещё заботились о нем. Савва вскоре подошел к гордому великану. Вдруг изо рта существа сильным потоком хлынула болотная вода. Ужасающая вонь, запах тухлятины резко ударил в нос, от чего некоторые дети даже чихнули. В глазах существа забрезжил ядовитый свет. Два зеленых огня горели в его глазницах, два холодных и далеких от человека огня. В своих головах дети услышали голоса. Голоса несли какую-то бессвязную чушь, но, судя по интонации, они слышали угрозы, обвинения в чем-то. Боря затрясся, как эпилептик, парень не успел упасть на землю, как его подхватил Савва.

- Бежим!
Громко выкрикнул он. Поток воды, что выходил изо рта существа, увеличился, словно кто-то вывернул кран в нем на полную. Дети бросились врассыпную, оправившийся Борис бежал чуть ли не впереди всех. Много лет прошло с того случая, они убедили себя, что это были галлюцинация, коллективное помешательство, что угодно, но не контакт с чем-то непонятным, неизведанным. Спустя время всё как-то забылось, через несколько лет Витя с родителями переехал в город. Он продолжал получать хорошие оценки, поступил в университет, закончил его с красным дипломом. Потом два года армии, горы Афгана, которые он никогда не забудет, и снова мирная жизнь. После возвращения, вернулся к своей любимой науке – истории. Спустя несколько лет стал профессором и начал преподавать. Наконец, спустя много лет, решил вернуться на родину. Дом их родителей не подлежал восстановлению, пришлось купить другой, цена оказалась подозрительно низкой.

Виктор поднял взгляд на небо, над ним клубились тучи, кажется, собирался дождь. В далеком семьдесят первом они впервые потревожили сущность, но не разбудили её. Существо спало до девяностых годов. Из слухов пожилой профессор узнал, что существа появились в начале двухтысячных. Некая секта, коих в те времена было немерено, как-то узнала об идоле. Они приехали туда, вошли в это болото, отыскали идола, и неизвестно что произошло. Однажды люди просто увидели огни. Первое время огни лишь мелькали где-то там, но потом они начали приближаться. Всё ближе и ближе загорались они у человеческих домов. Потом появились эти существа. Они выглядят, как люди, говорят, как люди, но не люди. Создания притворялись умершими родственниками, копировали все: голос, говор, привычки, даже некоторые воспоминания. Лишь одно они не могли подделать, глаза, в их глазницах горели болотные огни, горели своим холодным, чуждым для человека светом.

Люди пытались им противостоять, тварей не брало ничто. По какой-то причине они не могли сами войти в дом, лишь при получении приглашения. Хоть дверь перед ними открой, они не смогут войти. Воспоминания не оставляли, Виктор вошел назад в свой дом. Нужно было написать, написать пока был порыв. Мужчина открыл свою тетрадку, где вел свои записи. Там содержалось всё по этим тварям, всё, что он смог выяснить. С первыми лучами солнца эти существа погибали, превращаясь в кучу вонючей грязи, болотной тины и листвы. Им не свойственно чувство самосохранения, они пойдут на все, чтобы завладеть жертвой и не прячутся с приходом утра. Старик оставил ещё одну запись: «Сегодня я вновь попробую, поищу у них слабости, наверное, мне придется пойти на крайние меры, тогда у вас останется этот дневник, надеюсь, что он поможет хоть кому-нибудь». Закончив писать, он вышел на кухню. Его жена – Рита, готовила обед, он поцеловал её в лоб, они обменялись парой фраз, он заявил, что будет ночевать у Степаныча, ибо у того пошаливает сердце. Она знала истинную причину, но не стала противиться мужу, такого упрямца нельзя переубедить.
- Не впускай их.
Попросила она напоследок.
- Не впущу.

Лаконично ответил он. Сборы прошли быстро, мужчина взял с собой несколько банок тушенки, две литровые бутылки воды, свою верную двустволку, мясницкий нож, столь огромный, что его сложно назвать ножом. Нельзя проводить подобные эксперименты дома, слишком велик риск. Вместо родного дома была выбрана одна из заброшек, с который съехали несколько недель. Дом был ветхий, и хозяева вряд ли имели хоть какие-то шансы продать его. В дополнение к имеющемуся оружию, Виктор сходил в магазин. Купил там второй нож, выкидной, купил бутыль для розжига, немного спичек, бензина, взял серебряное распятие (хотя то и оказалось бесполезным). Вишенкой на торте был фонарик, дающий ультрафиолетовый свет. Он уже установил, что свет обычного фонаря доставляет им видимый дискомфорт, но не наносит вреда, возможно, что этот фонарик сможет.

Остаток дня прошел в мучительном ожидании. Профессор то и дело смотрел на границу леса, ожидая, когда оттуда выйдет самая мерзкая кавалерия на свете. К вечеру они объявились, бродячие огни приближались к деревне. Люди со светящимися глазами медленно шли вперед, сейчас они выглядели как зомби, неуклюжие, медленные и тупые. Профессор знал, что они лишь притворяются, марш мертвых торжественно вошел в деревню. Не менее двух сотен горящих огней озаряли деревню. Его дом обступило порядка десяти тварей, они каким-то образом чувствовали слабость. К старенькому профессору ломился десяток мертвецов, в дом старый Петровны, что жила по соседству, ломилось вдвое больше, к взрослому мужику – Андрюхе, всего двое. Старик зарядил свое ружье, час настал. Скулящие собаки попрятались по своим будкам, существа не могли потревожить и их жилища. Вообще, они редко обращали на животных и скот внимание, интереснее им были люди. Деревня погрузилась в тишину, даже стрекот сверчков утих, шумел лишь ветер и эти твари. Послышался характерный звук, старик зарядил свое оружие.
- Ох-х, давайте, давайте, покажите, чего стоите!
Проворчал он, подбираясь к двери с оружием наготове, в нос ударил мерзкий запах тухлых яиц.


Новость отредактировал Estellan - 19-02-2020, 20:18
Причина: Стилистика автора сохранена.
19-02-2020, 20:18 by DimazПросмотров: 1 077Комментарии: 4
+7

Ключевые слова: Болото лес дом авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Estellan
19 февраля 2020 20:19
+2
Группа: Редакторы
Репутация: (1730|0)
Публикаций: 182
Комментариев: 2 321
Довольно оригинальная история.
Мне понравился необычный сюжет. Я так понимаю, будет продолжение?
Об одном прошу, Автор, избавляйтесь от туалетного юмора.
           
#2 написал: зелёное яблочко
19 февраля 2020 20:27
+1
Группа: Комментаторы
Репутация: (1681|-2)
Публикаций: 94
Комментариев: 5 896
Почему-то читать неприятно, будто запах этот чуешь.
           
#3 написал: Dimaz
20 февраля 2020 23:45
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 4
Комментариев: 1
Цитата: зелёное яблочко
Почему-то читать неприятно, будто запах этот чуешь.


Ну чего-то такого я и пытался добиться, создать мерзкую, как само болото сущность.
#4 написал: krux
26 февраля 2020 21:31
0
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 2
Комментариев: 14
Необычно. Читать и в самом деле кое-где неприятно. Рассказ классный, только концовка непонятна, а так плюс
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.