По ту сторону

Одна тысяча двадцать шесть. Одна тысяча двадцать семь. Одна тысяча двадцать восемь... Считать этажи было бесполезно, но звук собственного голоса успокаивал Марину. Лестницы напоминали ту, что вела к палатам в городской больнице: стены окрашены в салатовый цвет, на полу – серая плитка, на каждом этаже – деревянные двери с толстыми стеклами. Только все этажи были абсолютно одинаковыми. Не было трещин на идеально ровных поверхностях, пятен на полу, а ещё не было никаких звуков и запахов, везде царил полумрак.

Сколько времени прошло? День? Месяц? А, может быть, год? Марина уже понимала, что это всё происходит не совсем наяву. Не бывает таких высоких зданий, чтобы невозможно было сосчитать этажи. Возможно, она умерла, а, может быть, это – просто сон. Спускаться по бесконечным лестницам стало скучно, и девушка присела на ступеньки, вглядываясь в полупрозрачные стёкла. Она уже пыталась открыть эти двери: дёргала ручки, пинала их ногами, прыгала с разбегу, пыталась разбить стёкла локтями, коленками и даже головой — безрезультатно. На них не оставалось ни единой царапины, впрочем, на Марине — тоже. За стёклами было что-то серое, никакого движения, никаких звуков.

Девушка прилегла на ступеньку. Она пыталась спать, но не получалось, просто иногда лежала с закрытыми глазами. "Меня зовут Марина. Мне двадцать шесть. Я работаю в кафе администратором. У меня есть кот и парень. Я живу в Москве, а родилась в Екатеринбурге. Там живут мои родители", — пару раз она ловила себя на мысли, что забывает, как её зовут, поэтому повторяла свою нехитрую историю раз за разом. Почему-то она была твёрдо уверена, что в тот момент, когда она окончательно не сможет вспомнить, кем она была при жизни, наступит конец. Иногда её биография сопровождалась рассказами из жизни: о том, как она играла с девчонками во дворе, как ходила с дедушкой ловить рыбу, как училась в школе и в институте, как устроилась на работу и познакомилась со своим парнем — это было важно для неё, из этих моментов состояла её жизнь.

"Неужели это и есть загробный мир, — думала девушка, — если он такой скучный, то уж лучше попасть в ад или возродиться тараканом, у них и то всё интереснее". Сейчас она была бы рада встретить даже Цербера или чёрта с рогами — хоть какое-то разнообразие. Хуже, чем эти одинаковые ступеньки, уже точно не будет.

Неизвестно, сколько она так лежала, погружённая в свои мысли. Внезапно пришла идея — покататься на перилах, так в школе, помнится, развлекались мальчишки, а она боялась: один мальчик так разбил себе нос. Здесь разбить нос было невозможно. В первые часы, когда девушка ещё думала, что это сон, она щипала и царапала себя, чтобы проснуться — на теле не оставалось никаких следов, и боль не чувствовалась, ну и эксперименты с дверями это наглядно продемонстрировали — хоть какой-то плюс. Кататься по перилам оказалось действительно весело, но ненадолго. Через некоторое время Марина снова сидела на ступеньках и напоминала себе, кто она. Потом стала вспоминать любимые песни и напевать себе под нос. Вскоре и это ей надоело.

Она опять стала бродить по лестницам, на этот раз поднимаясь вверх. На очередной площадке её посетила новая мысль:
– А что будет, если дать себе забыть о своей жизни? Я исчезну? Или попаду в другое место? Может, это не так плохо?
Марина снова легла на ступеньки.
– А что случилось перед тем, как я попала сюда?
Удивительно, но этот момент она не помнила и даже не пыталась вспомнить раньше. Был вечер, на улице было пасмурно, в лужах плавали жёлтые листья, значит, была осень или конец лета. Девушка закончила работу и поехала домой на велосипеде. Приятный ветерок обдувал лицо, под колёсами шуршал влажный песок, потом парк закончился, и велосипед свернул на дорогу, до дома оставалось примерно два километра. По асфальту она поехала немного быстрее. А что было дальше? Красный сигнал светофора, Марина затормозила и почувствовала сильный толчок сзади, она полетела вперёд, хруст ломающихся костей, сильная боль в голове, темнота... А потом она оказалась здесь.
– Всё-таки я умерла? Или я сейчас лежу в палате? Вдруг я теперь овощ? Я не хочу. Я буду обузой для родителей и моего парня, если он ещё не сбежал, — в эти минуты Марина окончательно приняла решение: забыть обо всём.

Как ни абсурдно это звучит, для неё это было единственным способом умереть. Она снова стала подниматься по лестнице и считать этажи, чтобы забыть быстрее. Через пятьсот этажей она уселась на пол. На площадке между этажами была большая стена. Новая идея заняла её надолго. Марина стала выцарапывать на рыхлой штукатурке рисунки: деревья, облака, дома, людей, животных.
Наверное, прошло очень много времени. Стена уже была покрыта рисунком почти наполовину — там был целый город с дорогами, парками, магазинами, посередине протекала речка. Стоило спуститься или подняться по лестнице и рисунок бы исчез. Марине, впрочем, было всё равно, ей нравился процесс.

Ногти Марины выцарапывали окошки на очередном небоскребе, когда это случилось. Помещение погрузилось во тьму.
– А я-то думала, что хуже быть не может", — возмутилась девушка.
Она уже не думала о том, что может быть дальше, что может значить внезапное изменение освещения. Круг её занятий значительно сузился — вот, что это значило. А дальше стало по-настоящему страшно. Привычная тишина нарушилась треском и грохотом — лестницы стали разрушаться. Перспектива бесконечно лететь в тёмную пустоту выглядела совсем удручающе. В Марине вдруг проснулось отчаянное желание жить или хотя бы вернуть всё на место. Наощупь она стала двигаться к двери — вдруг в этот раз она откроется. Нога нащупала дыру в ступеньках, всё вокруг дрожало, пол качался, сверху падали куски бетона.

– Я Мария... Или Маргарита... Нет. Марина! Я Марина, мне около тридцати... двадцать шесть...
Впереди за стеклом вспыхнул яркий свет и тут же потух. Девушка успела разглядеть лестницу: двух ступенек уже не было, рушилась та, что была у основания. Собравшись с силами, она прыгнула вперёд, снова вспыхнул свет. Теперь уже не было сомнений, что дверь откроется. Ещё один прыжок, нога чуть не соскользнула в дыру. Пара шагов, вот она — дверь. Девушка резко дёрнула за ручку и прошла в тот коридор, о котором мечтала столько времени. Свет стал моргать. Это действительно была городская больница. Марина прошла пост дежурной медсестры, палаты... Двери их были закрыты, она уже догадалась, что ей нужно не туда. В конце коридора была стеклянная дверь, это реанимация.

— Очнулась наша спящая красавица.
Над Мариной склонилась какая-то женщина. Потом подошли ещё две. "Соседки по палате", — догадалась девушка.
— Сколько времени прошло?
— Да почти месяц в коме лежала, еле откачали.
— Месяц... Это хорошо.
Всего один месяц! Значит она ещё не старая и впереди долгая жизнь. Как же хорошо вернуться в мир живых.

Новость отредактировал Foxy Lady - 18-08-2018, 13:15
Причина: Авторская стилистика сохранена
18-08-2018, 13:15 by Daria AntonovaПросмотров: 604Комментарии: 2
+7

Ключевые слова: Кома смерть жизнь после смерти авария девушка авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Сделано_в_СССР
19 августа 2018 00:23
0
Группа: Журналисты
Репутация: (2913|-1)
Публикаций: 1 835
Комментариев: 11 389
Отличное описание возвращения с того света на Землю, реанимация прошла успешно. +
                               
#2 написал: Ksenya078
23 августа 2018 21:04
+1
Группа: Посетители
Репутация: (210|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 205
Классная история! Прям зачиталась. Очень рада за Марину, что вернулась из комы. Спасибо огромное, плюсище+++
     
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.