Поместье черных ветвей. Часть 2

Проснувшись ближе к полудню, я почувствовал небольшую усталость, которую списал на события, творившиеся этой ночью. В голове застыл образ жуткой маски, выглядящей так реалистично, что в темноте я принял ее за монстра. Сейчас же она покоилась в дальнем углу тумбочки.
Переодевшись в привычный костюм, я спустился вниз, ожидая встретить там мистера Боуэла, но на первом этаже никого не было.
Я заглянул на кухню. На столике стояли две чашки, от которых поднимался пар.

Пройдя по коридору мимо лестницы, я осторожно открыл дверь и вошел в комнату, где ранее, краем глаза, мне довелось лицезреть каменное изваяние, занимавшее как будто главенствующую позицию в центре помещения. Оно и сейчас находилось здесь, только теперь никто не мешал мне его осмотреть как следует...
Это был пьедестал, сделанный из каменных блоков, идеально ровной формы, на которых оказались грубо высечены символы и забавные иероглифы; на некоторые из них время успело наложить свои руки, и они были стертыми. На вершине же пьедестала покоилась статуя странного существа... весьма чудаковатого! Оно имело размеры примерно четыре-шесть футов в высоту. Перед моим взором предстал каменный монстр, изображённый в сидячем положении, как будто он готовился к прыжку. Гигантский, бесформенный и неописуемо мерзостный по виду. Меня парализовало от ужаса. Я стоял и смотрел на него, с трудом пытаясь сохранять спокойствие. На передних и задних его лапах были огромные жуткие когти, плотно вцепившиеся в постамент, а сзади торчали длинные чешуйчатые крылья, мифическая змеиная голова с неистовой ненавистью взирала на меня сверху вниз, как на какого-нибудь паразита, с неприкрытым желанием раздавить. Из хищной пасти выпирали гигантские заточенные клыки. От неимоверно раздутой, жирной, омерзительной туши, каким-то несуразным образом водруженной на пьедестале, по бокам выступали широкие волосатые жала, лениво касавшиеся заднего края постамента...
Оно словно находилось в глубокой спячке, но в любую минуту могло проснуться, зашевелить одним из своих ужасающих конечностей, напоминающих кошмарные щупальца громадного осьминога, и одним только взглядом, обращенным в твою сторону, мгновенно убить.
Эта статуя, казалось, олицетворяла собой все самое кошмарное, уродливое, аморальное и безумное порождение больного человеческого разума и воплощенного им в виде искусства. Но создать это... (язык не поворачивается назвать "творение") мог только настоящий мастер своего дела, однако каким бы гением он ни являлся, потребовалось бы немало времени, возможно, десятки лет. Пожалуй, для обыкновенной каменной статуи оно выглядело пугающе реалистично! Эта каменная оболочка скрывала под собой нечто дьявольское, то, что было обязано быть уничтоженным, ибо не имело право существовать в нашем нормальном мире. Но оно существовало, пускай и в такой жизненной форме.
Что-то в моей душе терзало меня, умоляло покинуть эту комнату и этот дом, подальше от этой твари, чем дальше, тем лучше, лишь бы не стоять с нею рядом и тем более - не соприкасаться взглядами...

– Я смотрю, вы нашли его, – неожиданно услышал я сзади голос и резко обернулся. Мистер Боуэл стоял около двери. Он прошел в комнату, гордо улыбаясь, словно ребенок, хвастающийся перед другими ребятами потрясающей игрушкой, которая есть только у него. – С вами все хорошо, мистер Хэррсон? Вы выглядите немного не в себе.
На самом деле его не сильно волновало мое состояние, напротив, он был очень счастлив добиться такой реакции. Усилием я постарался скрыть страх и принять привычное невозмутимое выражение на лице, чтобы не дать окончательно победить в этой психологической схватке Найджелу, который, похоже, насмехался надо мной, считая меня трусливым городским мальчишкой. Теперь он будет думать, что меня легко напугать всякими дурацкими истуканами, привезенными из глухих и далеких языческих земель. Я снова бросил взгляд в сторону этого монстра и внезапно подумал: очередной больной создатель со своим бредовым видением мира. Он как будто нарочно сделал все в этой статуе неправильным, каким-то как будто привнесенным из другой параллельной вселенной или другого совершенно дикого мира.
Чем больше я изучал и проводил времени с предметом моих исследований, тем сильнее приходил к ужасным, просто невероятным выводам, которые ставили под сомнение здравость моего рассудка. Одна из гипотез, что я выдвинул, полагала то, что это существо когда-то являлось живым и даже обитало на земле до определённого времени, пока не случилось нечто, из-за чего оно обратилось в камень. Конечно, я поспешно подавил в себе эту мысль.
– Что это такое? – тихо спросил я, стараясь не дрожать.
– О, это мой любимый экземпляр, мистер Хэррсон. Последняя вещица наших нескончаемых поисков, на которые мы потратили всю жизнь. Помню взгляд Чарльза, когда он впервые увидел его. Некоторым участникам группы стало плохо, и мы решили перевозить груз в закрытом ящике, так было спокойней... так что вы не один такой.
– Какой такой?
– Да бросьте! Я же чувствую, как вы дрожите, находясь рядом с ним. Мы нашли эту статую в одной из пещер Южной Месопотамии, внутри старого полуразрушенного храма, по виду принадлежащий древней цивилизации Шумеров. Они обитали в тех краях примерно три тысячи лет до нашей эры. С самого начала спуска в глубокую темную расщелину начали происходить странные события. Чарльз и еще один местный индеец, что за небольшую сумму золотых согласился быть нашим проводником, говорили о каких-то существах, что неуклонно следовали за нами по пятам, держась в тени и передвигаясь на четырех конечностях. Но я ничего подобного не замечал. Индеец сказал, что мы потревожили духов этого места, и они разгневаны. Дальше он отказался идти с нами, и нам пришлось двигаться без проводника, можно сказать, на ощупь в слепой темноте... В этой экспедиции мы потеряли пятерых человек. Когда мы обходили пропасть, случился обвал, и трое из наших упали в черную бездну. Остальные двое исчезли без следа. Возможно, они просто отстали от группы и заблудились, а может быть, их кто-то похитил...
– Кто?
– Духи этого места.
– Вы серьезно? Вы действительно верите в духов?
– Я не отрицаю их существование, стало быть, верю. Этот мир полон загадок и тайн, мистер Хэррсон, одни из которых вам только предстоит увидеть, и нет необходимости так горячо опровергать то, чего вы не знаете, в чем не разбираетесь. Легенды не рождаются на пустом месте.
– Вы меня не переубедите, мистер Боуэл. Я скептик до мозга костей и могу во всем найти разумное объяснение.
Найджел развел руками, словно защищаясь.
– Эта ваше право, - сказал он и незамедлительно добавил, - но поверьте, когда-нибудь вы столкнетесь с нечто таким, что необъяснимо, оно лежит за рамками нормального восприятия мира. И миру науки неподвластно. Оно живет по своим законам.
– Как это? – сказал я, указывая на уродливого идола.
– Вы много чего не знаете об этой скульптуре, но я не стану раскрывать вам все карты, дабы вы не посчитали меня настоящим психом. Я такой же, как и вы, мистер Хэррсон, только мои взгляды на мир более широки. Я не ограничиваюсь в знаниях, беру, как должное и не отказываюсь от того, что предлагают. А вы боитесь и бежите от неизвестности, но знайте: рано или поздно, где бы вы ни были, оно настигнет вас, когда вы не будете этого ждать, и принять случившееся будет куда более тяжелей.
– Вы не ответили на мой вопрос, что это такое и почему вы держите это у себя дома? – я уловил в голосе не большую дрожь, но глядя на инфернальную тварь, сидящую на каменном пьедестале, ничего не мог с этим поделать.
– Это Ншахббалох, одно из древних божеств, которому поклонялись еще в те ужасно далекие времена, когда молодая Земля начинала расцветать, а люди только готовились заселять ее земли.
– Откуда вы все это знаете? – воскликнул я, в очередной раз, поражаясь открытиями мистера Боуэла, зная, что он не стал бы разбрасываться пустыми словами, только чтобы убедить меня в чем-либо.
Он не преследовал такой цели. Меня пугала его одержимая страсть к завораживающим, но в тоже время отталкивающим маскам, статуям и прочим, пробирающим до костей, экзотическим вещицам, коих у него было полно в доме. Ведь я не все комнаты обследовал, и кто знает, какое очередное страшилище я обнаружу, бродя по одинокому поместью.
– Вам нечего бояться, – словно прочитав мои мысли, сказал Найджел. - Это единственная уникальная находка, которую мне довелось отыскать среди груды обломков храма... – на минуту он замолк, словно снова погружаясь в события минувшего прошлого. – Там действительно кто-то обитал, но я не заметил этого, – кажется, Боуэл уже обращался больше к себе, чем к кому бы то ни было, а затем и вовсе стал цитировать совершено бессмысленный текст, который когда-то вычитал в одной из своих оккультных книг. – Там кто-то был. Рукописи не солгали. «В подземных недрах я мог наблюдать тени причудливых существ. Уходя все дальше и дальше, в глубинные своды пещер они преследовали нас издалека, издавая немыслимые звуки, явно служившие им речью...»
– Мистер Боуэл? – прервал его я.
– Да, давайте пройдем на кухню. Чай уже, наверное, давно остыл, да и вам, как я вижу неприятно стоять рядом с моей находкой.
Мистер Боуэл вышел из комнаты, и я, не оборачиваясь, последовал за ним.

***


– А как же Элоиз, она видела то, что вы прячете в комнате? – спросил я, отпивая из чашки с горячим чаем, который принесла нам гувернантка.
Тепло стало разливаться по всему телу, делая его полностью расслабленным, словно в напиток добавили успокоительное или что-то в этом роде. Я также не смог определить, что за удивительный сорт чая любезно преподнесла нам Элоиз, но на вкус оказался довольно приятным. Похоже, корица с добавлением каких-то экзотических трав.
– Нет. Я запретил ей входить в ту комнату, и, как вы видите, пока она успешно выполняет мою просьбу.
Сидя на своем любимом стуле, Найджел по-прежнему держал в руке трость, набалдашник которой был в виде змеи, с двумя сверкающими, как рубин, глазами.
– Мне следует тоже запомнить это правило, – нервно смеясь, сказал я, вспоминая каменное изваяние, и снова переживая ужасные чувства, как если бы, я опять стоял перед ним.
– Вы не обязаны снова заходить туда, и я могу запереть дверь на ключ, если вам так будет удобней, – произнес Найджел.
На этот раз я чувствовал серьезный тон в его голосе без примеси злобной насмешки.
– В этом нет необходимости. Честно признаться, я удивился, но не более того. Просто не каждый день видишь нечто подобное в старых поместьях, где живут люди. Эта вещица наверняка имеет археологическую ценность и должна находиться в музее, – стараясь, как можно непринужденней говорить, одновременно, я внимательно следил за реакцией мистера Боуэла, в которой отчетливо сквозило неверие в мои слова.
Я и сам слышал в голосе неприкрытую ложь, однако продолжал бормотать без умолку, пока что-то необъяснимое не заставило меня замолчать на полуслове. Его брови слегка опустились, глаза внимательно следили за мной, и в этот момент я почувствовал давление со стороны. Мне вновь почудилось, что у нас идет какая-то мысленная борьба, в которой никто не хотел уступать победу. Мы продолжали глядеть друг на друга, словно бы два дуэлянта, в ожидании, когда мертвую тишину нарушит оглушающий звук выстрела. В этот момент, в обычном старом человеке, с которым я разговаривал пару секунд назад, проснулось нечто враждебное и сильное. На мгновение, отвлекаясь от приковывающего взгляда Найджела, я увидел, как набалдашник трости зашевелился и блеск в зеленых глазах змеи, которая угрожающе разинула пасть, показывая два больших острых клыка, и раздражено зашипела. Я резко повернул голову в сторону левой руки Найджела, которая крепко сжимала трость, чтобы полностью развеять сомнения в игре моего разума, но не увидел того что надеялся там найти. Голова змеи была повернута так, что ее хищные рубиновые глаза устремились прямо на меня, с закрытой пастью, из под которой слегка пробивался раздвоенный язык, но она не двигалась, пребывая в каменном состоянии.
– Вы не умеете врать, мистер Хэррсон, – промолвил Найджел, не обращая внимание на мое изумление. Он по-прежнему сидел на месте, допивая остатки чая. – И зачем эта статуя какому-то музею? Чтобы каждый день на нее пялились сотни тупых туристов, которые даже понятия не имеют, кто это и какую великую ценность он представляет для всего мира! – Найджел повысил голос, крепче сжимая трость, отчего костяшки его пальцев побелели.
– Он? Вы обращаетесь к этому камню так, словно это живое существо.
– Я скажу больше, – мистер Боуэл нагнулся и подал знак рукой, чтобы я приблизился к нему. – Я даже знаю, как его оживить.

Продолжение следует...


Новость отредактировал Lynx - 8-06-2017, 19:38
Причина: Стилистика автора сохранена
8-06-2017, 19:38 by Марк КрамПросмотров: 1 722Комментарии: 0
+6

Ключевые слова: Статуя монстр магия авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.