Вымышленная страна Дирка. Часть 2

Место напоминало скромную больничную палату с болотного цвета стенами, угрюмо смотревшими на меня со всех сторон. За спиной была дверь, которая вела в коридор, за которым то и дело туда-сюда сновали люди, доносился грохот каталок и взволнованное щебетание медсестёр. Но внутрь не заходили. Я заметил, что в комнате нахожусь не один. На кровати лежала женщина, укрытая простынёй – кожа бледная, белая как мел и старая; лицо осунувшееся и заострившееся. Глаза были закрыты, словно она крепко спала.
К голове и шеи подходили какие-то датчики; какие-то трубки подходили к носу, непонятная жидкость сочилась из капельницы через прозрачный шланг под лейкопластырь у локтя.
– Мама, – вымолвил я потерянно и как-то подавлено.
Я уловил родной запах, тот самый, который пробовал, когда она брала меня на руки малышом – дивное благоухание природы и аромат свежих роз. Я вспомнил её, и из глаз невольно брызнули слезы. Я не смел прикоснуться к ней, взять за руку и своей поддержкой вселить веру. Но сам я уже ни во что не верил, поэтому испугался.
Мне стало стыдно, и я опустил голову вниз, лбом касаясь края простынки.
– Я не хотел этого, – произнёс сдавлено, – прости...
Её глаза слабо распахнулись. Она посмотрела на меня сначала недоуменно, затем ласково, с материнским укором взирала, как на мальчишку, только что совершившего мелкий проступок. Под этим взглядом я чувствовал себя виноватым, но с успокоением, не было тех метаний, и душевная агония на пару секунд спала, словно я вновь обычный непослушный ребёнок.
Она попросила меня придвинуться к ней поближе. И едва шевеля губами, прошептала:
– Сынок... ты убил меня... – она продолжала на меня смотреть пронзительными глазами. – Я тебя ненавижу! Ты убил меня! Убийца! Посмотри, что теперь со мной! Посмотри, что теперь со мной!! Посмотри на меня!!!
Я в ужасе отстранился от кровати и попятился к выходу. Это был очередной кошмар. Страх парализовал горло, зато её горло буквально рвало от криков и бранной ругани. Что-то в ней изменилось - старость, с больничной койки на меня глядела мерзкая столетняя старуха, со сморщенным, перекошенным от невообразимой злобы, лицом и растрёпанными волосами.
– Убийца! Убийца!! Убийца!!! – верещала она не своим голосом, неестественно изгибаясь на кровати, как разъярённый бык, пытающийся сбросить с себя цепи. Но матушка боролась с медицинскими приборами и простынёй, всеми силами желая поскорее добраться до меня. Зачем? Я не стал выяснять.
Пребывая в глубоком шоке, я выскочил за дверь в коридор, не оглядываясь.

«Мой непослушный малыш...»

***


– Где же выход? Куда подевалась чёртова дверь?! Я не хочу умирать, – жалобно причитал Стикс, ползая по полу. – Дайте мне отсюда выбраться, ублюдки...
– Уже должно быть утро, – спокойно заметил Клеменс, сидя на полу прислонившись к стенке, как узник концлагеря, смирившийся со своей участью.
Прошли века, поколения сменялись поколениями. Ну, разумеется, я преувеличиваю, это нам свойственно. Земля вращается, время идёт, но для меня его нет – вне времени, пространство - моя маленькая келья.

«Это может долго продолжаться», – говорил голос.

«Ненавижу тебя», – обрывисто прерывал его речь своей мыслью.

Пытался бороться. Подавить его в своём сознании, вытеснить, изгнать из себя. Болела голова, но дурных мыслей от этого не становилось меньше. Они летали. Каким-то образом мне удалось в деталях воссоздать свой внутренний мир со всеми его недостатками и расстройствами.
Из окна струился мягкий лунный свет, все более убеждавший нас, что именно он ведёт к спасению – осталось только повесить неоновую вывеску «Выход здесь». И сигануть вниз.
– Почему здесь так темно?! – я зашёлся в истерике. – Где это гребанное солнце?! Почему мы до сих пор тут?!! Уже должно было отпустить, сколько прошло? Пять или шесть часов?
Лицо Клеменса из усталого, поникшего вмиг просияло, и он сделал знак жестом замолчать. Я не сразу подчинился, однако малость поутих.
– Я знаю, – сказал он, – кажется, я знаю, как нам выбраться.
И перевёл взгляд на деревянный стол, где в куче барахла лежали чьи-то кости.

***


– Это не демон и точно не бог, – заключил Клеменс. – Кости, – возбуждённо указал он пальцем, – они – прокляты! Мы выкопали их, и теперь тот, кому они принадлежат, явился к нам из потустороннего мира, чтобы отомстить.
– Что ты несёшь?
– Я абсолютно уверен.
– Хорошо. Допустим, ты прав. И что нам теперь делать?
– Мы должны зарыть их обратно. И тогда дух оставит нас в покое... я полагаю.
– Вы оба – спятившие! – агрессивно вклинился в разговор Стикс. – В твоей гениальной схеме, Клеменс, есть один маленький, незначительный прокол: дверь, сука, куда-то исчезла, а мы бог знает на каком этаже! И выбраться можем лишь одним способом – вперёд ногами!
– А ведь он прав, – согласился я с горькой усмешкой, – в кой-то веке ты прав, Стикс. Очень не вовремя.
– Надо решать, парни, и принимать решение быстро, иначе мы до утра не протянем. Сдохнем здесь все мучительной смертью...
– Ты обостряй ситуацию, обостряй, может, идеи какие стоящие возникнут, – злобно поддел я его.
– Есть один вариант. Видел такое однажды, вроде прокатывало, – сказал Клеменс с ноткой безумия в голосе.
– Говори.
– У кого-нибудь есть коробок со спичками?
– Зажигалка подойдёт? – спросил Стикс, доставая из кармана металлический предмет.
– Да, самое то. Фух, надеюсь, получится.
Клеменс вытер взмокший от пота лоб рукавом толстовки, взял в руки старое шерстяное одеяло, небрежно оставленное рядом с креслом, и поднёс огонь к его краю.
– Ты что делаешь? – завопили мы вместе со Стиксом, подскакивая к другу, но Клеменс поджёг постельное бельё и отбросил в сторону.
– Спокойно. Я знаю, что делаю, – заверил он нас, со странным выражением уставившись на полыхающий огонь, который отражался в его широко открытых глазах.
– Ты хочешь, чтобы мы сгорели?
– Нет, – покачал он головой, – смотрите! Дверь! Она снова в стене!
Я прыгал вокруг костра, пытаясь его потушить, когда парни схватили меня и потащили к выходу. Продираясь сквозь мрак и дым, от которого першило в горле и щипало в носу, мы вывалились в коридор, а оттуда - на лестничную площадку.
Спускались по лестнице, словно удирали от погони. За нами гнался сам ужас, мы прекрасно понимали, что мешкать нельзя ни в коем случае, иначе погибнем, так и не добравшись до цели.
На улице нас встретил прохладный ветер, хлеставший по лицу и развевавший волосы. Яркая луна направила столб ослепительного света, словно прожектор и следовала за мной по пятам, прячась за серыми монолитными тучами. Я не знал куда бежать и где мои друзья, слепо следуя за звуками.
– Парни?! – услышал я неподалеку голос Стикса. – Чёрт, да где вы, мать вашу! Куда вы подевались!
– Я здесь! – слева возник Клеменс.
В скором времени мы втроём уже бежали на всех парах по тёмным, тихим улочкам и запущенным, таинственным переулкам, минуя ветхие жилые дома и потускневшие окна.
Оставалось совсем чуть-чуть, ещё немного, когда на пути возник неясный силуэт. Он не двигался. Из-за поворота внезапно вышли другие. Горстка бездомных, одетых в какие-то рваные грязные лохмотья, измазанные в нечистотах, стояли, как манекены, прожигая нас своими ненавистными, варварскими взглядами. Но, только присмотревшись получше, я не сдержал вскрика - у них были расплавлены лица, невероятно уродливые; большие красные жгучие глаза светились в темноте. Некоторые из них были вооружены какими-то палками, ножами, стеклянными бутылками с острыми краями и горящими в темноте факелами.
– Что им нужно? – спросил Клеменс, восстанавливая дыхание после утомительной пробежки.
– Разве неясно? Это всё он, – проскрежетал Стикс, держась за колени, – этот сраный дух мести не оставит нас в покое. Нужно валить.
– Куда?
– На кладбище, – быстро отозвался Клеменс.
– Отлично! Туда нам и дорога, – саркастически подметил друг.
– У нас нет другого выхода, – жёстко отрезал он. – У кого кости?
Я на автомате принялся рассеянно шарить по карманам, хотя заранее знал, что там ничего нет. Пусто. Поднял голову и покачал головой. Земля уходила из-под ног от мысли, что останки - единственная наша надежда - остались сейчас в квартире, которая вероятней всего сгорела на пожаре.
– Вы забыли кости?! – раздосадовано воскликнул Клеменс, схватившись за волосы.
– А чего ты ожидал? Это твоя была идея! Ты был за это ответственен, я думал они у тебя! – упрекнул я его.
От безысходности положения Клеменс взвыл, как волк на луну.
– Идиоты! Кретины! Теперь мы точно сдохнем!..
– Чуваки... Чуваки! Кости у меня, – Стикс вынул из-за пазухи гнилую бедренную кость и мгновенно спрятал обратно.
Зловещая толпа бездомных, прежде неподвижная, вдруг медленно двинулась к нам навстречу, как по команде, словно зомби, издавая какое-то животное рычание и лающий смех.

Продолжение следует...


Новость отредактировал LjoljaBastet - 30-05-2016, 07:30
Причина: Стилистика автора сохранена.
30-05-2016, 07:30 by Марк КрамПросмотров: 404Комментарии: 0
-2

Ключевые слова: Зло монстры дух страх кости авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.