Двое в лодке

Постепенно глаза привыкли к темноте, и Алекс различил сталактиты, зависшие над его головой. С них то и дело срывались густые капли конденсата. Он опустил руку в воду – вода была тёплая. Наверное, подогревается тёплым источником.
Лодка разогналась на полную. Только сейчас он это почувствовал. До того, как стало различимо окружение, скорость не ощущалась.
Над ними висела пронзительная тишина, слышно только капли и весло, прорезающее воду. Но и они как-то гармонировали с ней.
- Я… - словно карканье, хрип Алекса разнёсся над ними. Возница удивлённо склонил голову. - Я любил её.
Весло плещет воду. Ласково. Как ребенок, нагоняющий волны на кораблик в ванной. Даже если он хочет его потопить, то и это выходит осторожно. Знаете, мама сердится, когда приходится вытирать пол. Я ведь только и могу пока, что кутаться в полотенце.
- Маму? – таким же скрежетом отозвался лодочник.
- Её особенно. А ты мысли… Верно… Маму я люблю. Сейчас и всегда, – Алекс замолчал и положил руки на колени.
Такая же тьма ранним зимним утром. Сонное тело привычным движением закидывает ранец на плечи. Мама провожает его. Вот бутерброды. С колбасой. Алекс ещё ест мясо.
Он закрылся предплечьем.
Когда он отнял руку от лица, рукав весь вымок.
- Почему так вышло? Я ведь правда её любил! – он хлопнул по лавке.
Послышался стон вдалеке. Алекс покрылся гусиной кожей.
- Срок подошёл, – устало выдохнул собеседник.
- Срок? Это должно было случиться? Что ты имеешь ввиду? – завёлся он.
- Это уже было, - голос прозвучал уже увереннее. Можно сказать, властно.
- Естественно, было! Вот прорицатель!
- Как и то, что ты в детстве утонул.
Алекс замолчал и уставился на воду. Тёмная безмолвная стихия заполняла всё вокруг. Может, это и не вода вовсе?
- Ну точно пророк! Как же я тогда дожил до теперь? – наконец воскликнул он.
- Ты жив и будешь жив, - Возница перестал грести, лодка шла по инерции. - Я не могу объяснить. Возможно, это сделают они… дальше. Моё ремесло только это, - он встал, высокий, до четырёх метров, крутанул веслом над головой, окатив Алекса брызгами, и вонзил его в плоть озера.
Вспышка света прорезала тьму и осталась на глазах мужчины белым покрывалом. Шарканье и скрип колёс. Очень холодно.
- Кого ты везёшь? Кого ты, мать твою, везёшь?! – надрывный прокуренный голос заставил тележку остановиться.
- Тихо! Не кричите. Ничего не смогли сделать. Не выдержал парнишка. Ох, горе-то! Женщина будет жить, пересадка прошла успешно.
- Успешно?! Это вы называете успешно? – мужчина застонал.
Стремительно хлопнула дверь. Поворот, ещё один. Скрипит, опускаясь, старый лифт. Щелкнул выключатель, загудели лампы.
- Отдыхай, парень. Заслужил, – под лязг салазок холодильник захлопнулся, вокруг снова стало темно.

Яростный собачий лай взорвал тишину. Словно в приюте для животных сквозь пёсий отсек проталкивали клетку с котами.
- Волнуется окаянный, – сказал Возница.
- Окаянный? По звуку так там целая свора, – поёжился Алекс.
- Неет, он там давно одинок, - усмехнулся лодочник.
Парень опустил руки в воду - или что там под ними - и растопырил пальцы. В детстве, когда они бывали на реке, ему нравилась эта упругость, сопротивление жидкости. Но сейчас её не было! Субстанция ласкала ладони, разливалась по ним теплом, наполняла его силой. Так, спокойно, всё хорошо, вот только этот сукин сын умеет мысли читать.
- Так ты говоришь, я уже тонул? – обратился он к собеседнику.
Тот промолчал. Но настороженно приподнялся.
- Ну тогда хуже не будет! – Алекс опёрся о борта ялика, оттолкнулся ногами и кувыркнулся назад. Вода приняла его в свои объятия и укрыла от пролетевшего в надежде подхватить его весла. Последним, что он услышал, был протяжный рёв тёмного веслуна.
Закрыв глаза, Алекс словно хлопал в ладоши над головой, погружаясь на глубину. Дыхание его не беспокоило, зачем? Так легко и приятно обходиться без этой ставшей рудиментом обязанности. Когда-то он уже переживал нечто подобное. «Это уже было». Так сказал лодочник?
Жидкость вокруг заволновалась, и он открыл глаза. Весло! Проклятье! Всё-таки дотянулось! Алекс в отчаянии попытался плыть прочь, но его уже сдавило мёртвой хваткой, он сейчас трепыхается подстать рыбе в садке. В отчаянии он заорал, и его лёгкие моментально обожгла проникнувшая субстанция. Опять чертовски холодно, а глаза слезятся от яркого света.
- Тише-тише, малыш, всё хорошо, твоя мама рядом! – сказал усатый доктор и весело подмигнул уставшей роженице.
11-06-2015, 18:49 by JackyПросмотров: 1 930Комментарии: 2
+3

Ключевые слова: Лодка парень роды авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Анонимная софия
12 июня 2015 11:03
0
Группа: Посетители
Репутация: (1|0)
Публикаций: 3
Комментариев: 132
В поддержку ставлю плюс
#2 написал: Kalinina
13 июня 2015 18:46
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 3
Комментариев: 846
Мне очень понравился рассказ, замечательно просто! Плюс!
  
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.