Трагик, лампа и отсутствие логики

Люминесцентная лампа в аудитории моргала. Какой дурак придумал ставить пары до семи вечера, он не понимал. Так уныло и грустно приходилось от мысли, что все остальные нормальные люди уже дома, а ему приходилось торчать на скучной паре препода, который пока разовьёт свою мысль, пройдёт час. Это при условии, что пара почти два длится. Раздражало.

Он тяжело вздохнул, уставился в окно. Зима, темнеет быстро. Так ещё и ранняя зима, а в этом году тепло относительно. В начале декабря температура едва ниже нуля опускалась. Плюс постоянные дожди, а это значит – что? Правильно, слякоть. Только огоньки старой-старой, наверное, ещё хрущёвской панельки проглядывали из темноты. Раздражало.

Голова с утра ещё болела. А теперь добавилась тошнота от выпитого в буфете вонючего, гадкого кофе. Кто же знал, что после смены персонала, там будут такую гадость подавать? Ужас. Ещё маячило перед глазами лицо другого препода, который требовал практические, но не объяснял, что и как именно делать. А срок сдачи был уже через дня три. Он поморщился, наконец, не выдержал и попросился выйти. Преподаватель даже не обратил внимание, слишком был увлечён своей мыслью, а он этим воспользовался и незаметно скрылся.

Он поплелся по коридору, зашёл в туалет и умылся. Лампа моргала, его это раздражало. Но как только он подумал о раздражении, что-то треснуло и свет тотчас выключился. Он даже испугался ненароком, скорее от неожиданного звука посреди тишины, нежели от темноты. Темноты он не боялся. Не боялся всяких "бабаев", спрятавшихся в темноте, о которых так любят писать некоторые любители. Нет, он не верил во всю эту чушь, жанр хоррора, по его мнению, почти исчерпал себя, чтобы по-настоящему пугать. А вот сам факт этого пугал.

Свет включился, но лампа моргать не перестала. Перебои скорее всего. Он оторвал бумажное полотенце, промокнул лицо. Тихо так, спокойно. Не хочется идти на нудную пару, лучше бы какой-нибудь чёрт из толчка вылез и съел его, а не вот это вот всё. Эх, а ещё практические сдавать к зачёту.
Он вышел из туалета. В коридоре стояла чугунная тишина. Даже голоса из аудитории не доносились. Он расслабленно выдохнул. Наконец-то тишина. Приглушённый свет люминесцентных ламп, жёлтые стены, пустое помещение, мрачный лестничный спуск, выглядывающий из-за прозрачной двери. Если бы это было лиминальное пространство, он бы тут и остался, лишь бы не возвращаться на ту противную пару, которая так его раздражала. Он прикрыл глаза и насладился минутами тишины.

Вдруг из конца коридора раздались шаги, лёгкие. Слышался звонкий, но не вульгарный стук каблучка. Женская нога так ступала, причём довольно худая. Хоть со зрением у него и были проблемы, но слышал он хорошо. Это не раз спасало его при списывании на контрольных. Звук становился всё громче и громче, он приближался. Становилось слышно её волнительное дыхание. Он словно бы слышал, как волнительно её глазные яблоки брыкались по сторонам в поисках чего-то. А вместе с её приближением начала моргать лампа. Раздражало.

- Фух, наконец-то живой человек! – облегчённо выдохнула она, хотя в голосе её слышалось то ли напряжение, то ли чувство страха.
Он открыл глаза и повернулся к источнику шума. Перед ним стояла худенькая, миловидная студентка в серой дублёнке и красном шарфике. Совершенно обычная, нормальная, но при взгляде на неё что-то было непонятно отталкивающее.

- Я уж думала, с ума схожу в край. Проклятые студенческие будни, да? – засмеялась она.

Такую широкую и искреннюю улыбку он давно не видел, от чего даже его раздражение постепенно улетучивалось. Но что-то в этой улыбке было не так. Создавалось такое впечатление как при эффекте зловещей долины. Вроде бы она и была человеком, но что-то было чужим. Что-то было в ней непонятное. Наверное, это головная боль сказывалась, может четвёртая пара, а может он просто себя накручивал.

- Вы потерялись? – уточнил вдруг он.

- Я пытаюсь найти аудиторию 431 2 (а), но никак не могу. Даже людей нет, все ушли.

Он порядком удивился. Третий год учился в этом универе, на четвёртом этаже, потому что здесь находилась его кафедра, но он ни разу не сталкивался с такой аудиторией.

- Вы уверены? На этом этаже только 431 аудитория. Может, корпусом ошиблись?

- Нет, вот же, - она показала в телефоне расписание с перечнем кабинетов.

Всё так, 431 2 (а), 2 корпус. Может, его память уже подводила?

- Завтра найдёте! – пожал он плечами. – Уже поздно, все разошлись.

- Мне нужно сегодня.

Голос её с девичьего, игривого резко сменился на убедительный и низкий, при этом смотрела она точно в глаза. Её лицо хоть и было милым, довольно красивым, но каким-то пугающим. Большие тёмные, совершенно пустые глаза, от которых хотелось сбежать куда подальше. Длинные, худые пальцы, тонкие запястья. Она чем-то напоминала богомола, но очень красивого богомола. Что ж, в таком случае, было плюсом то, что они не состояли в романтических отношениях.

- Что же такое срочное?

- Я забыла там кое-что важное.

Он недоверчиво сузил глаза.

- Раз уж Вы там были, то должны знать, где она находится.

- Я не помню, - она снова сменила голос на более высокий, милый, девичий.

- Послушайте, мадам, - саркастично произнёс он, - разбирайтесь сами. Не втирайте мне дичь, я домой хочу, а мне ещё на паре досиживать, - ответил он и обошёл студентку, направившись в свою аудиторию.

Она что-то произнесла ему вслед, но он не разобрал. Вернувшись в кабинет, он застал там пустоту и тишину. Никого не было. Все вещи были оставлены, лежали на партах. Даже очки препода, а он без них никуда. Скорее всего вышли куда-то ненадолго. Но кто сейчас куда-то выходит без телефонов? Необычно.

Лампа моргала, иногда потрескивала. Прошло минут пять, никто так и не появился. Он встал, подошёл к окну. Окошки панельки мерцали как блуждающие огоньки. Треск прекратился. Снова стало тихо. Он вдруг задумался, куда делась та студентка? Когда он уходил, то не слышал стук каблуков, даже сейчас, когда всё так тихо, её не слышно. Та дверь, ближайшая к туалету, выходящая в лестничный проём – заперта. Девушке пришлось бы идти обратно. Но её не было слышно. Неужели на месте стояла? Мёртвая тишина. Ни шороха, ни треска, ни шагов.

Он не выдержал и вышел из аудитории. Никого не было, но такого просто не могло случиться, чтобы он не услышал её шагов. Не могла же она снять ботинки и босиком пройтись. Да и что эта за аудитория такая? Ему стало любопытно, и это любопытство пересилило даже головную боль.
Ноги сами принесли его в конец коридора, к выходной двери. Никого. Куда же она могла деться? Тогда он прошёлся в противоположный конец, где сильно моргала лампа, шумно потрескивая. В этом конце находилась аудитория 431 прямо напротив дивана с засохшим фикусом. Приближаясь к ней, лампа моргала всё быстрее и быстрее, и треск становился уже звенящим. Лампа снова треснула, и свет, сопровождаемый короткой ослепительной вспышкой, во время которого он увидел некую фигуру прямо перед собой, вырубился. Сердце его замерло. Он волнительно задышал. Темно и тихо. Если бы кто-то был рядом, он бы услышал. Он плохо видел, но слышал хорошо! Значит, это всего лишь собственная тень напугала.

- Я в порядке. Мне просто кажется, - прошептал он вслух.

- Когда кажется, креститься надо, - весело засмеялся уже знакомый голос.

Резкий раздражитель так напугал его, что он даже вскрикнул на высокой ноте. Голос снова засмеялся.

- Да ладно, Трагик, это всего лишь я.

Говорила та самая студентка, ищущая призрачную аудиторию. Трагик обернулся. Она включила фонарик на телефоне.

- С чего это «трагик»? У меня есть имя.

- С того, что у тебя такое лицо, будто у тебя на глазах кого-то трактором переехали, а имя мне твоё неважно, - игриво сверкнула она глазами. – Равно как и тебе моё.

Трагик опустил глаза. Девушка стояла босиком, в причудливым жёлтых носках, без дублёнки, но всё ещё в своем красном шарфике.

- А где твои ботинки и дублёнка? – удивился он.

- Художественный фильм на "С", - шкодливо улыбнулась она.

- Надо же, - покачал недоверчиво головой Трагик. – Кому они понадобились?

- Режиссёру. Ему стало холодно.

Девушка весело засмеялась, а вот Трагик себе места не находил. Кажется, он уже с ума сходил на почве учёбы.

- Какому режиссёру?

- Нашего маленького спектакля.

Поняв, что от студентки толкового ничего не добиться, да и находиться в её компании становилось всё невыносимее и невыносимее. Почему-то её присутствие давило на Трагика хуже головной боли. Ну обычный же человек стоял перед ним! Но всё равно что-то не давало покоя! Её большие тёмные глаза, её улыбка, её пальцы.

- Я, пожалуй, пойду. Поздно уже. Много чего мерещится.

- Натолкнёшься на мою аудиторию, дай знать. Это важно.

- Мгм, - Трагик отмахнулся и пошёл обратно в свой кабинет по темноте.

Снова никого, но вещи-то остались. Он собрал свой рюкзак, накинул шарф, пальто и выбрался из кабинета. Больше оставаться тут не намерен был. Какая-то чертовщина творилась сегодня. Вроде бы всё как обычно: лампы тут всегда по вечерам моргают, по вечерам всегда так тихо. Но вот что выбивалось, так это та студентка со своей аудиторией. Её никогда не было здесь. Он никогда не видел её ранее среди своего потока. Её появление ничем не обосновывалось, ничем не подкреплялось, она просто была где-то рядом. Оно было не логичным, а отсутствие логики пугало Трагика больше, чем нетсталкеры, псведосмертельные файлы и бабаи из детских страшилок.

Он дёрнул дверь напротив аудитории, но та оказалась заперта. Кто-то прошёлся по его могиле. Обычно эту дверь никогда не закрывают на ключ. Как бы считается «основным» входом. Те, что по бокам, между корпусами – да, но не эту. Темно и тихо. В ушах пульсировало, казалось, он чувствовал стук своего сердца. Всё было сегодня не так как обычно, не логично. Куда делась группа с преподом? Что эта за студентка? Где та аудитория 431 2(а)? Почему всё заперто? Это одновременно раздражало и пугало.

Трагик с фонариком на телефоне обошёл весь коридор, но двери оказались заперты. А лифт не вызвать, электричества нет. Той девушки нигде не было. Может, она как раз и позаботилась о том, чтобы не выпускать Трагика в отместку за отказанную помощь? Да ну. Это глупо, не логично. Хотя у неё ведь кто-то украл ботинки и дублёнку. Или это она подшучивает так. Что ж, чувство юмора у неё явно хромает.

В окно что-то ударило. Слава всему хорошему, это оказалась всего лишь ветка.

- Что же ему теперь делать? - послышался её голос где-то рядом.

Трагик обернулся, и свет резко включился, вместе с ним исчез образ студентки, стоявшей у окна. Снова причудилось? В последнее время Трагика порой мучали слуховые галлюцинации, но они были совсем безобидными. Например, ему казалось, что кто-то звал его, или неразборчивое бормотание доносилось откуда-то позади. Но это было нормальным.

Глаза, как же болели его глаза! Единственное, что он смог различить, как это за угол проскользнула тень. Он кинулся за ней. Никого не было. Трагик снова зажмурился, а когда распахнул веки, снова что-то промелькнуло. Послышались шаги. Кто-то бежал. Кому это понадобилось бежать в восемь вечера в пустом коридоре? Трагик спрятался в углу за очередным фикусом. Всё ближе и ближе. И эти шаги не были похожи на её, нет. Это были другие. Более тяжёлые, более грузные. И дыхание было сбивчивым, и голос почему-то дрожал.

Ближе-ближе. Он пугливо зажмурился, чтобы не видеть. Как вдруг шум стих.

- То, что мы не видим, мы не хотим и слышать, - раздался нежный голос студентки.

Трагик распахнул глаза. Перед ним стоял тучный одногруппник.

- Вот ты где. А мы не достучимся до тебя никак. Пойдём, - пробурчала он недовольно.

Он потряс головой. Померещилось? Нет, такое не мерещится. Не добившись никакого ответа от Трагика, парень взял его за локоть и повел по коридору вперёд. Трагик попытался успокоиться, он совсем не узнавал этот путь к кабинету. Это был другая аудитория в самом конце коридора, аудитория под номером 431 2 (а).

Трагика вдруг настигло неописуемое чувство немого ужаса. Такое бывает, схожее со страхом перед тем, что мы не можем понять или осознать, но отчётливо ощущаем это "непонятное". Такое бывает во время сонного паралича, так что тебе может это быть знакомым. Ему стало страшно. Лампы моргали, тишина сменилась треском. Рука одногруппника даже через пальто казалась холодной. В ушах раздался звон, который становился всё громче и громче. Наконец он остановился.

- Мне плохо, я домой.

- Нет-нет, тебе нельзя уходить. Мы только начали. Это важно.

Сердце Трагика лихорадочно забилось. Ему было страшно. Страшно непонятно от чего. Что-то находилось рядом с ним, пугающее и холодное. То, что он не видел и не слышал. Но оно точно было рядом. Словно бы ночной кошмар смешался с реальностью, и теперь он ощущал его присутствие. Словно бы он застрял где-то, откуда выхода не было. Словно бы неизбежность держала его на мушке. И эта аудитория. От неё веяло чем-то недобрым. Что это был за одногруппник которого он никогда не знал, но которому так легко доверился?

Руки его тряслись. Он не чувствовал пальцев. Оно было рядом. Нечто, что он не видел и не слышал. Оно дышало рядом, оно смотрело ему глаза, оно улыбалось, оно вело его туда.

- Это очень важно.

Чувства накалялись. Лампа снова с оглушительным треском ярко вспыхнула, и Трагик увидел наконец увидел лицо той фигуры, что всё это время была рядом. Преисполненный ужасом и безумным страхом, он истошно закричал в истерике, словно бы пытаясь напугать визави, вот только голоса его никто не слышал. Даже он сам.

Люминесцентная лампа в аудитории моргала. Какой дурак придумал ставить пары до семи вечера, она не понимала. Так уныло и грустно приходилось от мысли, что все остальные нормальные люди уже дома, а ей приходилось торчать на скучной паре препода, который пока разовьёт свою мысль пройдёт час. Это при условии, что пара почти два длится. Её бокетто бы продолжалось и далее, если бы не шум из коридора, похожий на крик. Она встрепенулась.

- Ты чего? – поинтересовалась одногруппница в кардигане.

- Ты слышала?

- Рабочие сегодня задержались. Аудиторию ремонтируют. Это всего лишь техника.

- Ух, вот это померещилось, - широко улыбнулась она, поправив красный шарфик. – Лучше бы они лампы починили. Достали уже моргать.

- Проклятые студенческие будни, да. Сессия скоро. Вот воображение и разыгралось, - отшутилась соседка. – А лампы, правда, заменить пора. А то так выбьет однажды.

- Вот они, кстати, 431 аудиторию, которая 2 (а) уже около года ремонтируют, - подключилась вторая студентка с дредами. – А результата ноль. Что там вообще будет? Вы вообще когда-нибудь видели её?

- Причём она постоянно заперта. – подключилась третья. - О ней все говорят, но её никто так и не видел. Кроме рабочих.

- Может, рабочих тоже на самом деле нет? А, может, там людей режут? – засмеялась весело она, откинувшись на дублёнку. – Как в тот раз с подвалом, помните? Мы там крысу дохлую нашли? Оказалось, что эта были отходы лабы биологов.

- Режут – не режут, но мне интересно, что там.

- Ничего. Обычный кабинет.

- Иногда обычное пугает хуже необычного. А где наш горе-актёр кстати? С трагичной миной? – спросила девушка с дредами.

Подруги пожали плечами.

-То, что мы не видим, мы не хотим и слышать, - улыбнулась игриво она.

Люминесцентная лампа в аудитории наконец погасла.


Новость отредактировал Kiria - 7-12-2021, 10:19
7-12-2021, 10:19 by СамозванкаПросмотров: 684Комментарии: 1
+1

Ключевые слова: Трагик страх тишина универ шарф лампа авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Слепой стрелец
10 декабря 2021 20:45
0
Группа: Посетители
Репутация: (146|0)
Публикаций: 9
Комментариев: 201
Прочитал дважды, но так и не понял, что произошло и где логика, хотя ее отсутствие здесь изначально заявлено? Главному герою, я так понял, весьма трудно угодить. Его желание сбывается: лекции больше нет, да и самого лектора тоже, но ему опять все не так. Читать мне понравилось, а с разгадкой загадок неудача вышла, жаль что здесь пол плюсика поставить нельзя, я бы с удовольствием поставил.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.