Шорох

Раздалась тонкая мелодичная трель – электронные часы на прикроватной тумбочке высветили на экране ровно час ночи.

Борис отвлекся от экрана ноутбука, непроизвольно бросив взгляд на часы. Он опять засиделся в Интернете далеко за полночь - ощущение времени в сети исчезает совершенно.

Молодой человек лишь сокрушенно покачал головой – каждый утро он клятвенно обещает себе, что в этот день ляжет спать не позже одиннадцати, но вечером все неизменно и незаметно совершалось по иному, уже привычному, плану.

Борис решительно отодвинул переносной компьютер, потер пальцами покрасневшие глаза – все, спать! И немедленно!

За открытым окном, затянутым противомоскитной сеткой, расплескалась душная июньская ночь. Лишь изредка легкий ветерок врывался в комнату, шевелил занавески и разгонял застоявшийся воздух.

Борис встал из-за стола, минуту постоял у окна, глядя на пустой двор и темные окна соседней многоэтажки.

Тишина и покой окутывали город, давно упавший в объятия сна. Даже гул машин стих. Казалось, город, который никогда не спит, все же забылся на короткое мгновение тревожным сном, чтобы совсем скоро возродиться бурлящей жизнью.

От вида уснувшего мегаполиса усталость навалилась невидимой плитой. Спать захотелось неимоверно.

Борис откинул с кровати плед и уже собирался упасть на мягкие подушки, когда…

Шорох.

Странный короткий звук раздался в коридоре.

Или это только показалось?

Борис замер, прислушиваясь.

Вот опять.

Там, за входной дверью, явно кто-то был. И этот «кто-то» водил по металлической поверхности ладонью, словно бы ощупывал преграду, вслепую пытаясь найти возможность шагнуть внутрь.

Борис ощутил, как гулко ударило сердце. Холодок страха пробежал между лопаток. Парень даже приоткрыл от удивления рот.

"Да ну, ерунда! – пробормотал он и подумал: «Ну кому надо возиться около двери в час ночи? Может, кошка трется о дверь?».

Несколько мгновений он стоял в нерешительности. В подъезде он никогда не замечал бродячих кошек. Входная дверь на кодовом замке.

Странный шорох вновь повторился, теперь уже намного громче.

Борис нервно сглотнул – ситуация нравилась ему все меньше и меньше.

Включив верхний свет, он осторожно вышел в коридор.

Квартиру Борис купил два года назад, сделал капитальный ремонт и установил дорогущую входную дверь – металлическую, из нескольких слоев бронестали. Приятель посоветовал, утверждая, что она своих денег стоит, и запросто «держит» даже автоматную пулю, выпущенную в упор. Проверять дверь подобным образом Борис не собирался, но приобретением остался доволен. Поэтому сейчас особо и не переживал за свою безопасность – просто было неприятно, что у самого порога кто-то возится.

Он замер посередине короткого коридора, прислушиваясь в очередной раз. Раздавшееся клацанье показалось громовым раскатом.

Дверная ручка дернулась – туда-сюда, вверх-вниз.

Борис невольно вздрогнул, не отрывая взгляда от «ожившей» дверной ручки. Кто-то нагло пытался вломиться, проверяя дверь на прочность.

Собрав волю в кулак, он решил посмотреть в дверной глазок на ночного гостя, и уже шагнул ближе…

Лица коснулся холод, ледяное дыхание зимней стужи, вызвав волну противного, неподконтрольного озноба вместе со страхом.

Холод шел от двери, неведомо как проникая сквозь слой высокопрочной стали. И вместе с ледяным дуновением в сознание проникло… Нет, это была не физическая боль. Какая-то тяжелая, смертная тоска. Черная пелена в один миг вымела все мысли, опустилась вниз и сжала ледяными тисками сердце. Мир в одно мгновение утратил краски, стал тусклым и серым, перестал интересовать.

Жить расхотелось в одну секунду. Избавления – вот чего он желал сейчас. И оно ждало его там, за дверью.

Борис замер, хватая ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. В опустошенном сознании, где-то на самом краю, полыхал огонек тревоги.

Сердце билось, словно загнанная птица.

Черная тоска разрывала душу.

Ноги подгибались, сил не было, и он нелепо взмахнул руками. Споткнувшись о стоявшие у стены ботинки, Борис едва не упал, шагнув назад.

Стиснув зубы и шумно дыша, он попятился прочь из коридора, не сводя взгляда с двери.

Шорох.

Дверная ручка дернулась – туда-сюда, вверх-вниз.

Чей-то безликий, едва слышимый голос: «Пустиииии…».

Борис влетел в комнату, захлопнул дверь, и тяжело привалился к ней спиной.

Его трясло крупной дрожью, холодная испарина заливала лицо.

"Да что же это такое" - только и смог вымолвить он. Говорить громко – даже на это сил не было.

Тоска отпустила, исчезла, оставив в сознание пустоту.

Он бросил взгляд за окно, в густую тьму летней ночи.

Нет, это не просто ночь.

Это черный погребальный саван, окутавший весь мир. А темные окна многоэтажки напротив – это склепы. Все уже умерли. И теперь пришли за ним.

Борис тяжело плюхнулся в кресло, затряс головой, не желая слушать чудовищные, страшные мысли.

Взгляд упал на мерцавший экран ноутбука.

Мысль, пронзившая мозг словно молния, придала сил.

Камера!

Точно!

Он совсем забыл о ней!

Над входной дверью, на площадке, стояла миниатюрная видеокамера. Наружу выглядывал лишь объектив, умело спрятанный среди кабелей под потолком. Ее установили вместе с дверью за небольшую плату, соединив с компьютером. Опять же приятель посоветовал – он тогда работал в охранной фирме, где поставили новое оборудование, а старое продавали за бесценок.

Помнится, Борис побаловался ей пару раз, рассматривая гостей, приходивших к соседям, да и благополучно забыл.

Пальцы рук предательски дрожали. Со второй попытки Борис активировал нужную подсистему.

На экране появилась картинка.

Борис замер, превратившись в статую, и абсолютно не веря в то, что видит.

На площадке, куда выходили двери четырех квартир, находилось странное существо, замотанное в какие-то невообразимые черные лохмотья, свисавшие безобразными лоскутами. Глубокий капюшон скрывал голову. Высокое, намного выше среднего человеческого роста, существо было как-то неестественно изломано, словно под черным балахоном скрывалось тело, не имеющие ничего общего с человеческим.

Но больше всего Бориса поразили руки, выглядывавшие из широких рукавов – четырехпалые, с длинными узловатыми пальцами, покрытые коричнево-серой кожей.

Существо, выходец из неведомых кошмарных миров, медленно перемещалось по тесной площадке, словно плывя низко над полом. Вот оно замерло перед дверью напротив и коснулось ее рукой. Осторожно, словно пробуя на прочность, затем сильнее, провело по поверхности узкой ладонью, коснулось дверной ручки. Наклонило голову, словно прислушиваясь и зовя кого-то.

Борис сидел на грани обморока, не смея шелохнуться и не находя сил даже отвести взгляда от экрана.

Камера не имела встроенного микрофона, изображение было «немым», но Борис был уверен – оно издает зов. Тот самый, который удалось услышать ему, и который едва не лишил его жизненных сил. Он молился сейчас только об одном – чтобы соседи крепко спали или их вообще не было бы дома. Чтобы никто не открыл дверь.

Существо переметнулось к другой двери, толкнуло ее обеими руками, склонилось у дверного замка.

Борис стиснул зубы; во рту было сухо как в полдень в пустыне. Пот заливал лицо и шею; футболка промокла насквозь.

Существо заметалось по площадке, словно ощущая, что его время уходит. На мгновение Борису показалось, что под капюшоном вообще нет лица, лишь клубится беспросветная, липкая и тягучая тьма.

Существо вновь остановилось перед дверью в квартиру Бориса.

Оно чувствовало его.

Шорох.

Клацанье дверной ручки.

Тихий голос.

Борис завыл, закрыв уши ладонями.

Ничего нет! Ничего этого нет!

*
**

Июньские ночи коротки. Небо заалело на востоке, возвещая скорый приход нового дня. Поблекли звезды. Первый яркий луч разогнал предутренний сумрак, истаял ночной туман, запутавшийся среди деревьев.

Борис, тяжело дыша, бросил взгляд на экран ноутбука.

Площадка была пуста.

Неведомое кошмарное нечто исчезло, растаяло, шагнув за грань чужих миров.

Он поднялся, шагнул к окну, распахнув его шире.

Утренняя прохлада ворвалась в комнату, неся бодрящую свежесть.

Борис вдохнул полной грудью, чувствуя, как оживают убитые кошмарным видением чувства.

Ожил и город. Гудели машины, щебетали птицы в соседнем сквере, на пустынных улицах уже появились редкие прохожие.

Борис посмотрел на встающее, еще не жаркое, солнце.

Оказывается, чтобы ощутить всю полноту жизни, нужно оказаться в полшаге от смерти. Но что бы было, если бы он забыл запереть дверь?

Вы опять засиделись перед телевизором до глубокой ночи? И спать хочется так, что слипаются глаза? Потратьте еще минуту и проверьте, хорошо ли закрыта входная дверь. А лучше – заприте ее еще на один замок. Потому что неизвестно, кто может шагнуть к вам в дом пока вы спите.

Автор - Скарм.
Источник.
22-07-2018, 16:32 by Сделано_в_СССРПросмотров: 1 115Комментарии: 4
+12

Ключевые слова: Ночь квартира подъезд шорох существо голос зов страх утро рассвет исчезновение творческая история избранное

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Tigger power
4 февраля 2019 21:11
0
Группа: Модераторы
Репутация: (2142|0)
Публикаций: 7
Комментариев: 4 356
Кошмарная история!) +++
        
#2 написал: зелёное яблочко
13 февраля 2019 12:23
0
Онлайн
Группа: Комментаторы
Репутация: (1580|-1)
Публикаций: 74
Комментариев: 4 786
Как-то не очень. Страшилка банальная на мой взгляд
          
#3 написал: Geogirl
6 марта 2019 18:01
0
Группа: Посетители
Репутация: (8|0)
Публикаций: 12
Комментариев: 142
Сюжет не нов, но написано хорошо!!
#4 написал: Fleur Delacour
15 марта 2019 10:27
0
Онлайн
Группа: Посетители
Репутация: (194|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 381
У кого-то родилось на основе "ГП", наверное. Плюс
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.