Поместье черных ветвей. Часть 3

После завтрака я решил обследовать весь дом (быть может, смогу найти что-нибудь полезное, что как-то связано с моим без вести пропавшим дедом, проводившим, по словам Боуэла, в этом поместье почти половину жизни). Я надеялся отыскать его дневник, но в доме был такой жуткий беспорядок, так что вряд ли поиски могли увенчаться успехом. Интересно, куда подевалась старушка Элоиз? С момента появления на кухне больше я ее нигде не видел, словно она растворилась в воздухе, как какое-то привидение. В некоторых комнатах перегорели лампочки, а окна оказались плотно занавешены старыми черными шторами, из-за чего в доме царила мрачная безжизненная атмосфера.
Одна из комнат показалась мне довольно интересной. Она находилась в конце коридора, на втором этаже. Похоже на библиотеку. Вдоль стен расположились шкафы, заполненные разнообразными диковинными книгами. В центре комнаты находился письменный стол с заваленными друг на друга рукописями и свитками, рядом стояла чернильница. На секунду мне показалось, словно я нахожусь в башне волшебника, уж больно дико и несовременно тут было все обставлено. Я подошел к ближайшему шкафу и взял с верхней полки первую попавшуюся на глаза книгу. «Де Вермис Мистериис» - прочел я на обложке толстой потертой кожаной книги. По телу пробежали мурашки. С этой книгой я не был знаком, но от нее так и веяло чем-то смрадным, болотистым. Все слова давались на латыни, поэтому, о чем она повествует, я так и не понял и, думаю, не захотел бы узнать. На некоторых страницах давались картинки с причудливыми знаками и кабалистическими символами. С некоторым страхом и отвращением я отложил книгу в сторону и взял другую, более толстую и ветхую, в которой явственно мог узнать самый редкий, темный, древний и, скорее всего, единственный оставшийся на планете экземпляр великого и ужасающего «Некрономикона». Этот фолиант я держал в своих руках, чувствуя всю тяжесть веков, тысячелетий, прошедших через страницы дьявольской книги. Традиции древних, давно ушедших цивилизаций, нечестивые ритуалы и призывы иных инопланетных форм межзвездного хаоса и ужаса – вместилище запретных и закрытых для любого смертного тайн были запечатаны в этой книге. Дикий первородный страх обуял мой разум. Откуда это у Боуэла? Собрания самых темных, невероятно могущественных и просветлённых в оккультной тематике материалов – все они были собраны в одной библиотеке, находящейся в поместье Боуэла. Конечно, он рассказывал, что, путешествуя по миру, они собирали разные манускрипты и проклятые артефакты, но кто бы мог подумать, что все они находятся здесь? Возможно, он сохранил их как память о былом прошлом и ни один из них не был использован для каких-либо гнусных целей, но мог ли я до конца быть уверенным в этом? Нет.

***


Этой ночью я слышал странные звуки, словно кто-то карабкался по крыше. Сверху отчетливо доносился скрежет, как если бы острые когти царапали деревянную панель. Снизу же доносился непрекращающийся топот ботинок и бормотание. Я решил положить конец этому безумию, мешавшему мне спать.
Я открыл дверь и на цыпочках прокрался к лестнице, чтобы осторожно взглянуть на того, кто нервно расхаживал от комнаты к комнате на первом этаже, и перед моим взором предстала удивительная картина. Мистер Боуэл, одетый в серую помятую пижаму (на его голове же был слегка съехавший ночной колпак, весьма нелепо смотревшийся на нем), торопливо сновал по коридору, проверял дверь и каждый раз вздрагивал, когда с крыши доносилось какое-нибудь шебуршание. Вне всякого сомнения, в чертах его небритого лица можно было различить непередаваемый ужас. Я спустился вниз и увидел, как он заколачивал кухонное окно, забивая гвоздь в последнюю доску с одержимым рвением, словно от кого-то строил баррикады.
– Что здесь происходит? – спросил я, обводя помещение взглядом. Пока Боуэл не разобрался с окном, он молчал, лишь стук молотка нарушал напряженную тишину.
– Вы тоже его слышите? – дрожащим голосом произнес мистер Боуэл, нервно озираясь по сторонам. Он крепко сжимал в руке молоток, словно тот мог спасти его от надвигающейся опасности. Колпак окончательно упал с головы, открывая неряшливую шевелюру. Он напоминал обдолбаного рок-певца.
– Кого – его? – все еще недоуменно захлопал я ресницами.
– Монстра, – прошептал Боуэл и внезапно замолк, совершая невразумительное нервное телодвижение в сторону окна, словно оттуда вот-вот должна была показаться кошмарная демоническая харя этого монстра; он резко продолжил, не дав мне даже отойти от его прежней выходки:
– С того самого момента, когда я переселился в это поместье, мне не дает покоя монстр, который является каждую ночь, пытаясь проникнуть внутрь.
– Но что это и почему преследует вас?
– Я не знаю! Не знаю... знаю только, что за последние несколько месяцев ему еще ни разу не удавалось сюда проникнуть. Мы в безопасности. Помните, я говорил вам о том, что все мои слуги ушли от меня... это неправда – их разорвал этот монстр. Я лично слышал истошный крик моего дворецкого, что выходил на улицу ночью, чтобы проверить амбар... а затем жуткое рычание, как будто невероятно огромной собаки... или сотни диких беснующихся собак.
– Почему вы не покинете это место?
– Я не могу! Стоит мне выйти за порог, оно тут же набросится на меня! – Мистер Боуэл присел на кресло и поник. Его бледное исхудавшее лицо постарело, словно с момента нашей первой встречи к его и без того солидному возрасту прибавилось еще десять лет. – Я в плену. Это проклятье за те вещи, что я творил многие годы, чем интересовался и возвысил на первое место. Я знал, что это ни к чему хорошему не приведет и рано или поздно мне придется расплачиваться за свои злодеяния. Я совершил нечто ужасное, теперь этот демон мести хочет забрать мою душу.
– Нет, я не верю в монстров. Это как-то слишком... мы не живем в мире сказок, и мифы реальны только в головах. Уверен, всему этому есть свое объяснение. Рациональное объяснение всегда найдется всему. Вы ведь никогда не видели его?
– Не видел, но слышал, и, поверьте, лучше его не видеть. Такое рычание я не забуду никогда...
С крыши снова послышался мерзкий скрежет когтей и неожиданно сильный удар, а затем недовольный яростный рев хищника, от чего даже мне стало не по себе. До рассвета оставался еще час, но уйдет ли эта тварь или продолжит долбиться, пока не проникнет внутрь? Во мне вдруг что-то переменилось, словно я снова стал мыслить ясно. Никаких монстров не существует и иного быть не могло. Это все выдумки, я докажу.
Мистер Боуэл закрыл лицо дрожащими руками, словно пытался уйти от нарастающего шума. Я же, напротив, был сосредоточен. В голове по каким-то неведомым причинам вновь возникла мысль о старушке. Где Элоиз? Куда она опять делась? Но затем в раздумья вторглось другое, нечто более серьезное, сулившее наибольшую проблему из всех, что сейчас нам грозили... В моей комнате на втором этаже было открытое окно, которое, видимо, Боуэл в порыве своих чувств забыл заколотить досками... словно соглашаясь с моими мыслями, шум на крыше прекратился, и с приходом этой пленяющей тишины сердце как будто перестало биться.
Я мгновенно сорвался с места, но, скорее всего, было уже поздно. Влетев в комнату, я обнаружил все на своих местах и открытое окно, из которого струился магический свет луны. Не дожидаясь, когда что-то или кто-то по ту сторону проникнет сюда, торопливо закрыл окно деревянными ставнями и задвинул засов...
После этого с меня словно свалился тяжеленный груз, и я с облегчением сел на кромку кровати, смахивая со лба струйки пота. Я до сих пор полагал, что все эти фантастические страшилища, описанные Боуэлом, живут лишь в его голове, так думал... пока до меня не донеслось угрожающее рычание, как будто исходившее из самой глубины темного угла комнаты. Как будто стена разверзлась и показала гнилую пасть, от которой тянуло запахом смерти, пота и крови. Оно несло холодный ужас и убийство... Монстр вступил на середину комнаты, обнажая себя перед тоненьким светом, который струился через узкие щели в ставнях. Он действительно походил на здоровенного пса, деформированную собаку, чрезвычайно огромную и мерзкую, словно сошедшую с экрана фильма ужасов. Из клыкастой пасти обильно сочилась слюна, которая капала на пол, загрязняя паркет, но, думаю, для мистера Боуэла не это было бы трагедией. В его яростных красных глазах пылал адский огонь, пронзающий меня насквозь. У меня не хватало сил встать с кровати или громко закричать, чтобы предупредить Найджела, да и, полагаю, я бы попросту не успел этого сделать. Глядя на то, как исполинский волк хищно глядит на меня, можно предположить, что жить мне оставалось не больше минуты. Но даже сейчас, в шаге от неизбежной смерти, я не переставал поражаться, насколько сильно я заблуждался, пытаясь убедить мистера Боуэла (но больше всего себя) в том, что всем эти жутким звукам можно найти разумное оправдание.
«Немыслимо», – это была последняя мысль, промелькнувшая в голове, после чего все кануло в кромешный мрак.

***


Я очнулся в комнате на своей кровати. При каждом малейшем движении тело ломило, словно от падения с приличной высоты. С трудом спустившись на первый этаж и дойдя до самой ближайшей комнаты, я решил присесть, опасаясь снова потерять сознание. Голова кружилась, а ноги почти не слушались меня.
За последние дни я казался полностью опустошенным и совершенно вымотанным, хотя основания для этого не было, и я до сих пор бьюсь в догадках, в чем же истинная причина моего странного недуга, которым по совпадению страдал и Боуэл? Неужели болезнь поразила и меня? Слева донесся голос, отчего я резко вздрогнул и повернул туда голову.
– Мистер Херрсон, вы наконец-то очнулись.
Найджел находился в комнате и спокойно сидел на кресле.
– Что вчера произошло? – устало произнес я, снова возвращаясь в прежнее положение, в ходе которого Найджел был недоступен моему взору.
– Неужели вы ничего не помните?
– Все как-то расплывчато, словно во сне. Я точно помню, что видел огромного волка. Оборотень? Похоже, я точно спятил, слишком долго пребывая в этом чертовом доме.
– Да нет, мистер Херрсон, вы не сошли с ума. Я ведь тоже там был, хоть и не видел того, о чем вы говорите. Так, стало быть, это оборотень. Интересно, что ему нужно от меня? – в его вопросе не угадывались нотки злости или интереса, страха или волнения. Ничего.
– Какая разница. Он был в двух шагах от меня, но оставил в живых, почему? Ведь не за этим ли он так долго долбился к нам через крышу?
Я закрыл глаза, вспоминая образ мерзкой твари, в глазах которой так отчетливо было видно желание разорвать на части. Я чувствовал его зловонное дыхание и запах собачьей шерсти, измазанной в грязи.
– Думаю, он просто не успел выполнить свой кровавый план. До захода солнца оставались считанные минуты, нужно же еще добраться до своей берлоги, а на это требуется немало времени. И если бы ему представился еще один шанс, не сомневайтесь, он убил бы вас. Ведь это же чудовище, а они все злые.
– Возможно, вы правы.
Я был просто не в силах спорить или рассуждать на эту тему. Со мной определенно что-то не так. Я в прямом смысле не могу встать с кресла, словно парализованный. Меня не на шутку охватил страх, усиливающий беспомощность. Как бы сильно я не старался подняться или пошевелить конечностями, результат оставался тем же. Однако это не лишало меня речевой способности, и слова, пусть и тяжело, но проходили через мою глотку.
– Что происходит? – выдавил я из себя. Сейчас я больше походил на куклу, пытающуюся встать на ноги без помощи кукловода.
– Н... н... не знаю, – так же вяло отозвался голос мистера Боуэла. Выходит, с ним творилась та же беда.
– Что за чертовщина? Я не чувствую рук и ног. Мистер Боуэл... мистер Боуэл, помогите мне!
Похоже, мы оказались с ним в ловушке, и, если до вечера ничего не изменится, мы погибнем от лап чудовища, которое, несомненно, придет завершить свое дело.
Спустя пару минут я услышал шаги, доносившиеся из прихожей. Кто-то приближался к нам, и я, затаив дыхание, старался не подавать шума. Найджел тоже молчал в ожидании.
– Мистер Боуэл, вы здесь? Где же вы, я вас потеряла. Отзовитесь! – громко позвала старушка Элоиз. Я принялся благодарить Бога за посланную нам в помощь старую гувернантку, которая пускай и не сможет перетащить двух тяжеленных мужчин, то хотя бы закроет все окна и дверь, чтобы чудище не пробралось в дом. Когда я собрался позвать ее в комнату, послышался нервный шепот Найджела.
– Молчи, дурак. Молчи, если хочешь остаться в живых. Не смей с ней разговаривать, – не переставая, бормотал он. Голос Боуэла звучал строго, чего даже я не ожидал от него.
– Почему вы не хотите, чтобы она помогла нам?
– Ты что, не понял, парень? Это она отравила нас.
– Что вы такое говорите? Это же ваша гувернантка. Она бы не сделала этого.
– Ты плохо ее знаешь. Из своей последней поездки в дальние страны я привез очень интересное снадобье. Оно способно парализовать человека на некоторое время, а с передозировкой и вовсе убить. Если давать его постепенно, добавляя в еду, можно свалить с ног даже самого здорового человека в мире.
– Бред какой-то, с чего вы взяли, что в этом замешана миссис Берген?
– Пару недель назад я обнаружил, что из моего ящичка, где я храню лекарства, пропала бутылка с этим самым ядом. Тогда еще я не обратил на это особого внимания, но с каждым днем мне становилось плохо, пока я совсем не превратился в дряхлого беспомощного старика. Элоиз единственное, что у меня есть, без нее я бы пропал, поэтому и не спешил с обвинениями, но после сегодняшнего могу сказать точно – это яд. Судя по всему, вам она стала давать его с вашего приезда.
– Но это же чистой воды бред собачий! Зачем ей это нужно? Ради какой цели?
– Этого я не знаю и не хочу узнавать. Ради всего святого, прошу – молчи.
– Вы же не могли далеко уйти. Куда вы подевались? – настойчиво продолжала звать Элоиз. Похоже, она не шевелилась, стараясь найти нас по звукам и скрипам половиц, однако в нашем положении эта затея была крайне бессмысленна.
– И что же, вы предпочитаете умереть от клыков чудовища? Рано или поздно наступит тьма, тогда нас уже ничто не спасет.
– Нужно найти другой выход, – голос Найджела был сдавленным, горьким и дрожащим, словно он сам не верил в свои слова.
– Нет у нас другого выхода.
– А, черт с вами, потом найду! – ругнулась старуха.
– Элоиз! Мы здесь! Помогите нам, скорее! – я напряг свое горло как можно сильнее, но даже в таком положении голос казался писклявым. В эту самую секунду во всем поместье воцарилась полная тишина, еще более ужасающая, чем когда-либо. Затем раздался печальный стон мистера Боуэла. В очередной раз он попытался подняться на ноги, напрягая все мускулы, но снова потерпел поражение.
– Проклятье! – вскричал он, насколько позволяли его хриплые связки. – Проклятье! Проклятье! Проклятье! – повторял он, словно заклинание, а шаги в это время приближались к нам. Неспешно, как будто их обладатель наслаждался каждой секундой своей власти. Наслаждался тем, что сумел выполнить свой долгий, но очень хитрый ход, и дело сделано. Теперь можно и не торопиться.
– Так вот, где вы от меня спрятались, низшие отродья! – прокаркала старуха. Ее черные, сбившиеся по всему лицу волосы и коварный взгляд заставили меня съежиться.
«Ведьма! Эта старуха настоящая ведьма!»
Ее неистовые глаза горели дьявольской злобой, какой я не видел еще ни в одном человеке прежде.
– Что ты наделал, Денни! – еще более отчаянней вскричал мистер Боуэл, добавляя масла в огонь моего и без того никчемного состояния.
– Молчать! – яростно крикнула Элоиз, ударив его ногой под дых. Послышался жалкий стон. Я заметил, как она взвалила Найджела себе на плечи и с удивительной силой понесла его из комнаты.
– Куда ты его несешь?! Что тебе нужно?! – попытался достучаться я до старушки, но она скрылась в дверном проеме, ничего мне не ответив. По лицу стекали капли пота, и только теперь я осознал, что вариант с оборотнем был милостивым для нас с Найджелом Боуэлом, и я еще пожалею, что не выбрал его.

Продолжение следует.
10-06-2017, 10:28 by Марк КрамПросмотров: 3 229Комментарии: 0
+2

Ключевые слова: Оккультизм черная магия оборотень авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.