Сердце Йорогумо

Глава первая. Отъезд
«Всем доброе утро! С вами радио "Ретро"! И сегодня, двадцать восьмого мая, стоит прекрасная погода! Стрелки на часах показывают восемь часов тридцать минут. И с вами новая викторина…»

Я выключил радио-будильник и приподнялся с кровати. Надев свои, черные джинсы, что лежали на полу, я подошел к окну. Погода действительно хорошая, ни облачка на небе, но и не жарко. Я взглянул на термометр, девятнадцать градусов тепла. Ну, что же! Самое время вставать и собираться в путь. Подойдя к шкафу, я опешил. На вешалках пусто. В нижних шкафчиках тоже ничего.
- Что-то потерял? – нарушая тишину, раздался голос.
- Даша! Сестренка! Где мои вещи?
- Я уже все запаковала в чемоданы.
- Как? А в чем мне ехать? Да и когда ты успела это сделать?
- Ах, Антон, Антон. Ты как всегда не обращаешь внимания на этот стул! – Она указала на стул, рядом с моей кроватью. На нем лежала белая футболка.
– Да, а слона-то я и не приметил.
Даша рассмеялась
– А когда ты проснулась?
– Еще в пять часов утра, – она подошла и села рядом. – Ты сегодня так храпел, я раз пять просыпалась. У тебя опять гайморит обострился?
– Да. Надо опять к врачу идти. Почему не могут вылечить, сам не знаю.
– Тогда, как приедем, обязательно сходи. – Даша встала с кровати. – Я пойду на стол накрывать. А ты одевайся и подходи.
– Уже одеваюсь. – Ответил я и начал надевать футболку.

Я и моя сестренка Даша, мы увлекались мистикой и городскими легендами. В свои двадцать пять лет я объездил половину Европы.
Даша, которая была меня младше на год, всегда ездила со мной. Мы ездили по городам и описывали их легенды, малоизвестные миру, в газету. У нас была отдельная колонка. В некоторые города нас отправляла администрация газеты. Но чаще, мы сами выбирали город, в который поедем.
В последний город, в который мы ездили, был столицей Чехии, Прага. Там мы записывали легенду о Пражском Големе. Его создал еврей по имени Рабби Иуда Лёв, в шестнадцатом веке. В те времена пражские евреи подвергались гонениям и жили в постоянном страхе. И вот, чтобы защитить еврейское наследие от погромов, Рабби Лёв решил создать глиняного Голема. Эта история была окутана разными сплетнями. Некоторые говорят, что Рабби отдал душу, чтобы оживить это чудовище. Некоторые утверждают, что он вселился в тело Голема.
Мы же придерживались утверждениям, что Голем послушно исполнял все приказания Рабби, помогал людям и защищал еврейское гетто.

И вот нам прислали приглашение поехать в малоизвестный городок Утасинай в Японии. Это малый по численности городок. В нем проживали три тысячи девятьсот тридцать семь человек. Япония славится своими историями о приведениях. В основном эти приведенья - это женщины с длинными, черными волосами. Некоторые, наиболее известные истории, даже экранизировали. Взять ту же самую Садако - женщину из колодца.
Но мы с Дашей гнались не за заезженными историями. Мы охотились за малоизвестными
историями. Именно за эти малые истории, что мы проливали во всеобщие обсуждения, мы и получали зарплату. Но! Признаться, мы ездили по городам разных стран не из-за зарплаты. В таком возрасте не хотелось как-то себя обременять семейными заботами. Вот мы и катались по городам в поисках историй.

Надев футболку, я еще раз посмотрел в окно. Деревья и трава наливались приятным для глаза зеленым цветом. Люди не торопясь расселись на деревянные лавки. С пятого этажа они казались мелкими муравьями.
Я открыл форточку, и в комнату, овевая лицо, ворвался прохладный ветерок. И вдруг, нарушая тишину, раздался звук перфоратора этажом выше.
Опять Костя начал свой долгоиграющий ремонт. Он что, стены сносит? С этим недовольством я побрел на кухню.
Там я увидел сестру за столом. Она пила кофе.
– Костя опять взялся рушить стены? – просила она.
– Похоже на то! Сколько он уже занимается этим ремонтом? Неделю? Две?
– А, по-моему, уже месяц. Хорошо, что мы сегодня уезжаем. Хоть выспаться можно будет.
– Надеюсь, в Утасинае будут тихие соседи.
– Я тоже надеюсь. Кстати, напомни, как мы доберемся до него?
– Сначала долетим до Хатинохе, а от него на пароме до острова Хоккайдо. А точнее, до города Томакомай. Там возьмем машину на прокат и в Утасинай.
– Долгий путь предстоит нам, – Даша отпила, уже остывающий кофе. – А сколько мы там пробудем?
– Я думаю, неделю. Не больше.
– И за неделю, думаешь, мы соберем всю нужную информацию?
– Я на это надеюсь. Всё же говорили, что жители этого городка приветливые к иностранцам и с радостью рассказывают про местные легенды.
– Это ты в редакции узнал?
– Да, именно там.
– Ну, тогда допивай кофе и в путь!
– Уже допил, – я улыбнулся и встал из-за стола.

Собирать особо было нечего. Даша все вещи уже упаковала. Все, что мне осталось прихватить, так это набор для бритья. Я прошел в ванную комнату и посмотрел в зеркало навесного шкафчика. Легкая щетина покрыла подбородок. Надо бы побриться перед тем, как куда-то ехать. Да и душ стоит принять.
После утренних процедур я вышел из ванной и направился в свою комнату. Зайдя в комнату, я закрыл дверь и заглянул под кровать. Как я и ожидал, подарочная коробка лежала на своем месте. Я достал ее и приоткрыл. Золотое колье с изумрудным камнем лежало в так, как я и положил после покупки. Этот подарок я приготовил на день рожденья своей сестренки, который будет ровно через неделю. Я долго подбирал подарок на ее двадцать пятый день рождения. И в ювелирном магазине мне встретился продавец - знаток своего дела. Именно он заверил меня, что камнем близнецов является изумруд, а металл - золото. Поэтому он предложил мне это колье, которое совмещало и камень, и метал знака близнецов. Я с радостью купил это украшение, в надежде, что оно понравится сестренке.
Я закрыл подарочную коробку и положил ее в свою походную сумку. Четвертого июня мы будем еще в Японии, и именно там я подарю этот подарок.
– Ну, что? Поехали? – прозвучал голос Даши. Я поднял глаза и увидел стоящую сестру в дверном проеме.
– Да! Надо ехать, а то не успеем на самолет, – я улыбнулся ей. – А ты Марию Петровну попросила посмотреть за нашей квартирой?
– Конечно! И, как обычно, она будет поливать наши цветы.
– Надо бы сделать ей какой-нибудь подарок, кроме того, что мы обычно платим.
– Я тоже об этом думала. Давай привезем ей подарок из Японии?
– Согласен, – я поднялся с кровати и взял сумку. – А теперь в путь!
– В путь! – радостно сказала Даша и пошла выходу.

Спускаясь по лестнице мы встретили соседа снизу - Виталия. Он приветливо кивнул и прошел в свою квартиру. Он работал сторожем на заводе, и мы с ним редко встречались. Он уходил на работу в восемь вечера, а возвращался в семь утра. В это время мы либо уже спали, либо еще спали. Он переехал в эту квартиру два года назад. Мужчина был очень тихим, что не скажешь о предыдущем жильце этой квартиры. Даже в праздники от него не было слышно каких-то криков, или громкой музыки.

Мы быстро спускались по лестнице. Нам встретились еще пару соседей по подъезду. Все торопились. Кто-то на работу, кто-то на учебу. И, спустившись на первый этаж, нам встретилась Мария Петровна. Женщина пожилого возраста, жила на одной лестничной площадке с нами.
– Уже уезжаете, ребятки? – спросила она, улыбаясь.
– Да, Мария Петровна. Через два часа взлет.
– Но ведь аэропорт в пятнадцати минутах езды от нас?
– Как сказал Уильям Шекспир: «Лучше прийти на три часа раньше, чем на минуту позже».
– Ооо! Я и не знала, что вы увлекаетесь его творчеством. Молодцы! Ну, доброго пути вам, ребятки!
– Спасибо, Мария Петровна! Удачного дня вам! С этими словами я вышел из подъезда. Даша вышла вслед за мной.

На скамейках возле дома уже сидели пожилые дамы и молодые мамы с детскими колясками. Многих я не знал, так как мы часто в отъездах. И я не слежу за тем, кто поселился в нашем доме. Но все же пару лиц я узнал. Поприветствовав, мы пробежали мимо. Вслед я услышал, что кто-то спросил: «Куда так рано?», но отвечать я не стал. Не то, чтобы я не хотел разговаривать с ними, я боялся опоздать на автобус.

И вот мы добежали до трассы. Слишком оживленная дорога для этого часа гудела ревом машин.
Я взглянул в сторону остановки, и с разочарованием выдохнул. Автобус с номером «102» уже уезжал. Как я не пытался свистеть и махать водителю, он проехал мимо.
– И, что теперь делать? – спросила Даша.
– Придется ловить попутку. Дожидаться следующего автобуса нет времени.
– А я говорила, надо было вызвать такси. Иди лови.
Я подошел к краю дороги и поднял руку. Водители в машинах не обращали на нас внимания. А один чудак приветливо помахал рукой.
Через пять минут возле нас притормозила машина. Я наклонился в открытое окно. За рулем сидела дама лет тридцати пяти. Я слегка удивился. Не так много женщин берут с собой попутчиков.
– Куда? – спросила она серьезным голосом.
– Доброе утро. Нам бы до аэропорта?
– Сколько?
– Триста, – я понимал, что для пятнадцати минут поездки это многовато. Но мне хотелось поскорее добраться.
– Хорошо, садитесь, – монотонно ответила женщина.
Мы сели на заднее сиденье. Сумки у нас были небольшие, и мы не стали их убирать в багажник, просто положили на сиденья между нами. Женщина всем видом показывала, что мы ей безразличны, и что разговаривать она с нами не хочет.
Даша отвернулась к окну. Ясно. Обиделась. Ну, тогда послушаю музыку. Я достал из кармана плеер и включил его. В наушниках прозвучал скрежет электрогитар, и я откинулся на сиденье.

Мы подъезжали к аэропорту. В наушниках уже играла группа «Пикник» с песней «Египтянин». Под эту спокойную музыку я представлял, как мы будем раскрывать тайны города Утасинай. Может, это будет история про ревнивого мужа, убившего свою жену. А, может, про женщину, которой овладел дьявол. Во всяком случае, это всего лишь истории, опасаться было нечего. Сколько же людей в разных городах нас уверяли, что их история правдивая и не стоит нам ее распутывать. Я улыбнулся, вспоминая это.

Женщина остановила машину у центрального входа. Не снимая наушники, я достал портмоне и расплатился. Даша вышла из машины, прихватив свой багаж. Ясно, по-прежнему обижена. Ну, ничего страшного, в самолете она все-таки заговорит. Я взял чемоданы и вышел из машины. Только я закрыл дверь, машина с визгом рванула прочь. Наверное, опаздывает. Хотя какая мне разница, главное, что мы на месте.
Я посмотрел в сторону входа на вокзал, Даша была уже у дверей. Как странно, она раньше не расстраивалась по таким мелочам. Может, она не выспалась? Да, наверное, так.
Закинув ремень от сумки на плечо, я пошел вслед за ней.

Зайдя в аэропорт, я увидел на табло, что регистрация нашего рейса уже началась. Мы прошли к терминалу D и встали в очередь. Людей в очереди было немного. Человек десять стояли перед нами. Они медленно продвигались к терминалу. Наверное, мы последние на этот рейс. Я снял один наушник и заглянул за плечо стоящей передо мной Даши. Люди сдавали огромные сумки в багаж, оплатив перевес. Я взглянул на наши чемоданы, они были в два, а то и в три раза меньше, чем у них. Наверное, не стоит волноваться о доплате. Хотя за деньги я не волновался, редакция оплатила нам всю поездку и даже накинула сверху две тысячи долларов. Они никогда не были скупы на наши поездки. Начальство газеты знало, что мы привезем хорошо развернутую и слегка приукрашенную историю. В этом и был смысл нашей поездки.

Подошла наша очередь. Даша достала билеты и повернулась ко мне. Я машинально вытащил из внутреннего кармана паспорт и отдал ей. Она рывком схватила его и отдала девушке, стоявшей за стойкой. Как бы с ней помирится? Может, с ней поговорить? Да, наверное! Но только, когда сядем в самолет. До этого она вряд ли со мной захочет со мной разговаривать.
– Это весь ваш багаж? – услышал я голос за стойкой.
Повернувшись, я увидел девушку лет двадцати двух, с длинными черными волосами.
– Да, больше ничего нет.
– Хорошо. Тогда отдайте его вон тому мужчине. И да, если хотите, мы можем их упаковать пленкой, а то, мало ли, может, попадет на них какая-нибудь жидкость.
– Спасибо! Что-то еще нужно сделать?
– Нет. Ваша жена уже предоставила все ваши документы. Посадочный талон у нее.
– Моя жена?
– Да. Вон та девушка.
– Ааа, – я усмехнулся. – Это моя сестра.
– Ой, простите. Просто у вас стоит одна фамилия, я и подумала, что вы ее муж.
– Ничего, такое уже бывало.
Девушка одобрительно кивнула и повернулась к парню, что подбежал к терминалу и встал за мной в очередь.

Расправившись с багажом, я пошел к креслам, где уже сидела Даша. По дороге я встретил парня, который приглашал в местный, так сказать, «Кинотеатр». Который представлял собою три ряда кресел по десять в каждом и простой телевизор с видеомагнитофоном. Странно, вроде уже далеко не девяностые, могли бы и нормальный мини-кинотеатр сделать.
Вежливо отказав ему, я продолжил идти к сестре. Даша сидела в кресле, сильно вжавшись в него, и смотрела в пол. Я подошел к ней и сел рядом в свободное кресло.
– О чем задумалась? – нарочито сотрясая ее обиженность спросил я.
В ответ я ни услышал ничего.
– Послушай, сестренка, я понимаю, что сделал глупость, не вызвав такси, но мы же все таки успели!
Даша смотрела в пол, показывая, что она не хочет со мной разговаривать.
– Хорошо, раз ты не хочешь разговаривать со мной, я буду слушать музыку. Захочешь поговорить, обращайся!
Я достал наушники и включил плеер на полную громкость. Я устроился в кресле поудобней. До посадки еще примерно час, так что можно расслабиться.
Слушая музыку, я осматривал аэропорт. Кто-то, как и мы, сидел в кресле в ожидании. Кто-то уже бежал на посадку. Я заметил одну семью с маленькой девочкой, что держала руку отца и показывала на киоск со сладостями. Увидев это, я вспомнил, как мы с сестрой были детьми и тоже всегда просили у родителей разных пряностей. В те времена не было такого разнообразия как сейчас. Было мороженое «Эскимо» и шоколадные конфеты «Радуга». И как же забыть сладкие настоящие пряники! Сейчас мало мест, где продаются такие пряники. И если их найти, они были словно деревянные.
Забывшись этими воспоминаниями, я сидел, закрыв глаза. И вдруг я почувствовал, как справа по моему плечу постучала Даша. Я открыл глаза и увидел взволнованную сестру.
– Что случилось? – спросил я, сняв наушники.
– Где мы?! Как я сюда попала?! – почти криком расспрашивала она меня.
– Как это, где мы? Мы в аэропорту, ждем посадки. Ты разве не помнишь?
– Как мы сюда приехали?!
– На такси. Да что с тобой? – удивленно спросил я.
– Я не помню! Я ничего не помню!
– В смысле?
– В прямом! – крикнула она. – Я только помню, как спускались по лестнице. Как встретили Марию Петровну и все! Больше ничего!
– Да что с тобой?! – я пытался перекричать ее. На нас уже смотрели все, кто сидел в ожидании своего рейса. – Успокойся и перестань кричать!
Даша от моего крика вздрогнула и замолчала. Я понял, что напугал ее. Надо смягчиться.
– Прости, Антон, – тихо сказала она минуты через две. – Просто я испуганна тем, что у меня случился провал в сознании.
– И ты меня прости, что закричал. Так, давай разберемся, что случилось?
– Давай. Я просто… - только она начала говорить, как ее перебил голос девушки с объявлением о посадке нашего рейса.
– Сестренка, давай сядем в самолет, а потом ты мне все расскажешь?
– Так это объявление нашего рейса? – тихо спросила она.
– Да. Это наш рейс. Ты как? Сможешь идти?
– Думаю, да. Только пойдем неспеша. У меня голова еще кружится.
– Хорошо, – ответил я и взял ее под руку.
Даша шла мелкими шагами. Каждый шаг она делала с усилием. Весь путь я держал ее под руку, и с каждым шагом она опиралась на меня все больше. Пройдя полпути, я стал искать место, куда можно было ей присесть. Как назло, таких мест не было.
Мы подошли к девушке, которая проверяет билеты и посадочные талоны. В очереди стояли две небольшие семьи и один парень азиатской внешности, который стоял перед нами. Пока девушка проверяла билеты, Даша стояла, опершись на меня. По ее виду было ясно, что ей лучше не стало. Очередь проходила медленно. В одной семье, что стояли впереди нас, громко кричали и плакали дети, явно не желая лететь. Может, они боялись полетов? Хотя, может, их заставляют улетать от их друзей? Хотя какая мне разница?! Надо следить за своей семьей в лице Даши.
Я посмотрел на нее, она закрыла глаза и положила голову на мое плечо.
– Сестренка, может, мне пойти отыскать аптеку? – спросил я сочувственно.
– Нет. Мне уже лучше, – явно врала она. – Если ты уйдешь, мы опоздаем на рейс. Тем более, я думаю, на борту есть препараты, нужные мне.
– А ты сможешь дойти?
– Я же сказала, что да. Не волнуйся.
– Будь по твоему.
Я посмотрел в начало очереди и увидел, что остался только парень перед нами. Быстро же девушка расправилась с ними. Парень подошел к стойке и подал документы. Она задала ему пару стандартных вопросов. С ужасным акцентом он ответил ей так, что даже мы не поняли, что парень пытался сказать. Тогда девушка с каменой гримасой на лице спросила его на английском языке те же вопросы. И тут парень ответил уже с уверенностью в голосе.
Вот и подошла наша очередь. Держа сестренку под руку, я повел ее вперед. Сделав два шага, Даша остановилась и попросила достать из сумки минеральную воду. Сумка, в которой лежала вода, висела у меня на плече. Я с легкостью достал воду одной рукой и дал прохладную бутылку ей. Сделав глоток, она поморщилась и отдала воду назад.
– Вы говорите по-русски? – раздался голос в метре от нас.
– Да, конечно, – ответил я, не отводя глаз от сестры.
– Можно увидеть ваши билеты и талоны?
– Вот, пожалуйста, – я протянул документы. Рассматривая их, девушка взглянула на Дашу.
– С вами все в порядке?
– У нее слегка кружится голова. Я думаю, это пройдет, когда мы присядем, – вмешался я.
– Я не думаю, что в таком состоянии ей можно куда-либо лететь.
– Нет. Прошу. Мне уже лучше! Нам нужно попасть на этот самолет. Иначе нам редактор этого не простит, – пытаясь подняться на ноги, объясняла она.
– Подождите минуту, – девушка махнула в зал, и через минуту подошел парень в белой форме. Неужели она нас не пустит? Хотя, может, это и к лучшему! В таком состоянии, действительно, не стоит лететь. Даша сквозь боль и недомогание выпрямилась и дала знать, что ей уже лучше. Она могла обмануть кого-либо, только не меня. Я с детства видел, когда ей плохо.
– Вот, пожалуйста, выпейте это, – девушка протянула две таблетки разного размера.
– Для чего они? – спросил я.
– Одна от головокружения, – она показала на маленькую, круглую таблетку, - а вторая - это снотворное. В таком случае лучше проспать весь полет.
– Большое вам спасибо! – почти радостным голосом ответила Даша.
– Если станет хуже, обратитесь к стюардессе. Она поможет вам.
– Спасибо, – повторил я за сестрой.
– Приятного полета! – с улыбкой сказала девушка и протянула нам документы.
Взяв проверенные документы, я повел сестру к автобусу, который отвозил к трапу самолета. Медленно, но уже с уверенностью, Даша шла к выходу. Я по-прежнему держал ее под руку, но сейчас она уже мало опиралась на меня. Больше было похоже, что она моя девушка, или жена и просто держит меня за руку.
Мы вышли из здания. Перронный автобус ждал только нас. Мы старались, как можно быстрей сесть в него. И вот! Пять минут и мы уже у самолета. Поднявшись по трапу, мы с легкостью нашли свои мета.

Первым делом я надежно упаковал сумку в отсек для багажа, находившегося над нашими креслами. Даша подождала, пока я разберусь с багажом и пропустила меня в кресло возле иллюминатора.
– Ты же всегда любила вид городов под крылом самолета? – с усмешкой спросил я.
– Я собираюсь выпить снотворное. И не думаю, что мне будет важен вид городов, если я буду спать.
– Это верно. И ты успеешь выспаться за эти десять часов, – улыбнулся я и застегнул ремень безопасности.
Даша в ответ кивнула головой.


Глава вторая. Страшный сон
Прошел час после взлета. Я сидел в кресле и, слушая музыку в наушниках, смотрел в иллюминатор. Облака стелились мелкими тучками вдали от самолета. Замысловатые фигурки цвета молока плыли в сотнях метрах от нас. Я достал плеер и стал листать песни. Заряда моего плеера хватало на весь путь. Хорошо, что объём позволял закачать столько песен, что они не повторялись. Я отыскал мелодичную песню и сделал звук громче. В наушниках я услышал песню «Ее глаза» группы «БИ2». Музыка перебивала разговоры людей. И все же, сквозь эту упоительную песню, я услышал свое имя. Я снял наушники и глянул на сестру.
– Даша ты меня звала?
В ответ она даже не взглянула на меня. Я осторожно похлопал по ее плечу. Она нехотя открыла глаза.
– Что-то случилось? – с удивлением спросила она, щурясь от света сонными глазами.
– Мне показалось, ты меня позвала?
– Нет, нет. Я уже спала.
– Ой, прости, наверное, это мне просто послышалось.
– Ничего. Только в следующий раз лучше сначала посмотри, может, я сплю.
– Хорошо, сестренка. Ладно, отдыхай.
Ничего не ответив, Даша вжалась в кресло и опустила голову. Я надел один наушник. В нем уже звучала группа «Ночные Снайперы». Я осмотрелся. В салоне так же стоял тихий гул неразборных слов. Кто-то из пассажиров громко засмеялся. Этот смех сначала меня встревожил. Но вскоре я понял, что смех это знак, что все в порядке. С неким облегчением я надел второй наушник.

Время тянулось, словно горячая резина, не зная конца. Я посмотрел на часы - полтора часа прошло с вылета. Еще восемь с половиной часов полета. Чем бы заняться?
Я достал свой ноутбук и решил полистать новости. На первой странице висела запись: «Вчера, двадцать седьмого мая, потерпел крушение самолет в Канаде. Выживших после этой авиакатастрофы не было. Как утверждают специалисты, авария произошла из-за неисправного левого двигателя».
Ну, спасибо! Отлично подняли настроение! Закрыв вкладку с новостями, мне попалась страница нашей газеты. Я пролистнул первые статьи и наткнулся на нашу историю, что была издана в прошлый понедельник. Открыв статью на весь экран, я решил еще раз перечитать ее:
«В шестнадцатом веке, во времена правления Рудольфа второго, в Пражском гетто жил еврей Рабби Иуда Лёв. Мужчина был религиозным фанатиком и защитником своего клана. В те времена евреи подвергались гонениям. Кроме гетто, где и жил Рабби, евреи преследовались и подвергались всяческим унижениям и избиениям. В некоторых районах даже совершалась казнь ни в чем неповинных жителей гетто. Их сжигали заживо, садили на кол и заливали в горло расплавленный свинец. Власти закрывали глаза на такие чудовищные самосуды жильцов. Стражи города тоже не обращали внимания на такие события. А некоторые из них, явные националисты, даже принимали участие в сожжении своих сограждан.
Не вытерпев такого насилия над своим народом, Рабби Иуда Лёв решил обратиться к потусторонним силам. Он долго искал отмщения Пражским жителям-националистам в книгах магии. Но заклинания были либо слишком жесткими, либо слишком мягкими. Он не желал смерти, или страшных мучительных болезней обидчикам, но и простой простуды ему было мало. Он искал защитника. Защитника, о котором боялись бы упоминать даже самые смелые люди. И вот после долгих поисков среди страниц книг черной и белой магии он все же нашел то, что искал. Страж, о котором он и не мог мечтать, глядел на него рисованными глазами со страницы книги черной магии. Рабби был настолько увлечен этими глазами, что забыл счет времени. Он днями и ночами пытался создать свою мечту. Он не пил и не ел. Забыв даже про своих детей и жену, он пропадал в мастерской.
На пятый день, собравшаяся уже уходить от обезумевшего мужа, женщина услышала громкий и пронзительный крик. Вслед за этим воплем раздался голос мужа, что кричал от восхищения. Женщина бросилась в мастерскую мужа и от увиденного побелела в лице. Трехметровый глиняный монстр глядел на нее жадными глазами.
Чуть ли не обезумевший от радости Рабби, плясал вокруг своего создания. Его черный вымазанный глиной халат вздымался вверх от его пляски. Бросив инструменты на пол, он радостно махал руками над головой. Голем смотрел на него долго и пристально. В итоге он тоже стал пытаться танцевать. Но все было тщетно. Едва он поднял руки, сразу уперся в потолок. Рабби увидел это и перестал танцевать, встал смирно. Голем, взяв с создателя пример, тоже выровнялся. Мужчина спросил с улыбкой на лице: "Ты понимаешь, что я говорю?". В ответ живая глиняная статуя кивнула головой. Рабьи сказал: "Я твой создатель. Ты должен выполнять мои приказы". Еще один кивок головой. Рабби расплываясь в улыбке, услышал грохот за спиной. Обернувшись, он увидел свою жену, которая лежала на полу. Мужчина бросился к ней в надежде, что это просто обморок. Он коснулся ее шеи и с облегчением выдохнул. Пульс есть. От его холодной руки у себя на шее женщина очнулась. Она пристально смотрела на него и задала всего один вопрос: "Он не опасен?". В ответ она услышала то, что хотела. "Для нас, нет!"».

Странно, сейчас эта история не приносит то восхищение, что приносила, допустим, вчера. Конечно, я рад за человека, который нашел защиту для своего народа. Но непонятно, что было дальше, что случилось с Големом и с его хозяином. Впрочем, не стоит увлекаться этим. Это всего лишь еще одна статья в газете, за которую нам заплатили деньги. В каждом городе, где мы были, люди говорят одно и тоже : «Не надо вам касаться этой темы, она опасна для вас». Если бы каждая история приносила какой-то вред, как говорят люди, мы бы уже давно лежали на кладбище.

Я взглянул на сестренку, она мирно спала в своем кресле. В то время, когда я читал статью, стюардесса укрыла ее белым пуховым пледом. Значок авиакомпании красовался на нем синей вышивкой. Голубой земной шар с синими крыльями самолета. Этот знак не отличался оригинальностью от тех, что я видел у других компаний. Порой бывали цветы с крыльями, или крылья были птичьими. И эти знаки крепили, или вышивали, на чем угодно. Начиная от вывески на улице, заканчивая вот на таких пледах.
Я слегка улыбнулся и отвернулся к иллюминатору.

Солнце уже было в зените. Я взглянул на часы - тринадцать часов. Долго же я читал статью и копошился в интернете. Стоило бы перекусить, но аппетита не было. Пытаясь рассмотреть, что находится под крылом, я увидел поля, на которых паслись дюжина коров. С высоты они были похожи на муравьев, застывших на одном месте. По моему плечу похлопали и я снял наушники.
– Сэр, вы что-то хотели? – услышал я приятный голос. Я повернулся к проходу, там стояла милая девушка, слегка наклонившаяся ко мне.
– Эмм, нет, – задумчиво ответил я.
– Тогда зачем вы нажали кнопку вызова?
– Но я не нажимал, – я чувствовал себя как-то виновато перед ней.
– Видно, случился сбой. Извините, – слегка покраснев, ответила она.
– Ничего страшного.
Девушка выпрямилась и ступила прочь от меня. Не пройдя и трех метров, послышался голос сзади.
– Эй, дамочка! Я долго буду вас ждать?!
Все ясно, видимо, этот мужчина и вызывал стюардессу, просто случился некий сбой. А что, если это не единственный сбой? Что, если самолет в любой момент рухнет? Нет! Не думать об этом! Не осмелясь взглянуть в иллюминатор, я посмотрел в салон. В этот же момент, мимо нас пробежала девушка в форме. Она что-то бормотала себе поднос и отряхивала синюю юбку.
– Эй! Стой! Ты куда?! – раздался мужской голос вслед бегущей девушке.
Ясно. Опять кто-то напился. Каждый раз, когда мы куда-то летели, находился человек, который явно перебрал.
– Слушай милая, я не закончил! – не переставая мучить людей своим хриплым и низким голосом, кричал мужчина. - Принеси мне томатный сок! Что я, без запивона буду пить?
Вот именно из-за таких индивидуумов и происходили неприятности в самолете. Иногда даже доходило дело до драки. Стараясь не обращать внимания на него, я надел наушники и глядел в потолок.

Интересно, каждый пассажир в этом самолете летел по каким-то делам. Кто-то по работе, кто-то на учебу, а кто-то просто отдыхать. У каждого есть какая-то цель. Даже тот неряшливый толстый, пьяный мужик тоже летел по каким-то делам. А если у него завтра встреча с акционерами компании, в которой он тоже занимает немалое место? Но судя по его крикам, которые я слышал через наушники, он завтра отменит встречу, или будет с похмелья проводить заседание, что еще хуже. Но даже если он и проведет это заседание, какого мнения будут о нем коллеги? Если они, конечно, не акционеры винно-водочной компании. Я улыбнулся и перевел взгляд с потолка в иллюминатор.
В салоне самолета уже стоял явно неприветливый гул. Пытаясь перекричать друг друга, все просили тишины. Я оглянулся и увидел как тот, так сказать, нетрезвый мужчина, уже стоял и кричал что-то на весь салон. Стюардессы пытались утихомирить наглого пьяницу. Но тот, не обращая на них внимания, что-то кричал. Сняв наушники, я услышал, что он требовал все того же - томатного сока. В ответ весь салон требовал тишины. Больше всего возмущались женщины. Они просили оставить в покое стюардесс и вести себя потише. Но явно уже не соображающий, где он находится, мужчина кричал что-то, не совсем похожее на слова. Скорее, это было похоже на рев свирепого медведя.
Женщины, поняв, что они не справятся с этим боровом, переключили свои осуждения на сидевших рядом мужчин: «Что это за мужчины пошли? Что, не можете утихомирить этого алкаша?». Больше всего досталось сидевшему позади крупному мужчине. Он был крупнее «борова» раза в два. Но по лицу его читался явно безобидный характер.
Крича о бессилие сидящих рядом мужчин, женщины не заметили, что тот, кто заварил эту суматоху, уже давно спал. Салон самолета все больше превращался в уличный базар, в котором каждый человек пытался перекричать всех. Этот рев разъяренной толпы расходился все шире от очага. Дело дошло и до наших рядов. Почему-то все просили тишины и в тоже время пытались крикнуть эти слова как можно громче. На наше спасение раздался голос капитана в динамиках: «Уважаемые пассажиры, большая просьба успокоиться. Мы уверены, что все вопросы можно обсудить в спокойной обстановке. По всем вопросам обращайтесь к стюардессам». После этого объявления крик и гул немного стихли, но не исчезли. И все это прекратилось только тогда, когда один из пассажиров заметил, что виновник этой неприятной ситуации уже спит.

Отвернувшись от этого бедлама, я уселся в кресло. Даша спала в своем кресле, укутавшись в плед. Странно, как ее не разбудил такой шум. Только я подумал об этом, раздался ее сонный голос.
– Что там за шум? – не открывая глаз спросила она
– Как обычно, нашелся пьяный мужчина, испортивший всем настроение.
– А я думала, что хоть в этот раз обойдется.
– Ты же знаешь, у нас такого не бывает, – я немного улыбнулся.
– А жаль, – сестренка тоже улыбнулась. – А теперь-то все в порядке?
– Да, он уже уснул.
– Ну, тогда и я посплю, – произнесла она и устроилась в кресле.
Я хотел спросить про ее здоровье, но по ее улыбке было ясно, что уже все в порядке.
С чувством спокойствия я перевел взгляд на иллюминатор.

Я десять минут разглядывал облака, что проносились мимо самолета. Интересно, может, эти облака не были такими уж неподвижными? Может, их нес ветер с небольшой скоростью вдаль к городам? А, может, эти облака превратятся в тучи и через океан догонят нас, прольются ливнем над городом Утасинай? Все может быть. Даже, может быть, что эти облака нависнут над нашим домом и, провисев некоторое время, омоют тротуары нашего двора? И даже сосед Костя, прекратив рушить стены, выйдет под этот дождик? Все может быть.
Представляя это, я посмотрел на спинку кресла, стоявшую передо мной. На ней была маленькая инструкция по эксплуатированию кресла. Смотря на нее, я понял, что не мешало бы тоже вздремнуть. Я слегка откинул спинку назад так, чтобы она не мешала соседу сзади и закрыл глаза.

Прошло минут двадцать. Я пытался уснуть, но никак не мог. Даже не смотря на то, что я сегодня рано проснулся, и утро выдалось не из легких, я никак не мог заставить сон прийти ко мне. Я открыл глаза и смотрел в потолок. В салоне было тихо. Как в гробу. Ни детских криков, ни разговоров пассажиров не было слышно. Странно, обычно такой тишины я не встречал. Даже, когда я пытался уснуть в прошлых полетах, мне приходилось затыкать уши.
– Ты тоже не можешь уснуть? – послышался голос Даши.
– Да, сестренка, тоже не могу, – не отрывая взгляд от потолка ответил я.
– Но в салоне так тихо.
– Даже очень тихо. Может, мне тоже таблетку выпить? – спросил я, посмотрел направо и вздрогнул от увиденного. В кресле было пусто. Только плед с логотипом компании лежал на сиденье.
– Даша? Сестренка, ты где?! – я посмотрел в коридор салона, ее нигде не было видно. Я опешил, решил спросить соседей сзади. Я привстал с кресла и увидел парня, читающего журнал.
– Простите, вы не видели девушку, что сидела рядом со мной? – с вежливостью спросил я.
Парень даже не поднял на меня взгляд. Он или не слышал меня, или ему просто плевать.
– Простите, вы меня слышали?! – громко спросил я. И в ответ опять тишина.
– Глухой что ли? – произнес я и сел обратно в кресло.

Куда же ушла Даша? Может, в туалет? Тогда кто мне отвечал? Странно, все слишком странно. Я посмотрел на верх и увидел небольшую панель с кнопками. Нажав на кнопку вызова стюардессы, я стал ждать. Может, хоть она поможет.
Прошло пятнадцать минут. Стюардесса так и не пришла, хотя я нажимал кнопку раза три. Ясно, наверное, обозлилась на того спящего мужчину, что развел бедлам. Ну что же, придется искать Дашу самому.
Я приподнялся с кресла и посмотрел назад, в надежде, что этот «глухой» парень все-таки мне ответит. Взглянув в его кресло, я удивился. В нем никого не было! Куда он подевался? В сиденье рядом тоже никого. Все как-то странно. Я сел обратно в свое кресло. Кто же может мне помочь?
Так! Надо перестать волноваться! Сестренка, наверное, не смогла уснуть и просто пошла к стюардессам еще за одной таблеткой. А что же парень сзади? Он, вероятней всего, просто ушел в туалет. Надо перестать волноваться и просто подождать. Но кто же мне отвечал? Кто-то же мне ответил, и это был, черт возьми, Дашин голос! Может быть, мне это показалось? Наверное, это просто обстановка давит на меня. Крики пассажиров и плохое самочувствие сестры сказались и на мне. Все пройдет.

Я сидел, размышлял, и вдруг я услышал плач маленькой девочки. Я обернулся в конец салона и чуть не закричал от ужаса! В сиденьях сзади ни единого пассажира! Все кресла были пусты! Я всей своей массой рухнулся в кресло и закрыл ладонями глаза. Так, это мне показалось, это все мне кажется!
Я просидел, прикрыв глаза еще минуту, и снова приподнялся. Опять та же картина! Никого! Что за чертовщина здесь происходит?! С глубокой надеждой в то, что я не один в этом самолете, я взглянул вперед и еще больше пал в панику. В салоне никого, кроме меня! Паника нарастала с огромной силой. Я чувствовал, как предательски подкосились ноги, и я упал в нагретое кресло. Следом за ногами свило руки, а затем и все тело. Что здесь происходит?! И, как спасательный круг, я услышал голос. Это был голос маленькой девочки, она звала маму. Видимо, не я один в этом, мягко говоря, странном самолете. Вслед за этой мыслью пришла другая более здравая.
Нужно помочь девочке! Она ведь одна и напугана! Если я, взрослый мужчина, испугался того, что здесь происходит. А она маленькая девочка! Так, вставай и помоги ей!

Выйдя в проход между креслами, я оглянулся и попытался понять, в какой стороне находится девочка. Я посмотрел в начало салона, никого невидно. Я повернулся назад - та же картина. И вдруг в голову врезалась мысль: «Как же ты ее увидишь? Она ведь маленькая девочка!». Осознав это, я медленно начал движение к хвосту самолета.
– Эй. Эй! Девочка, ты где? – спросил я, проходя мимо кресел.
В трех сиденьях от меня, где-то в проеме показался маленький силуэт. Я подошел ближе и увидел девочку в красном платье, вжавшуюся в кресло. Присев рядом на корточки, я взял ее за руку.
– Ты потерялась? – мягким и сожалеющим голосом спросил я.
– Угу, – услышал я в ответ заплаканный голосок.
– А как тебя зовут?
– Йоко.
– А где твоя мама, Йоко?
– Я не знаю. Я уснула, а когда проснулась, мама уже ушла.
– А кто еще с вами летит в Японию?
– Никто, только я и мама.
– А как зовут твою маму?
– Нанако, – чуть всхлипнув, ответила девочка.
– Хорошо, тогда ты посиди тут, а я пойду и поищу твою маму. Хорошо?
Девочка в ответ кивнула головой и, взяв рядом лежащего плюшевого мишку, забралась с ногами в кресло.

Как же мне найти маму этой малютки? Я ведь и сам не понимаю, что здесь случилось. Но данное обещание надо выполнить. Я поднялся и уперся дрожащей рукой на спинку кресла, в котором сидела Йоко. Почувствовав, что дрожит не только рука, но и все тело, я попытался сделать мужественный вид. Девочка должна знать, что можно положиться на взрослых, даже незнакомых. Она должна верить, что я приведу ее маму, а не забьюсь в кресло и буду дрожать.
Сделав несколько шагов в сторону кабины пилота, я обернулся и посмотрел в сторону девочки. Так, не смотрит, можно немного расслабиться. Только я подумал об этом, тут же подкосилась правая нога. Чуть не рухнув на пол, я сразу перевел весь свой вес на левую ногу и оперся руками на стоявшие рядом кресла. Что же меня так колотит? Это был не просто страх или волнение. Это был леденящий душу ужас и непрерывная паника. Такую панику я испытывал только в замкнутых пространствах, или в камере МРТ. А ужас, хоть и не такой сильный, но был в детстве, когда я видел больших собак. Но эта адская смесь, которую я чувствовал сейчас, почти остановила сердцебиение.
Нужно успокоиться. Сначала нужно помочь девочке, а уж потом думать, что здесь произошло. Эти мысли придавали некую смелость в поступках и помогали забыть о страхе и панике. Через силу и дрожь в коленях я поднялся и выпрямился по стойке. Нужно пойти к пилотам и разузнать, что случилось. И тут же в голову ворвалась мысль: «А что, если пилотов тоже нет? Что, если мы одни в самолете?».
Чушь! Самолет в тот час бы рухнул! И все-таки, куда все подевались?
С этой мыслью я продолжил путь к кабине.

Проходя по коридору, я замечал брошенные вещи. Плюшевые игрушки, пледы, сумки были небрежно брошены. Так же встречались открытые багажные отсеки. Из них торчали темные чемоданы и походные сумки. Было впечатление, что все пассажиры просто исчезли. Никаких признаков паники, или быстрых сборов багажа. И вдруг на одном из пассажирских мест я увидел записку. В ней было написано следующее: «Антон, прости меня. Я не могла позволить им забрать и тебя». От прочтенного я рухнул на пол. Кому это «им»? Что произошло? Я терялся в бессмысленных догадках. Что это все может значить? Неужели все пассажиры были похищены? Если да, то кем? И как Даша успела написать мне эту записку?

Я посидел минуту в раздумьях и вдруг почувствовал некую жидкость на пальцах под запиской. Я одернул руку от записки и посмотрел на пальцы. От увиденного у меня волосы дыбом встали, это была чья-то кровь! Я отбросил листок в сторону. Руки и ноги отплясывали чечетку, в висках по венам стучала кровь. Я не мог оправиться от этого несколько минут. Но все же решился взять записку и посмотреть, что на обратной стороне.
Дрожащими руками я взял записку и перевернул ее кровавой стороной вверх: «Не верь Йоко!». Эти три слова вогнали меня в ступор. Что может сделать эта безобидная девочка?! Ей от силы лет восемь! Почему я должен ей не верить?

– Антон-сан, что-то произошло? – послышался голос за спиной.
– Ничего, Йоко, все нормально, – пытаясь успокоиться, ответил я.
– Вы нашли мою маму?
– Еще нет, но я обязательно найду ее! – не оборачиваясь ответил я, пряча записку от нее. – Постой! А как ты узнала мое имя?!
– Вы сами мне сказали, Антон-сан, – тихо ответила она.
В ее голосе уже не читался страх или обида. Но читалось некое удовлетворение.
От этого нежного и довольного голоска у меня по спине побежали мурашки. Я понимал, что мне нужно повернуться и посмотреть в лицо девочки. Но страх сковывал все сильнее тело и мышцы. И вот через минуту, когда ужас уже сковал все мысли, я обернулся.

Надежда, что теплилась где-то в закромах сознания о том, что все обойдется, лопнула как мыльный пузырь. Девочка, которая всем видом показывала, что боится и ищет маму, превратилась в маленькую ведьму в красном платье. Ее длинные черные волосы закрывали лицо. Алое платьице покрывалось багровыми пятнами крови. Я смотрел на нее не моргая. Она медленно плыла над полом ко мне. Мои глаза начали слезиться, и я моргнул. В ту же секунду девочка оказалась на потолке вверх ногами. Черные волосы, что должны были свисать вниз, облепили ее лицо, как приклеенные.
– Страшно? – спросила она, не меняясь в лице.
Я не мог ничего ответить, и она это понимала. Кошмарный силуэт, паря в воздухе, медленно приближался ко мне. От бессилия что-то сделать, или даже отвернутся от нее, я выдавил из себя три слова: «Йоко, не надо!». И вдруг темнота встала перед глазами.

Я открыл глаза и увидел сестру, стоящую надо мной. Рядом с нею стояли две стюардессы.
– Наконец-то ты проснулся! – она провела ладонью по моей щеке. – Что с тобой случилось? Мы никак не могли тебя разбудить!
– Йоко! Йоко еще здесь?! – с ужасом спросил я.
– Какая еще Йоко? Ты просто спал. Это был дурной сон. Да и сквозь этот сон ты очень сильно кричал! Что тебе снилось?
– Так это был сон? Но было все так реально!
– Такие сны бывают, – Даша улыбнулась, – а теперь успокойся и пристегнись, мы заходим на посадку.

Глава третяя. Отель
Самолет слегка трясло. Я сидел вжавшись в кресло. Мне не давал покоя тот так называемый сон. Я все не мог понять, был ли это сон, или это было наяву. Нет! Это был точно сон! Страшный до дрожи костей сон.
– Ты все еще не уверен, что это был сон? – будто читая мои мысли, сказала Даша.
– Я надеюсь… Нет, я уверен, что это был сон, хотя и не на все сто процентов.
– Антон, прошу, возьми себя в руки и успокойся. Это был сон! Да, я понимаю, что он казался тебе реальным, но это всего лишь сон.
– А вот на счет реальности, ты не видела девочку лет восьми в красном платье?
– Нет. А если бы и видела, что с того?
– Знаешь… – я на минуту осекся. – Не бери в голову, это просто сон.
– Я рада, что ты это понял, – ответила она и открыла книгу, которую она читала при каждом нашем полете.

Я не любил читать книги. Даже в полете, где, по сути, заняться нечем, я предпочитал слушать музыку, или играть в какую-нибудь игру. Вообще странно, я по профессии писатель, у нас своя колонка в газете. Но вот книги я никоим разом не читал. Хотя, помнится, одна книга, которую я прочел, это была книга Орсона Скота Карда и называлась она «Игра Эндера». Я искрение переживал и сочувствовал главному герою. Это был мальчишка, которого забрали в военную академию. Ему была уготована учесть стать лидером военного флота и разгромить космических налетчиков. История этого парнишки была очень сложной. С одной стороны ему досаждали почти все, кто учился в это академии, с другой - на него навалили груз ответственности за все человечество. Такую учесть я бы никому не пожелал.

Под крылом самолета уже появилась взлетная полоса. Этого момента я почему-то всегда боялся. У меня была боязнь, что при посадке сломаются шасси и всех пассажиров разотрет по асфальту. И каждый раз все обходилось легким шлепком. И вот в этот раз я тоже схватился за ремень безопасности и закрыл иллюминатор шторкой. Конечно, это было против правил, но я не мог смотреть на темно-серую дорогу.
И вновь только легкий хлопок о землю, и мы уже сели. Прозвучал знакомый голос стюардессы: «Уважаемые пассажиры, наш самолет совершил посадку в аэропорту города Хатинохе. Температура за бортом 24 градуса Цельсия, время ноль часов тридцать минут. Командир корабля и экипаж прощаются с вами. Надеемся еще раз увидеть вас на борту нашего самолета. Благодарим вас за выбор нашей авиакомпании. Сейчас вам будет подан трап. Пожалуйста, оставайтесь на своих местах до полной остановки».

Двигатели самолета остановились и нам подали трап. Я вышел из самолета и вдохнул свежего воздуха. Какое же наслаждение дышать свежим, не пропитанным дымом, воздухом. Я пытался как можно больше набить легкие этим блаженством. В этом уютном городишке транспорта было очень мало. А в эти часы его и вовсе не было. В воздухе веяло каким-то приятным сладким запахом. Неужели это и есть аромат того знаменитого дерева Сакура? Было очень похоже на аромат вишни, только слаще. Еще раз вдохнув, я начал спускаться по трапу вниз.
Даша вышла следом за мной. По ее улыбке было ясно, что ей тоже по нраву этот аромат. Она постояла секунд пять и продолжила спускаться. Я, опьяненный этим ароматом, совсем забыл о кошмаре, что приснился мне в самолете. Лишь спустившись до посадочной полосы, я вспомнил про плохое самочувствие сестры. Я повернулся в ее сторону и увидел счастливую улыбку на ее лице.
– Ну, вот мы и в Японии! – радостно, но не очень громко сказал я.
– Да! Наконец-то мы долетели, – с той же интонацией ответила она
– Как твое самочувствие?
– Гораздо лучше! Да и при таком виде и запахе как может быть иначе?!
– Это верно! Но это еще не все, завтра мы поедем в Утасинай, вот там-то будет красота!
– Почему завтра? Мы же сразу хотели отправиться туда?
– Я думаю, вряд ли переправы работают по ночам, да и отдохнуть не мешало бы.
– Ты же проспал весь полет, – с улыбкой сказала Даша. – Ладно. Тогда пошли искать отель?
– Пошли. Но сначала разберемся с багажом и регистрацией.
Даша утвердительно кивнула головой и направилась в сторону аэропорта.

После всех изнурительных процедур мы вышли из аэропорта. Вид ночного Хатинохе поражал нас все больше с каждой секундой. Цветущие деревья в свете фонарей были прекрасны. Нежно-розовый цвет придавал некую таинственность и уют. Дома, построенные в асимметрии, называемые японцами «минка», стояли по обе стороны от аэропорта. На противоположной стороне дороги были уже современные многоэтажные здания. Усыпанные разными рекламными плакатами, они величаво возвышались над нами. Как ни странно, плакаты были в основном на английском языке, лишь некоторые из них были на Японском. Черные иероглифы выделялись крупным шрифтом на красных и желтых листах.
Девушка на паспортном контроле объяснила нам на ломаном английском, что это недорогие отели. Они работали круглосуточно, и зачастую клиенты приходили ночью после долгого перелета. Стоимость номера на одну ночь составляет две тысячи триста иен. Не так уж и дорого по нашим меркам.

Мы с сестрой зашли в один из отелей. За порогом нас встретили красочные картины с японскими пейзажами. Проходя мимо них, Даша с восторгом разглядывала дома и сады в картинах. Я же просто шел, мечтая о мягкой кровати. И тут в голову врезались нелучшие воспоминания о японской культуре, которые я смотрел по телевизору. Они же спят на полу! К тому же, у них маленькие столики, за которыми люди сидят на коленях! Неужели, это ужасно неудобное кресло самолета сменится не менее ужасной кроватью на полу? И можно ли вообще назвать это кроватью? Это же просто брошенный матрац на полу, который они называли «футон».
Думая об этой неприятной обстановке в номере отеля, я не заметил, что Даша уже заказала номер. Поднимаясь по лестнице, я был в плену удручающих мыслей.
– О чем задумался? – с усталостью в голосе спросила сестренка.
– Ты знаешь, я кое-что вспомнил, войдя в отель.
– И что же?
– У них вместо кроватей матрацы на полу!
– Смешной ты! – со смехом ответила Даша. – Думаешь, у них все сохранилось с шестидесятых? Это давно в прошлом! Сейчас у них все по евростандарту!
– Ооо! Это замечательно! А то я уже расстроился. Постой, а ты откуда знаешь?
– Думаешь, я бы полетела в другую страну, не зная их правил? Я все прочитала в интернете до отправления!
– Фух! Ты меня обрадовала!
– Я рада! – с улыбкой ответила она. – Только вот разуваться в любом случае нужно.
– Ну, это не новость. Мы ведь при входе в дом тоже разуваемся!
За разговором я не заметил, как мы поднялись на третий этаж. Войдя в длинный коридор, мы повернули направо. Проход между номерами казался неестественно узким. В ширину он был не более полтора метра. В нем бы с трудом поместились два человека, не задевая друг друга плечами.
Я решил идти позади сестры.
– Какой у нас номер комнаты? – зевая, спросил я.
– Триста второй. Это в конце коридора, – ответила Даша и достала из кармана ключ-карту.

Я почувствовал запах, когда вошёл в комнату. Он не был похож не на цветущую сакуру, не на освежитель воздуха. Но пахло чем-то приятным, чем-то родным. При этом аромате мне почему-то вспомнилась домашняя выпечка. Точно! Это же запах свежевыпеченных булочек с яблоками! Точно такие пекла нам бабушка по воскресеньям, когда мы приходили к ней на чай. Мы садились за небольшой столик, разливали чай по граненым стаканам и с удовольствием уплетали эти сладкие ароматные пирожки. Иногда мы с Дашей даже сорились из-за последнего, оставшегося на противне кусочка лакомства. Но всегда сходились к одному, что бабушка делила его пополам и раздавала нам строго ровную половинку.
Я взглянул на сестренку. Она стояла в недоумении.
– Помнишь этот запах? – с улыбкой спросил я
– Что-то знакомое, но не могу вспомнить, что.
– Это запах булочек с яблоками…
– Ах, точно! – не дав мне договорить, воскликнула сестренка. – Совсем как те, что пекла бабушка!
– Да! Именно такой же запах!
– Но откуда здесь он?
– Может быть, во дворах находится пекарня?
– Давай посмотрим, – ответила она и приоткрыла окно.

И, действительно! Во дворе находилось двухэтажное здание, из которого и веял этот аромат. Возможно, это были не такие же булочки, а, может, это было вовсе не то, что мы предполагали. Но запах! Этот запах, с легкостью вгонял нас в воспоминания о прошедших днях. Аромат витал во всех трех комнатах нашего номера. Посидев за разговорами еще двадцать минут, мы разошлись по своим комнатам и легли спать.

В четыре часа утра я проснулся от непонятного шума. Я огляделся по сторонам и понял, что шорох доносится из Дашиной комнаты. Этот мелкий шорох перерастал в мучительные стоны. Я поднялся с кровати и пошел посмотреть, что происходит.
Я тихо, не создавая лишнего и ненужного шума, подошел к двери. Приоткрыв ее, я увидел, как сестренка металась из стороны в сторону в своей кровати. Она что-то бормотала, я не мог разобрать, что именно. Также бесшумно я подошел к сестре и слегка похлопал ее по плечу. В этот же миг Даша резко поднялась с кровати и крикнула:
– Мимико, не надо!
– Что с тобой? – испугавшись такой реакции, спросил я.
– Мимико! Мимико, она здесь! – кричала Даша.
– Сестренка успокойся, никого здесь, кроме меня нет.
– Она тут, в этой комнате! Она под кроватью! – испуганно крича, она поджала колени и вцепилась в них руками.
– Никого, кроме нас в этой комнате нет! – крикнул я, дабы перебить ее страх.
– Пожалуйста, посмотри под кроватью, – немного спокойнее попросила она.
Я взял с тумбочки настольную лампу и решил посмотреть, что же Даша такого испугалась. Я наклонился, приподнял свисающую вниз простынь и, естественно, ничего не увидел.
– Там ничего нет, – поднявшись, успокаивал я сестру.
– Совсем ничего?
– Ну, не считая твоих тапочек, ничего, – я улыбнулся.
– Но она же была там, – тихо пробормотала она в ответ. – Она была…
– Слушай, тебе приснился дурной сон, у всех они бывают.
– Но все было так естественно.
– И такое бывает. Если хочешь, можешь рассказать мне его.
– Я… Наверное, нет. Лучше расскажу поутру.
– Ну, хорошо. Тогда ложись спать. И постарайся не думать об этом сне.
Я поднялся и потянулся к лампе, чтобы выключить ее.
– Нет. Не выключай, – попросила Даша.
Я согласно кивнул и пошел в свою комнату.

Что же за Мимико, про которую говорила Даша? Почему именно она? В смысле, почему имя японское? «Йоко», - всплыло имя в мыслях. Неужели, это как-то связано? Надо разузнать у сестренки про эту женщину. А, может, не женщину, а девочку? Вроде той, что приснилась мне? Надо утром все разузнать.

Утро было ясное. Свет вливался в окно и сквозь тюль освещал комнату. Я почувствовал его тепло на своей щеке и открыл глаза. В комнате ничего не изменилось. Все также поскрипывая, под потолком кружился вентилятор. Та же ваза с искусственными цветами на столе. И та же лампа на тумбочке. Единственное, что изменилось, так это записка на тумбочке под лампой: «Ушла в магазин. Скоро буду».
Странно, что ей понадобилось в магазине? Вроде бы у нас все, что нужно, с собой. Я поднялся с постели и подошел к окну. Во дворе, что вчера был мало освещен лишь несколькими фонарями, сегодня наливался розовым цветом. Средь этих благоухающих деревьев виднелась пекарня. Люди очередью стояли возле входа. Кто-то уже грузил ящики со свежеиспеченными лакомствами в машины. Транспорт был грузовым. Видимо, курьеры.
За спиной, в двери послышался шум, и я повернулся. Дверь распахнулась, и в дверном проеме стояла Даша. Она держала небольшой бумажный пакет. Войдя в комнату, она поставила его на стол.
– Что это? – спросил я, пытаясь заглянуть в пакет.
– Угадай, – ответила она
– Японская еда?
– Да. А что именно?
– Какой-нибудь рис с угрем? – спросил я.
И в этот момент до меня дошел запах.
– Булочки! – радостно крикнул я.
– Верно! – она улыбнулась. – Вчера мне не давал покоя этот запах, и я решила купить несколько штук.
– Ты просто умница! – воскликнул я. – Ну тогда я заварю чай, а ты пока доставай все на стол.
– Хорошо! – сестренка улыбнулась и открыла бумажную тару.
Я подошел к створчатому шкафу и открыл дверцу. Достав из сумки электрочайник и прихватив чай в пакетиках, я направился к столу. Даша уже выложила пряности на стол.
Чайник зашумел и отключился. Я встал из-за стола и направился наливать кипяток по кружкам. Даша сидела за столом и смотрела в окно.
Спрашивать ли ее о том сне? Захочет ли она рассказывать мне про то, что ей приснилось? Я метался в догадках. Она меня вчера сильно напугала. Да что там, меня она и сама, наверное, перепугалась. Раздумывая об этом, я не заметил, что перелил кипяток через край кружки.
– Вот незадача, – тихо и с расстройством прошептал я.
– Что случилось? – послышался голос за спиной.
– Ничего страшного, просто разлил немного, – ответил я и отплеснул немного кипятка в другой бокал.
Принеся кружки к столу, я расставил их по краям. Даша взяла один пакетик с чаем и, распаковав его, окунула в воду. Я проделал тоже.
– Ты все переживаешь из-за прошлой ночи? – с осторожностью в голосе спросила она.
– Честно говоря, да. Ты меня очень напугала, – я отпил крепко заваренный чай. – Что тебе приснилось?
– Это был очень странный сон. Было темно, лампы не горели. На улице тоже темнота, даже луны не было видно. И лишь сквозь щель в двери нашего номера пробивался свет. Я решила посмотреть, что там. Открыла дверь, а по всему коридору горят лампы. И в конце его сидит маленькая девочка в красном платье и с длинными волосами.
– В красном платье и с длинными волосами? – округлив глаза, перебил ее я.
– Да, именно. Я немного испугалась, но все же решила посмотреть, что с ней. Иду по коридору, и вдруг за спиной гаснут лампы одна за другой. Сначала медленно, потом все быстрее. Меня это привело в ужас, и я попыталась убежать от темноты к девочке. Оборачиваюсь, а девочки нет. И там, где она была, тоже гаснут лампы. Я в растерянности остановилась и смотрю то в одну сторону, то в другую. Темнота приближалась со всех сторон. Упав на колени, я закрыла глаза руками, и вдруг тихий голосок говорит: «Тетя, тебе страшно?». Я поднимаю глаза и вижу девочку. В свете всего одной лампы стояла она передо мной. Я у нее спрашиваю: «Кто ты?». Она улыбается и говорит: «Я Мимико». Тут свет гаснет. Я в полной темноте начинаю звать эту девочку, но в ответ тишина. И вдруг в конце коридора зажигается свет и… - она отпила из кружки, горячий чай. – То, что я увидела, хуже самого страшного фильма ужасов.
– И что там было? – с нетерпением спросил я.
– Там была та самая девочка в красном платье, а под ногами лужа крови. Свет начал зажигаться по одной лампе в мою сторону. И вместе с этим светом приближалась и Мимико. Лужа крови, что была под ее ногами, превратилась в реку. А за спиной вместо стены с обоями была белая паутина! Представь себе, в каком ужасе была я! Я повернулась и попыталась бежать прочь, но почувствовала, что эта кровавая река поглощает и меня. Я бегу, а ноги просто скользят в этой реке. И все же, как-то мне удалось добежать до нашего номера. Я вбегаю, закрываю за собой дверь на замок и бегом в свою комнату! В комнате у меня подкашиваются ноги, и я падаю в кровать, а из-под нее слышится тот ужасный голосок: «Тетя, тебе страшно?». И в этот момент я проснулась. А дальше ты сам видел, что было.
– Как странно, – задумчиво сказал я.
– Что странно?
– Помнишь, в самолете мне приснился сон?
– Да. Про какую-то Йоко.
– Именно. Она тоже была в красном платье и с длинными волосами.
– Думаешь, нам снилась одна и та же девочка?
– Вряд ли. В твоем сне девочка назвалась Мимико, а в моем Йоко.
– Но они ведь похожи? – Даша сделала еще один глоток.
– Похожи… - тихо повторил я. – Да ладно, не бери в голову. Это просто сны.
– Но почему они похожи в наших снах?
– Просто увидели похожую девочку в аэропорту или в самолете. Давай закроем тему? – я взял со стола, еще теплую булочку.
– Как скажешь.

После завтрака мы стали собираться в город Хатинохе. Дорога в этот городок была не близкой. Девяносто миль по крутой дороге. Мы вызвали такси, что работала по дальним заказам, и стали ждать.

Продолжение следует.

Новость отредактировал Lynx - 24-01-2017, 16:50
Причина: Стилистика автора сохранена
18-01-2017, 22:09 by SOMoff89Просмотров: 1 368Комментарии: 4
+6

Ключевые слова: Путешествие япония самолет странный сон девочка красное платье кровь авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Lynx
18 января 2017 22:11
-2
Группа: Главные Редакторы
Репутация: (2923|0)
Публикаций: 279
Комментариев: 1 720
История невероятно длиннючая, но яркая и интересная. Вам бы книгу писать. В Японию аж захотелось. Плюс и продолжения ждём.
            
#2 написал: акжана
19 января 2017 13:37
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (1055|-1)
Публикаций: 3
Комментариев: 1 008
Несмотря на обстоятельность автора в описании деталей и некоторую монотонность изложения (странно, но это как гипноз завораживает) в этой истории присутствует предвкушение жути в духе японских ужасов. Ужасы уже начались при перелете и настоящий шок, кульминация скорее всего будет необычной в Утасинае.
Плюс
   
#3 написал: alex.kuzmenko2017
19 января 2017 22:40
+2
Группа: Активные Пользователи
Репутация: (1143|0)
Публикаций: 18
Комментариев: 803
Напрягает много подробностей, типа: "Выключил чайник, достал пакетик чая, раскупорил его, заварил, добавил сахару... попил чаю..." А так хорошая история и интересно, что дальше будет... Жду продолжения. Плюс.
  
#4 написал: SHINJIRO
22 января 2017 00:24
0
Группа: Посетители
Репутация: (21|-2)
Публикаций: 1
Комментариев: 1 277
Продолжение с удовольствием прочитаю.Пишите.+
   
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.