Окукленная

Едва Инга Румянцева толкнула дверь, как на неё сразу же уставилось два десятка глаз.
- Глядите-ка, пришибленная пришла! - вразнобой гаркнуло сразу несколько голосов. Лузга, самая рослая ученица 9 «Г» класса, завидев Ингу, сразу же вскочила с учительского стола.
- У ти, моя маленькая!- засюсюкала она и попыталась ущипнуть её за нос. Инга молча отклонилась.
- Не лезь!
- Ой, какие мы серьезные, куда бы деться! Что, гордость не позволяет общаться с простыми смертными?
Инга молча обогнула Лузгу, не произнося больше ни слова. Она продвигалась к своей парте — последней в третьем ряду, и постоянно слышала за спиной подшучивания, поддразнивания, а то и не совсем благозвучные эпитеты. Впрочем, она уже привыкла к этому.
Глупой игрой обстоятельств оказалось пребывание этой девушки из вполне благополучной семьи в таком «логове», как школа №69. Летом 2014-го года семья Румянцевых переехала в другой город, и очень занятые родители, недолго думая, запихнули свою старшую (была ещё шестимесячная Лика) дочку сюда. Даже в родной 18-й школе у девушки не было близких друзей – она слыла достаточно замкнутой, но там, по крайней мере, её никто не трогал. Здесь же стало совсем невыносимо. С 1-го сентября её привычный мир полностью перевернулся – она своими глазами увидела то, что называется «трудные» дети. Нет, никто из них не был убийцей или серийным маньяком, и даже лишь единицы состояли на учете в милиции, но, тем не менее… Обругать, толкнуть, а то и ударить того, кто резко выбивается из общей массы, считалось в порядке вещей, и лозунг «кто не с нами, тот против нас» был самым настоящим девизом. Девчонки завидовали ей – отчасти из-за того, что она выглядела довольно «сладкой» со своими золотыми локонами (пришлось их даже подрезать, чтобы меньше цеплялись), отчасти из-за успехов в учебе, и неудивительно - ведь она была единственной, кто ещё окончательно не «забил». Пацаны же сначала вздыхали по ней, но, когда приставания стали чересчур настырными, то Инга с неподдельной искренностью заявила:«Я не собираюсь строить отношения». Не помогло и временное покровительство Руслана – девушка быстро раскусила, что он такой же, как все – и отвергнутый Руслан, действительно, как и все, настроился против этой недотроги.
Но, несмотря на свои беды, Инга не жаловалась. Никогда. Мама лишь порой за обедом, умудряясь одновременно и кормить грудью Лику и уплетать рагу из брокколи, с полным ртом спрашивала:«Как дела милая?» - и получала стандартное «Нормально». Папа же, на секунду оторвав взор от своего, неизбежно присутствующего с ним даже за столом, ноутбука, протирал очки, и его изможденное лицо расплывалось в широкой улыбке:«Малышка Инга у нас просто умница!». «Ужас – думала бедная девушка, помешивая мутный борщ – уж лучше бы ничего не говорили". Они были совсем не плохие, её родители, просто… даже трудно подобрать слова. Часто Инга про себя злилась на них и на весь свет – правда, потом сожалела. «Бедные, бедные они… Бедная я…» И никто не знал, что вот уже последние полгода, каждую ночь, Инга горько плачет…
Только девушка села на свое место и положила рядом портфель, как откуда ни возьмись подскочила староста Ангелина:
- Румянцева, к директору!
«За что бы это?» - растерянно подумала Инга - проделок за ней уж точно никаких не водилось. Покидая класс, она видела множество смеющихся лиц, но не обратила на это особого внимания — дело обычное.
Из-за массивных дверей учительской доносился приглушенный звук разговора. Инга собралась с духом, тихонько постучалась и приоткрыла дверь:
- Констанция Федоровна, Вы... меня вызывали?
Два десятка учителей разом прекратили обсуждать свои насущные проблемы. Почти лысая директриса в костяных очках недоуменно посмотрела на неё, а затем изрекла тоном похлеще Лузги:
- Румянцева, ты? Совсем крыша поехала? Какого хрена срываешь нам совещание?..
«Ещё бы сказала «сходку»… Очередная подлая выходка… - думала Инга, возвращаясь в класс, а затем внезапно догадалась - и кажется, им понадобилось меня зачем-то спровадить...»
В кабинете все было по-прежнему. Инга вернулась на свое место, на ходу кинув:
- Какие же вы сволочи... Ответом был издевательский смех.
- Как поживаешь, мизантроп? - как ни в чем ни бывало спросила Катька, или Китти, как её называли. Она сидела на соседней парте вместе с подружкой Венерой, и обе с упоением болтали сарделькообразными ножками, едва прикрытыми мини.
Венера, на миг вытащив изо рта ядовито-зеленый чупа-чупс, нетерпеливо пропищала: - А мы там тебе сюрприз приготовили... Ты портфельчик-то открой...
Инга рывком дернула молнию, ожидая взрыва или чего-то подобного. Но нет. Она сунула руку в темные недра, и вдруг — замерла... По ней хищнически пополз огромный, чуть меньше ладони, богомол. Вот он добрался почти до плеча и несколько раз распустил свои кружевные крылышки, а затем, раздумав улетать, безумно уставился прямо на Ингу. Класс затаил дыхание, ожидая реакции девушки. Особенно живым выглядел интерес Руслана, нового парня Венеры на этот сезон. «Все ясно… Чудовище посадил он». Отвращение было такой силы, что девушка даже побоялась двинуться, а только чувствовала, как вся сплошь покрывается мурашками. Со лба потекли капельки холодного пота.
- Э, да она возбудилась! - торжествующе закричала Венера, а затем нагнулась прямо к лицу Инги и повторила: - воз-бу-ди-лась!
В следующий момент Инга действовала как в тумане. Невзирая на почти тошнотворное отвращение, схватила богомола - он конечно же, сразу цапнул её страшноватыми шипастыми лапками. Плевать. А затем — кинула в мигом изменившуюся физиономию одноклассницы. Насекомое, судорожно стремясь удержаться, зацепилось за её огненно-рыжие, пахнущие краской волосы, и повисло, шатаясь, прямо перед носом. Венера ещё даже закричать не успела, как Инга — р-раз! со всего размаху ударила её по лицу, заодно придавив к нему агонизирующую таракашку. «Господи, какое же это наслаждение! - подумала Инга, удивившись своей собственной отчаянной выходке - определенный предел есть даже у меня!».
Что тут началось! Со всех сторон поднялся ужасный гвалт, все пытались успокоить и привести в надлежащий вид плачущую Венерочку. Немного успокоившись, «пострадавшая» подошла к Руслану и что есть силы толкнула его: «Прикольнуться хотел, да?! Ну что, очень клево у тебя вышло! Это ты во всем виноват!!!». Руслан непонимающе промямлил, отряхиваясь:«Да вы сами с Китти это предложили…». Однако Венера решила сесть с подругой и больше с ним не разговаривала. Несколько человек о чем-то совещались, но Инга не обратила на это внимание –она была слишком поглощена своим торжеством.
На переменах никто не беспокоил Ингу, что её приятно удивило. Одноклассники явно её избегали и даже старались не смотреть в её сторону. «Они решили, что я чокнутая!» - счастливо думала она к концу дня. «Чокнутая» Эта характеристика ей теперь даже нравилась. «Социальная изоляция лучше, чем социальная ненависть». Она заботливо отряхнула чистенькое платьице в фойе перед зеркалом, поправила лямку портфеля и уже было собиралась уходить. Опять эта Ангелина!..
- Алло, гараж... Кажется, у тебя в волосах жвачки...
- Опять врешь?
- А ты глянь получше...
И действительно, присмотревшись, Инга заметила несколько темно-серых налипших «катышек». Черт! И когда они успели это сделать?!
- Раз уж стала такая любезная, то не в курсе, чья работа? - хотела спросить она Ангелину, но старосты и след простыл. «Действительно, с чего это она вдруг такая заботливая?.. Нет, от этой крысы добра не жди..» - размышляла она по дороге в уборную, тут же появилось щемящее чувство тревоги, но она усилием воли подавила его. Внезапно по опустевшему коридору вихрем промчался какой-то коротышка, крича:
- Она здесь!..
«Глупости все это. После сегодняшнего меня уже точно никто не тронет. Хватит духу только на мелкие пакости вроде этой, но я им ещё покажу…» - успокоила себя Инга, чуть-чуть поколебалась, но затем все-таки скрылась за дверью. С горем пополам начала отмывать волосы под ледяной струей — хорошо хоть в одном из кранов школьной уборной была вода. Комочки отвердели, но отваливаться не желали. Ладно, плевать. Слишком много острых ощущений на сегодня. Полностью задавить тревогу не получалась – гаденькое чувство всплывало снова и снова. Вконец расстроившись, Инга достала из портфеля маленькие ножницы и принялась нервно срезать жвачку. Пальцы не слушались. И вдруг - застыла, так и держа в одной руке инструмент, а в другой - мокрую прядь.
В зеркале появились лица Руслана, Лузги, Китти и Глеба – худенького, но крепкого «наркоши» с глазами маньяка. Поговаривали, что именно он был в числе избивших физрука на прошлой неделе. На заднем плане маячила Ангелина.
- Кажется, у нас остался один невыясненный вопрос! - нехорошо улыбаясь, проговорила Лузга, наступая прямо на Ингу. Ошарашенная девушка пыталась собрать в себе остатки смелости, пыталась воспроизвести в себе то же состояние, что и днем — безуспешно. Она слишком устала и сейчас хотела лишь одного – поскорее быть дома. Происходящее в данный момент стало представляться каким-то тяжелым сном, или, лучше сказать, кошмаром. «Этого ведь просто не может быть. Они просто хотят пошутить…» - думала она, медленно отступая назад, к кабинкам… Такого страха она ещё не испытывала никогда в жизни.
- А знаешь ли ты, что именно из-за тебя Венера бросила Руслана? - начала «наезжать» Лузга. Она была почти на голову выше Инги.
Девушка попыталась что-то сказать, но язык словно прилип к нёбу. «А если…» - пронеслось в голове, мелькнул и погас безнадежный план спасения…» Наконец она выдавила:
- Сами виноваты. Не надо было лезть…
- Ты слышал, что она сказала?.. – с этими словами Лузга отступила в сторонку, пропуская Руслана.
Парень вразвалку подошел к Инге:
- Сейчас я с тобой разберусь, ты, маленькая тварь... - От него просто отвратительно пахло, а безумно выпученные глаза налились кровью. «Господи, и этот тип когда-то хотел стать моим парнем?.. Фу…»
Глеб с ледяным спокойствием в голосе подбодрил товарища: - Ну, давай же, Рус! Мы все расскажем Венке, что ты за неё отомстил!
- …И даже покажем! – несмело добавила Китти, доставая сотовый телефон – подруга должна убедиться во всем своими глазами.
«Сволочи… Так бы и убила всех…» Парень улыбнулся, неторопливо закатывая рукава. «И он собирается МЕНЯ ударить? Возможно всякое, но чтобы Руслан...»
«Да, моя сообразительная, гладить по головке тебя здесь точно никто не собирается, а поэтому дуй-ка ты отсюда…» - благоразумно советовал внутренний голос и вот Инга уже отталкивает Руслана, а затем срывается с места и…. Глеб, до этого неприметный, вырастает словно из-под земли. Инга даже не успела среагировать, как он молча скручивает её, заломив обе руки за спину. А затем рывком разворачивает навстречу Руслану:
- Ну, бей же, слабак!!! Пикнула камера на телефоне, означая начало записи.
Нет смысла передавать ту бессмысленную и беспощадную картину избиения девушки. Достаточно лишь сказать, что в нем участвовали все, а запуганная Лузгой покорная староста, вытянувшись в струнку, стояла на стреме.
*
Инга уже почти ничего не воспринимала, когда раздался далекий крик «шухер!». Затем - топот ног, и через несколько секунд она осталась одна…
**
В чувство её привел запах нашатырного спирта и приятные поглаживания салфеткой по опухшим щекам. Инга открыла глаза. Она все так же находилась на полу в туалете, прислоненная к стене. Рядом на корточках сидел бородатый школьный вахтер - дядя Ашот. Он приветливо улыбнулся Инге, явив ряд позолоченных зубов.
- Я тебя спас, рыбонька моя! - ласково проговорил он, дыхнув перегаром.
- Они..ушли? - слабо прошептала Инга. Слова судорожной болью отозвались во всем теле.
- Ушли, ушли... Все ушли, школа пуста. Тебе ещё повезло, мартышка — ты могла умереть. – проговорил Ашот, продолжая оттирать её лицо салфеткой – ну вот, вроде теперь чистая…
- Мне надо домой и... — тут Инга осеклась на полуслове — на темном лице вахтера отразилось крайнее удивление.
- Куда же ты, милая? Уйдешь и даже не отблагодаришь меня?
- Спасибо Вам огромное и… - но Ашот лишь недовольно мотнул головой. Инга вначале ничего не поняла, как вдруг самая худшая догадка уже шевельнулась внутри и тут же получила подтверждение…
Вахтер больше ничего не говорил, а только с наслаждением начал лапать её уже довольно пухлую грудь…
- ПОЖАЛУЙСТА! - этот дикий крик, похоже, был слышен даже на улице. Невзирая на невыносимую боль, Инга попыталась сопротивляться. В какой-то отчаянный момент девушка почувствовала под рукой что-то острое — это оказались её ножницы, которыми она срезала жвачку. Долго не раздумывая, она ткнула ими прямо в лицо насильнику.
- Сука! - заорал Ашот, схватившись за глаз. Он был сильно пьян, и, быть может, поэтому Инге удалось спастись. «Выжить. Выжить» - только это и думала она, когда ползла на четвереньках по направлению к выходу. «Выжить» - вертелось в голове, и она рывком толкнула дверь уборной. За спиной послышался поток непрекращающихся угроз. Это удивительнейшим образом придало ей силы — Инга, шатаясь, встала на ноги и побежала по пустому мрачному коридору. «Скорее прочь отсюда...». К счастью, дверь выхода из школы не была заперта...
***
Этим мартовским вечером по одной из улиц города плелась до полусмерти избитая шестнадцатилетняя девушка. На грязно-белом изорванном платьице было видно множество отпечатков от обуви, которые ничуть не заботили Ингу, равно как и сломанный каблук. Её мутило. Глаза опухли из-за синяков, и было трудно различить дорогу из-за постоянно наплывающих слез. Но она знала куда ей теперь надо, и упорно шла вперед, покачиваясь, спотыкаясь, глядя прямо перед собой. Редкие прохожие обходили её стороной – никто не хотел быть впутанным в чужую историю, тем более что в одной руке Инга продолжала сжимать совершенно красные маникюрные ножницы. Что подумают о ней окружающие, девушку в данный момент заботило меньше всего, в определенный момент ей показалось, что она просто проглотила свою обиду, как была вынуждена беспрестанно глотать тягучую кровавую слюну. «Это точка. Предел. Что же дальше?» Она вдруг вспомнила, что портфель остался в туалете и слабо улыбнулась от этого, теперь ставшего столь незначительным, открытия. «Все равно он мне больше никогда не понадобится».
У окраины города проходила железная дорога – именно туда и добралась Инга примерно к девяти часам вечера. Вокруг было безлюдно, только где-то вдалеке лаяла собака. Здесь беспрестанно выл ветер, под потоками которого у неё разом высохли слезы, её показалось, что ещё чуть-чуть и её унесет куда-то далеко, где нет обид и боли... Продрогшая до костей, но полная решимости, она вышла на середину путей. Закружилась голова, где-то в глубине стало горько-горько. Издали послышался тревожный гул поезда.
«Страшно... умирать. Но жить ещё страшнее. Простите меня, мама, папа, сестренка Лика… Я вас люблю и всегда любила, хотя порой, быть может, вела себя как… сволочь. Я не хочу огорчать вас, но у меня просто нет выхода. Вы не заслуживаете того, чтобы переживать и плакать за меня и…» - тут она всхлипнула. Уже слабо виднелся свет приближающегося состава. Вдруг Инга заново, уже в который раз, вспомнила все то, что сделали с ней сегодня – и поднялась непрошеная злоба… «Нет! Никто не будет переживать за меня. И даже мама с папой не будут – ведь им тоже плевать. Всем плевать… Ненавижу… Ненавижу…» - думала она, ложась на рельсы. Её била мелкая дрожь – не столько от холода, сколько от страха и отчаяния. «Интересно, это очень больно, когда тебя переезжает поезд?..». Земля уже отчаянно вибрировала – исполинская машина была совсем рядом и беспрестанно гудела так, что девушка совершенно оглохла. «Я покончу с собой как Анна Каренина…» - было её последней мыслью, и она закрыла глаза… В какой-то момент показалось, что все вокруг перевернулось.
****
«И это все?.. Я была права – это самый безболезненный вид самоубийства…»
Поезд остановился в десяти метрах от её головы.
- Инга! – окликнул её кто-то.
«Что?.. Но как?! Не может быть! Он просто бы не успел остановиться…» Усилием воли Инга разлепила веки и прямо над собой увидела женщину просто неземной красоты. Она была одета в синюю форму машиниста. Её длинные пышные волосы были необычного цвета – не белого, а какого-то… сияющего; Инге даже показалось, что идеальное тело незнакомки окутывает святящаяся в темноте аура.
- Инга! –повторила она.
- Вы… знаете меня?
- Ты даже не представляешь, насколько! – засмеялась женщина, помогая ей подняться.
- Кто же Вы?.. Я Вас раньше не встречала…
- Твой… ангел-хранитель! - в мягком тоне женщины было что-то гипнотическое, Инге даже на миг показалось, что она засыпает. Удивление, вопросы – как рукой сняло, и она стала воспринимать происходящее как нечто совершенно нормальное.
- Сядем на мой поезд, я подвезу тебя до дому. И по пути кое-чему научу…
*****
Инга не помнила, как оказалась у своего подъезда. Может быть, прошло пятнадцать минут, а может быть и больше суток. Время уже представлялось ей как нечто совершенно условное. По-прежнему прихрамывая, она поднялась на третий этаж и нажала на кнопку звонка.
Дверь открыла мать, одетая в застиранный домашний халат, волосы её были накручены на бигуди.
- Попозже не могла прийти? - как ни в чем ни бывало произнесла она, зевая. В прихожей было темно, но все равно невозможно было не заметить потрепанного вида дочери. И, тем не менее, она не заметила…
- Задержали на уроках, мам…
- И чего это вас так долго держат?.. Куда только смотрит руководство… А может быть, у тебя появился мальчик, а?
-Да, мам. Мы гуляли по вечернему городу, а потом целый час целовались у фонаря.
- Да ну тебя!.. – отмахнулась она от старшей дочери и побежала в спальню к плачущей Лике. – Макароны в красной кастрюле. Только не забудь водой залить и сварить, а то мне некогда… - донеслось Инге вдогонку.
Но ужинать она не собиралась. Как есть, грязная, вся в крови, она зашла в гостиную, где по своему обыкновению сидел за ноутбуком папа. Он даже не посмотрел на Ингу.
- А, возвращение блудной дочери! – усмехнулся он, продолжая писать программу.
Девушка проворно скрылась в своей комнате. «Наконец-то!». Альбом с фотографиями всего класса лежал в шкафу, а кусочки ткани - в комоде… Она долго что-то мастерила, пока так и не заснула в изнеможении за своим письменным столом. Часа в три ночи папа зашел в её комнату, чтобы проверить, все ли в порядке. Перед тем, как погасить настольную лампу, он мимоходом взглянул на её поделки. «Ну надо же… Вроде большая девочка, а до сих пор в куклы играет…» - подумал он и пожал плечами.
Утро брызнуло солнечными лучами прямо в лицо девушки и она проснулась. «Ну что же – подумала она, оглядев свои творения – весьма неплохо. Домашнее задание на сегодня готово.» До школы оставалось ещё несколько часов. Инга отправилась в ванную, где наконец-то не спеша принялась приводить себя в порядок. Смыла кровь, грязь и слезы, уложила волосы. Тщательно замаскировала тональным кремом синяки, правда скрыть отеки вокруг покрасневших глаз не очень получалось даже под слоем туши. «Ладно, решу эту проблемку чуть попозже». С наслаждением скинула с себя порванное платьице: «надо найти что посовременней». В комоде лежал комплект, подаренный одним парнем ещё из прежней школы – Инга так и не надевала его ни разу. «Но сейчас самое время. Тем более мне ничего не смогут сказать – форма в школе свободная». Пусть она будет смотреться чуть-чуть вульгарно – плевать. Тем лучше. С нетерпением она вскрыла шуршащую упаковку и перед большим зеркалом приложила к себе розовую кружевную блузку, чуть выше пупка. «Мило. У парнишки глаз-алмаз». Бюстгальтер она решила не надевать. Точно такие же розовые шорты кончались намного выше колен; если чуть пригнуться, то можно было разглядеть трусики. Помада была выбрана самая яркая, багрово-красная, и от непривычки пользоваться косметикой Инга чуть не измазалась в ней. Мамины туфли на 10-сантиметровом каблуке тоже пришлись весьма кстати. Опоясавшись кожаным ремешком, Инга оценивающе оглядела свое отражение и подмигнула ему: «Несмотря ни на что, ты выглядишь ослепительно!..» Старая сумка с какими-то анимешными героинями, слегка смахивающими на саму Ингу, дополняла образ "девушки без комплексов". Как добросовестная ученица, она кинула внутрь ручку и чистую тетрадку. Но самым ценным грузом были пять тряпичных куколок с наклеенными на них лицами. Они изображали одноклассников Инги: Янку Лузгину, Катю, Ангелину, Глеба и… Руслана.
Папа был давно на работе, мама готовила очередной шедевр из шпината с кресс-салатом, а маленькая Лика давилась на полу конструктором, когда Инга наконец собралась.
- До скорого, ма… - кинула она на прощание. Ответом было пыхтение кастрюли с кухни.
По дороге в школу она купила огромные черные очки, слегка смахивающие на водолазные. «Жак-Ив Кусто ловит рыбку…» - теперь уже со смехом припоминала она вчерашнюю фразу Лузги (сказанную в тот момент, когда оба парня, держа под руки, «купали» её головой в унитазе) и с некоторым кокетством встречала на себе голодные взгляды всех проходящих мимо мужчин.
Класс затих, едва Инга толкнула дверь. Её мучители – они все были здесь, и теперь лишь пялились на неё, не в силах произнести ни слова, лишь Лузга неуверенно пробормотала что-то вроде «зря мы её по мозгам так…». А Инга, как ни в чем ни бывало, устроилась на своем месте. Начали шушукаться. Вдруг к ней подсела Ангелина, она, как и все, не смотрела Инге в глаза.
- Ты это… прости за вчерашнее. Я и за них прошу…
Девушка загадочно улыбнулась: - Да ладно… Что там. Чепуха…
- Неплохо выглядишь…
-Мерси! – ответила Инга. Ангелина вдруг заметила, что вместо переднего зуба у Инги дыра, побледнела и поспешила вернуться на свою первую парту. Почти сразу же пришла учительница. Анна Алексеевна была пожилой, уставшей женщиной, уже давно махнувшей рукой на класс и его нравы. Но черные "очки-консервы" на уроке – это уже слишком.
-Румянцева! Ты меня слышишь? Немедленно сними это безобразие!!
- Вы про блузку или шортики?
Некоторое время бедный преподаватель просто заикалась, не в силах вымолвить ни слова. Класс тоже пришел в ступор. Янка Лузгина по-настоящему забеспокоилась – слишком уж странным было поведение вчерашней жертвы. Что-то здесь явно не так. Наконец Анна Алексеевна подошла вплотную к Инге и молча сдернула очки. Её взору предстали два огромных «фонаря» на лице девочки. Инга сморщилась – смотреть на яркий свет стало для неё слегка болезненным.
- Румянцева… Что с тобой случилось?
- С лестницы упала… - бесцветным голосом ответила Инга – и в хлам, как видите...
Больше у Анны Алексеевны не нашлось, что ответить, она только сказала:
- Ладно… Сиди лучше так.
К концу первого урока девушка решилась на задуманное. Желание мести буквально душило её и не позволяло сидеть смирно, отчего она получила даже несколько замечаний. Когда прозвенел звонок, она буквально пулей вылетела из кабинета, прихватив сумочку. Нужно было всего лишь вернуться во вчерашнюю уборную, запереться в кабинке и осуществить задуманное. А потом она просто вернется в класс, чтобы полюбоваться результатами своего труда. Но вот прямо у двери она столкнулась с… Ашотом. На верхнем правом веке у него виднелся шрам – именно его она рассекла вчера ножницами. Мужчина, сегодня уже окончательно протрезвевший, оценивающе оглядел девушку с ног до головы, а затем изрек с сомнением в голосе:
- Рыбонька?
Инга никак не ожидала этой встречи, но тем не менее мило улыбнулась, слегка приподняв очки:
- Смотря что понимать под этим словом.
Из-за угла бесшумно выскользнул инспектор Михей – уже седеющий крепкий дед в военной форме. В школе от него не было ровно никакого проку.
- Уважаемая, разговор есть – сказал он, мягко взяв Ингу за руку – пройдемте в мой кабинет. Ашот поплелся за ними.
В крошечной каморке, где жил инспектор, было ужасно накурено. Инспектор пригласил девушку и вахтера присесть на матрас раскладушки, а сам устроился верхом на телевизоре, стоящем на полу.
Достал сигарету, закурил. Ашот напряженно дышал, часто кидая взгляды на грудь Инги. В первый раз за этот день девушка почувствовала себя ужасно неловко, но не подала виду и только слегка отодвинулась от вахтера. Ей уже было совсем не страшно – она прекрасно понимала, что навредить сейчас они ей не могут, ведь в школе полно народу и самый разгар занятий. Если она станет кричать, её непременно услышат - кабинет инспектора находился неподалеку от учительской. А потом… она расквитается со всеми.
Но Михей только молча дымил, а потом не спеша извлек из-под груды грязных тряпок портфель Инги, который она так и оставила вчера в уборной.
- Ваше? – спросил он.
- Нет – отрицательно мотнула головой девушка.
- Да ну?.. А это тогда что? – с этими словами он вытащил дневник – Инга Румянцева, школа №69, 9 «Г» класс.
- Дневник мой, спасибо. Я его действительно потеряла когда-то… Быть может, на прошлой неделе…
- Так… - Михей поскреб затылок – так… Его нашли в женском туалете.
Инга лишь пожала плечами. – вероятно, я умудрилась оставить его именно там. Все могло быть. А зачем Вам понадобилось ходить в женский туалет?..
Инспектор покраснел – разговор явно становился дурацким.
- Не я нашел, а вахтер, дядя Ашот.
Инга повернулась к вахтеру и крепко пожала изумившемуся мужику руку:
-Благодарю Вас. Я очень долго его искала.
- Инга Румянцева… Вы… Встречали Ашота раньше?
- Ну может, когда-нибудь случайно сталкивалась, не помню. А что?
- Да так, ничего. А позвольте задать ещё один вопрос - что Вы делали вчера после уроков?.. Тут ходят слухи, что случилось одно неприятное происшествие и… Хочется знать наверняка, не принимали ли Вы в нем участия.
- Не знаю, дядя Михей, о чем Вы говорите. Вчера после уроков я сразу пошла домой.
- Так значит… Ничего вчера не было?.. – тут Михей выразительно прищурился.
- Абсолютно.
- Ладно, спасибо. Возьмите дневник. И портфель тоже заберите себе – судя по всему, он девчачий, а владелица так и не объявилась.
- Спасибо и вам! – поблагодарила мужчин Инга, вставая – ладно, мне надо идти.
- Если что, заходи после уроков, поболтаем…
- Кофе попьем! – вдруг хрипло подал голос Ашот – на этой самой раскладушке…
Инга вышла, плотно закрыв дверь. «Я забыла смастерить куклу и Ашоту… Ничего, это я быстро исправлю. Сделаю так, что ему больше никогда не придется… кофе пить». До неё донесся приглушенный говор Михея:
- А девочка понятливая попалась. Да ты не унывай, сам вчера был виноват. Нельзя же так, сразу. Она не дурочка. Но ничего, я все устрою – ещё позабавимся с ней…
И – нецензурная ругань вахтера…
«Окей, уговорили. Сделаю две куклы» - про себя подумала Инга.
Больше её ничто не задерживало. Девушка со странным содержимым в сумочке скрылась за дверью уборной.
Тут сразу же защемило сердце – слишком свежи ещё были воспоминания о вчерашнем дне. «Но сейчас все будет совсем по-другому» Та самая кабинка, где над ней зверски издевались. Щелкнула задвижка.
«Ну наконец-то»- думала Инга, опустив крышку и поудобней усаживаясь на ней.
Первой достала Катьку. Эта куколка с наклеенным улыбающимся лицом была настоящей миниатюрной копией её одноклассницы, впрочем, как и все остальные. «Теперь и происходить с вами будут одинаковые вещи» - удовлетворенно подумала Инга. Перед самым главным своим шагом она решила тихонько поговорить с куклой:
- Хелло, Китти. Ты такая ничтожная, что мне просто смешно. Любишь свою подругу и хотела, чтобы она помирилась с парнем? Но любовь к одному человеку не может происходить через ненависть к другому. Ты ни в чем не виновата, а просто хотела позабавиться, подобно остальным. Снимать на телефон как потешаются над другим, очень забавно, правда? Небось уже передала эту запись всем. Но сама ты её больше не увидишь – с этими словами Инга с силой воткнула иголку прямо в глаз кукле. – Вот так. Два глаза – две иглы; руки у девушки больше не тряслись. И каким же было её изумление, когда она увидела, что из обеих фотографических глаз медленно-медленно тонкой струйкой потекла настоящая кровь!..
«Значит… - догадалась она – я все делаю правильно…»
Следующей была кукла Ангелина.
- Ты хорошая староста и замечательно следишь за порядком в классе. И тактика у тебя тоже выгодная – быть прихвостнем Лузги и исполнять все, что она прикажет за то, чтобы тебя попросту… не раздавили! Но тебе наверное уже надоело быть её устами и языком, просить прощения за всех… Я помогу тебе! – и тряпичная Ангелина захлебнулась кровью. Инга воткнула иглу прямо в рот.
- Лузга! О! Я до сих пор трепещу перед твоей крутостью, тебе вообще следовало бы родиться пацаном. Ты всегда в курсе всех событий и не пропускаешь ни одной забавной переделки. В душе ты, Янка, диктатор – обожаешь манипулировать другими и натравливать их например на… беззащитную девушку. Кто там из нас Жак-Ив Кусто?.. На большой глубине можно и захлебнуться. Кровь хлынула из горла. Затем Инга по-очереди воткнула иголки в грудь - туда, где были зашиты два маленьких бархатных легких. Кукла мигом пропиталась теплой кровью, её выделялось очень много, и она едва не выскользнула из рук. Но девушка аккуратно вернула её в сумочку, к остальным. «Вернусь в класс и посмотрю на результаты, а если меня это не удовлетворит, то… Вот уж действительно ОСТРЫЙ намек!..».
Тряпичный пупсик по имени Глеб.
- Привет, маньячелла! Странный однако тип. Ты был исполнителем номер один. Наркотики, а ещё унижение других – наивысший и единственный кайф в твоей ничтожной жизни. Но месть настигнет каждого, и я сделаю это для тебя с особым удовольствием! Получи-ка!.. – с этими словами она буквально «распяла» куколку, воткнув ей иголки в обе руки. Затем, слегка поразмыслив, сделала то же и с ногами. Инга настолько увлеклась, что не заметила тени за дверью.
- Эй - к ней кто-то постучал – у вас там все нормально?..
Она так и застыла с последней куклой в руках. Сомнений не было – это был голос…
- Руслан! –опешила девушка, поняв что прятаться больше бессмысленно. И – открыла дверь.
Парень взглянул на неё и попятился… Глянцевые стекла очков делали лицо Инги неумолимым и похожим на маску.
- Инга… тебя там это… все ищут… Ушла куда-то… И телефон выключила… Анна Алексеевна видела с утра, что ты не в духе и решила, что может быть ты это… Вены себе пошла резать…
- Ах, это! – улыбнулась Инга, одернув блузку – не волнуйся, парниша, это не моя кровь.
- Ты про что? – удивился Руслан – где кровь?
- Ну как же, неужели ты не видишь?.. У меня на лице, на одежде, на полу. Вон её под дверью сколько натекло.
- Я не вижу никакой крови… Инга, ты нездорова. Что это за куклу ты сжимаешь?.. Тебя это… проводить в медпункт?.. С некоторыми нашими тоже не лады…
Последнюю фразу Инга выслушала с особым удовольствием.
- Вчера ты не был таким заботливым, когда избивал, а затем топил меня! Помнишь? Прямо на этом месте!
- Инга… Я…
К горлу подступил ком. Но через силу она перебила его:
- Поздно просить пощады, Рус. Знаешь, что сделалось с твоими друзьями?.. И знаешь, что сделается с тобой? Гляди! Это кукла – ты! – с этими словами она сунула ему игрушку прямо под нос.
- Моя фотка вместо лица… - парень попятился – какого хрена…
- Тсс! – Инга поднесла палец к губам – ни слова больше, просто смотри!..
Первая иголка проткнула желудок. Парень тут же согнулся пополам и окатил кафельный пол кровавой блевотиной.
- Ты… Просто…
- Тсс! - Вторая иголка вошла в спину куклы. Туда, где в виде резинового жгутика пролегал спинной мозг. Инга продвигает её выше, и у Руслана тут же отнимаются ноги. Он падает, увлекая за собой девушку…
- Ой! Какой ты шустрый!.. – говорит она, поднимаясь. Очередная иголка, и рука Руслана, держащая её за лодыжку, ослабевает. Инге кажется, что из куклы снова брызжет кровь.
- Желаешь что-нибудь сказать напоследок?
- Всего три слова… - говорит он, задыхаясь.
- В самом деле? И какие же? – спрашивает Инга, склонившись над корчащимся на полу парнем – какие же три слова ты хотел сказать мне? – она нагибается так низко, что её волосы касаются его лица, он ощущает запах её духов.
-Жестокая чокнутая стерва!!!
- Кто бы говорил! Мне тебя ничуть не жаль! – говорит Инга, отталкивая его туфлей. – Пора кончать этот сеанс иглотерапии!..
Кукла Руслана уже стала похожей на решето и задымилась от горячей крови, когда Инга наконец воткнула последнюю иголку прямо в сердце…
Она не собиралась останавливаться на этом, и теперь ей захотелось окончательно погубить всех, кто причинил ей боль. Девушка определенно вошла во вкус. Даже здесь, в туалете, были слышны сирены машин скорой помощи, подъехавших к школе №69…

Прошло два дня. Уже в черном готическом платье она стояла на так называемой «прощальной линейке». Вся школа вспоминала своих пятерых учеников, умерших от непонятных кровотечений средь белого дня. Констанция Федоровна громко рассказывала в микрофон о том, какими они были замечательными людьми, и какая это тяжелая утрата, а их родители не слушали её, стояли в сторонке и тихо плакали. Но в этот день плакали не только они. Никто не знал, что творится в голове их одноклассницы Инги, что-то прячущей в своей сумочке. Если бы кто-нибудь из родителей заглянул туда, то увидел бы лишь пять куколок, сплошь утыканных иглами, словно ёжики. И эти куклы изображали детей. Их детей. Родители бы разорвали Ингу на месте, если бы смогли. Но ничего такого не происходило, и все молча стояли с траурными лицами и под печальную музыку. Непрошеные слезинки, одна за другой, катились из глаз девушки. «Я убила их. Я думала, что отомщу, и поступлю совершенно правильно, а вместо этого… Сделала несчастными столько людей. Как я, шестнадцатилетняя Инга Румянцева, могла пойти на такое?.. Я, Инга, убила?! Нет, это не я тут стою. И это все не взаправду… - девушка встряхнулась, словно бы избавившись от наваждения – слишком много нелогичностей… Это все не взаправду!!! – крикнула она, и тут с ужасом увидела, как куколки, одна за другой, выпрыгивают из её сумки и бегут к родителям…
******
Она очнулась, лежа на железнодорожных путях. «Что все это было?.. Бред?» - думала Инга, растерянно моргая. Разом возвратилась боль во всем теле и чувство тошноты, и все ощущения стали реальными, как и должны быть… Холодно… Земля дрожала, предвещая приближение поезда.
- Инга! – крикнула девушка со светящимися волосами, подходя к ней.
- Опять Вы?.. Мой ангел-хранитель?.. Я ничего не понимаю…
- Я только показала, что случится, если ты пойдешь со мной. Все будет происходить по-твоему, и я всегда буду помогать тебе!.. – с этими словами она протянула Инге руку.
- Нет! Не надо! Я не хочу никому мстить! – закричала Инга.
- В таком случае, ты умрешь. Ты уже выбрала свою участь, и её не отменить. Знаешь ли ты, что происходит с самоубийцами? Твои сегодняшние проблемы покажутся детской игрой по сравнению с муками ада… Посмотри! Тело приросло к рельсам, и даже если ты захочешь покинуть их, у тебя больше ничего не получится. Единственный путь – идти со мной. Вместе мы сотворим столько интересных вещей!.. – ну, согласна?
Инга попыталась двинуться – и вправду, её тело словно бы налили свинцом. Отменять решение было поздно, но она нашла в себе силы сказать:
- Пусть… Погибну лучше я, чем они… Они просто жестоки. А я стала бы настоящим убийцей. Такое не смыть… И муки ада покажутся мне детской игрой по сравнению с муками совести…
Женщина пронзительно закричала и начала подвергаться метаморфозе. Исчезло сияние, а волосы из сверкающих постепенно стали превращаться в седые, а затем облетать, изменилось и прекрасное лицо – с каждой секундой она становилось все старее и безобразнее. В конце концов перед распластанной на рельсах Ингой стоял просто скелет в форме машиниста. Лысый череп скалился в усмешке, в глазах некоторое время ещё горел пламенный огонек, наконец потух и он. Одежда начала стремительно тлеть вместе с останками костей – и вот уже все превратилась лишь в горстку пепла, который унес ветер.
Исполинская машина была совсем рядом и беспрестанно гудела так, что девушка совершенно оглохла. Инга закрыла глаза… В какой-то момент показалось, что все вокруг перевернулось.
Поезд остановился в десяти метрах от её головы.
*******
- Живая! – услышала она чей-то радостный возглас – только ослабла совсем… Ого! Да она вся в синяках.
- Грузи её, Вася! – увезем вместе с этим.
- Да что же это сегодня за вечер такой?! – люди так и норовят под поезд броситься… Девушка точно в рубашке родилась. Ещё бы чуть-чуть…
Усилием воли Инга разлепила веки и прямо над собой увидела двух врачей и медсестру. Попыталась подняться, но просто не смогла.
- Лежи, лежи! – успокаивающим тоном попросила её медсестра – сейчас они мигом…
Она почувствовала, как её поднимают над землей. Оглянулась. В пугающей близости высился громадный товарный состав. А возле путей стояла карета «скорой». Из неё доносились стоны.
- А там… ещё кто-то? – полюбопытствовала Инга.
- Не кто-то, а твой… спаситель, если можно так выразиться – охотно пояснил молодой усатый врач – и тоже суицидник, представь себе. Стоял на путях примерно за километр впереди, загородил дорогу поезду… Парень наверное, хотел, чтобы наверняка, но маленько не рассчитал. Уж не знаю там как все произошло, но его в сторону отбросило. Жалко только вот ноги, их – подчистую… До колен. Это благодаря ему состав и затормозил, да…
Интуитивно Инга уже поняла все…
И вот она уже внутри машины… Человек на соседних носилках повернулся к ней…
- Инга?!
- Рус…лан? Не может… - тут она перевела взгляд на простыню, укрывающую его. Ниже пояса вся она была насквозь пропитана кровью. А чуть в стороне лежали…
- Да, это я… Какой же я кретин, Инга… Ведь если бы ты знала…
- О чем?.. Зачем ты это сделал?..
- Потому что… Люблю тебя, дуру… Всегда любил, черт побери… Глеб дал мне какую-то гадость. Я в жизни бы не сделал такого, клянусь тебе… Не знаю, что на меня нашло. Гнев душил меня, а когда все закончилось, то я себя возненавидел. Знал, что ты меня не простишь. За такое не прощают. Я бродил по городу, а затем меня как торкнуло. И я вышел на рельсы, думаю, будь что будет, и я, как последняя тварь, должен сдохнуть. Только я стоял не прямо здесь, а…
- Я знаю… - выдохнула Инга. – я все знаю. Ты невольно спас мне жизнь.
- Прощаешь меня?
Инга хотела ответить, но не смогла. Они оба придвинулись поближе друг к другу и зарыдали...

Новость отредактировал Нимерия - 22-05-2015, 20:52
22-05-2015, 21:52 by Оле-ЛукойеПросмотров: 4 465Комментарии: 7
+3

Ключевые слова: Школа девочка поезд кукла месть авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Samson
23 мая 2015 14:36
0
Группа: Посетители
Репутация: (1|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 35
Хорошая, и самое главное, поучительная история. Плюс
#2 написал: Оле-Лукойе
23 мая 2015 20:52
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 10
Комментариев: 7
Спасибо. Некоторые моменты из цензурных соображений решено было убрать или смягчить. Что получилось, то получилось...
Возможно, что воспримется неоднозначно; написание этой истории долго не ладилось.
 
#3 написал: maurine
24 мая 2015 08:55
0
Группа: Посетители
Репутация: (3|0)
Публикаций: 16
Комментариев: 772
Автор не щадит ни ГГ, ни читательские чувства. Испытала гамму эмоций во время прочтения, и удивилась развязке. +
  
#4 написал: Lakrista
25 мая 2015 12:26
0
Группа: Посетители
Репутация: (1|0)
Публикаций: 1
Комментариев: 1 703
Понравилась история. +
    
#5 написал: Kalinina
26 мая 2015 19:14
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 3
Комментариев: 846
За историю плюс
  
#6 написал: small knave
4 июня 2015 20:19
0
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 5
Комментариев: 1 002
Согласна с предыдущими коментами+
   
#7 написал: ola230198
19 июня 2015 15:41
0
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 4
Комментариев: 55
what wassat uzas braavo - эмоции во время прочтения... +
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.