Старый погост 2

С того памятного дня, когда Ирина чудом избежала неприятностей, прошло больше месяца.
События страшной ночи оставили неизгладимый след на её психике. Первое время Ира шарахалась от мужчин. Она очень много размышляла над увиденным, сомневалась в том, что всё произошедшее действительно было.
Сразу после случая на кладбище Ира взяла в библиотеке, где работала, отпуск за свой счёт. Летнее время было ей на руку, так как в этот период посетителей бывает гораздо меньше.
В своей квартире она не осталась.

Многолюдность города действовала на нервы. В каждом мужчине спортивного телосложения она видела объект опасности. Пришлось даже пару раз сходить к психологу. В итоге вместе с врачом они пришли к общему решению: нужно на время уехать из города.
Оформив отпуск и собрав кое-какие вещички, Ирина уехала в деревню. В тишине и покое старого бабушкиного дома она надеялась за лето привести нервы в порядок.

Сперва девушка просто лежала, прокручивая в голове события. Но со временем память изменила сознание, и мало-помалу Ира стала чувствовать себя более уверенно и комфортно.
В один из дней она решила устроить уборку на чердаке. После смерти бабули девушка потихоньку разобрала все комоды, гардероб. Ненужные вещи сжигала. То, что могло пригодиться, оставляла на местах. Когда дом полностью был приведён в порядок, Ирина решила, что пришло время чердака.

Встав с утра пораньше и позавтракав, она затарилась плотными пакетами для мусора и полезла наверх.
На чердаке было слегка сумрачно. В большое окно хоть и проникали солнечные лучи, но этого света было маловато.
Впрочем, окинув взглядом чердак, Ира в очередной раз убедилась, что её бабуля была человеком крайне педантичным и чистоплотным. Мусора почти не было. Аккуратными стопками лежали журналы, книги. В одном углу стоял древний шкаф. Внутри него Ирининому взору предстали старые пальто, платья. Видимо, здесь бабуля хранила вещи, которые откладывала про запас. В другом углу стоял довольно большой сундук. К Ириному неудовольствию, он был закрыт на старый навесной замок. Девушка подёргала железную конструкцию. Замок был достаточно прочным.

Вспомнив, что где-то внизу ей попадалась большущая связка ключей, девушка решила снова вернуться сюда и попытаться открыть сундук.
Оглядевшись ещё раз, она поняла, что убирать больше нечего. Девушка пошла к выходу. Перелезая через очередную балку, она неуклюже подтянула ногу и зацепилась за что-то мыском. От этого из сена, наваленного на полу чердака, показался уголок книги.
Ира с интересом подняла её. Книга оказалась старым фотоальбомом. Открыв первую страницу, Ирина улыбнулась. Её любимая бабулечка смотрела на внучку со старой чёрно-белой фотографии. Сунув альбом подмышку, девушка стала спускаться с чердака.

День прошёл хорошо. Ирина пообщалась с соседями, сходила в магазин. Расстелив в огороде одеяло, она грелась под лучами жаркого летнего солнца. Ближе к вечеру, заварив душистого чая, Ира включила телевизор и уселась на диван с намерением полистать найденный фотоальбом.

С первых же страниц на неё нахлынули воспоминания.
Мама, папа, бабушка, дед - все они были здесь, на старых, выцветших от времени снимках. Девушка листала страницы и улыбалась. Но вдруг улыбка сошла с её лица. На одном из фото, рядом с бабушкой Ниной, стоял мужчина.
На снимке бабуле около двадцати пяти лет, мужчине же на вид было за сорок. Его лицо! Воспоминания словно окатили Ирину ведром холодной воды. Дикая какофония природы и громкие крики ее обидчиков, полные боли и страха. Мужчиной на снимке оказался не кто иной, как Белов Аким Семёнович. Его имя и облик навсегда отпечатались в памяти девушки. Именно он, первый смотритель погоста, тем страшным вечером спас её от беды.

Ире вдруг сделалось дурно, руки задрожали.
Как бы ей хотелось, чтобы всё произошедшее тогда было кошмарным сном. Но сейчас, видя эту фотографию, она поняла, что всё было более чем реально!
Отложив фотоальбом, Ира попыталась забыться. Она уставилась в телеэкран в надежде отвлечься. Но все старания были тщетны - мысли снова и снова возвращались к тому дню.

Уже лёжа в постели, девушка задавалась вопросом: кем же был этот старик, спасший её, и как он оказался на фотографии рядом с бабулей.
Но спросить было не у кого, а догадаться самой не представлялось возможным. Измученная этими размышлениями, Ирина уснула.

Этой ночью ей снилась баба Нина. Она сидела на кровати рядом с Ирой, улыбалась и ласково гладила её по голове.
- Ба, чему ты улыбаешься? - спросила внучка.
- Тому, что наконец-то пришло твоё время, - ответила старушка.
- Время для чего? - не понимая, спросила Ирина.
- Время для обретения себя, - ответила бабушка и растворилась в воздухе.

Утром девушка проснулась со странным чувством тревоги. Она вспомнила свой сон.
"Время для обретения себя", - повторила она, вспомнив слова старушки. "Что бы это значило? - подумала девушка. – Может, это знак, что пришла пора забыть о прошлом и возвращаться в город, к привычной жизни?"
Но, к сожалению, утвердительный ответ в голову так и не пришёл. Проснувшись окончательно, девушка позавтракала. В голову пришла одна идея. Ира вынула из альбома фотографию, на которой была изображена бабуля с Акимом Семёновичем, и вышла из дома...

- Доброе утро, баб Глаш! - поприветствовала Ирина хозяйку дома, в который она только что вошла.

Глафира Сергеевна была давней знакомой бабули. В этой деревне они жили с бабой Ниной с младенчества и дружили.

- Здравствуй, дочка, - прошамкала в ответ древняя старушка. - А заходь-ка, сейчас чайку попьём.

Поздоровавшись с другими обитателями дома, Ирина села за стол.

- Баб Глаш, ты не суетись, я к тебе по делу пришла, - начала Ира, - мне у тебя спросить хочется. Нашла я старый фотоальбом. Всех почти знаю, даже тех, с кем лично не была знакома. А вот одного человека никак не припомню. Может, ты подскажешь, кто это?

С этими словами Ира протянула снимок старушке.
Та деловито натянула на нос очки и взглянула на фото.

- Так это Аким, - пояснила баба Глаша, - он в нашей деревне жил, почитай, с самого основания. Смотрителем на кладбище работал. Странный был. Вроде и молодой, а всё одно словно старик. Ни тебе с девками по завалинкам, ни с робятами по рыбалкам. Как Аким кому нужон был, так все знали - ступай на погост. Правда, добрым он человеком был. Старикам всегда помогал. А уж постарел, так и молодым всегда совет дельный давал.

- А бабуля моя почему тогда здесь с ним?

-Так Нинка же ворожеила помаленьку. От пьянства травки знала, животик больной у младенчиков подлечить, грыжу заговорить могла. И Аким по этому делу был. Раньше-то обычного человека на погост смотрителем и не пустят. Кладбище - это свой мир, оно само себе хозяина выбирает.

Ира сидела, в буквальном смысле открыв рот. Мало того, рядом с ней на табуреточке пристроился правнук бабы Глаши - Юрка. Он тоже слушал бабушку с интересом.

- В смысле баба Нина ворожейкой была? - спросила ошарашенная информацией Ирина.

- В прямом смысле и была, - повторила старушка.

- А почему я об этом не знала? А кто вообще знал? - допытывалась девушка.

- Кому надо, те знали, чего о таком трубить-то?! Вам легко сейчас. По телевизору вон сенсов энтих каждую неделю кажут. А раньше так нельзя было! Власть была!

- Так власть-то когда была? - не унималась Ира. - После власти уже сколько прошло, а бабуля так и секретничала?

- А опосля власти, дочка, медицина вверх пошла! Ненужными стали знахарки. В редких случаях к ним приходили. Вот и незачем было трубить о своих возможностях.

- Ба, а как это кладбище само выбирает? - вклинился в разговор Юрка.

- Мал ты ещё нос совать в дела взрослые, - отрезала баба Глаша. - Наслушаешься, потом ночь спать не будешь...

Ирина шла домой, словно во сне.
"Попросила, называется, помощи, - размышляла она. - Только куча вопросов появилась. Баба Нина - и вдруг знахарка. В голове просто не укладывается!"

Уже сидя дома, она набрала маме.

- Мам, а почему ты мне не рассказывала, что бабуля была ворожеей? - спросила она.

- Да как-то и темы подходящей не было, - ответила мать. - И к тому же ворожеей - это громко сказано. В травах баба Нина хорошо разбиралась, вот и всё. Как твоё настроение, дочка? - перевела она тему.

Поговорив с мамой ещё какое-то время, Ира сбросила вызов.
Сейчас, сидя на диване в комнате, она вдруг совсем другими глазами посмотрела на тот страшный случай.

"Значит, вовсе не случайно мне помогли тогда, на кладбище, - думала Ира. - Этот Аким Семёнович пришёл на выручку, потому что наверняка знал, чья я внучка. А ведь я так и не поблагодарила старика. Нужно завтра сходить на кладбище".

Утро следующего дня началось со сборов. В пакетик Ира положила печенье, конфет. В отдельный кулёчек насыпала пшена и вышла из дома.

Путь был недолгим. Если знать дорогу, то к погосту можно было пройти через поле довольно быстро.
Подойдя к кладбищу, Ирина остановилась в нерешительности. Она словно хотела войти в чужой дом без спроса хозяев.
Ступив за кладбищенскую ограду, Ира сама не поняла почему, но перекрестилась и тихонько сказала: «Здравствуйте!» В ответ на это тихое приветствие в пустоту где-то над головой раздалось воронье карканье. Девушка дёрнулась от неожиданности и, запрокинув голову, посмотрела вверх.

Прямо над ней на толстом берёзовом суку сидела большая ворона.
"У, противная, - Ирина погрозила птице кулаком, - напугала до смерти!"
Она медленно брела, петляя меж захоронений. Сейчас, в спокойной обстановке, она разглядывала их более детально, нежели в тот день, когда сломя голову неслась к спасительному склепу.

Кладбище действительно было старым. Плотные кроны деревьев почти не давали солнцу пробиться к земле погоста, отчего на могильных камнях вовсю бушевал мох, покрывая памятники мягким зелёным ворсом.
Склеп, в котором пряталась, Ирина увидела ещё издали. Взяв курс на него, она шла в нерешительности. Сердце гулко стучало. Нет, страшно не было! Было волнительно, словно девушка шла на экзамен.

Подойдя к строению, она взяла чуть левее и остановилась у могилы, которую искала. С памятника на неё смотрели внимательные чёрные глаза.

- Здравствуйте, Аким Семёнович, - произнесла девушка вслух. - Пришла вас поблагодарить. Простите, что с такой задержкой. Гостинец вам принесла.

Ира достала пакет, вынула из него конфеты и печенье и положила на могильный холмик. Взяла пакетик с пшеном и рассыпала его на столике, стоявшем в оградке.

- Спасибо, девонька, давненько меня никто конфетами не угощал! - вдруг раздалось где-то совсем рядом.

Ира резко выпрямилась и закрутила головой в поисках источника голоса.

- Ты не бойся меня, не убегай, - вновь произнёс голос.

- Кто здесь? - холодея от ужаса, спросила Ира.

- Я здесь, Аким Семёнович, - ответил голос.

Ира уставилась на памятник.

- А как такое может быть? - произнесла девушка. - Как я могу вас слышать?

- А как ты меня тогда видела? - вопросом на вопрос ответил голос. - Вот как тогда, так и сейчас.

- Я схожу с ума, - произнесла Ира, обращаясь скорее сама к себе.

- Нет, деточка, - хрипловато рассмеялся голос, - безумие тебе не грозит.

- Почему? Сейчас в моей голове звучит чей-то голос, - это ли не безумие? - совершенно серьёзно сказала девушка.

- Это не чей-то голос, а мой, - так же серьёзно ответила пустота.

- Но вы мёртвый, - произнесла Ирина.

- Мертво тело, дух вечен! - парировал Аким Семёнович.

- А что, я могу так с любым мёртвым разговаривать? - спросила Ира.

- Не с любым. Пока не с любым, - добавив, ответил он.

- Как это - пока?

- Примешь себя, с любым сможешь общаться.

- Стоп, - прервала голос Ира. - Я вообще не понимаю, что я здесь делаю, зачем мне всё это надо. И хочу ли я чего-то принимать!

Голос молчал. Подождав с минуту, Ира спросила:

- Аким Семёнович, вы ещё здесь? Почему вы молчите?

- А зачем говорить, если ты не уверена, что тебе это нужно? - произнёс голос.

- Вчера я узнала, что моя бабушка была ворожея, - произнесла Ира, смотря себе под ноги. - Это меня несколько шокировало. Я вдруг поняла, почему вы мне тогда помогли.

- Не только из-за этого я тебе помог, - пояснил голос. - Я помог, потому что была возможность: на погостной земле я имею силу. За забором, увы, нет. Тебе просто повезло, что ты прибежала сюда. Хотя прибежала ты наверняка не случайно. Ты внутренним чутьём поняла, что здесь будет для тебя защита. Возможно, дар Нины частично есть у тебя. Вы - одна кровь.

Ира молчала. Слова старика заставляли задуматься. Ещё с детства, приходя с родителями на кладбище по положенным праздникам, маленькая Иринка всегда ощущала особое тепло. Словно она приходила в родное место. И неважно, кто лежал под землёй на этом кладбище - родные или знакомые родителей. Ира ощущала покой именно из-за самого кладбища.

- Скажите, Аким Семёнович, - спросила Ира, - а какое отношение бабушка имела к кладбищу?

- Она была погостной хозяйкой, - ответил старик. - Пока был жив я, это была моя роль. После моей смерти этим занялась твоя бабушка.

- А зачем? – не поняла Ирина. - Зачем кладбищу нужен хозяин? Тем более на нём уже никого не хоронят.

- Кладбище - это место силы. На свете есть люди, которые могут этой силой воспользоваться. А если у кладбища есть хозяин, то сперва у него нужно разрешение испросить. А без разрешения нельзя на погосте дела вершить.

- Да какие дела можно вершить на погосте? - спросила девушка. - Воровать тут нечего, да и примета плохая.

- Ох дитя, в приметы ты веришь. Многое не знаешь. Жаль, что бабушка твоя не смогла тебе свой дар передать явно. Если ты решишься, его ещё можно получить от неё.

- Да для чего мне решаться! - вдруг вспылила Ира. - Мы что, живём в тёмные века?! Кому вообще сейчас нужно ворожить и охранять кладбища? Весь цветной металл, который был, уже давно повыносили. А могильные плиты для фундамента вряд ли кто придёт воровать.

- Ну, коль ты так считаешь и не понимаешь, зачем охранять кладбища, значит, действительно не нужно тебе это. Значит, бабкиного дара в тебе и на каплю нет. Что ж, так бывает. Спасибо тебе за гостинец, за то, что проведала старика. Прощай, девонька. Исполни мою последнюю просьбу: с моей могилки возьми пару конфет да вон к тому расколотому камню отнеси - там им больше обрадуются.

Голос замолчал, а Ирина крутила головой в поисках памятника, к которому её просил подойти Аким Семёнович.
Заметив его, девушка подняла с могилы две конфетки и направилась к цели.
Подойдя к могилке, Ира положила сладости на землю.

"Спи спокойно, Лидочка", - прочитала Ирина надпись на камне. Обратив внимание на годы жизни, она поняла, что перед ней могила ребёнка. Усопшей Лидочке было пять лет от роду, когда она покинула этот мир. Могилка была в запустении, а сам памятник словно расколот надвое. В принципе, он ничем не отличался от других могильных плит, если бы не одно «но». На нём чёрным мелом или углём была нарисована пентаграмма. Центром её как раз и была Лидочкина фотография.
Неприятный холодок пробежался по спине девушки. Она интуитивно провела рукой по камню, стирая перевёрнутую звезду. После этого, поднявшись и не оборачиваясь, пошла прочь с погоста.

Всю дорогу домой она злилась. Слова старика о том, что дара бабы Нины внучке не передалось и капли, почему-то её задели. Почувствовать себя умеющей чуть больше, чем обычный человек, вдруг захотелось нестерпимо.
Дома, заварив себе душистый чай и поудобнее усевшись на диване, Ира открыла свой ноутбук. Она хотела поподробнее узнать, кто такая хозяйка кладбища, и для чего она вообще нужна.

Перед глазами пробегали сайты, истории, рассказы, статьи на эту тему. Некоторые были откровенной чушью, смесью трэша и абсурда. А некоторые словно приоткрывали перед девушкой занавес. За ним был непознанный мир обрядов, заклинаний и заговоров. Уже за полночь всемирная паутина выпустила Иру из своих объятий.

Напоследок она вбила в поисковик вопрос о пентаграмме.
Вышедшая по запросу информация заставила девушку серьёзно задуматься о словах старика по поводу кладбищенской силы.
В статье было написано, что умеющие люди рисуют пентаграмму для вызова духа какого-либо человека. Вызывают дух с разными целями. Чаще - с корыстными. Тут же был приведён пример, как одна ведьма, желавшая удвоить свою силу, вызвала духа для того, чтобы именно он забрал эту силу у человека и принёс ей.

Вызов духа ребёнка считается наиболее действенным, потому что на образ ребёнка люди чаще покупаются. И даже те, кто понимает в чёрной магии, не всегда прогоняют дух малыша, жалея и сочувствуя ему.

Теоретически дух ребёнка призван получить энергию из жертвы, а фактически - убить, высасывая из неё жизнь.
В голове мелькнула неприятная мысль. Перед глазами сразу встал образ Лидочки - кудрявого ангелочка с округлым личиком.
"То есть, по факту кто-то вызывает дух ребёнка и заставляет убивать, - рассуждала Ира. - Мерзость какая! Малышка и так оказалась обделённой жизнью, так ей ещё и после смерти покоя нет".

Выключив ноутбук, Ирина легла в постель. Сон быстро сморил её. Во сне она сидела в соседней комнате за столом, а рядом с ней баба Нина.

- Ты прости меня, Иринка, что не открыла тебе свои знания, - произнесла бабушка.

- Баб, а что же мне теперь делать? Сегодня я ходила на кладбище. Аким Семёнович сказал, что я могу принять себя, и тогда ты передашь мне свои знания. Но я боюсь, бабуль. Всё это так неожиданно и странно, я не уверена, что справлюсь.

- А ты не думай ни о чём, внученька, - ответила бабушка, - пусть всё идёт своим чередом. Если сама поймёшь, что нужно тебе это, тогда и решать будем.

Ира открыла глаза. Первые солнечные лучи пробивались сквозь занавески. Было раннее утро. Отчего-то девушке нестерпимо захотелось снова оказаться на кладбище и поговорить с Акимом Семёновичем.

Быстро собравшись и перехватив бутерброд с чаем, девушка вышла из дома.

Дорога до кладбища пролетела вмиг. Сопровождаемая трелями разбуженных солнцем птиц, Ира ступила на землю погоста. Дойдя до могилы Лидочки, она остановилась и ахнула. Внутри поднялась волна злобы.
На расколотом памятнике снова была нарисована пентаграмма. На почти ушедшей под землю цветочнице стояли несколько чёрных свечей. В самом центре могильного холма лежал шмат свежего кроваво-красного мяса.

Ира засунула руку в сумку и вытащила из неё пакетик с печеньем и конфетами.
Каким-то интуитивным чувством она понимала, что просто так хватать голыми руками вещи с могилы нельзя.
Высыпав сладости в сумку и освободив пакет, она натянула его на руку.
Подняв мясо, девушка отнесла его к куче мусора, лежащей неподалёку. Со свечами она проделала то же самое.
Присев на корточки перед памятником, Ира вновь сунула руку в сумку и из кармашка вынула носовой платок.
Склонившись над могилой, она с силой оттирала начерченную пентаграмму.

- Спасибо, тётя, - услышала Ирина над самым ухом.

Девушка вздрогнула.

- Лидочка? - тихо спросила она.

- Да, тётя, это я, - прозвучал мелодичный голосок. - Спасибо, что смыла картинку. Она жжётся. А конфетки мне нравятся больше, чем кровь.

У Ирины зашевелились на голове волосы.

- А откуда у тебя кровь, малышка? – холодея, спросила она.

- Те дяди, которые приходят ночью, заставляют меня пить её. С её помощью они меня будят.

- Вот что, деточка, - спохватилась Ира, - держи, кушай конфетки и печенье, а мне нужно кое-куда сбегать.

С этими словами Ира положила на могильный холмик несколько конфет и печенюшек и, вскочив на ноги, побежала в сторону склепа.

- Аким Семёнович, вы срочно мне нужны! - громко позвала девушка, - Вы здесь?

Ответа не последовало. Ира нервничала.

- Аким Семёнович, пожалуйста, вы действительно нужны мне!

- Зачем? - раздалось совсем рядом.

Ира снова дёрнулась от неожиданности.

- Я хотела кое-что уточнить. Вчера я много читала про кладбище и силу. Многие вещи мне совсем не понятны. Например, каким образом дух Лидочки может кому-то навредить?

- Очень просто. Её ведь вызывают не для того, чтобы поговорить. Есть обряды, которые требуют от духа конкретных действий. Приходя к живому человеку, дух способен поглощать его энергию. А энергия - это жизнь. Человек становится вялым, болезненным, впадает в уныние и в итоге умирает. Собранную энергию знающий человек забирает у духа себе.

- А почему я услышала ребёнка? Ведь вы сказали, что я могу слышать только вас, - поинтересовалась Ира.

- Я сказал, что пока только меня. Знаешь, - продолжил Аким Семёнович, - я был не прав, говоря, что бабкин дар тебя не коснулся, если ты так быстро овладеваешь искусством слышать мёртвых. Видимо, это кладбище чует ваше родство с бывшей своей хозяйкой и откликается тебе.

Повисло молчание. Ира обдумывала слова старика.

- Эхе-хе, - снова раздался голос, - кладбищу нельзя без хозяина. Бардак творится. Чёрным людям не у кого разрешение испрашивать. Вот и глумятся над усопшими. На днях к Акулине приходили. Справа от тропинки памятник высокий.

Ира повернула голову в указанную сторону и поискала глазами могильный камень.

- Так вот, тревожили, подселенцем её сделать пытались, - продолжил голос.

- А это как? - спросила Ира.

- Через обряд пытались порчу кладбищенскую наслать, - пояснил Аким Семёнович. - Слава Богу, не получилось. Я пока ещё могу частично их магию сдерживать. Да только слабею я. И нужен настоящий хозяин, живой.

Потому и обрадовался я тебе, девонька. Решил, что появилась та, на кого пост свой оставлю.

- Акулине, говорите, помогли, а что ж Лидочке не смогли? - допытывались Ирина.

- Есть, дочка, люди разные. Кое-кто мнит себя магом, а на поверку - лузга от семечек. А есть такие, которым сила моя нипочём. Опыт они имеют, с нечистью дружбу водят. Они много зла причинить могут, если на погосте хозяина не будет.

- Но что я могу сделать, если стану хозяйкой? Ведь я, по сути, таким умельцам и в подмётки не гожусь. Колдовство для меня - нечто сказочно-неправдоподобное, - пыталась оправдываться Ирина.

- Дочка, колдовство - это дело наживное. А судя по тому, как кладбище тебе отзывается, овладеть силой и умением тебе будет очень легко.

В раздумьях Ира брела к выходу. У самого забора взгляд вдруг зацепился за толстый сук. Он отломился от дерева и рухнул прямо на могилу. Девушка вошла в оградку и, с усилием подняв его, оттащила в сторону.

- Спасибо, Ирочка, - услышала она вдруг. - Давненько лежит, поднадоел порядком.

Ира уже не удивилась. Она бросила взгляд на могильную плиту.

- Мне не сложно, Елена Сергеевна, - ответила она, прочитав надпись на камне, и пошла в сторону дома.

По дороге она размышляла.
"Хозяйка кладбища… Что я, по сути, теряю? К тому же этот дар так легко мне дался. Ведь я ровным счётом ещё ничего не сделала, а со мной уже половина кладбища по имени здоровается. Эх, если бы бабуля была рядом, тогда бы мне хоть совета было у кого спросить".

Вечером, лёжа в постели, Ира вдруг подумала, что если она решится стать хозяйкой кладбища, то удобно было бы перевестись работать из своей библиотеки в библиотеку соседнего села. Оно большое, имеет свой дворец культуры, в котором эта библиотека и находится. Да и до деревни рукой подать. С этими мыслями она заснула.
Во сне ей снова приснилась баба Нина.

- Что решила, Иринка? - спросила она.

- Бабуль, как здорово, что ты пришла, - сказала девушка, - мне так хочется с тобой поговорить.

- А ты только подумай обо мне, и во сне я всегда могу прийти, - пояснила бабушка.

- А ты сможешь приходить всегда?

- Пока нужна буду.

- Баб, как плохо, что тебя похоронили в городе, - с грустью произнесла Ира, - мне было бы спокойнее, если бы ты была рядом, на этом кладбище.

- Я и так рядом, - ответила баба Нина и ласково погладила внучку по голове. - Иринка, сделай милость, возьми его под своё крыло, прими силу родовую...

Утром девушка размышляла над своим сном и словами бабули. Что-то внутри подсказывало ей, что нужно принять себя, рискнуть изменить свою жизнь.
Решительно настроенная, она снова шла к погосту. Ира решила согласиться стать хозяйкой кладбища. И сейчас ей нужно было поговорить с Акимом Семёновичем и узнать, что нужно сделать, чтобы принять дар.

Войдя на кладбище, она увидела уже знакомого ворона, который тут же поприветствовал её, проголосив громкое: "Каарррр".

- И тебе, дружок, здравствуй, - улыбнувшись, произнесла Ира.

Идя аллейками, она тихонько здоровалась с обитателями кладбища, как вдруг чуть поодаль заметила человека.
Подойдя ближе, Ирина увидела молодого мужчину.
На вид парень был старше Иры на пару лет. Коренастый, крепкий, со светлыми волосами.
Девушка в нерешительности остановилась. В голове всплыли страшные события того дня. Ира попятилась назад, надеясь остаться незамеченной. В этот момент парень повернул голову.
Отчасти он был похож на героя мультика про Алёшу Поповича, - такой же голубоглазый и круглолицый.

- Добрый день, - приветливо произнёс он. - Вы заблудились?

Он рассматривал Иру с явным интересом.

- Почему вы так решили? - спросила девушка.

- На этом кладбище я частый гость, вас тут раньше не встречал, - пояснил парень.

- А зачем так часто на кладбище ходите? - интересовалась Ира.

- Мой отец, - парень указал рукой на могилу. Каменная плита была относительно новой по сравнению с соседними памятниками.

- Он умер, когда мама была беременна мной. Несчастный случай на работе. И хоть я его никогда не видел, здесь я ощущаю некую связь с ним. Прихожу к нему, когда мне хочется высказаться. Наверное, он один из последних, кого похоронили на этом погосте. А вы из Макеевки? - поинтересовался парень, переводя тему.

- Да, - ответила она, - здесь дом моей бабушки, я приехала на лето, подлечить нервы, но подумываю остаться навсегда.

- Я тоже из деревни, - сказал он, - странно, что мы не встречались. Меня Михаилом зовут.

- Ирина, - улыбнулась ему в ответ девушка. - И вам здравствуйте, Николай Викторович, - вдруг произнесла она, повернувшись к могильному камню.

Миша уставился на Иру.

- Ну, мне пора, - обратилась она к парню и, развернувшись, пошла вглубь кладбища.

- Аким Семёнович, здравствуйте, - поздоровалась Ира, входя в ограду. - Вы здесь?

- А где ж мне, милая, ещё быть, - отозвался голос. - Сижу, тебя поджидаю, ответа твоего.

- Аким Семёнович, скажу сразу, мне страшно и непривычно. Но, поразмыслив, я решила, что мне нужно принять это решение в вашу пользу. В конце концов, что я теряю? А так, быть может, я действительно могу быть полезна обитателям кладбища. Только думается мне, что просто словами не обойтись, там наверняка обряд какой-то будет нужен.

- Ох, порадовала, девонька, старика! - воскликнул голос. - А за обряд ты не переживай. Я тебя научу, подскажу, что и как делать. Там дело не хитрое. У Нины в доме должен быть сундук. Тебе его найти надо. В нём есть амулет. Символ рода. Принеси его на погост в новолуние. А я покамест соберу совет с древнейшими жителями кладбища. Как всё оговорено будет, мы вслух подтвердим, что по собственной воле тебя хозяйкой признаём. И землю эту тебе во власть отдаём.

Поговорив ещё с пару минут со стариком, Ира засобиралась домой. Она шла мимо могилки Лидочки, когда вдруг рядом хрустнула ветка. Девушка остановилась и посмотрела в сторону звука. Из-за деревьев вышли парень и девушка. В чёрных плащах и с накинутыми на голову капюшонами.

- Ты что ль тут решила нам палки в колёса вставлять? - произнёс парень.

- Не совсем понимаю вас, - ответила Ирина.

- Дуру из себя корчить решила? - визгливо выкрикнула девица. - Всё ты знаешь! Зачем наши вещи с могилы девчонки выкинула?

- Вы про Лидочкину могилу? - догадалась Ира. - Кто вам право дал над ребёнком издеваться? - вспылила она.

- А кто нам запретит?! – усмехнувшись, бросил парень. - Эта девчонка нужна нашему хозяину! Она должна дать ему силы! И ты вряд ли сможешь нам помешать! Обряд будет совершён! А чтоб ты поняла, что мы не в игрушки играем, сейчас мы тебе доходчиво всё объясним.

Произнеся это, двое двинулись в сторону Ирины.

- А может, и мне объясните? - раздалось вдруг из-за Ириной спины.

Девушка обернулась. Совсем рядом стоял Михаил и исподлобья смотрел на парочку. Желваки на скулах нервно подрагивали.

- В следующий раз свидимся, - зло бросил парень в капюшоне. И, тронув подругу за плечо, увлёк её за собой, быстро уходя с кладбища.

- Спасибо, - обратилась Ира к Михаилу, - кажется, вы меня спасли от неприятностей.

- Пустяки, - махнул рукой Миша. - Я только не совсем понял, о какой девочке вы говорили.

- О Лидочке, - пояснила Ира, указывая на маленький могильный холмик.

- В смысле? - не понял Миша. - Парень сказал, что им нужна эта девочка. Как же нужна, если она мертва?

- Мертво тело, дух вечен, - повторила Ирина слова Акима Семёновича.

Михаил с непониманием смотрел на девушку.

- Ох, Миша, - громко вздохнула Ира, - поверьте, я и сама ничего не понимаю.

Они шли в деревню вместе. Ира старательно избегала разговоров о кладбище. Посвятить кого-то в свою тайну она была пока не готова.
Придя домой, девушка первым делом начала искать связку ключей, в которой, по её мнению, должен был быть тот, что отопрёт замок сундука.

Тщетно она вставляла один за другим ключ в замочную скважину: ни один не подходил. Девушка уже было отчаялась, как вдруг, воткнув очередной ключ, дужка замка щелкнула.

Открыв крышку, Ирина с интересом принялась изучать содержимое сундука.
Здесь были каменная ступка, маленький веничек из трав, нить с нанизанными на неё каменными бусинами разного размера, деревянная плошка с парой пустых стеклянных флакончиков. Ещё обнаружился пузырёк с прозрачной жидкостью, белые свечи, два чёрных пера, несколько перстней с выгравированными на них знаками. Там же лежали красные нити с узелками, гвозди и ещё множество вещей, так или иначе относящихся к колдовству. Также в сундуке Ира заметила несколько потрёпанных тетрадей, исписанных бабусиным почерком. В самом углу, завёрнутый в белую тряпочку, лежал внушительного вида родовой амулет. Девушка осторожно взяла его в руки. Он представлял собой череп, выполненный из серебра. Каждая линия на своём месте. Вместо пустых глазниц были вставлены два зелёных камня. Вещица оказалась довольно увесистой, размером с ладонь.
"М-да уж, такой на люди не оденешь, не покрасуешься," - улыбнувшись сама себе, подумала Ирина.
Сложив все вещи обратно, она спустилась с чердака в дом, прихватив с собой амулет.

Девушка сидела на крыльце и наслаждалась тёплым вечером, когда к калитке подошёл Михаил.

- Здравствуйте, Миша, - увидев его, Ирина удивилась.

- Здравствуйте ещё раз, - улыбнулся в ответ Михаил. - Хотел пригласить вас прогуляться. Дивная погода! Не хотите пройтись к реке?

- С удовольствием, - ответила девушка и, закрыв дом, вышла навстречу молодому человеку.

Они медленно брели вдоль улицы, болтая ни о чём, всё дальше удаляясь от деревни.
Солнце окончательно скрылось за горизонтом, когда они возвращались обратно. Стоя у самой калитки, молодой человек и девушка попрощались, договорившись завтра увидеться вновь. Как вдруг над самой головой раздалось громкое и резкое:

"Кааррр".

Ира подняла голову. На растущей во дворе яблоне сидел чёрный ворон. Нехорошее предчувствие зашевелилось внутри. Что-то было не так. Ворон, сидящий на ветке, несомненно, был с кладбища. Именно он встречал Иру своим громким карканьем, когда она входила на территорию погоста.

"Кааррр", - снова подал голос ворон.

- Миша, - начала взволнованно Ира, - я знаю, мои слова тебе сейчас покажутся странными, но нужно срочно бежать на кладбище. Я уверена, там творится что-то плохое.

- Ты серьёзно? - спросил Михаил.

- Абсолютно! - выпалила Ира и вбежала в дом. Там она схватила пакет и, сама не зная почему, полезла на чердак. Подлетев к сундуку, она открыла его и, доверившись интуиции, схватила пузырёк с водой и гвозди. Сунув нужные вещи в пакет, Ира выбежала из дома. Миша всё так же стоял у калитки.

- Ты со мной? - возбуждённо спросила девушка.

Парень пожал плечами.

- Ну, давай сходим, - ответил он.

Ирина летела через поле с такой скоростью, что Михаил еле поспевал за ней.
Когда до кладбища оставалось всего ничего, она вдруг резко остановилась.

- Тише, - прошептала она, - нужно подойти как можно незаметнее.

Чем ближе они подкрадывалась к погосту, тем мрачнее становилась Ира.
Впрочем, причины этой перемены Миша просто не мог знать.
С кладбища раздавался детский плач. И Ира его очень хорошо слышала.

"Не хочуууу, - ревела Лидочка, - не хочу выходить. Будет бооольнооо".

Подойдя совсем близко, Ира и Миша увидели, как возле одной из могил полукругом стояли люди, одетые в чёрные плащи с капюшонами. В руках они держали красные свечи. На самой могиле тоже горели свечи, только чёрного цвета.
Люди держались за руки, то поднимая их вверх, то опуская вниз.
Стоящий в центре негромко выкрикивал непонятные слова. Миша слышал только эту словесную неразбериху, а вот Ира, в отличие от него, слышала всё возрастающий плач ребенка. Он то сменялся истеричными визгами, то нечеловеческим утробным рыком. Словно там, под землёй, дух ребёнка трансформировался во что-то угрожающее и страшное. Ирина буквально чувствовала, как Лидочка боролась, не желая выходить на свет.
В момент, когда дитя зашлось оглушительным рёвом, сердце девушки не выдержало.

Она ломанулась на кладбище. Внутри жило только одно желание - убить всё, что попадётся ей на пути! Слова сами складывались в голове, будто кто-то невидимый нашёптывал их.

- Заклинаю вас властью Хозяйки! - закричала Ира не своим голосом.

Смерть густым туманом вас укроет!
И уложит средь сырых могил,
И навеки души упокоит!
Заберёт себе остатки сил!

Ирина произносила эти слова, вытянув над головой руку, в которой был зажат родовой амулет. И, будто в подкрепление её слов, вдруг раздался раскат грома. От рядом стоящего дерева с треском отломился огромный сук и рухнул на могилу Лидочки.
Стоящие люди в изумлении сгруппировались в кучку и наблюдали за происходящим.
Ира же, словно разъярённая фурия, металась вокруг могилы ребёнка. На кладбище шумел ветер, во всю глотку каркали невесть откуда взявшиеся вороны. Девушка высыпала на землю содержимое пакета. Схватив пузырёк с прозрачной жидкостью, она поочерёдно опускала в его горловину гвоздь. Затем, что-то шепча себе под нос, Ира втыкала их в могилу ребёнка, формируя крест.
"Запечатала!" - громко крикнула она и без сил упала на колени перед холмиком.
Вмиг стих ветер, вороньё замолчало.

- Пошли вон отсюда, нехристи! - закричала Ира, оборачиваясь к горстке перепуганных людей. - Я здесь хозяйка! Без моего ведома нет вам сюда ходу! Увижу - прокляну!

Второй раз их просить не пришлось. Развернувшись, они понеслись прочь с кладбища, перепрыгивая через могилы, стараясь обогнать друг друга.
Ирина сидела перед могилкой, и отчего-то из её глаз катились слёзы.

- Лидочка, - тихо шептала она, - тебе больше не больно, зайка?

В ответ раздавалось тихое поскуливание.

- Не плачь, пожалуйста, - снова произнесла она, - эти люди больше не придут. Я никому не позволю тебя мучить.

- Спасибо, тётя, больше не больно, - раздался тихий голосок, и Ира почувствовала, как нечто мягкое и невесомое коснулось её щеки.

За спиной раздался треск. От неожиданности девушка вздрогнула и повернулась. Она совсем забыла, что пришла на кладбище не одна, что где-то там, за оградой остался Михаил.
Он подошёл с виноватым выражением лица.

- Я не помог, - сказал он, - но ты и без меня отлично справилась. Ты как?

- Пока не знаю, - устало улыбнувшись, ответила Ира.

- Лихо ты! Откуда ты знала, что нужно делать?

- Понятия не имею. В голове всё само возникало.

- Это я, дочка, нужные слова тебе подсказывал, - раздался голос над ухом девушки.

- О, Аким Семёнович, вы здесь, рада вас слышать! - улыбнулась Ира в пустоту. И заметив недоумение на лице Миши, обратилась к нему.

- Да, да, Михаил. Я не сошла с ума. Ваша новая знакомая слышит мёртвых, представьте себе. Почти как с неделю, - Ирина произнесла это таким голосом, будто рассказывала молодому человеку про ингредиенты яблочного пирога.

- А здесь, - девушка указала рукой на могилу Лидочки, - лежит маленькая девочка. Эти нелюди хотели вызвать её дух, чтобы с его помощью убить человека.

Брови Михаила взлетели вверх.

- Ну, нет, конечно, - поспешила успокоить его Ира, - не в том смысле, что запырять ножичком, - попыталась пошутить девушка.

- Они хотели подселить мёртвого к живому. А в результате человек с подселенцем всё равно умирает. Из него буквально высасывают энергию в угоду другому человеку. И по факту, нет энергии, нет жизни. Пойдёмте, Михаил, - подытожила она, протягивая ему руку. - Нестерпимо хочется оказаться в постельке и уснуть.

Молодой человек помог ей подняться, собрал обратно в пакет вещи, которые она принесла из дома.
Выходя из кладбищенской ограды, Ира обернулась.
"Всем спасибо за помощь!" - произнесла она и, повернувшись, ушла прочь.
До дома молодые люди дошли в полном молчании. У Ирины не было сил, чтобы разговаривать, а у Миши было такое количество вопросов, что он не мог определиться, с какого начать.

Войдя в дом, девушка разделась и буквально рухнула на кровать, тут же провалившись в сон.
Во сне ей снова явилась бабушка Нина.
Она села рядом с обессилевшей внучкой и ласково погладила её по голове.

- Ба, почему совсем нет сил? - спросила Ира.

- Это с непривычки. Мёртвые, даже если они не желают зла, всегда много энергии забирают. А ты у меня - молодец! Сильная!
Без посвящения, а смогла себе погостную силу на помощь призвать. Знать, приглянулась ты местным жителям.

Дальше свой сон Ира не помнила, она словно провалилась в забытьё.
Утром, открыв глаза, девушка вспоминала события вчерашнего вечера. И как она могла так бесстрашно ринуться на этих людей?! Они же фанатики! Могла бы огрести по полной.
Поднявшись с постели, Ирина привела себя в порядок. Чувствовала она себя хорошо. Никакой усталости не было и в помине. Приготовив себе пару бутербродов и заварив чай, она удобно уселась на диване.
Раздался стук в дверь. Отперев, она увидела Михаила. Парень неловко топтался на пороге.

- Миша, доброе утро, проходи, - с улыбкой произнесла она.

Предложив парню чай, она нарезала ещё бутербродов.

- Я всю ночь думал о вчерашнем происшествии, - начал Миша. - У меня в голове не укладывается ничего из того, что ты мне сказала.

- Миш, - произнесла Ира, - да я и сама до конца не поняла, верю я во всё это или нет! То, что я слышу голоса мёртвых на кладбище, для меня такая же дичь, как и для тебя. Хотя, если честно, я уже почти привыкла. Ведь по факту, всё это началось почти два месяца назад.

И Ирина рассказала молодому человеку, с чего всё началось...
Михаил слушал не перебивая.

- И к какому решению ты пришла? - спросил он, когда рассказ был окончен.

- До вчерашнего случая я ещё раздумывала. Но сейчас поняла, что мне этого хочется. Не зря же в детстве я так комфортно себя чувствовала на кладбище.

Перееду в деревню окончательно. По работе попробую перевестись в сельскую библиотеку. Зарплата небольшая, так мне много и не надо. Пока буду жить одна, мне хватит. Начну читать бабулины тетради, глядишь, что-то полезное для себя и вынесу. А пока нужно дождаться новолуния.

- А зачем? - не понял Миша.

- Для совершения обряда посвящения. Чтоб, так сказать, узаконить наши с кладбищем отношения, - Ира улыбнулась своей шутке...

До новолуния оставалось около двух недель, и это время Ирина решила посвятить чтению бабулиных записей. Непонятные моменты она разбирала на пару с всезнающим другом - интернетом. Недостатка в информации не было. Любой вопрос можно было уточнить на тематических форумах.
Шепотки, обряды, небольшие ритуалы в бабушкиной книге были на все случаи жизни.
Ирина читала их и думала о том, что нет в них ничего сверхъестественного. Никаких жертв, чёрных делишек, жутких ингредиентов для того или иного зелья. Всё описанное было вполне удобоваримо! При прочтении не возникало никакого отторжения этой информации. Нужна была лишь внимательность, логика и определённые сведения по составу и назначению той или иной травы, либо какого-то символа, предмета.

Однажды Ира решила прогуляться. Выйдя из дома, она побрела вдоль улицы. Через пару минут её нагнала Тамара, дочка бабы Глаши.

- Добрый вечер, тёть Тамар! - поздоровалась девушка.

- Добрый, Иришка, прогуляться решила? Пойдём к нам, чайку попьём.

Ира с радостью согласилась. Войдя в сени, она вдруг почувствовала запах тёплого молока с примесью сена.

- Как пахнет у вас, - улыбнулась девушка.

- Чем же? – не поняла Тамара.

- Не знаю… Молоком, сеном, я б даже сказала, ребёночком.

Женщина вскинула брови вверх.

- А ну пойдём, - сказала она и увлекла Иру за собой. Выйдя из двери, они тут же свернули в соседнюю постройку, примыкающую к дому.

Ира вдохнула поглубже. Однозначно, здесь пахло сильнее всего. Только к нежному запаху сейчас примешался более острый запах навоза. Впрочем, это Ире не мешало ощущать запах, который она почувствовала в доме.
Подойдя к стойлу, Ира улыбнулась. Там, за деревянной перегородкой, на сене лежал совсем маленький телёнок.

- Ах вот чем пахло! - произнесла Ира. - Какой прелестный малыш!

Телёнок, и правда, был прехорошенький. Влажный розовый нос, крупные чёрные глаза, золотисто-оранжевая шубка с белыми пятнами.

- Ирка, - произнесла Тамара, - неужто бабкин нюх о себе знать даёт? Я помню, мне мамка рассказывала, что у твоей бабы Нины было особое отношение к скотине. Она получше всякого ветврача болезнь чувствовала.

- Не знаю, тёть Тамар, почитываю потихоньку премудрости бабулины, - ответила девушка.

Посидев в гостях, поговорив с домочадцами, Ира засобиралась домой. У самой калитки, попрощавшись с Тамарой, она вдруг выпалила:

- Тёть Тамар, ты повесь снаружи хлева подковку, концами вниз. Больно уж телёночек хорош, чтоб никакая зависть к нему не пробралась.

Женщина улыбнулась.

- Спасибо, Иришка! Знать, и правда, бабкин дар просыпается.

Уже у себя дома девушка размышляла, откуда вдруг всплыла эта информация о подкове.
"Стоит ли от себя бегать?" - спросила Ира сама себя...
Всё это время она приходила на погост, общалась с душами усопших. Каждый день кладбище открывало перед Ирой свои тайны.
Лежащие под землёй охотно шли с девушкой на контакт. Ира могла на час присесть у какой-либо могилы, слушая рассказ того, кто был упокоен в этой оградке.
Перед глазами девушки проходили десятки судеб. Тоска по родным. Расстроенные речи о том, как мало сродников приходит навестить своих предков. Больнее всего было тем, чьи живые родственники вовсе покинули эти места, переехав в большой город. Их могилки стояли, заросшие травой. Ира с чистым сердцем приступала к приведению их в порядок.

- Доченька, - услышала она однажды старческий голос. - Не в службу, а в дружбу, видать совсем меня поминать некому стало.

Ирина посмотрела на могильный камень. Частично он был покрыт зелёным мхом. Фотографии не было вовсе. Год смерти датировался тысяча девятьсот восемнадцатым годом. Конкретный день, за давностью лет, уже было невозможно прочесть. Фамилия тоже стёрлась.

- Ульяна, как вас по батюшке? - спросила Ира.

- Матвеевна, - произнёс голос.

- Ульяна Матвеевна, чем я могу вам помочь?

- Темно мне, доченька. Верно те, кто ещё помнил обо мне, тоже в сырую землю легли. Поставь за меня свечечку в Храме. Огонька от неё надолго хватит. Господь милует тех, кого поминают.

- Хорошо, Ульяна Матвеевна, обязательно исполню...

Сегодня была ночь новолуния. Ира нервничала. Ещё утром она сбегала на кладбище, подробно узнать у Акима Семёновича о приготовлении.
Ближе к ночи, взяв с собой родовой амулет, девушка отправилась в путь.
К погосту Ирина подходила уже в сгустившихся сумерках. У самого входа вдруг что-то привлекло её внимание. Остановившись, она прислушалась. На кладбище стояла мёртвая тишина. Не увидев ничего подозрительного, Ира успокоилась.
Прямой наводкой она направилась к могиле первого смотрителя кладбища.

- Аким Семёнович, - позвала девушка. Ответом ей была тишина.

- Эй, - снова тихо произнесла Ира, - здесь есть кто?

- Есть, - раздался за спиной противный голос.

Ирина обернулась, но увидеть ничего не успела. Удар по голове отключил сознание.
Очнувшись, девушка не спешила открывать глаза. По затёкшим конечностям она поняла, что связана. В голове шумело от удара.
"Хорошенько ты её приложил, - раздалось совсем рядом. - Наше счастье, что не убил, а то бы хозяин нас вместо неё в жертву принёс".

От этих слов у Иры похолодело внутри.

"Вовремя она тут появилась", - снова произнёс голос.
"Чёрта с два нам бы удалось её поймать, если бы не хозяин", - вклинился в разговор второй голос.
"Да уж, если бы хозяин своим заклинанием не закрыл рот всем этим мертвякам, они бы её сразу предупредили", - вновь произнёс первый голос.
"Везёт же некоторым, - с завистью сказал второй, - тут полжизни горбатишься, зубришь заклинания, а кто-то просто родился в роду ведьмы, и все знания перешли по наследству".
Скрывать свой приход в себя Ире было уже невозможно. Затёкшие конечности нещадно ломило. Она попыталась пошевелиться и застонала от боли.

- Очнулась? - спросил человек.

Ира открыла глаза. Она лежала на чьей-то могиле. Рядом с ней сидели двое мужчин в чёрных одеждах, с накинутым на голову капюшонами.

- Кто вы, что происходит? - срывающимся голосом спросила она.

- Всё в порядке, - ответил один из мужчин, - сегодня ночью ты умрёшь.

Человек, сидевший рядом с ним, противно захихикал.

- Что я вам сделала?

- Нам ничего. А нашему хозяину помешала. Нечего совать свой нос, куда не просят. На кладбище серьёзные люди проводили обряд. Ты им помешала!

Ира вспомнила, как какое-то время назад она столкнулась с парнем и девушкой, когда они глумились над могилой Лидочки.

- Это кладбище присмотрел для себя наш хозяин, по причине бесхозности, - продолжил он. - А потом появилась ты. Тем хуже для тебя. В сегодняшнее новолуние наш хозяин Вилард станет хозяином этого погоста.

- Этому никогда не бывать, - выпалила Ира, - я здесь буду хозяйкой по праву!

Мужчины вновь захихикали.

- Будешь хозяйкой собственного участка земли, два на два. Как только всё будет готово, твоей кровью омоются могилы. И тогда ни один из этих сгнивших кусков мяса не сможет отказать Виларду!

Иру затошнило, к горлу подкатил ком.

В этот момент из темноты кладбища вышла ещё одна фигура в капюшоне.

- Всё готово, - произнёс женский голос, - тащите её к хозяину.

Этот голос Ирина узнала: именно она тогда была на кладбище вместе с парнем, когда Михаил спугнул их.

"Миша", - Ира от досады застонала, из глаз покатились слёзы. "Вот дура! - корила она себя. - Ну почему не позвала его с собой. Не было бы ничего страшного, если бы он присутствовал на обряде".

Мужчины поднялись и, подхватив Ирину под руки, потащили вглубь кладбища.
В самом центре погоста было светло от стоящих на могиле свечей. Их было очень много. Вместе они образовывали круг. В изголовье стоящего в этом кругу могильного камня находился человек.

- Бросайте её в круг, - произнёс трескучим голосом тот, кого они называли хозяином. Мужчины положили Иру на могилу. От страха девушка боялась пошевелиться.

Вилард поднял руки к небу. В одной он держал тонкий длинный нож.

"Жертву царю тьмы приношу, - громко произнёс хозяин. - Силою его буду повелевать душами, здесь лежащими. Да напьются они крови человеческой, да станут рабами напоившего их. Да сбудется слово сие!"

Зловещая тишина висела над старым погостом. Вилард сделал шаг в сторону Иры. Встал перед ней на колени и занёс над головой нож для удара.

В туже секунду раздался глухой звук, и хозяин обмякшим мешком повалился на Ирину навзничь.

- Вы совсем осатанели, черти? - раздался из темноты голос Миши, и молодой человек вышел на свет.

- Ты что сделал, тварь? - взревел один из мужчин и ринулся на парня с кулаками.

Раздался хруст ломающейся кости. Михаил одним точным движением всадил кулак в его челюсть. Мужчина обмяк и повалился на чью-то могилу.

Девчонка в капюшоне взвизгнула и, подхватив подол плаща, ринулась к выходу из кладбища. Стоящий рядом парень последовал её примеру.

Миша подошёл к лежащей на земле Ирине.

Высвободив нож из руки лежащего на девушке Виларда, он перерезал верёвки на её руках и ногах.
Ира вылезла из-под бесчувственного тела.

- Как ты здесь оказался? - спросила Ира, бросившись ему на шею. Её трясло мелкой дрожью.

- Меня отец сюда привёл, - спокойно ответил парень.

- Как это? - спросила она, отстраняясь от него.

- Я сидел дома перед телевизором, как вдруг боковым зрением уловил какое-то шевеление. В углу комнаты сгустился воздух, и передо мной предстал отец. Он объяснил, что тебе грозит опасность, и на кладбище происходит что-то нехорошее. Я вспомнил, что ты говорила про обряд и новолуние. И вот я здесь.

- Почему же я никого не слышу, где все? - Ира крепко сжала гудящую голову.

- Отец сказал, что этот, - Миша мыском ботинка слегка ткнул лежачему человеку в бок, - провёл какой-то ритуал на закрытие голосов. Ир, ты вообще можешь объяснить, что здесь происходит?

Запинающимся голосом Ира в двух словах попыталась рассказать парню, как обстоят дела.
В этот момент сражённый камнем в голову Вилард зашевелился.
Михаил сделал шаг в его сторону и сдёрнул капюшон.
Их взору предстал немолодой мужчина с бледной кожей. Он бросил злобный взгляд на парня.

- Ты знаешь, с кем связался? - прошипел он.

- Я - нет, - ответил Миша, - зато ты теперь знаешь! Ещё раз здесь увижу, церемониться не буду. Ноги сломаю, и будет тебе вместо магии инвалидное кресло на старости лет. Произнеся это, молодой человек поднял колдуна за шкирку и поставил его на ноги.

- Щенок, ты что о себе возомнил! - проговорил мужчина, прищуриваясь.

И вдруг Ира выскочила из-за спины Миши. Она подбежала к Виларду и схватилась за висевшую на его груди подвеску, дёрнув со всей силы.

Громко вскрикнув, Ира отбросила её и уставилась на свою ладонь. На ней остался ожог.

- Твааарь, - заорал колдун, следя глазами за траекторией полёта подвески. В туже минуту над головой стоящих людей раздалось громкое и скрипучее: "Кааааррррр"!

Вилард схватился за голову и повалился на землю. Он крутился вокруг себя, зажимая уши руками, словно хотел закрыться от только одному ему слышимого звука. Мужчина кричал, катаясь по земле, стискивая голову руками. Из ушей потекла кровь. Ира с Мишей с ужасом наблюдали за этой картиной.

- Хватит, - заорал вдруг он, - прикажи им заткнуться!

И вдруг на Иру словно обрушился шквал звуков.
Они шипели, хрипели, бормотали: «умри», «ждём тебя», «смерть»..." Обрывки слов и фраз словно вгрызались в мозг, растаскивая его по кусочкам. Девушка зажала уши ладонями. Миша крутил головой, смотря то на корчащегося мужчину, то на Иру, стискивающую голову.

- Молчаааать, - вдруг заорала девушка. Она вытащила из кармана амулет и, воздев руки к небу, продолжила:

- Силой рода, словом ведьмы, заклинаю вас молчать!

И снова сверкнула молния, озарив кладбище мертвенно-белым светом. Грянул раскат, и всё смолкло.
Ирина без сил опустилась на колени. Вилард затих. Парень, которого Миша ударил, начал приходить в чувство.
Он попытался сесть и замычал от боли. Сломанная челюсть тут же дала о себе знать.

- Пошёл вон отсюда, - прошептала Ира, с усилием поднимаясь на ноги. - Забирай свою шестёрку и больше сюда не суйся! Решишь мстить, подумай сто раз!

Кое-как поднявшись с земли, оба мужчины, хромая и спотыкаясь, побрели прочь с кладбища.

- Доченька, - раздался голос, - какая ты сильная!

- Здравствуйте, Аким Семёнович, - устало произнесла девушка, - рада, что вы вернулись.

- Вернулся, доченька! Хорошо, что догадалась ты подвеску с этого чёрта сорвать. В ней сила была. Стук сердца человеческого, живого, глушил голос мёртвых.

Ира посмотрела на свою ладонь: ожог покраснел.

- Тётя, ты не бросила нас, - раздался детский голосок.

- Лидочка, и ты здесь. Как же, малышка, я могла тебя бросить, - ответила Ирина, - никому тебя в обиду не дам!

Михаил стоял рядом и смотрел на Иру во все глаза. Со стороны казалось, что девушка говорит сама с собой.

- Да, Николай Викторович, - продолжила она, - благодаря вам Миша успел вовремя.

- Отец? - спросил парень.

- Да, Миш, твой папа рядом, - ответила Ирина. - Сейчас он сказал, что очень тобой гордится.

На глаза молодого человека навернулись слёзы. Он поспешил отвернуться.
Ирина подошла к нему и взяла за руку.

- Миша, - тихо произнесла она, - спасибо тебе большое, что не испугался и прибежал. Ты второй раз спасаешь меня от неприятностей. А ещё Николай Викторович сказал, что мне нужно к тебе присмотреться.

- Так и сказал? - шмыгнув носом, спросил парень.

- Так и сказал, - улыбаясь, ответила Ира. - Пора проводить обряд, пока ночь в своей силе. Я буду рада, если ты останешься.
Миша кивнул головой в знак согласия.

Девушка направилась к могиле Акима Семёновича. Молодой человек не спеша двинулся следом.
Подойдя к могиле, Ирина увидела, что сумка, с которой она пришла, так и лежит там, где её врасплох застали два мужика.
Она достала из неё две белых свечи и, укрепив их на памятнике, зажгла. Вынув из кармана родовой амулет, девушка взялась за него двумя руками и вытянула их над головой.

В кронах кладбищенских деревьев зашелестел ветер. Где-то далеко начиналась гроза. Зарница белыми всполохами освещала тёмный небосклон.
Миша, стоявший чуть поодаль, поёжился. Находиться на ночном кладбище было неуютно. Ира стояла в одной позе, вокруг ничего не происходило. Как вдруг раскат грома раздался буквально над ними, и с Мишей что-то произошло.
Широко раскрытыми глазами он смотрел вперёд. Огромное количество прозрачных тел сновали по кладбищу. Дети, старики, люди средних лет - их было множество. Витая в воздухе, все они стремились к Ирине.

И вот Михаил увидел, как прямо перед девушкой возник седовласый старик. Он, так же как и Ира, протянул руки к оберегу и взялся за него.

"По всеобщему согласованию, - громогласно зарокотал он, - подтверждаю власть твою над землёй погостной! Отныне ты - Хозяйка кладбища, и любой приходящий сюда да испросит разрешения твоего на свершение дел своих в ограде кладбищенской".

Молния сверкнула где-то совсем близко, осветив погост. После этой вспышки словно кто-то задёрнул штору, и глаза молодого человека снова видели лишь одиноко стоящую Иру с поднятыми над головой руками...


- Ириш, а ты не хочешь остаться домохозяйкой? - спросил Миша, поглаживая округлившийся животик жены.

- Ну уж нет, - подбоченившись, ответила Ира. - После декрета сразу же на работу!

- Да пожалуйста, - состроив гримасу безразличия, ответил муж.


С той ночи посвящения прошло почти полгода. Ира окончательно утвердилась в своём решении. Она перевелась работать в библиотеку ближе к деревне. Изучала информацию о травах. Всегда шла на помощь, если редкие соседи, ещё держащие скотинку в доме, приходили к ней. Она как никто чувствовала природу и ценность жизни. Продолжая общаться с усопшими, девушка научилась ценить любое её проявление.
На старое деревенское кладбище больше не совался ни один колдун. Ира с Мишей частенько там бывали, приводя в порядок захоронения. И периодически поминали в храмах тех, кто подавал голос из-под земли с просьбой об этом.
На деревенском кладбище царили тишина и умиротворение. Хозяйка строго следила за тем, чтоб те, кто уже покинул этот свет, в своей посмертной участи были тихи и спокойны...

27-03-2020, 19:42 by Юлия СкоркинаПросмотров: 969Комментарии: 3
+12

Ключевые слова: Кладбище хозяйка кладбища обряд посвящение авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Сделано_в_СССР
28 марта 2020 03:42
+3
Группа: Журналисты
Репутация: (3153|-1)
Публикаций: 2 149
Комментариев: 12 453
Замечательная история! Несомненно хорошо! +++
                                 
#2 написал: ninikka
29 марта 2020 22:56
0
Группа: Посетители
Репутация: (22|0)
Публикаций: 25
Комментариев: 102
Забавная история. Самое забавное, что Ирочка на полном серьезе говорит всем покойничкам "здравствуйте!" и ее никто не поправляет. Видно здоровья у них нехило прибавляется после такого приветствия)
#3 написал: Шерри
4 апреля 2020 03:21
0
Группа: Посетители
Репутация: (36|0)
Публикаций: 38
Комментариев: 607
Рассказ очень интересный, но эта фраза:" на кладбище без моего разрешения вы ничего не сделаете", говорит о том, что кому то разрешение она даст. А раз Ирина неоднократно, это сказала темным колдунам, значит и разрешение будут просить на ЧМ.
Ну и заклинание в ритуале говорит о том же: " и любой приходящий сюда да испросит разрешения твоего на свершение дел своих в ограде кладбищенской".
Каких дел то? Помянуть усопшего и убраться на могиле, можно и без разрешения хозяйки.
+
   
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.