Тихое место

Тихое место.


День первый. Среда.


20ч.00мин. Это мой первый опыт ведения дневника. Идея мне пришла в голову несколько минут назад, и я подумал: а почему бы и нет? Это будет занимательно, мне так кажется.
Начну, пожалуй, с самого начала - с сегодняшнего утра.
Я отношусь к тому типу людей, которых в простонародье называют совами. Для тех, кто не знает, скажу проще, долго поспать с утра - мой конек. Но сегодня я вскочил ни свет, ни заря, при этом был бодр и весел. У меня даже закралась мысль, а не сделать ли мне такое раннее пробуждение постоянным. Я отогнал эту жуткую идею чашкой свежемолотого кофе и, поцеловав еще спящую жену, начал собираться в дорогу.

В семидесяти километрах к западу от моего города расположено небольшое село "Мокрые Холмы". Четыре улицы, продуктовый магазинчик да местный клуб с повалившейся крышей. И все. Дальше только километры кукурузных полей и диких посадок. Так вот, путь мой лежал как раз через эти четыре улицы и дальше, по извилистым и пыльным дорогам, вдоль тех самых полей и посадок. Я долго петлял, поворачивая то налево, то направо, подымая за собой тонны пыли. Наконец, карта, нарисованная моим шурином на бумажном листе шариковой ручкой, была разгадана. И, спустя еще каких-то полчаса, я выехал к старому мосту, наспех сбитому через узкую речку лет так сто назад. Мне показалось просто безумием проехать по этому дряхлому сооружению. Я остановил машину и пешком направился проверять мост на прочность. Как оказалось, строили раньше на века, и мост дал твердую уверенность, что простоит он еще не один десяток лет. Сев снова за руль, я без колебаний переехал на противоположный берег и, следуя чудесной карте моего шурина, через сто метров свернул направо. Вот тут-то я увидел пункт моего назначения - небольшая хижина, построенная, наверное, в том же году что и мост. И, скорее всего, из тех же бревен.

Конечно, все выглядело не совсем так, как это описывал мне шурин, когда сидел у меня на кухне и посасывал холодное пиво. Но, тем не менее, это было намного лучше, чем крохотная квартира, набитая пылью и выхлопными газами стоящих в пробках машин. А главное, здесь было то, ради чего я, собственно, и проделал столь дальний путь - Тишина и Уединение. В городе такого днем с огнем не сыщешь. Свежий апрельский воздух пробуждает свежие идеи и мысли. Работа и отдых в дикой природе, должны были дать нужный результат. У меня осталось чуть больше недели, чтобы завершить свою работу и в сроки сдать сценарий пилотной серии нового сериала. Писать не трудно, если знаешь о чем писать. Но в этом и была загвоздка. Последние четыре дня я только пялился в монитор и задавался одним вопросом: "А что дальше?" Четыре дня, и ни одного напечатанного предложения! Ни одной интересной идеи! Зато под столом валялись четыре початых бутылки вина.
И вот, вчера вечером, на семейном совете, мы приняли такое решение: смена обстановки, плодотворная работа и никакого вина! Хотя кого я, черт возьми, обманываю. Сейчас я пишу этот текст, откупорив бутылочку красного полусладкого.

Но вернемся к моменту моего приезда. Когда я вышел из машины и направился к дому, то был приятно удивлен почти полным отсутствием сорняковой травы, вырастающей, как правило, с человеческий рост. Всего лишь несколько неухоженных деревьев перед домом и еще столько же за ним, плюс, немного поодаль перекошенный деревянный туалет. Чуть позже, еще одним радостным открытием стало небольшое озеро, расположенное примерно в трехстах метрах от задней части дома. А тем временем, я достал из кармана старый ключ, поднялся на крохотное крыльцо и открыл скрипучую входную дверь этого рыбацкого домишки.

Я оказался в узком коридоре с еще одной дверью, которая вела, скорее всего, уже в жилую комнату. Справа от меня находился небольшой стол с двумя выдвижными ящиками и тонной пыли на столешнице, а левая часть коридора состояла из сплошных полочек и крючков для одежды. Вот и отлично! Место для куртки и шляпы, а так же для моего скудного багажа было определено. Шагнув через вторую дверь, я, как и думалось, оказался в большой комнате. Здесь тоже все было чересчур лаконично, но при этом имело свой необъяснимый шарм. Может, это из-за стен, которые пахнут деревом и вековой старостью, а может, огромный камин, черной пастью смотрящий на меня, словно выпрашивая немного сухих головешек, производил такое впечатление. Я так и не разобрался. Здесь не было ничего лишнего. Причем электричество в этом доме тоже подходит под определение "лишнее". Посреди комнаты стоял довольно-таки большой и массивный стол с керосиновой лампой на нем; кровать, двухспалка, расположилась в углу, ближе к камину, а на противоположной от камина стене тускнело засиженное мухами окно.

Когда я вошел в комнату, стрелки часов показывали начало одиннадцатого утра. Совсем неплохо. Учитывая сколько времени я петлял по проселочной дороге, в поисках этой хижины. Я хотел было съесть пару бутербродов, но, подумав, решил немного отложить трапезу. Следующие полчаса я занимался тем, что переносил все свои вещи из машины в дом. Кое-что, например, еду, я расфасовал по полочкам в коридоре - там было очень прохладно, а домашнюю одежду, кухонную утварь и рабочий материал сложил прямо на столе. Бензиновый генератор я тоже затащил в дом (продавец меня не обманул, он действительно работал почти бесшумно и не сильно источал запах). К одиннадцати я полностью управился, при этом успел подмести пол и более-менее отмыть засиженные оконные стекла.
Разжечь камин оказалось немного сложней, чем я думал, но, измазавшись золой, словно шахтер, я заставил поленья трещать в огне. После этого я позволил себе перекусить и выпить крепкого кофе на пару с ароматной сигаретой.
Выкурив еще несколько сигарет в течение следующего часа и немного погуляв по прилегающей к дому территории, я почувствовал, что время пришло. Я могу работать! Вот так просто. Как организм в какой-то момент дает человеку понять, что надо сходить в туалет и освободить мочевой пузырь, так и я почувствовал острую, почти нестерпимую, потребность сесть и освободить свой мозг от приходивших идей и мыслей.

Я остановился писАть около часа назад. Это время (около семи часов) не прошло даром. Порядка десяти тысяч слов чернового материала на ноутбуке и тонны, исписанных разными заметками, листов на столе. Не говоря уже о пятнадцати окурках в импровизированной пепельнице. Это уже хоть что-то.
Вот так почти подошел к завершению сегодняшний день, как и первый лист моего дневника. Подводя итоги, хочется написАть, что идея приехать в этот одинокий дом была чертовски удачная, хоть я уже безумно скучаю по моей жёнушке.

Этакий современный Робинзон Крузо на одну неделю, почти изолированный от всех благ цивилизации. Кстати, сотовый здесь не ловит. Завтра надо будет поискать место, чтоб на экране телефона появилась хоть одна черточка сигнала. Все-таки было бы неплохо дать весточку домой, что у меня все в порядке и процесс, так сказать, пошел.

Пожалуй, всё - бокал допит, пора ставить точку.

P.S. Комары здесь размером с маленькую стрекозу! Моя кровь пришлась им по вкусу. Где-то я слышал, что они кусают только здоровых людей, но от этой мысли зуд слабее не становится. Ладно, пойду откопаю в сумке антикомаринную спираль, а затем на боковую.


День второй. Четверг.


9ч.37мин. Это просто невероятно!
Не буду ждать вечера, напишу сейчас. Я проснулся около половины девятого, и должен сказать, что по утрам здесь очень даже свежо. Поворошив кочергой золу, я подбросил несколько поленьев в пасть камина и, не скидывая с плеч теплое одеяло, поплелся на улицу по зову природы. Здесь меня ждал это невероятный сюрприз. Он примостился прямо у входа, около ступенек. Я стоял и смотрел на него, не веря своим глазам. Словно боксер после нокаута, я пытался сфокусировать на нем свой взгляд. Вдруг он мяукнул, и я вздрогнул. Вздрогнул не от неожиданности, а от того, что услышал столько отчаяния и безысходности в этом тихом сипящем: "Мяу".
Как!? Откуда!? Каким образом!?
Вопросы возникали в голове один за другим, уступая место удивлению и восхищению одновременно.
Я бережно взял его на руки, опасаясь навредить этому беззащитному существу. Он не проявил ни капли сопротивления, полностью отдавая свою судьбу в мои руки, просто лег на ладонь и еще раз еле слышно мяукнул. Я отнес его в дом и около камина сделал настил. Рядом легли две пластиковые тарелки, коих у меня было несколько упаковок. Я не очень люблю молоко и пью его исключительно с кофе, поэтому в коридоре стояло всего лишь две бутылки, но этого котенку хватит за глаза. Одну тарелку я наполнил молоком, теперь оно принадлежало исключительно ему, а на другую положил пару кусков вареной курицы. Чуть позже я поставил еще одну тарелку, наполненную чистой водой. Вопреки моим ожиданиям, Сильвестр (так я назвал его котенка) лишь помочил усы в молоке и отщипнул маленький кусочек от курицы, затем лег на настил и заснул.

Вот так, нежданно-негаданно, у меня здесь появился друг.

12ч.30мин. Только что закончил работать. Писал около двух часов и постоянно отвлекался на котенка, поэтому результат не очень впечатляющий. Но ничего, к вечеру наверстаю. Главное, что я вообще пишу, а не бьюсь головой о стол, в попытке выбить из нее (головы) пару удачных реплик.
Сильвестр немного пообвыкся, после сна вылакал все молоко и с аппетитом съел курицу. Я сделал ему игрушку, отдаленно напоминающую шарик, но сил у него хватило только чтоб ударить по нему лапой. После чего он тут же забыл о ней и поплелся по своим делам под кровать. Кстати, о делах. Сейчас пойду на озеро и натаскаю в дом воды, так как ни колонки, ни колодца вблизи дома я не обнаружил.

13ч.24мин. Вот так всегда - загадываешь одно, а получается совсем другое. Взяв пару ведер, я направился к озеру за водой. Я не сразу обратил внимание на небо. Но то, что я увидел, когда поднял вверх глаза, мне совсем не понравилось. С запада, прямиком на меня, надвигалась огромная, на весь горизонт, туча, и уже отчетливо издалека доносились раскаты грома. Учитывая не особо сильный ветер, я прикинул, что в запасе у меня около часа, перед тем как разразится буря. Ведра с водой я занес в предбанник, думая, что скоро этого добра будет хоть отбавляй, надо только дождаться, когда туча примостится над крышей дома. Остальное время я занимался тем, что перетаскивал дрова с задней части дома, непосредственно в сам дом, аккуратно складывая их около камина. Мокрые дрова - бесполезные дрова.

Пару минут назад я уложил последнюю головешку рядом с камином, теперь их хватит на несколько дней непрерывного ливня (не дай Бог, конечно). Устал. Все-таки физические нагрузки в своей жизни я свел к минимуму. Неожиданно начался кашель. Пусть не сильный и не частый, но меня это очень огорчило. Не хочу заболеть именно в эти дни. Вдруг вспомнилось, что еще вчера я почувствовал какой-то дискомфорт в теле, но не придал этому особого значения, потому что был полностью погружён в работу. Скорее всего, подхватил что-то в гипермаркете, когда ездил за продуктами, потому как очень часто натыкался там чихающих и кашляющих людей. Вообще, было странно видеть в одном месте столько каких-то больных и усталых людей. И я очень удивился, когда, с интервалом в несколько минут, два человека упали в обморок. По-моему их увозила неотложка. Ну да ладно, думаю, что со мной все будет отлично.
Пора садиться за работу.
Ого! Только что громыхнуло, прямо надо мной! За окном темно, как ночью, и, кажется, начинается ливень.


21ч.03мин. Пожалуй, такого ненастья я не припомню за всю мою жизнь, природа отрывалась на полную катушку. Огромная, на все небо, темно-лиловая туча выключила солнце, и в следующую секунду миллиарды капель неистово понеслись к земле, выбивая при падении какой-то безумный ритм.
Яркая сетка молний вспыхивала и растекалась по всему небу, словно прожилки на носу пьяницы.
Сегодня писать было вдвойне тяжелей. Во-первых, эти жуткие и частые раскаты грома постоянно заставляли вздрагивать и вжимать голову в плечи, а во-вторых, чего я боялся больше всего - мое состояние стало немного хуже. Я то и дело прерывал свою писанину очередным приступом кашля, а мои кости выкручивало так, что этому бы позавидовала самая изощренная инквизиция.
Конечно, я пытался как-то лечится, недаром моя мудрая жена наплевала на мою самоуверенность и пристроила в уголке чемодана небольшую аптечку на все случаи жизни, но противовирусные если и помогали, то совсем уж ненадолго.

После очередной порции всевозможных противопростудных препаратов, я отключился и проспал сном младенца до самого вечера, но, разлепив через несколько часов глаза, я совсем не почувствовал себя лучше, а к общему недомоганию и кашлю прибавилась пульсирующая головная боль. Я очень надеялся, что боль в голове появилась не из-за болезни, а как следствие затхлого спертого воздуха в этой старой комнате, ведь из-за разбушевавшейся стихии я просидел в четырех стенах большую часть дня.
Я нацепил куртку и направился к выходу, глотнуть свежего воздуха.
Снаружи все также гремело и полыхало. Сильвестр потерся об мою ногу, предлагая себя в попутчики, я взял его на руки и вышел на крыльцо.
Вот так всю эту красоту мы с Сильвестром и наблюдали на крыльце дома, то и дело вздрагивая при каждом раскате чертового грома. Сердце сжималось от страха.
Котенка я держал на руках под курткой и ощущал, как под реденькой шерстью дрожит его тщедушное тело. То ли от холода, то ли от страха. Мое состояние было ничем не лучше. Теперь я был полностью уверен в том, что болезнь все-таки до конца победила мой иммунитет и, словно бедный родственник, уютно расположилась в моем теле.

21ч.35 мин. Последние на сегодня записи в дневнике мне даются с большим трудом, а про работу даже и думать не хочется. С полудня я ни разу не притронулся к моим наброскам.
Я чувствую, как жар расплывается по моему телу. Меня сильно лихорадит, я чувствую свинец и абсолютную пугающую пустоту в своей голове, мысли путаются и улетают в никуда. Ловлю себя на том, что я либо засыпаю за столом, либо на секунды теряю сознание. Ужас. Больше не могу писать. Выпью горсть таблеток и зароюсь в одеяло. Боже, дай мне сил!

P.S. Комары все так же продолжают меня кусать, в хлам разбивая теорию о неприкосновенности к заболевшим людям.



День третий. Пятница


18ч.00 мин. Вечер третьего дня. Мне очень трудно писать, но я постараюсь хотя бы вкратце изложить все то, что произошло за этот день…
Стихия бушевала почти всю ночь. Ветер, то волком завывал в деревянной раме окна, то долго свистел фальцетом под дверью. Вспышки молний озаряли комнату, а низкие раскаты грома дополняли всю эту вакханалию. Камин почти погас, и мне стоило громадных усилий бросить ему в пасть несколько свежих головешек.
Всю эту ночь я был в каком-то забытье, сначала меня сильно знобило, затем с ног до головы я покрывался липким пОтом, а после этого знобило еще сильней. Кажется, я бредил и не до конца понимал где нахожусь. В полузабытье я вставал и пил пилюли, сильно не приглядываясь, что там закидываю в рот. На этом фоне мой кашель казался каким-то пустячком.
Под утро природа, наконец, успокоилась, а мне все же удалось заснуть.
Проспал я несколько часов и проснулся от сильнейшего чувства голода. И в этом не было ничего необычного, ведь вчера я практически ничего и не ел. Но вот необычные и очень странные дела начали происходить потом.
Я кое-как разлепил веки, и первой моей мыслью было: в задницу это уединение, туда же работу над сценарием и иже с ними. Я хотел домой и немедленно. Я хотел квалифицированной помощи врачей.
Я встал, точнее, сполз с постели и попытался сделать пару шагов к столу, где лежал мой телефон. Это была самая долгая и тяжелая прогулка в моей жизни.
Ватные ноги, к которым привязали пудовые гири, отказывались передвигать мое больное тело. Воздух был такой плотности, что, кажется, за него можно было схватиться руками и рывком продвинуться вперед. Медленно я достиг цели.
Посмотрев на телефон, я убедился, что он все так же заряжен и все так же бесполезен. Сигнала по-прежнему не было. От одной только мысли, что надо выйти и поискать в округе места, где может ловится сеть, я пришел в полное уныние. Я понимал, что это - миссия невыполнима.

Что ж, тогда надо набраться сил и основательно поесть, потому что дальше по плану у меня было: выйти из дома, завести машину и укатиться в закат, навстречу цивилизации и антибиотикам.

Выйти в коридор за продуктами оказалась той еще задачей, и только неимоверное чувство голода заставило меня каким-то образом преодолеть эти метры.
Идти голодным в обратную сторону не могло быть и речи, я тут же развернул из фольги куриную ножку и с жадностью впился в нее зубами… И я не смог съесть эту, пусть и холодную, но чертовски вкусную курицу. Потом у меня не получилось съесть кусок ветчины, пирог с сыром тоже не залез. Все, абсолютно все, что я пытался впихнуть в себя, со спазмами вырывалось наружу. Причем это происходило практически сразу же после проглатывания пищи или даже еще раньше, когда я просто пережевывал ее во рту.
Странная ситуация. С одной стороны я голоден как никогда, с другой - как только я начинаю есть, когда кладу в рот даже мизерный кусочек хлеба, меня выворачивает наружу, но при этом и голод никуда не уходит, а даже наоборот, становится все сильнее, поэтому думать, что у меня обычное отравление, нет оснований, да и продукты не могли испортиться - в коридоре не больше пяти градусов выше нуля.
Я сделал еще несколько попыток поесть, но каждый раз было одно и то же. Все заканчивалось вывернутым наизнанку желудком. Даже обычный чай, который я заварил с большим трудом, потоком хлынул у меня изо рта.
Раз уж с едой у меня ничего не получилось, следующий шаг - попытка доковылять до машины.
Я надел куртку, благо ключи от машины я никуда не выложил, взял на руки Сильвестра, забыв его хоть немного покормить, и вышел из дома.

Дождь продолжал моросить, как прощальный аккорд уходящего ненастья.
Двор оказался полностью размыт, и я с трудом пробирался к машине. Грязь тоннами прилипала к моим подошвам, делая движения еще более скованными и выжимая из меня последние капли сил.

Я повернул ключ, и мотор тихо заурчал. Радио молчало.
Сильвестр пристроился на руках и с любопытством обнюхивал новую территорию. Потом он вытянулся на задних лапах, мордочкой уткнулся мне в лицо и тихо замурлыкал, словно нежно убаюкивая меня. Милый маленький котенок. Я прижал его сильнее к себе и отрубился.

Проснулся через пару часов и не сразу понял, где нахожусь. Рядом со мной кто-то настойчиво мяукал. Я повернул голову и увидел на пассажирском сиденье котенка. Сильвестр! А я ведь его не кормил с самого утра!
«Эй, не переживай, друг», - хотел сказать ему я, но из горла вырвались только утробные булькающие звуки. На пару секунд я опешил и сделал еще одну попытку. Опять глубокий рык из гортани. Неужели это последствия кашля!
Мне стало страшно, я делал попытку за попыткой, я напрягал горло что есть мочи, пытаясь заорать, я его расслаблял, чтобы хоть что-то прошептать. Я пытался откашляться, отхаркнуть все то, что мешало мне в горле. Эффекта ноль. Только глухое рычание, словно демон из самого ада говорил вместо меня.
Наверное, вспышка страха придала мне немного сил, я перевел коробку в режим «Драйв» и нажал на акселератор. Машина с пробуксовкой рванула вперед, бензина в баке было больше половины.
Все закончилось так и не начавшись, около того самого моста, построенного на века. Машина намертво увязла в грязи. И как бы я не старался давить на гашетку, мотор ревел, набирал обороты, но так и смог победить разбитую после ливня дорогу. Каким-то чудом мне удалость развернуть машину и добраться обратно к домику.
На часах уже семь вечера. Час! Ровно час я писал эти жалкие строки. Мне кажется, что я начинаю путаться в мыслях. Сначала кашель украл мой голос, но я мог хотя бы писать. А теперь, чтобы корректно изложить на бумаге свои мысли, мне по долгу приходится все обдумывать и подбирать (вспоминать) нужные слова.
Вроде все, что хотел и что смог написать - написал. Сейчас покормлю Сильвестра, закину дров в камин и отключусь.
Мне очень страшно и все так же нестерпимо хочется есть, голод забрал все мое время и мысли.
Таблетки не помогают, и мое состояние не становится лучше, так что вся надежда на шурина, который, по нашей договоренности, должен приехать навестить меня в воскресенье. Я молюсь, чтобы он не забыл про меня, чтобы с ним ничего не стряслось, и у него не появились более важные дела.
Мне страшно об этом думать, но, кажется, без него я здесь умру.

P.S. Сдались мне эти чертовы комары, но невольно я за ними все-таки наблюдаю, и вот, что я скажу: эти гнусные создания облетают меня стороной.





День четвертый. Суббота.



17ч.15мин. Уже вечер. Дождь бьет в окно, и нет ему конца и края. Пожалуй, пришло время подвести итоги сегодняшнего дня.
Сейчас мне стало немного лучше, но ровно настолько, чтоб я смог заполнить этот чертов дневник. И сразу уточню, что самочувствие улучшилось не просто так и не благодаря пилюлям жены. Оно далось мне весьма дорогой ценой. Сейчас я пишу эти строки и не могу поверить во весь тот кошмар, который настиг меня после полудня.
С утра я валялся в постели достаточно долгое время, и не было ни сил, ни желания вставать и что-то делать, а о работе я и думать забыл. Все, чего мне хотелось на тот момент, это просто лежать и придаваться забвению. Я пытался проанализировать ситуацию, понять, что происходит со мной и моим телом, ведь очевидно, что это не такая уж и простая простуда. Я прислушивался к себе, к своему телу, и понимал одно - я становлюсь другим.
В теле постоянно происходят какие-то изменения. И, к сожалению, не к лучшему. Например, я вроде бы перестал кашлять, но вместе с этим перестал говорить, и только рычание до сих пор вырывается из моего рта. Как ни странно, я к этому уже немного привык и совсем не ощущаю по этому поводу никакого страха и беспокойства. Я принял это как должное.
Сегодня я перестал ощущать изменения температуры. Мне не стало холодно, когда камин полностью остыл, и температура в доме опустилась на несколько градусов. Я затушил спичку о свою руку и снова ничего. Никакой боли, только свежий рубец на коже.
А это безумное чувство голода, оно просто сводит меня с ума!
Вдруг вспомнил, что все эти дни я ни разу не пил обычную воду и до сих пор не испытываю хоть какой-нибудь жажды. Неужели мое тело, как пищу, отвергнет и ее. Я встал с кровати и, шаркая ногами, медленно направился к бутыли.
Вода быстро провалилась в желудок. Желудок сократился и выплюнул ее обратно.
Честно сказать, и этому я абсолютно не удивился… и не испугался. Мне стало все равно. Болезнь, вместе с голосом, наконец-то доела и мои эмоции. В голове было пусто и спокойно, а в висках стучало только одно: Еда! Еда! Еда!

Я стоял и смотрел вокруг себя. Камин затухал, глядя на меня красным угольком почти сгоревшей чурки, Сильвестр, что-то вынюхивая, резво запрыгнул на кровать.
Я был спокоен. Теперь я твердо знал, что я хочу…
Это случилось быстро, я не колебался ни секунды. Сильвестр наконец удобно устроился на моем одеяле и закрыл глаза в надежде немножко вздремнуть. Я подошел и погладил его за ухом, он приоткрыл глаза, тихонечко замурлыкал и потерся о мою ладонь. Я ее сжал что было сил, и услышал хруст треснувшего черепка. Тельце чуть дернулось и обмякло, между пальцев просочилась вязкая красная жижа и маленькой лужицей стекла на одеяло.
И снова, не испытывая никаких эмоций, я облизал свои пальцы. Желудок принял эту еду, и мне она показалась самым вкусным лакомством на земле. Но я знал, что у меня в руках осталась еда и повкуснее. Легкими движениями, словно очищая грецкий орех от скорлупы, я отколол кусочки черепка и добрался до маленького розового мозга. Это был хоть и мимолетный, но потрясающий пир плоти.
Голод никуда не ушел, но притупился до состояния «почти терпимо».
Я снова лег на кровать и начал думать о том, что только что произошло. Я съел котенка, моего Сильвестра, маленько друга, который видел во мне спасителя и защитника. Как ни странно, но мое состояние после этого кардинально улучшилось.
В голове немного прояснилось, мысли выплывали из темноты моего сознания и медленно, давая за себя ухватиться, уплывали куда-то обратно в темноту. И тихо возвращались снова.
Я сел за стол и открыл дневник. По крайней мере, теперь я мог внятно записать на бумаге все то, что случилось за день.

Ловлю себя на том, что с каждым днем весь мир начинает восприниматься по-другому, для меня он меняется. Сегодня это уже что-то тягучее, вязкое, словно идешь по голову в болоте, из которого теперь никогда не выбраться, а на первый план выползают, и я это чувствую, какие-то первобытные инстинкты и, за ненадобностью, исчезают другие.
Я точно знаю, я уверен, что эти инстинкты невозможно будет контролировать, как бы я не старался и не противился им. Хватит ли у меня воли сопротивляться тому, что сильнее меня в миллион раз? Знаю, что нет.

И что будет, если здесь появиться кто-то еще? И на этот вопрос я знаю ответ - убью его не моргнув глазом, убью, как только увижу.

Сейчас, заканчивая писать эту страницу, меня вдруг осенило - а ведь завтра должен приехать шурин! Я абсолютно не против этого… но, тем не менее… очень надеюсь, что он напьётся в баре до беспамятства и забудет про наш уговор, я надеюсь, что он сломает ногу или его изобьют в подворотне до полусмерти, и какой-нибудь добряк отвезет его в больницу, ведь только так у него будет шанс остаться живым.
В этом тихом месте шансов у него практически нет.

Я боюсь завтрашнего дня… И предвкушаю его.

PS. Насрать мне на этих комаров.




День пятый. Воскресенье.



Боже…

Дело сделано…

Она приехала сюда вместо него, наверное, хотела сделать мне сюрприз.

Теперь моя жена лежит на полу в луже собственной крови, нелепо раскинув руки. Кусочки черепа, большие и не очень, замысловатым рисунком рассыпались на полу около нее, а слипшиеся от крови волосы немного прикрывают зияющую пустоту в черепе.
Первый раз за эти несколько дней я полностью сыт.

Ее труп медленно остывает, а я тем временем пишу в дневник. Я понимаю, что натворил, но меня это мало тревожит. Мне не хочется рыдать, рвать на себе волосы или голосить, воздев к небу руки. Мне наплевать. Если бы можно было повернуть время вспять, я сделал бы то же самое. Я просто таким способом утолил свой безумный голод.

Это дико писать, но другого определения подобрать я не могу – кажется, я стал зомби.

После утренней трапезы у меня достаточно сил, чтобы уехать отсюда. Но что будет дальше, когда я попаду в город? Мой голод уходит лишь на время, а потом опять нарастает с новой силой.
Я опасен, я очень опасен. Сколько свежих мозгов мне удастся сожрать, прежде чем какой-либо бравый полицейский уложит меня выстрелом в голову? Я не могу ответить на этот вопрос.
Одно знаю точно - жертв не миновать.

Для себя я все решил.

У меня есть канистра бензина и спички, а еще полностью пропал инстинкт самосохранения, я это чувствую.

И это мне на руку.

Это моя последняя запись. Дневник я оставлю на столе.

Теперь это тихое место - моя могила…

Трудно быть зомби…


Новость отредактировал Estellan - 9-02-2020, 12:25
Причина: Стилистика автора сохранена.
9-02-2020, 12:25 by eltigrezПросмотров: 1 392Комментарии: 2
+11

Ключевые слова: Дневник записи зомби авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Елена13
10 февраля 2020 09:15
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 15
Котика жалко
#2 написал: Ацкий Ангил
31 мая 2020 13:13
+1
Группа: Посетители
Репутация: (41|0)
Публикаций: 12
Комментариев: 390
читается легко и интересно. но вопрос остается - что такое произошло, с чего начались такие метаморфозы? но плюса не жалко ) история его заслуживает
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.