Да спустись же ты, наконец

Телевизор неожиданно забарахлил, окатив комнату жутковатым шипением. Я встал и пару раз хорошенько треснул по коричневому корпусу, попутно матерясь вслух на старую заржавевшую технику, начинявшую проклятую однушку, которую я снимаю за баснословные деньги у крикливой бабки. Когда она орёт, что на меня жалуются соседи из-за запаха курева или того, что я громко хлопаю по ночам дверью (сама прекрасно знает, что после пар у меня работа чуть ли не до одиннадцати вечера), я представляю себя Родионом Раскольниковым, аккуратно шинкующим старую бабку – процентщицу. Конечно, он её не потрошил, а просто хорошенько треснул, но моя версия знаменитого героя поступила бы именно так.

Удары не помогли. Я порылся в скрипящей тумбочке в поисках отвертки, потряс пыльный ящик из под обуви, набитый бесполезными инструментами, открыл все шкатулки со всяким хламом, даже в ванной в белый шкафчик заглянул. Пусто. Матерясь ещё больше от своей беспомощности, я подцепил смартфон, накинул куртку, в кармане которой лежала пачка ароматических сигарет с кофейным вкусом, и потопал в сторону балкона.

Треск. Вся квартира замигала бледными переливами света люминесцентных ламп. Ещё треск. И всё погасло, будто бы маленькая каморка, именуемая домом, всегда была объята душащей темнотой.

Охренительно просто.

Думая о том, что я, наверное, перебью каждого жителя этой многоэтажки, я вышел на тесный балкон, потрепал куртку в поисках пачки и зажигалки и закурил. Оглядевшись, я пришел к выводу, что обесточен весь дом. Хотя мне со второго этажа не особо-то и видно.

Весь двор окутан мраком. Тьма стальной хваткой вцепилась в землю. Лишь где-то очень далеко сражается маленький партизан – фонарь, даря крохотное пятнышко света равнодушному асфальту. Треск. Ещё треск. Последний повстанец уничтожен. Обесточена вся улица.

Я бездумно стряхиваю летучий пепел куда-то вниз.

- Парень, эй! Спускайся.

Теплый голос звучит откуда-то снизу.

Я огляделся. Внизу стоит какой-то мужчина. Лысая голова на толстой шее. Сам он весь как-то нездорово полноватый. В широченном пальто.

- Чего? – спрашиваю я.

- Спускайся, говорю, дело есть.

- Эм, какое?

- Да не важно, спустись, говорю.

Мне как-то не по себе стало. Вроде бы ничего такого, мужик и мужик. Наверное, это какой-то электрик. Ищет помощь?

- Вам помочь надо?

- Да, надо спуститься тебе будет.

- Что-то случилось?

- Да спустись же ты, наконец! – прокричал он.

Я выбросил бычок и, не снимая куртки пошёл к входной двери. Быстро побежал по лестнице вниз, открыв дверь в подъезд.

Никого.

Только странный звук шипения, будто бросил таблетки АЦЦ в воду или открыл колу. И кисло-сладкий запах пота, вперемешку с вонью нестиранной месяцами одежды.

Я пошёл спать, недоумевая от всего происходящего.

Я видел это словно вживую. В моих ногтях на пальцах ног, там, глубоко под прозрачным эпителием, выросли крохотные, словно грибы под деревом, желтые ноготки. Гниющие сверху, они скрылись глубоко под кожей, и росли вглубь прямо на глазах. Без боли и мучений. Лишь углублялись вниз, продолжая желтеть и разлагаться. А обе ноги и тело покрылись огромными волдырями с гнойной оранжевой слизью, которая была плотнее, чем мёд с пасеки.

Хорошо, что это лишь сон.

Но вокруг снова сплошная тьма. На часах 23:32. Я проспал сутки! Сутки! Как? Как я не услышал будильники? Как меня не разбудили звонками ребята с работы? Сокурсники? На телефоне ни одного звонка, ни одной СМС-ки, ни одного сообщения в социальных сетях. Даже связи нет.

Надо пойти покурить. Нет! Надо бросать курить! Что это вообще было, чёрт возьми.

- Эй! – кричат на улице.

И я выбегаю посмотреть, кто там.

Снова он. Этот тучный мужик, но…

Что-то не то.

На его лице куча гнойный язв и маленьких рубцов. На лысине сползла кожа, оголив череп, отсвечивающий в блеске луны.

- Пошёл в задницу отсюда! – крикнул я.

- Спускайся. Я выну твои глаза!

- Я в полицию звоню!

- Спустись наконец, тряпка. Я вырежу твою толстую кишку.

Пока я искал телефон, охваченный паникой и сомнением в трезвости рассудка, уродец запустил чем-то в моё окно.

Это голова.

Моя голова.

Выколотые глаза, из глазниц на меня смотрит только кровоточащий язык, отрезанный нос, вырванные зубы.

И тут сознание покидает меня.

Съедобный желтый сыпучий песок. Съедобные пальмы с острыми кинжальными листьями, переливающимися в красочных лучах съедобного круглого диска, снующего по масляным просторам съедобного бирюзового небосвода. Берега омывают волны, накатывающие из мрачных глубин съедобной морской бесконечности. Я обгладываю прогнившую кость на своей съедобной ноге, размышляя об энергии, что призрачными порывами блуждает где-то в бескрайнем съедобном космосе. Я вижу, как позади меня материализуются съедобные розовые качели, пришедшие сюда прямиком из размытых воспоминаний о беззаботных временах счастливого детства, проведенного в съедобном городе, который микроскопической точкой вырисовывается на карте съедобной страны вальяжно раскинувшейся на съедобной планете.

И я поедаю себя окончательно.

Я проснулся на остановке.

Поднявшись, я стряхнул с себя февральский снег. Вокруг бродят люди, ожидающие трамвай.

Я вижу два округлых красных глаза, блестящих ярким светом в ночной темноте. Из кустов вырывается огромное человекоподобное существо, с провалами рта и носа, две крохотных багровых точки в пустых глазницах сияют мерцающим светом, словно далёкие звёзды в бесконечных галактиках. Оно медленно приближается ко мне и запускает свои острые когти в живот, а затем вырывает тонкую кишку и с аппетитом поедает, засасывая, будто лапшу.

Щелчок.

Я стою на трамвайной остановке, окутанный шерстяным шарфом и смотрю в кусты, стоящие неподалёку. Это всё лишь в моей голове. Это всё не со мной происходит. Из кустов выходит лысый и полный гниющий мужчина.

- Ты всё-таки спустился – радостно хохочет он.

Щелчок.

Я просыпаюсь в семь утра у себя дома от гула будильника. Он так трезвонит, что хочется спрыгнуть в окно. Я слышу этот мерзкий звон. Открываю глаза. Это звенит не будильник. Лысый толстяк тянет ко мне сгнившие руки, пока я не утопаю в них.

Щелчок.

И я снова стою на балконе с тлеющей сигаретой в руках.

- Эй, ты!

Внизу стоит мой знакомый товарищ. Но теперь он уже в добром здравии.

- Не хочешь ещё разок спуститься?

24-12-2019, 12:02 by TheArkПросмотров: 976Комментарии: 1
+6

Ключевые слова: Кошмар сон во сне мужик балкон сигарета авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: romashka
28 декабря 2019 16:10
+1
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 77
Бред какой то( В дурдом надо!!!
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.