Мавка

Первая весна

Глава 1

Маленький домовичок, недавно появившийся в новом доме, украдкой наблюдал за происходящим в комнате. Хранитель дома был совсем молодым: румяный, не больше 10 вершков в высоту, с короткой черной бородкой, едва достигающей груди.
Подобное тому, что происходило сейчас в комнате – рождение человеческого существа – он видел впервые. Так интересно и необычно: старуха, что-то приговаривая, сновала по комнате, а молодка вытирала лицо лежащей на кровати женщины мокрой тряпкой. Единственная мерцающая свеча тускло освещала комнату. Домовик из своего угла почти не видел молодую хозяйку, но крики ее и тяжелое дыхание слышал прекрасно.
- Молодец, милая, тужься. Вот уже головка показалась, - успокаивающе ворковала повитуха, что-то делая у ног женщины. – Агафья, принеси теплой воды, - старуха на минутку отвлеклась.
Помощница, ловко подхватив ведерко, быстрым шагом направилась к двери, едва не споткнувшись о неосторожно высунувшегося домовика. Тот в последний момент сумел увернуться и юркнуть за сундук, где неодобрительно посмотрел на паутину, прилипшую к ноге. Едва он успел отдышаться, как тишину разорвал звонкий плач младенца, заставляя домовенка подпрыгнуть от неожиданности.
Широко распахнутыми глазами домовик наблюдал, как повитуха ловко обтирает влажным полотенцем новорожденного. Ребенок был красным и очень маленьким. Не успел домовичок подивиться этим странностям, как хозяйка вновь пронзительно закричала.
- Второй! – удивленно пискнула Агафья, принимая мальчика из рук старухи.
Та же, не обращая внимания на помощницу, продолжила хлопотать у постели роженицы. Тут домовенок почувствовал, что в комнате стало резко холодать. Пламя свечи затрепетало, и дух вздрогнул, ощутив неладное. В один раз увидеть и Жизнь, и Смерть – это уже слишком! Поежившись от вида темной тени, появившейся у кровати молодой хозяйки, дух дома поспешил убраться из комнаты.
Уход жизни – столь же сокровенное действо, как и ее зачатие. Негоже присутствовать лишним свидетелям.
Роженица в тот момент еще не потерявшая телесную связь с ребенком, тоже ощутила присутствие высшей силы. До последнего не понимая, о чем твердят ей чувства, женщина надрывно закричала в тот миг, когда яркая душа новорожденного исчезла на ладони Ангела Смерти. Потеряла сознание.
- Девочка мертва, - прошептала Агафья, испуганно прижимая к себе первенца.
- Ну что ты стоишь столбом?! – резко накинулась на помощницу вмиг постаревшая на десяток лет повитуха. – Положи мальца в люльку и унеси отсюда подальше мертвенькую. Негоже мертвяку находиться в одной комнате с живым малышом.
Дрожа и держа мертвого окровавленного младенца на вытянутых руках, Агафья выбежала из дома. На улице стояла почти непроглядная тьма: молодой месяц только набирал силу. Здесь ребенок выглядел еще ужаснее, девушка вздрогнула от шелеста листвы. В каждой тени, темном силуэте дерева ей чудились злые духи. Что же делать?! Это было первое дело Агафьи – девушка несколько дней назад на несколько дней приехала из города, и бабка-повитуха попросила ее помочь.
Тут где-то в саду отчетливо хрустнула ветка. Вырвавшись из раздумий, Агафья едва не уронила младенца. Надо скорее избавиться от мертвяка! Чувствуя подступающую панику, она огляделась, стараясь не натыкаться взглядом на маленькое тельце. Это было довольно сложно, Агафья всей кожей рук ощущала, как медленно остывает в ее руках мертвый младенец, и взгляд непроизвольно возвращался к недвижимому личику.
Река! Вот он выход, совсем близко. Следуя сиюминутному порыву, девушка бросилась за ограду. Тихий всплеск – ребенок легко выскользнул из рук, - и Агафья вздохнула с облегчением. Если б она только знала о неразумности своих действий… но городская девушка не была знакома со старинными легендами, а потому, вытерев руки о подол, спокойно вернулась в дом.

***

Эта ночь для речного народца ничем не отличалась от всех предыдущих. Скучающие русалки лениво расчесывали волосы, спрятавшись в камышах.
- Уже столько лет никакого веселья, - сетовала на жизнь одна, плетя косичку из водорослей. – Ученые, видите ли, все стали, дары богатые приносят. Дедушка-то доволен, а нам что делать?
- Эх… - подтвердила вторая. – А помнишь, Белава, как всего лишь лет тридцать назад было? Зазовешь одного, - она приподняла пышные груди, - наиграешься вдоволь…
- А как смущались-то красны молодцы, - ностальгически вздохнув, подхватила Белава.
Тут внимание русалок привлекло что-то непонятное, происходящее на другом берегу реки. Плеск скользнувших в воду женских тел раздался одновременно с тем, как мертвый ребенок коснулся воды.

- Какой улов! - Восторженно воскликнула Белава, бережно подхватывая младенца.
Не часто водному духу удается стать родителем – времена уж сильно изменились.
- Любава, смотри, как он прекрасен!
Вторая русалка, сделав кульбит от переизбытка эмоций, мечтательно произнесла:
- Да… дедушка будет доволен. Скорей к нему!
И водные духи целеустремленно поплыли вверх по течению реки. Десяток минут, и русалки оказались в небольшом лесном озере, еще неизвестном людям.
- Дедушка водяной! – Белава вынырнула недалеко от камышей и огляделась. – А, вот вы где! – она подплыла к огромной щуке, лениво шевелившей плавниками. Покосившись на ношу русалки, рыба щелкнула зубами и стала опускаться на дно.
- Спасибо, дедушка! – эмоциональная Любава чмокнула рыбу в нос, за что заслужила возмущенный удар хвостом, отнесший ее едва ли не на середину озера.
Разрешение водяного было получено, и теперь дело оставалось за малым – найти укромное местечко, где и вдохнуть новую жизнь в младенца.
- Сейчас, моя маленькая, - ласково проворковала Белава, опускаясь в тину, и поцеловала бледного ребенка в лобик.
Вода уже давно смыла с тельца кровь, вокруг одной ножки запутались водоросли, но все это было не важно сейчас.
Белава глубоко вдохнула, наполняя легкие озерной водой. Затем, открыв рот мертвой девочки, прижалась к нему губами и выдохнула. Тельце задрожало, вокруг крепко держащей младенца Белавы взметнулись водоросли и песок, стайка рыбок испуганно метнулась в сторону.
Любава наблюдала за действом в отдалении. Ее длинные зеленые волосы, словно змеи, извивались в темной воде. В руках русалка держала порванную, покрытую тиной рубашку, извлеченную откуда-то из закромов. Это была не первая их с подругой инициация младенца. Когда-то давно, пару столетий назад, у них уже была дочь. Тогда речные владения дедушки водяного были куда больше, а люди смелее и жестче. Ту мавку какой-то глупый юнец быстро отправил в мир иной. Но все это в прошлом, а пока…
Забурлила вода, река на миг вышла из берегов, затапливая окрестности, но тут же вернулась в свое русло. Где-то в лесу заухал филин – природа приветствовала новорожденного духа.
А потом девочка резко открыла глаза и закашлялась, изо рта ее вместе с парой пузырьков вытекла последняя струйка крови. Все еще держа в руках новорожденную, пока не сформировавшуюся мавку, Белава любовалась результатом своих трудов. Глаза девочки с каждым мигом приобретали все большую осмысленность, с щек пропадала краснота.
- Я нарекаю тебя Лесаной, - торжественно произнесла Белава, вновь целуя девочку.
Улыбнувшись, новорожденный дух вырвался из объятий русалки и неуклюже замотал маленькими ручками, пытаясь достать до спины. Становление мавки длилось отнюдь не одно мгновенье. Сейчас кожа на спине младенца вздулась некрасивыми волдырями и лопнула в нескольких местах, обнажая ребра и внутренности. Будущая мавка, еще не совсем координируя свои действия, опустилась на дно, попытавшись зарыться в тину. Подплыла Любава, и вместе новоявленные матери, умиленно сюсюкая, укрыли девочку водорослями. Духу нужно было время…

-----------
Глава 2

Юная мавка быстро стала всеобщей любимицей. Очнувшись ото сна спустя несколько недель после рождения, она выглядела как ребенок лет трех. Только вот полное отсутствие кожи на спине, перепонки между пальцами, чрезмерная бледность и зеленоватые волосы выдавали в голубоглазой девочке нечеловеческую сущность. Лесана была чрезвычайно любознательна, и русалки, и даже сам водяной с удовольствием возились с гиперактивной малышкой. Ее пока что не выпускали за пределы лесного озера: мир изменился за прошедшие десятилетия, и теперь даже в родной стихии духи чувствовали себя уязвимыми. И мавка под руководством водяного получала знания о мире.
В первые дни после появления нового духа, каждый обитатель угодий старого Хозяина Воды спешил засвидетельствовать свое почтение новорожденной. Ведь последняя мавка покинула Землю около столетия назад. Вода в озере бурлила от количества рыбы, находившейся в ней. То и дело водную гладь рассекали блестящие на солнце чешуйчатые спины.
Благо хоть леший, хоть и был отнюдь не так силен, как в прошлые годы, не пускал людей в эту часть леса. Слишком мало осталось духов Природы на Земле, и это заставляло их, забыв прошлые распри, держаться вместе. Рождение нового духа вселяло надежду на перемены. Только в современном мире уже не было места для порождений язычества. Древние боги, как и их дети, доживали последние годы. Совсем скоро они останутся лишь именами на страницах истории. Дающая силу вера осталась лишь в маленьких безымянных поселениях, далеких от Центра.
В городах же царствовал Единый Бог, последователи которого всеми силами старались уничтожить старинные обычаи и традиции. Стирали память о прошлом. В закрытых богословских школах из постигавших истину послушников растили оружие – проповедников, направляемых в отдаленные селения. Десятки молодых выпускников были призваны нести свет новой веры и уничтожать нечестивых духов Словом Единого.
В деревню, где появилась мавка, священник пока что не был прислан, и остатки местных духов, как бы абсурдно это ни звучало, верили в восстановление былого могущества.

На Русальную неделю Лесана впервые получила возможность выйти на землю. Нельзя было больше сковывать дух, заставляя противиться древним инстинктам, заложенным в саму сущность мавки.
В сопровождении Белавы и Любавы поздней ночью она спустилась вниз по реке. Возбужденная мавка не находила себе места, мечась туда сюда и засыпая родительниц вопросами. Русалкам оставалось только диву даваться – слишком уж необычно для мавок было поведение Лесены. Она была какая-то слишком живая что ли…
- А я увижу людей? – девочка ухватилась за хвост Любавы, пытаясь отковырять одну из чешуек.
- Нет, милая, еще рано, - ответила вместо подруги Белава и тут же, увидев обиженное личико, потрепала мавку за щечку и примиряющее добавила, - Но мы можем посмотреть на их дома…
- Ура! – на радостях поцеловав мать, Лесана умчалась куда-то вперед, распугивая ленивую рыбу.
Русалки переглянулись: кто знает, какой будет реакция мавки на оставивших ее людей. Духи не знали, что произошло в ту ночь, а сейчас было слишком важно оставаться незаметными. Отцепив Лесану от очередной рыбины, глядящей на мир грустными глазами, но даже не пытавшейся вырваться, они вынырнули недалеко от причала. Причем, русалки, словно бы невзначай стал по обе стороны от девочки – мало ли что. К тому же, это было то самое место, где несколько месяцев назад Белава подобрала тельце будущей мавки. С тех пор больше жаловаться на скуку им пока не приходилось.
На поверхности было совсем не так, как под спокойной водной гладью, где время текло медленно и размеренно. А здесь… все так и дышало жизнью! Шелестели листья, где-то в траве стрекотал сверчок, а в кустах возились грызуны. Но Лесана не на это обратила свое внимание, и русалки напряглись, готовые в любой момент подхватить мавку.
Девочка словно бы пожирала широко распахнутыми глазами светящиеся окна домов, ограда ближайшего из которых начиналась всего в десятке метров от причала. Тонкие ноздри трепетали в тщетной попытке уловить хоть какие-то запахи. Но напрасно – мертвое тело, волею Судьбы по ошибке ставшее пристанищем духа, не может чувствовать. Разве что человеческий запах, но сейчас люди были слишком хорошо скрыты в домах, наполненных защитными амулетами.
На Лесану на миг нахлынула грусть, будто где-то внутри проснулся ребенок, которым она никогда не была. Под тоненькими ручками медленно стала засыхать и осыпаться трава, даже земля, казалось, как-то посерела – Природа откликалась на чувства одной из своих дочерей.
- Пойдемте отсюда, - уловив настроение мавки, тихо произнесла Белава, подхватывая девочку.
Через несколько минут странные ощущения уже были забыта Лесаной – духи не способны долго задерживать внимание на чем-то одном. И в памяти осталось лишь желание вернуться, как только появится возможность.

***

Духи выбрались на берег ниже по течению реки, где вода омывала пологий склон. Мавка осторожно, словно не веря, что это наконец случилось, уселась на песок. Затем привычно поправила слишком длинные рукава рубашки и провела рукой по влажной земле. Задумчиво поднесла бледную ручку к лицу и пошевелила пальцами, наблюдая за осыпающимися песчинками.
- Так непривычно… - Лесана шептала скорее для себя, чем для сторонних слушателей.
Наблюдающие за мавкой русалки тоже выбрались на берег. На поверхности было тихо и спокойно. Говорить не хотелось совершенно, по телу разливалась какая-то непонятная духам, но такая родная умиротворенность.
«Как я люблю Русальную неделю…» - Белава наблюдала за повалившейся на спину Любавой. Та, растянувшись на берегу, рассматривала звездное небо, время от времени лениво хлопая по воде хвостом и обдавая окружающих тучей брызг.
Насидевшись, Лесана попыталась подняться. Белава тут же поспешила поддержать девочку (а мавка сейчас отнюдь не напоминала то чудовище, о котором так любили рассказывать люди) Минуту привыкнув к вертикальному положению, мавка сделала свой первый шаг и, независимо вздернув носик, отпустила руку матери.
- Тише, не спеши, - хмыкнув, Белава подхватила неожиданно запутавшуюся в своих ногах мавку.
- Я сама, - упрямо пробормотала в ответ Лесана, встряхнув влажными зеленоватыми кудрями, и тут же опровергла свои слова, споткнувшись.
Упав на траву, девочка рассмеялась, игнорируя укоризненный взгляд русалки, и перевернулась на спину, широко раскинув руки.
- Если б я знала, что тут будет так прекрасно… - восторженно прошептала мавка. Она не договорила, да этого и не требовалось.


Глава 3

С того момента Лесана вместе с русалками не раз выбиралась на подобные прогулки. Только вот водные духи не знали, что по деревне уже ходят слухи о неизвестном маленьком существе в белых одеждах, теплыми ночами якобы появляющемся на полях. Были и свидетели, говорящие, что слышали детский смех, рыбача ранним утром. Но ничего особо страшного не происходило, и жители не придавали большого значения необычным явлениям: просто духи на Русальную неделю расшалились. Маленькой мавке же пока вполне хватало компании матерей. Впрочем, долго так продолжаться все равно не могло, в чем прекрасно отдавали себе отчет русалки.
А потом пришла зима – время, когда жизнь вокруг замирала. Едва воды озера сковал первый лед, духи отправились к месту зимовки. Лесной водоем питался водами из подземной реки, вверх по течению которой и поплыли мавка и русалки. В версте от устья вода вымыла в камне пещеру. Казалось, где-то неподалеку (например, за стеной) находился горячий источник, так душно и влажно было в пещере. Воздух был наполнен тысячами мельчайших капелек воды. Влажные неровные стены, словно напитанные силой, светились каким-то потусторонним желтоватым светом. Камни были теплыми на ощупь и будто жили своей жизнью. Кто знает, может так и было на самом деле?
- Вот уже многие столетия это место служит зимним пристанищем для духов нашего озера, - начала рассказ Белава. Русалка провела рукой по мягким водорослям, растущим на полу пещеры, - сюда приходили и те, что были до нас. И те… - она на миг замолкла, - что будут после, - в голосе звучало сомнение и некая иррациональная доля надежды. – Лиана, одна из тех, других русалок, рассказывала, что одновременно в пещере собирались десятки духов.
- А что случилось с ними? Почему их нет сейчас с нами? – Лесана ласкала тонкими пальчиками хрупкий цветок, полупрозрачные лепестки которого так и ластились к руке мавки.
Русалки переглянулись, и, вздохнув, Белава продолжила, тщательно подбирая слова:
- Понимаешь, Лесана, ведь мы не вечны. И слишком зависим от людей. Одних духов убили, а другие ушли сами.
- А как это сами? – голубые глаза девочки заблестели.
- Мы – часть матушки Природы. Это она – а ты ведь знаешь, что мы «произошли» от людей – дала нам вторую жизнь после смерти.

Мавке несколько месяцев назад была рассказана несколько упрощенная версия о ее рождении. «Лучшие, выбранные Матушкой Природой, получают новую жизнь. Ты ушла из мира людей, но получила шанс жить с нами»

- Устав от жизни, духи возвращаются к Природе, вновь становясь частью ее. Одни становятся водой, другие наполняют силой этот грот, оставаясь в нем навечно.
- Значит… - задумчиво протянула мавка, все еще играя с цветком, - это тоже один из духов? – И, не дожидаясь ответа, продолжила с поистине детской наивностью и верой. – Я тоже когда-нибудь стану здесь цветком. Чтобы ей не было скучно.
Лесана не видела, как в ответ на ее слова, едва заметно покачала головой Белава, как вторая русалка отвела взгляд.
- Ну а теперь спать! – преувеличенно весело заявила Любава, до этого момента не проронившая ни слова. Тут же в поддержку своих слов она устроилась в гуще водорослей неподалеку от воды.
- До весны… - первая прошептала Белава и закрыла глаза.
- До весны
- До весны… - вторили ей два голоса.

А бледный цветочек качнул головкой, и в тот же миг по всей пещере стали распускаться цветы. Бледные, нежные и прекрасные, они были разнообразных оттенков и форм. Цветы, легко покачивая головками, тихо звенели и наполняли воздух сладковатым запахом. Аромат погружал духов в сон, возможности на который они были лишены. Пара минут, и в пещере наступила полная тишина.
До скорой весны…


Вторая весна

Глава 1

Наступил второй год жизни мавки. С зимы девочка заметно подросла и выглядела теперь лет на тринадцать. Уже начала формироваться фигурка, добавились округлости в нужных местах, а длинные зеленоватые волосы доходили до талии.
Тяга к людям становилась все сильнее, и, в конце концов, Лесана не удержалась и однажды ночью сбежала в деревню. На улице тогда стоял конец апреля, и небо было затянуто тучами вот уже несколько дней. Моросил мелкий дождик, когда Лесана выбралась на землю недалеко от кромки леса – у маленько пристани она была не раз, и теперь хотелось чего-то нового. Девочка осторожно выглянула из-за деревьев, жадно всматриваясь в горящие окна домиков. Одета мавка была во всю ту же потрепанную рубашку, сейчас едва закрывавшую ей бедра.
Шагов Лесаны почти не было слышно. Поднявшие было шум, собаки тут же замолкали, почувствовав присутствие водного духа, особенно сильного в дождливую погоду. Поджав хвост и скуля, они прятались в будки, едва мавка приближалась к ограде. Сама Лесана не обращала на них внимания, она перебегала от забора к забору, пыталась заглянуть в окна.
Почувствовав полную свободу, мавка кружилась под струями дождя. Она смеялась, на миг сливаясь со стихией. И Природа вторила своей дочери – набежали тучи, мелкий дождь перешел в отвесный ливень. Небо то и дело озарялось вспышками молний, и Лесана хлопала в ладоши от восторга, требуя: «Еще! Еще!» Ощущение власти и безграничной радости захватило девочку, длинные волосы, словно не отягощенные каплями воды, развевались на бегу. Казалось, еще немного, и мавка взлетит. Небесная вода ласкала тело, будто любящая мать ребенка, и это была единственная ласка, доступная земному духу.
«Так великолепно! Так прекрасно!»
Природа не на шутку разыгралась. По улицам вовсю текли грязевые ручьи, но Лесана не обращала на них внимания. Ведь вода была ее родной стихией, любящей тетушкой, приютившей дочь Природы.
И вдруг в один миг все завершилось: мавка, словно вкопанная, остановилась перед высоким зданием в центре деревни. Это была заброшенная сельская церковь, освещаемая последними вспышками молний. Лесана смотрела на нее и не могла пошевелиться. Все уже не казалось таким прекрасным. Дождь утихал, мавка не обращала внимания на заливающую глаза воду. Покосившиеся ставни, дырявая крыша и серный крест на самом верху, - все это вызывало какой-то необъяснимый, почти животный ужас. Лесане казалось, будто церковь нависает над ней, подавляя, буквально вдавливая в землю.
Всхлипнув и сделав над собой последнее усилие, мавка бросилась бежать. Она не разбирала дороги, в последний момент огибая заборчики, поскальзываясь на мокрой земле. Остановилась мавка лишь на берегу родной реки, если бы у Лесаны работали сердце и легкие, ей понадобилось бы много времени, чтобы успокоиться. Но тело было давно мертво, и девочка лишь на минуту закрыла глаза. Страх потихоньку отступал, а любопытство, напротив, возвращалось – ведь мавка была еще слишком мала, чтобы понять причины происходящего.
В итоге, Лесана все же обернулась. Осторожно, словно боясь того, что она может увидеть сзади. Но в деревне было спокойно – ничего необычного. Огни ближайшего домика призывно светились, одна из штор была чуть приоткрыта. Именно к этому дому на окраине и влекла больше всего неведомая сила. Дождь, каплями стекающий по лицу, придавал уверенность, и мавка решилась.
Облизав влажные губу – совершенно бессмысленный жест, – девочка юркнула к калитке и, слегка приоткрыв ее, вошла во двор. Ведущая к дому тропинка расквасилась от воды, и ноги по щиколотку утопали в грязи. Ступни с чавканьем отрывались от земли, и Лесана поспешила перейти на траву. Подбираясь к дому, девочка успевала с любопытством осматривать двор. Несколько вспаханных грядок, после дождя почти потерявших форму, порядком заросший сад, весь инвентарь, по-видимому, убран в сарайчик. В общем, ничего интересного.
Наконец, вожделенное окно совсем рядом. Лесана, идя возле стены, ласково провела рукой по шершавым бревнам, из которых был сложен дом. И дерево потеплело, даже ожило, отзываясь на прикосновения духа. Оказавшись под окном, Лесана к своему недоумению выяснила, что даже при всем желании не достает и до нижнего его края – ростом не вышла. Разочарованно хмыкнув, девочка стала оглядывать двор в поисках подходящей подставки. Не успела она примериться к большому срезу дерева, по-видимому, служащему скамейкой, как свет окна загородила тень.
Взвизгнув от неожиданности, Лесана спряталась за старой сухой яблоней. Шторы на окне тем временем распахнулись, открывая взгляду мавки женщину лет двадцати. Лесана почувствовала, как болезненно вздрогнуло ее тело. Незнакомое ощущение.
У хозяйки дома были длинные русые волосы, а довольно миловидное лицо выглядело крайне усталым. В руках женщина держала свечку, и блики пламени еще больше увеличивали тени под глазами. Лесана с недоумением отметила, что черты лица хозяйки неуловимо напоминают ее собственные. (А мавка, выйдя из «зимней спячки», много времени провела, рассматривая свое изменившееся отражение в водной глади озера). Женщина тем временем напряженно вглядывалась куда-то вглубь сада, шепча что-то себе под нос. В свете свечи блестели влажные дорожки на ее щеках.
Еще миг – и мавка ощутила, что какая-то сила, точь-в-точь, как некоторое время назад у церкви, отталкивает ее от дома. Попятившись, Лесана наткнулась на что-то спиной и резко развернулась. Крест! Почувствовав нахлынувшую волнами панику, мавка бросилась прочь. Лишь много позже она узнает, что на кресте была надпись, которая гласила: «Любимой малышке, глаза которой так и не успели увидеть белый свет».

Наутро изумленные обитатели дома обнаружили, что распустилась яблоня, засохшая еще несколько лет назад.
(взято из интернета)
Мавка


Новость отредактировал Адель - 2-03-2011, 08:58
1-03-2011, 18:07 by AlenaAlenaПросмотров: 6 562Комментарии: 4
+5

Ключевые слова: мавка русалки волосы домовик

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: elche27
2 марта 2011 18:06
0
Группа: Друзья Сайта
Репутация: Выкл.
Публикаций: 281
Комментариев: 5 351
Здорово. Мне понравилось. +
                
#2 написал: uli
7 марта 2011 10:20
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 9
Комментариев: 164
+
#3 написал: luba600
10 марта 2011 11:58
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 25
Комментариев: 444
Замечательно изложенно,очень понравилось.автор,миллион и один плюс.
 
#4 написал: РАСМУС
27 августа 2013 01:49
0
Группа: Посетители
Репутация: (30|0)
Публикаций: 73
Комментариев: 995
Замечательная история, плюс
    
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.