Посторонним вход воспрещён. Часть 2

Мы предпочли воспользоваться двойными дверями, распахнутыми настежь. Признаться, это место вгоняло в дрожь, однако я не мог избавиться от мысли, что хочу заполучить причудливую фигурку; по моему мнению, она всё ещё находилась внутри.
Вооружившись фонариками и запасными батарейками, что лежали в карманах, мы двинулись вперед.
Вступили в предел большого прохладного холла. Глаза не сразу привыкли к темноте.
Мы обследовали первый этаж, но кроме пустующих палат с железными койками, пыльными шкафчиками и обломками досок, ничего не обнаружили. Не было даже намёка на чьё-либо присутствие, во всех комнатах царило безжизненное, ледяное спокойствие, которое нервировало, пробуждая скрытые страхи.
Следуя по коридору, я надеялся, что он приведёт нас на второй этаж, вспоминая и восстанавливая в голове путь группы, которая была здесь до нас. Но коридор всё не заканчивался, а во мне нарастало и крепло чувство беспокойства; чем дольше мы задерживались, тем явственнее казалось, что тьма скользит по стенам и плывёт по потолку, а толпы крыс по ту сторону остервенело скребутся, требуя человеческой плоти.
Минуя очередную палату, краем глаза я заметил фигуру у самого окна, отчего резко остановился, и сзади на меня налетел Рики.
- В чём дело? - спросил он растеряно. Но когда я снова вернулся к той комнате, неизвестный пропал, а я так и не сумел найти достойного оправдания своему поступку, ограничившись фразой: "Ничего, идём дальше". Хотя я готов поклясться чем угодно, что в тот момент отчётливо видел Криса Даррена.
-Так ты говоришь, что Крис передал тебе диск? - сказал я, пытаясь отвлечься и отогнать навязчивые мысли, насильно вторгающиеся в разум; они словно побуждали меня к какому-то безумному выводу, выходящему за рамки рационального, и оттого невероятно жутко становилось на душе.
- Да, мы с ним общались пару дней назад, - ответил Рики, водя фонариком по сторонам.
В отличие от меня, он выглядел невозмутимо и даже ни о чём не подозревал.
Когда мы достигли второго этажа, появился неопределённый шум, шедший с другого конца здания; он походил на гулкие удары колокола, не прекращающиеся ни на миг. Мы почти были у цели. Оставалось лишь завернуть в нужную комнату.
- Беги... отсюда... - донёсся до слуха слабый, сиплый, словно кашель голос. - Беги ...отсюда ... прошу... беги отсюда...
Я замер на месте, будто пригвождённый к сырому, грязному полу. Волосы встали дыбом. Вне всяких сомнений, это был голос Криса, очень слабый, как ветер, пытающийся мне что-то сообщить.
Внезапно я увидел тень: здоровый, мохнатый, с редкой липкой шерстью шар - черный, взъерошенный, с угольно-багровыми зрачками, сверкающими в темноте. Шар двигался вдоль стены, будто бы не замечал меня, и скрылся в глубине коридора. Я громко втянул в лёгкие воздух, ощущая ноющую боль в груди от недостатка кислорода, перевёл взгляд на Рики, который, похоже, превратился в живую статую; он не шевелился, а в бледных чертах лица сквозил убийственный испуг.
Голос Криса больше не звучал, однако и без него я принял мгновенное решение бросить всё и немедленно убираться вон. Чтобы там ни было - оно возвращалось; я ощущал это кожей. Как разряд тока прокатился по всему тщедушному телу. Рики и вовсе парализовало, поэтому действовать пришлось мне.
Оставалось каких-то пару секунд, если не меньше. Я осторожно приблизился к другу - не знаю, откуда у меня взялись силы - грубо потянул его на себя, пытаясь привести в чувства.
Рики сдвинулся с места, но было уже поздно. Из противоположного угла выскользнуло ещё одно чёрное, игольчатой формы; оно словно отделилось от тьмы и медленно поплыло к нам. Что оно собиралось с нами сделать? И в какой природе вообще обитает подобное? Я понятия не имел. Во мне тогда будто пробудился первородный страх. И я ринулся к лестнице, в последний раз бросая взгляд на омерзительное чудовище, при этом содрогаясь всем своим существом.
Рики не отставал ни на шаг. Я слышал прерывистое, учащенное дыхание друга.
Ужас внутри нарастал подобно чернильному пятну, расплывающемуся по всей поверхности белого листа бумаги. В потаённых и заброшенных недрах наркологической больницы Святого Мэднесса, служившей пристанищем для больных и несчастных, обитало нечто кошмарное; оно гналось за нами с поразительной скоростью, издавая звуки не то голодного рычания, не то жалобные визги младенца, отдающиеся эхом по коридорам. Излучало злость и ненависть, равной которой нет в нашем мире.
Палаты, что мы оставляли позади, теперь отнюдь были не пустыми. Худые, изогнутые фигуры призраков, некогда считавшихся пациентами этой больницы, метались в агонии от одного края стены к другому; плакали и безумно выли, слепо царапая кровавыми ногтями старые, потрескавшиеся стены.
Ветер стенал, сбивая нас с ног и образовывая густой туман пыли. Я поднял голову, и сердце моё рухнуло. Под потолком зависла в воздухе чёрная тварь, напоминающая замшелую деревянную колоду с полупрозрачными стрекозиными крыльями. Две болотно-зелёные точки расширились в предвкушении аппетитных жертв; туловище возбужденно пульсировало, жутко клацая бритвенно острыми зубами.
"Ну всё, the end", - почти безразлично пронеслось в сознании.
Оно обогнало нас, преграждая дорогу, а затем резко развернулось и накинулось на Рики. Насильно открылся его рот, и кровь безудержно помчалась через горло в пасть к дьявольскому отродью.
Истошные крики полные невыразимой боли преследовали меня до самого выхода и в конце сменились предсмертным хрипом.
- Беги... беги отсюда... прошу...
Я долго бежал без оглядки, почти выбился из сил, дыхание сбилось, и мне пришлось остановиться, хоть и не хотел этого. Наступило помутнение, а дальше я потерял сознание.
Очнулся уже в больнице - в нормальной, общественной больнице с врачами и медсёстрами в белых халатах. Монстры исчезли, но я знал, что мне это не приснилось. Первое время я пытался вырваться, орал как резаный; приходили санитары и вкалывали дозу транквилизатора, после которого я становился мирным, как послушная овечка, и засыпал, а во сне видел кошмары. Из-за лекарств видения обострились и переросли в явные признаки галлюцинаций. Мой лучший друг - мёртвый приходил ко мне наяву и молил о помощи; просил вернуться и спасти их. Он был пленником адских чудовищ, которые терзали и жестоко измывались над ним.
Мертвенно-бледное лицо с синюшным оттенком покрывал пот. Глаза его были запавшими, черты лица осунувшимися, роговицы тусклыми. Я мучился вместе с ним от бессилия и страха.
Родители Рики объявили его в розыск, однако, пока что поиски не дали нужных результатов. Я рассказывал офицерам полиции историю как есть, но они не верили; говорили, что посещали заброшенное здание днём, однако никого не обнаружили: ни детей запертых в палатах, ни монстров, блуждающих по тёмным коридорам в поисках сочного мяса, ни даже крыс - тишь да гладь. Слишком подозрительно. И тогда я решил исполнить долг; искупить свою вину и убить тварей, чтобы мой друг наконец отправился в миры достойные его души. Я готовился. В редчайшие дни наступали признаки, как я их называл - просветления, отговаривающие от безрассудной идеи, но потом снова приходил Рики, и я возвращался к задуманному.
Как это ни странно, я прекрасно понимал, что эта затея ведёт меня на верную гибель, возможно, больше, чем я могу представить - ведёт к безумию, ведь это место и есть сосредоточение полнейшего безумия, источник злого начала, которое я планировал погасить - ну разве не идиот? Правильно, совершенно верно, однако мы с другом придумали хитроумный план, чтобы вызволить его, Криса и остальную команду из заточения. Это должно сработать, Рик уверен на сто процентов. Мне нужно лишь добраться до кабинета директора и достать записи. Они приведут меня к истокам происхождения этой заразы.
На закате я выбрался из дому, прихватив с собой диктофон, чтобы записывать всё подробно и не упускать лишних деталей, потому как, даже вернувшись оттуда живым, не думаю, что буду способен излагать соответствующе.
Колебался несколько минут, стоя около проклятого учреждения, словно кошки скребли внутри от нехорошего предчувствия. Перед этим я здорово набрался таблетками, которые прописал врач, поэтому более-менее был спокоен. Но даже не смотря на это, чувствовал прежний страх, словно он и не покидал меня с того времени.
В дверях показался Рики, и решимость моя окрепла. Я вошел внутрь с колотящимся сердцем, стараясь не издавать шума.
До второго этажа прокрался без препятствий, но вот опять возникли гулкие удары колоколов, брезгливо звенящие в другом конце здания.
- Скорее... скорее! - торопил меня Рики. Я ускорился.
- Скорее... давай, нужно быстрее... они могут явиться в любую минуту! Быстрее!
Но вот вторгся другой, совершенно убитый неизвестным горем, голос:
- Зачем же ты опять сюда пришёл?
И вздох - тоскливый и страдальческий, как если бы охватывал собой все тягости и невзгоды мира.
-Ты не должен быть здесь! Зачем ты пришёл?
В каком-то отчаянном недоумении я взглянул на Рики – того, кто стоял передо мной и ядовито усмехался, будто знал самую главную тайну, за которой гонялись многие, и многие отдали за неё жизни, так и не утолив жажды в её спелых, свежих плодах.
Изуродованное существо, больше походившее на колпак, волочилось в мою сторону, пригибаясь к земле. Оно замерло в нескольких шагах и с трудом подняло взор, устремляя его куда-то в пустоту. Я ужаснулся. То был Рики. От его человеческого облика мало что осталось.
Другой же растворился в воздухе, оставляя тьму, в которой отдавались шорохи, скрипы и царапанья. Дрожащей рукой я достал из кармана коробку с таблетками и закинул две в рот, тяжело проглатывая. Лекарство подействовало, диктофон вдруг принялся показывать старые записи, идущие не в хронологическом порядке:
"Возможно, я сошёл с ума, раз явился сюда снова, но Рики (тяжелый вздох) - это я виноват в том, что теперь он во власти проклятых тварей".
"Ты же поможешь мне? Ты должен вернуться и спасти нас! Ты обязан..."
"Как же здесь холодно. И вонь, как будто кто-то сдох... Может, мне удастся ещё раз взглянуть на ту фигурку, ради которой мы всё это и затеяли, я бы хотел этого..."
"Я слышу звуки колоколов, они звенят в моих ушах, в моей голове - о Господи... это был не Рики - чудовища обманули меня, затащили обратно..."
Запись возобновилась.
Из мрачных углов, затянутых плесенью и паутиной, проступали чёрные тени странных существ. Они окружали меня. Тьма расползалась по стенам и потолку. Что-то коснулось ноги и пискнуло, отчего я вскрикнул. Сотни гигантских крыс заполнили коридоры и залы больницы; ведомые голодом они выползали из своих нор на охоту.
Я кинулся в самую ближайшую комнату и запер хлипкую дверь, полагая, что это остановит их на время. Однако нет места, куда бы они не смогли проникнуть. Я обречён.
Здесь стоял дубовый шкаф с отломанной дверью, письменный стол и деревянный стул. Ковёр давно истлел и походил больше на грязную, обгоревшую тряпку. Окна были заперты железными ставнями; из тоненькой щелки пробивался золотистый лучик луны; в неровном свете блестел предмет - статуэтка человечка со звериным ликом. Я не верил своим глазам и приблизился; протянул руку, собираясь взять статуэтку, когда боковым зрением заметил коряво вырезанное на столе слово "Шолотль".
Забыв о чудовищах, одержимо пытающихся пробраться сюда, я поддался внутреннему желанию. Схватил фигурку в руки, и неожиданно комнату озарила яркая вспышка света. Она не длилась более секунды. Шорохи прекратились; тишина проглотила это место, будто зло отступило. Вырубился фонарик, а за ним пропал и свет луны, ввергая помещение в бездонную тьму.
Сильный порыв ветра распахнул дверь настежь. Я больше не мог ждать и выскочил наружу; мчался по лестнице, при этом лихорадочно стуча по фонарику, пытаясь его починить, ибо в темноте не различал дороги. На что-то наткнулся ботинком, отчего потерял равновесие и больно ударился о холодный бетон. Фонарик заморгал, а затем тонкий луч прорезал пространство, освещая предмет, из-за которого я свалился. Передо мной лежал полуобглоданный скелет, наряженный в одежду Рики, словно это был он, и смерть его наступила вовсе не от мифических монстров - его загрызли крысы. Как и Криса, и остальных ребят. Но откуда же тогда были эти тени и пациенты, запертые в клетках? Шорох крохотных лапок и шуршание длинных хвостов зазвучал совсем близко. Я поднялся на ноги. Полчища гигантских грызунов уставились на меня, щёлкая острыми жёлтыми зубами; десятки и сотни красных злобных глаз пронзали насквозь. На лбу выступила испарина, рана на ноге саднила, запах пота смешался с запахом крови, завлекая новую волну крыс, однако мысли вертелись в голове и не давали покоя, от них у меня раскалывалась голова на две части; от них и от топота лапок, который усиливался.
Откуда же эти монстры? Почему я видел мёртвого Рики? А он видел Криса?
Левая рука по-прежнему была сжата в кулак, будто опасалась потерять нечто ценное, достаточно весомое и приятное на ощупь. С неохотой я разжал руку, в последний раз осматривая покоившуюся на ладони ацтекскую статуэтку, чьё каменное туловище покрывали искусно вырезанные сложные узоры, а звериная морда жестоко ухмылялась, как бы насмехаясь над поверженным противником. Спасения было ждать не от кого, я сам погубил себя. Ноги подкашивались.
Крысы обступали со всех сторон. Однако я не мог оторвать взгляда. Фонарик внезапно погас, и тьма сомкнула свои ледяные объятия. На мгновение показалось, что время замерло, только чтобы растянуть подольше неизбежное.
Они набросились толпой и впивались в тело клыками, заползая под одежду; шею кололо, как булавками, десятки пятнистых животных ползали по плечам; они цепко вцепились в кожу коготками, вгрызались в череп и пытались проникнуть в уши, рот и глаза. Одна из более крупных тварей жадно отгрызла палец на левой руке, выпуская брызги свежей крови; они медленно раздирали на части, причиняя невыносимые страдания, зуд не прекращался.
Алая кровь стекалась к фигурке божества, подпитывающаяся живительным эликсиром. Бессильные, душераздирающие вопли было последнее, что записал диктофон.
Его нашли в больнице те же офицеры полиции, что вели по этому загадочному делу расследование. Родители сообщили об исчезновении их сына, который, по их мнению, вне всяких сомнений, отправился в заброшенную больницу, о которой говорил последние несколько тяжелых дней. Диктофон был найден, но статуэтка и скелеты детей пропали, а крысы удовлетворённые и сытые попрятались в своих бездонных норах, терпеливо дожидаясь очередного глупого путника, чьи неистовые мольбы о помощи останутся без внимания.


Новость отредактировал LjoljaBastet - 5-12-2015, 08:19
5-12-2015, 09:19 by Марк КрамПросмотров: 2 578Комментарии: 0
+1

Ключевые слова: Заброшенное здание больница статуэтка смерть авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.