Дева озера

Высоко в Черных Горах Южного Уэльса, в одной лощине есть озеро, известное как Ллин и Фан Фах. На ферме за холмами, недалеко от Лландеусанта, что в графстве Кармартен, жила вдова с единственным сыном по имени Гронв. Когда мальчик подрос и стал сам присматривать за скотиной, он частенько пригонял стадо к озеру. Там росла самая сладкая трава.

Однажды, сидя на берегу и наблюдая за коровами, щиплющими высокую траву, Гронв вдруг услышал мягкий всплеск. Он обернулся и, к своему изумлению, увидел юную девушку. Она сидела на гладкой поверхности озера и расчесывала свои длинные локоны, глядя в воду, как в зеркало. Ничего прекрасней смертному увидеть не дано. Внезапно она заметила юношу. Он стоял у края озера и, не в силах отвести от нее глаз, протягивал ей корку ячменного хлеба с сыром – это был его завтрак. Девушка медленно приблизилась к нему, ступая прямо по воде, но, когда он попытался дотронуться до нее, отпрянула и сказала:

- Черствый хлеб у тебя,
Не поймать тебе меня…

С этими словами погрузилась в воду и исчезла, оставив бедного Гронва сожалеть о своей участи. Он без памяти влюбился в Деву Озера.

Вернувшись домой, он рассказал матери о чудесной встрече и спросил ее совета – как ему привлечь озерную деву? Вдова посоветовала ему в следующий раз взять с собой кусок теста: должно быть, здесь замешано какое-то колдовство, и это черствый хлеб отпугнул Деву Озера…

На следующее утро солнце еще не засияло над вершинами гор, а Гронв уже стоял у озера с комком теста в руке, с нетерпением ожидая появления девушки. Час за часом вглядывался он в воду, но ничего не видел, кроме ряби, бегущей по воде от легкого ветерка, да солнечных лучей, танцующих на озерной глади. Когда перевалило за полдень, он готов был уже повернуться и уйти. Но вдруг, к его великой радости, над озаренными солнцем водами вновь появилась девушка.
Казалось, была она еще прекрасней, чем раньше, и Гронв нетерпеливо протянул ей свое тесто. Но, покачав головой, она отказалась:

- Этот хлеб непропечен,
И твоей не буду я.

На этот раз, прежде чем исчезнуть, она улыбнулась столь благосклонной улыбкой, что Гронв воспрянул сердцем. По дороге домой он вспоминал ее улыбку, и это вселяло в него надежду, что в следующий раз она, может статься, и не откажется от его дара.

Он рассказал матери, как все прошло, и она предложила ему назавтра взять с собой хлеб, пропеченный наполовину. На следующий день, задолго до первого света, Гронв прогуливался по берегу озера с полупропеченным хлебом в руке, пристально всматриваясь в спокойную воду. Овцы и козы паслись на крутых горных склонах, коровы бестолково блуждали в скалах, ливень и солнце сменяли друг друга, а он ничего не замечал, погруженный в свои чувства. Утро превратилось в день, день – в вечер. Но ничего не было видно, кроме волн, бегущих по озеру, и дождевой ряби на темной воде.

Сгустились ночные тени. Гронв, в горьком разочаровании, собрался домой, как вдруг, бросив последний взгляд на озеро, увидел, что по воде бредут черные как смоль коровы. Странное это зрелище пробудило в нем надежду на новую встречу с прекрасной Девой Озера. И точно, вскоре девушка появилась вновь, и была она еще краше, чем всегда.

Когда она приблизилась к юноше, он вошел в холодные воды озера и протянул ей полупропеченный хлеб. На этот раз она приняла его подарок с благодарной улыбкой и даже позволила ему взять ее за руку и отвести на берег. Гронв совсем потерял дар речи. На его щеках разгорелся румянец. Он опустил голову, не смея взглянуть на нее, и заметил мельком порванный шнурок на ее левой сандалии. Наконец он собрался с мыслями и, глядя прямо в ее карие глаза, выпалил:

- Милая Дева Озера, я люблю тебя больше, чем могу сказать, и хочу, чтобы ты стала моей женой.

Он с таким жаром умолял ее, что в конце концов она обещала стать его невестой. Однако с одним условием. Она будет жить с ним до тех пор, пока он не ударит ее.

- Три напрасных удара.

И если так случится, что он трижды ударит ее понапрасну, она уйдет навсегда. Конечно, Гронв возразил, что никогда не ударит ее, скорее руку себе отрубит, чем ударит! А она, высвободившись, вдруг стрелой метнулась прочь и пропала в озере. Гронв подумал, что она просто жестоко посмеялась над ним и больше не вернется. Он был так убит горем, что решил утопиться в том же озере. Он взобрался на утес и хотел уже броситься в водную пучину, как вдруг кто-то окликнул его:

- Остановись, смелый юноша. И подойди сюда.

Обернувшись, он увидел седого, как лунь, но величественного, как король, старика с двумя прекрасными девушками; все трое выплыли из озера. Когда Гронв спустился к реке, старик обратился к нему с такой речью:

- Ты хочешь взять в жены одну из моих дочерей. Будь по-твоему. Я не стану тебе прекословить, потому что моя дочь дала согласие. Но сначала, чтобы доказать свою любовь, ты должен будешь угадать, какая из двух моих дочерей – твоя невеста.

Гронв обрадовался. Он ли не узнает свою возлюбленную? Но, поглядев на девушек, он растерялся. Они были похожи друг на друга, как два лепестка розы. И если он случайно укажет не на ту, все будет навек потеряно. Мысль, что он может ошибиться, ужаснула его, и он никак не мог выбрать. Юноша был уже готов отказаться от попыток, как вдруг одна из девушек слегка шевельнула левой ногой. Это движение, хоть и незаметное, не ускользнуло от его внимательного взгляда. Опустив глаза, он увидел, что один из ремешков, стягивающих ее изящную ножку, порван. С радостным восклицанием он схватил ее за руку.

- Ты сделал верный выбор, - сказал суровый старик. – Будь ей добрым и любящим мужем, и я вознагражу тебя. Я дам ей в приданое столько коров, овец, коз, свиней и лошадей, сколько она сможет насчитать, не переводя дыхания. Но помни: если ты трижды ударишь ее без причины, она вернется ко мне навсегда.

Гронв был на седьмом небе от счастья. А его невеста принялась считать до пяти:

- Раз, два, три, четыре, пять,
Раз, два, три, четыре, пять,
Раз, два, три, четыре, пять…

И так далее, пока, наконец, ей не пришлось перевести дыхание. И тут же из озера с мычанием вышло столько коров, сколько удалось ей насчитать. Тогда она сосчитала овец:

- Раз, два, три, четыре, пять,
Раз, два, три, четыре, пять,
Раз, два, три, четыре, пять…

И так далее, пока, наконец, ей не пришлось перевести дыхание. И тут же из озера с блеянием выбежало столько овец, сколько удалось ей насчитать. Точно так же она сосчитала коз, свиней и лошадей, и вскоре новые стада выбрались из озера на сушу. Тем временем, старик и его вторая дочь исчезли, а Гронв взял свою госпожу за руку и повел ее домой. А все животные побежали за ними.

Со временем они поженились и перебрались на ферму Эсгайр Ллетди, примерно в миле от деревни Миддвай. Там они прожили в любви и согласии несколько лет, и она родила ему трех чудесных сыновей.

Когда младшему сыну было десять лет, Гронва и Нелфех – так звали Деву Озера – пригласили на крестины в соседнюю деревню. И они отправились в путь. День выдался жаркий, путь был неблизкий, и вскоре Нелфех натерла ногу и пожаловалась, что не может идти дальше.

- Если не хочешь идти пешком, я могу вернуться домой и привести тебе лошадку, - сказал Гронв.

Его жена согласилась и попросила захватить ее перчатки, которые она забыла дома. Он вернулся на ферму, отыскал эти перчатки, привел ей лошадь – и, разумеется, вконец вымотался. Но когда он хотел помочь ей взобраться в седло, она неожиданно сказала:

- Я передумала. Давай лучше вернемся домой.

Услышав это, Гронв окончательно потерял терпение, и, не подумав, легонько ударил ее перчаткой со словами:

- Давай-давай, Нелфех, не упрямься.

Она взобралась на лошадь и тяжело вздохнула.

- Это, мой муж, первый напрасный удар, - сказала она, напоминая ему об обещании, данном в день их помолвки.

Гронв был зол на себя, но утешался тем, что ударил ее только раз, и больше такого не повторится.

Через несколько лет, когда они пировал у кого-то на свадьбе, Нелфех вдруг залилась слезами. Она плакала так, словно сердце ее разрывается от горя. Тотчас же смех и шутки гостей оборвались, и все обернулись к ней.

- Что с тобой, милая? – ласково спросил Гронв.

- Я плачу, - ответила она, - потому что этих двоих ожидает жизнь, полная горестей; они не пара.

Всех гостей несказанно удивили такие неосторожные слова, а некоторых и рассердили. Гронв, который выпил не один стакан доброго пива, побагровел и с силой встряхнул жену за плечи. Нелфех перестала плакать и печально посмотрела на мужа глазами, полными слез.

- О любимый, - вздохнула она, - ты во второй раз ударил меня без надобности.

После этого случая Гронв не забывал о своей клятве ни днем, ни ночью. Он был так счастлив в любви, что, если бы судьба отняла у него Нелфех, он бы этого не пережил. Годы шли, их дети выросли. Они отличались умом, их сыновья. Но однажды случилось так, что на соседских похоронах Нелфех принялась смеяться, да так громко, что заплаканные люди уставились на нее, ушам не веря. Ее бедный муж зашептал:

- Замолчи, Нелфех, подумай о чужом горе!

Но она рассмеялась еще громче. В смятении Гронв грубо оттащил ее от могилы. И тут же, осознав, что сделал, закрыл лицо ладонями.

Нелфех вдруг перестала смеяться. Повернувшись к мужу, она сказала:

- Я смеялась, потому что люди, умирая, освобождаются от горестей и забот. Что ж, мой любимый муж, это был последний удар. Я честно предупреждала тебя, теперь нашему союзу настал конец. Прощай. Я должна покинуть тебя.

После этого она вернулась в Эсгайр Ллетди и созвала всю свою скотинку, кликая каждого по имени. Сначала она позвала коров:

- Белобокая Пеструшка
И пятнистая Рыжинка
С четырех лугов зеленых,
Беломордик, Серый Дженджи,
И, конечно, Белый Буйвол
С королевского двора,
Даже смоляной теленок,
Что подвешен на крюку, -
Все сюда! Идем домой!

Все они немедленно прискакали на зов хозяйки. Даже маленький смоляной теленок, висевший на стене в кладовке, ожил, спрыгнул с крюка, оделся шкурой и убежал вместе с остальными коровами, овцами, козами, свиньями и лошадьми. Все они ушли прочь, последовали за хозяйкой в озера, откуда появились много лет назад. Пробежав шесть миль без остановки, они с разбегу попрыгали в воду – все до последнего. Они исчезли в тихом озере, оставив после себя лишь глубокую борозду на берегу – это конь, нырнув в озеро, утащил за собой плуг. Та борозда и сейчас еще видна.

С уходом Нелфех жизнь Гронва потеряла всякий смысл. В отчаянии он спустился к озеру и, охваченный горем, бросился вслед за женой в воду.

Его тела так и не нашли.

Три его сына провели на берегу много, много дней и ночей без сна, в надежде хоть раз снова увидеть потерянных мать и отца. Их преданность в конце концов была вознаграждена, ибо однажды, несколько недель спустя, Нелфех вновь появилась близ озера, и это место по сей день зовется Лдидиад и Меддигон, Врата Целителей. Она заскользила по водной глади навстречу своему старшему сыну Риваллону, так же, как много лет назад – навстречу его отцу.

Она попросила его не горевать больше, ибо у него и его братьев есть на земле дело: облегчать людскую боль. Нелфех научила его лечить болезни и пообещала, что будет рядом всякий раз, как ему понадобится ее совет. С этими словами она исчезла в озере.

Она и после несколько раз встречалась с сыновьями на берегу, а однажды даже провожала их домой до того место, которое теперь носит название Пант и Меддигон, Долина Целителей, ибо там она указала им целебные травы и растения. Переняв искусство врачевания у своей матери, три брата стали самыми умелыми лекарями во всей округе. В Миддвае была у них лечебница, и они не брали с бедняков никакой платы. Своим умением они славились на всю страну, и память о них жива по сей день.

9-06-2021, 14:47 by TenguПросмотров: 453Комментарии: 1
+7

Ключевые слова: Дева озера озеро свадьба похороны сыновья целители авторский перевод

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: зелёное яблочко
10 июня 2021 10:28
+1
Онлайн
Группа: Активные Пользователи
Репутация: Выкл.
Публикаций: 122
Комментариев: 6 545
Хорошая работа, только +++ за ваш труд.
               
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.