Укубун (Часть 2)

Глава 9. Вечер

Уже стемнело, но на улице было еще достаточно оживленно и шумно, несмотря на ливень. Швейцар закрыл за мной дубовую дверь, и я снова оказался среди уличной суеты большого города.
Деловитые клерки покидали свои конторы и спешили домой. Некоторые из них, взмахом руки или свистом, подзывали кэб, но большинство, кутаясь в плащи, торопливо шли по мокрой мостовой, старательно перешагивая через мутные потоки дождевой воды.
Эта суета немного отвлекла меня от мрачных мыслей. Я поднял повыше воротник пальто, стараясь укрыться от промозглой сырости, открыл зонт и медленно побрел по Сайшелл-стрит в сторону дома. Мне нужно было время, чтобы обдумать рассказ Чабба и немного развеяться.

Дождь лил, как из ведра, и мне казалось, что еще немного, и весь Лондон погрузится под воду - столько воды стекало бурными потоками по его узким улицам, погруженным во мрак и освещаемых лишь редкими фонарями и витринами лавок и магазинов.
На самом деле, размышлял я, в этой истории не было ничего необычного. Практически каждый уголок этого мрачного города мог поведать свою похожую историю, полную тайн и загадок с точки зрения обывателя. Но, на мой взгляд, все таинственное в этих историях было лишь плодом слухов и сплетен, передаваемых от поколения к поколению жителями Лондона, которые любили рассказывать эти истории своим детям, пугая их долгими скучными вечерами, при тусклом свете свечи...

Мимо меня с грохотом проехал кэб, окатив мои, и без того мокрые, брюки фонтаном грязной воды. Я хотел было возмущенно крикнуть ему вслед, но увидев бедного возницу, сгорбившегося на козлах под холодными струями дождя, передумал и пошел дальше.
Мистика, спиритизм... Я не верил в эти новомодные явления. Весь мой жизненный опыт и здравый смысл подсказывали мне, что такого просто не может быть в нашем более чем прагматичном мире... Да и какое отношение они могли иметь к моей истории...
Конечно, меня до глубины души тронул рассказ Чабба о давней трагедии на той улице, унесшей невинные жизни жителей нескольких домов. И чем больше я думал об этой трагедии, тем явственнее представлял себе события той страшной ночи... Холод, мгла, крики... и свет окон, медленно затухающий в темной глубине оврага, под толщами все сползающей и сползающей земли...
Я невольно вздрогнул от этого видения. Оно было настолько явственным, что все мое тело покрылось мурашками...

Неожиданно яркая вспышка молнии на миг выхватила из полумрака улицу, по которой я шел, и раскат грома оглушительно пронесся над крышами домов. Я рассеянно огляделся и увидел, что незаметно для себя прошел уже почти половину пути, погруженный в тревожные мысли.
Непогода под вечер разгулялась не на шутку. Ветер усилился и его внезапные, и резкие порывы безжалостно вырывали зонт из моих рук. Пальто отсырело от влаги, и я уже чувствовал, как тонкие струйки ледяной воды начинаю стекать по моей спине. Становилось холодно, и я ускорил шаг...
Определенно, мне не нужно было копаться в этой старой истории. Я уже жалел, что поддался внезапному искушению и решил узнать больше, чем того требовали обстоятельства. От того спокойного состояния души, которое я испытал в первые дни моего переезда на новую квартиру, не осталось и следа. Теперь я чувствовал только смутную тревогу и беспокойство...

Было уже около восьми часов вечера, когда я, наконец, подошел к аллее, ведущей к моему дому. Густая и черная, как смола, тьма скрывала все вокруг, и лишь тусклый одинокий фонарь в конце аллеи едва-едва освещал ветхое крыльцо и часть мостовой перед мрачным домом.
Осторожно ступая в темноте по заросшим скользким камням аллеи, я вдруг вспомнил как сегодня днем, рассеянно листая календарь на столе Чабба, совершенно случайно обратил внимание на то, какой особенной будет эта ночь...
И, действительно, ночь была особенной. Обычно бледный свет луны хотя и слабо, но проникал сквозь небольшие разрывы между низкими грозовыми тучами. Но только не сегодня. Эта ночь была ночью полного новолуния - самой темной ночью месяца, когда диск луны полностью исчезал с небосвода и снова появлялся спустя несколько дней... Если что-то и могло сейчас испортить мне настроение еще больше, так именно этот незначительный факт и стал той самой последней каплей.
В это мгновение дождь полил еще сильнее, и тяжелые струи забарабанили по моей спине. Ослепительная вспышка молнии осветила все вокруг, и следом за ней раздался оглушительный раскат грома... Я почти бегом ринулся к дому, не обращая внимания на огромные лужи, и через пару секунд уже с облегчением захлопнул за собой входную дверь.

К моему немалому удивлению, в гостиной было достаточно тепло, а в камине еще тлели искры догорающих дров. Наверное, подумал я, кто-то из Брикманов приходил несколько часов назад по делам и решил немного протопить остывший дом. Для меня это было весьма кстати. Я быстро развесил свои промокшие вещи в зале и пошел к себе в комнату.
Все мои мышцы нещадно ныли от долгой дневной прогулки, и нестерпимо болела голова. Поэтому едва войдя в комнату, я рухнул на свою кровать и с блаженством закрыл уставшие глаза.
И уже погружаясь в глубокий сон, сквозь ватную и вялую дремоту я почувствовал, что в комнате стоит густой тяжелый запах. Я с трудом повернулся набок, но у меня не было никаких сил, чтобы подняться или хотя бы открыть глаза и, спустя мгновение, я провалился в черную бесконечную пустоту...

Глава 10. Укубун

Мое пробуждение было внезапным. Я лежал в полной темноте, а мое сердце стучало, словно молот. Дикий, первобытный страх пещерного человека сковал все мое тело от макушки, до самых кончиков пальцев.
В тесной комнате стоял густой тошнотворный смрад, от которого у меня сразу же перехватило дыхание, и начались рвотные спазмы. Казалось, что весь воздух был пропитан запахом болот и сыростью глубоких подземелий. Но было кое-что еще, от чего волосы на всем моем теле, словно у загнанного зверя, встали дыбом от леденящего безысходного ужаса: доски пола и моя кровать вибрировали от мощных ударов снизу.
Я слышал звуки, похожие на царапанье когтей, крошащих древесину и нетерпеливое утробное урчание невероятно огромного существа, которое, словно собака, почуявшая кость, судорожно пытается добраться до нее.
Я вжался в кровать, парализованный смертельным ужасом.
Новый удар огромной лапы... Еще удар...
Мое дыхание превратилось в тонкую струйку. Я боялся вздохнуть и лишь втягивал воздух маленькими порциями.

От нового удара затрясся письменный стол, и с него с грохотом упала и покатилась чернильница. Существо на мгновение замерло... и снова, с еще большим остервенением, стало крошить когтями пол комнаты.
Я резко сел в кровати, поджав колени к груди, и трясущейся холодной рукой принялся лихорадочно шарить по столу в поисках спичек.
Снова глухой удар, и пронзительный до визга скрип досок...
Меня колотила дрожь, зубы стучали мелкой дробью. Я был близок к панике.
Еще удар... Меня подбросило на кровати.
Внезапно раздался оглушительный раскат грома, и яркая вспышка молнии на миг озарила комнату и ослепила меня. Но за это мгновение я успел разглядеть на столе лампу и спички.

И снова темнота и снова скрип дерева под когтями... и это безумное урчание...
Господи... Я до судорог сжал пальцы на лампе и, как последний безумец, стал лихорадочно чиркать тонкой спичкой, пытаясь её зажечь. Мне это удалось, и через мгновение комнату заполнил тусклый желтый свет.
Удары снизу прекратились, но к моему ужасу в наступившей тишине, я услышал хриплое тяжелое дыхание затаившегося и выжидающего зверя.
Бледный свет лампы осветил стены... окно, по которому стекали мутные потоки дождя... закрытую дверь... И в эту секунду меня накрыла новая волна ужаса, и на лбу выступил холодный пот: я оставлял дверь открытой, а сейчас... сейчас она была плотно закрыта.
Стараясь не шуметь, я осторожно спустил ноги на пол. Мое сердце вылетало из груди, и кровь туго пульсировала в висках.

Но, как только мои ступни коснулись ледяных досок пола, внизу послышалось движение огромного тела, как будто существо, извернувшись, метнулось в мою сторону, и что-то тяжелое ударилось в доски прямо под моими ногами.
Я вскрикнут от неожиданности и резко поджал ноги. Из-под пола раздался звук осыпающейся земли и резкий, шумный выдох, от которого через щели пола взметнулось густое облачко пыли, и снова потянуло тошнотворным запахом гнили.
Мои нервы не выдержали напряжения, и в приступе дикого ужаса я вскочил с кровати и бросился к двери. В тоже мгновение доски под моими ногами бешено завибрировали под тяжелыми ударами. Послышались звуки осыпающейся земли и камней, отбрасываемых чудовищными лапами.
Я вцепился в ручку двери и сильно дернул ее на себя. Дверь резко распахнулась, и я чудом удержался на ногах, чуть не рухнув в центр комнаты. Я снова ринулся вперед и... внезапно больно ударился о толстые прутья решётки, преградившей мне путь.
Несколько секунд я ошалело смотрел на ржавые прутья, а затем схватился за них свободной рукой и принялся яростно трясти, пытаясь сорвать решетку с петель. Но она не поддавалась моим усилиям. Мало того, с внешней стороны на скобах решетки висел тяжелый стальной замок. И... я закричал... закричал хрипло, дико, от страха и отчаяния.
Доски под моими ногами завибрировали с новой силой, и меня буквально подбросило вверх от нового удара.
Я снова закричал.

И вдруг в глубине гостиной, со стороны камина чиркнула спичка, и чья-то рука зажгла лампу. Свет был очень тусклым, и я смог разглядеть только кисть и часть плеча незнакомца. Но почти сразу я увидел и... узнал лицо...
В эту секунду протяжный скрип когтей эхом пронесся по комнате. Одна из досок сухо щелкнула, и по ней пробежала тонкая трещина...
Я судорожно вздохнул и с ужасом смотрел на бледное лицо, стоящего передо мной человека. Его глаза были широко раскрыты, но в них не было даже искры человечности, а только печать глубокого безумия.
Это был Джон Брикман. Готовые сорваться слова застыли у меня на губах, и по всему телу пробежала новая волна жуткого страха.

- Смирись... - голос Брикмана дрожал от возбуждения и срывался на визг. - Смирись... Смертный... ОН... Идет...
Очень сильный удар в пол сотряс стены... и снова протяжный скрип досок.
- Брикман, вы с ума сошли, - заорал я. - Немедленно откройте замок.
Я принялся снова яростно дергать решетку.
Позади Брикмана мелькнула тень, и в тусклом свете лампы проступило лицо его отца. На нем была та же печать безумия: неестественная бледность, обвисшая, морщинистая кожа и... дико горящие глаза сумасшедшего.
- Мистер Брикман, слава богу, это вы, - я в слабой надежде прижался лицом к решетке и с содроганием разглядел на ней бурые пятна. - Мистер Брикман, ради всего святого, откройте решетку и объясните мне, что происходит. Молю вас...
Старик не ответил мне ни слова. Он вытянул вперед руку, указывая кривым от артрита, дрожащим пальцем за мою спину.

- ОН идет. Смирись, - каркающий, глухой голос старика эхом раздавался в гостиной. - Пади на колени, смертный. Отдай ему своё тело, свою кровь и свою душу. - Брикман тоже перешел на визг и от этого хрипло закашлялся, схватившись рукой за худую грудь.
Удары в пол стали более глухими и я понял, что доски совсем скоро не выдержат бешеного напора и треснут пополам...
В это мгновение Брикманы упали на колени и уткнулись лбами в пол.
- УКУБУН... УКУБУН... УКУБУН... - их монотонные голоса жутко зазвучали в дьявольском такте с ударами в пол и скрипом досок.
Я закрыл глаза и опустил голову, все еще держась рукой за решетку. Моё сердце вылетало из груди, и я хрипло и прерывисто дышал. Только сейчас я до конца осознал, что меня загнали в смертельную ловушку и я должен стать подношением неведомому чудовищу.
- УКУБУН...

Нет... я не собираюсь становиться еще одной жертвой этого дикого ритуала.
- УКУБУН...
Паника прошла. Я повернулся спиной к решетке и посмотрел в центр комнаты. Пол вздрагивал под ударами и доски надрывно скрипели.
- УКУБУН...
За окном снова вспыхнула молния, и дождь с новой силой забарабанил по стеклу.
- УКУБУН...
И в эту секунду раздался оглушительный хруст. Пол вспучился, и несколько треснувших досок уставились в потолок острыми краями. Возня под полом прекратилась и наступила тишина...
Я слышал только мощное дыхание зверя и шум дождя за окном.
Лампа мелко задрожала у меня в руке, и нечеткие тени запрыгали по стенам комнаты.
Существо затаилось в темноте и терпеливо наблюдало за мной из глубины черного пролома в полу.
Я не мог унять дрожь, и она становилась все сильнее... Я не мог позвать на помощь... Я не мог даже пошевелиться...
Вдалеке прогремел гром...

Дрожа всем телом, я медленно повернул голову к двери и вздрогнул от увиденного. Брикманы прижались к решетке, и на их лицах замерло выражение фанатичного восторга и нетерпения в ожидании крови, а на губах блуждала алчная, жестокая улыбка.
Существо несколько раз шумно, с влажным хлюпаньем втянуло воздух, а затем послышался звук движения крупного тела, и из тьмы пролома медленно появилась чудовищная лапа и тяжело опустилась на пол. С нее на доски с шумом посыпались комья свежей земли, вперемешку с глиной.
Я чуть не закричал от ужаса и свободной рукой крепко зажал себе рот.
Это было жуткое зрелище. Особенно, ее неправдоподобные размеры. Лапа могла без труда схватить и раздавить череп взрослого человека. Четыре толстых, мощных пальца оканчивались тупыми когтями и были соединены перепонками.
Когти скрипнули по доскам и в следующее мгновение пол протяжно затрещал от мощного удара. Во все стороны полетели щепки и острые обломки.
Существо с жутким урчанием принялось расширять пролом, с силой выбрасывая вперед свою лапу и ломая дерево. Пол дрожал и выгибался от яростного натиска огромного тела и, наконец, не выдержал и с хрустом треснул в центре комнаты.
В проломе сразу же появилась вторая лапа. Когти впились в дерево, и существо сделало мощный рывок вверх, пытаясь выбраться наружу.
Обломки досок отлетели к окну и посыпались на пол. Письменный стол с тяжелым стуком завалился на бок и медленно со скрипом сполз по накренившимся доскам в сторону пролома.

Я инстинктивно бросился к кровати, сжал ее спинку железной хваткой и в страхе зажмурил глаза. На мгновение мне показалось, что время остановилось. Я четко слышал шум дождя, отдаленный раскат грома и... тяжелое горловое дыхание. Всю комнату заполнил вязкий, густой смрад.
Я открыл глаза и медленно повернул голову в сторону чудовища...
И в эту секунду у меня потемнело в глазах... не от страха...
От панического, ледяного ужаса... ужаса, который испытывает мышь в зубах обезумевшего от крови хищника.

В центре комнаты, среди хаоса сломанных досок, возвышалась голова и часть брюха отвратительного существа. Две широко расставленные толстые лапы удерживали его массивное тело на весу. Оно имело некоторое сходство с жабой, но было несоизмеримо больше. Бледно-грязная кожа чудовища была покрыта толстыми синими полосами, образующими странный узор на спине и на белесом брюхе. Голова существа имела исполинскую пасть, которая доходила почти до плеч и могла без труда заглотить человека. В ней виднелось несколько рядов мелких, но очень острых зубов.
Туша чудовища тяжело шевельнулась, и я с дрожью представил себе его размеры, скрытые во мраке. Огромный покатый череп медленно повернулся в мою сторону и замер.
Глаза... только сейчас я увидел, что глаза существа были плотно закрыты.
Чудовище подняло вверх тупую, похожую на огромный валун, морду и несколько раз громко и шумно втянуло в себя воздух через широкие ноздри. Под его тяжестью протяжно заскрипели доски, и пол еще больше накренился к центру комнаты.
Я стоял всего в восьми футах от зверя, плотно прижавшись липкой от пота спиной к шершавой стене и все еще до боли сжимая, побелевшими от напряжения, пальцами холодную спинку кровати.

ТУК... Я слышал стук своего сердца...
ТУК... Мне казалось, что его стук раздается по всей комнате...
ТУК... Чудовище еще раз шумно втянуло воздух и глухо заурчало...
ТУК... Я пытался унять своё сердце, но кровь дико пульсировала в моих висках...
ТУК...
Внезапно зверь резко оттолкнулся задними лапами от земли и метнулся в мою сторону.
Я дико заорал от ужаса, прикрываясь хрупкой лампой.
На миг из провала в полу показалось огромное, толстое брюхо... часть гигантской ноги и...
И страшные челюсти захлопнулись всего в нескольких футах от моего бедра, а чудовище с ужасающим грохотом упало на бок и неуклюже забилось на месте, превращая остатки досок в щепу.

В туже секунду пол хрустнул у меня под ногами, я потерял равновесие и провалился вниз, больно ударившись спиной и плечом сначала об острые доски, а потом о жесткий грунт...
Лампа чудом осталась в моей руке и не разбилась при падении. Я лежал на крутом склоне, а внизу виднелась огромная нора, вырытая в земле. Две невероятно толстые и безобразные задние лапы свисали в проломе пола и неистово молотили по воздуху.
Снова раздался треск, сверху посыпались доски, и левая часть комнаты вместе с чудовищем с грохотом и пылью обвалилась почти до самой стены. Огромная туша, неуклюже извиваясь, стала сползать вглубь норы и во все стороны из-под могучих лап полетели комья сырой земли.
Я перевернулся на бок и быстро отполз в правую часть комнаты, больно царапая о камни колени и локти. Между полом и землей было немногим больше трех футов, а прямо за моей спиной находилась кирпичная кладка, которая отгораживала эту комнату от остальной части дома... Это была ловушка, и из нее не было выхода...
Внезапно зверь затих и, помогая себе лапами, тяжело перевернулся на живот. В наступившей тишине слышалось только его глухое, мощное дыхание и... стук моего сердца.

Огромная голова снова задвигалась из стороны в сторону, принюхиваясь к смрадному и спертому воздуху, и через мгновение уже безошибочно смотрела в моем направлении...
Все во мне похолодело от нового прилива ужаса и, дрожа всем телом, я стал медленно отползать задом к каменной кладке, пока не уперся в нее спиной.
Услышав шум движения, зверь замер, напряг тело и подобрал лапы. Его морда застыла на месте и из горла послышалось хриплое урчание... Я понял, что через мгновение чудовище бросится на меня и разорвет на куски...
За спиной что-то хрустнуло и посыпалось. Я быстро оглянулся через плечо. Тусклый, желтый свет лампы выхватил из густого мрака часть грязной кирпичной стены и длинную трещину, которая пересекала ее по диагонали... Я резко развернулся на спине и лихорадочно замолотил голыми ногами по старым кирпичам.
Зверь зарычал громко и жутко.
Кирпичи сыпались один за другим. Я не замечал боли, хотя уже разбил пятки об их острые края и каждый новый удар оставлял на стене кровавые следы.
И тут зверь прыгнул…

Я сжался в комок и зажмурил глаза.
Снова раздался грохот ломающихся досок и звук удара: тяжелая туша зацепилась спиной за остатки пола и безобразная морда глухо впечаталась в землю прямо за моей спиной. Зверь застрял в узком пространстве и неистово стал перебирать лапами, стараясь, протиснутся вглубь и достать меня зубами.
Я изо всех сил в полном отчаянии ударил ногами по стене… еще раз… еще… ЕЩЕ... и она дрогнула.
О, Господи!
Я развернулся к зверю и с силой стукнул его лампой по широким ноздрям. Стекло треснул, и керосин вспыхнул на широкой морде. Зверь заревел от боли и подался назад.
У меня было всего мгновение… а потом наступит тьма: я схватился обеими руками за разлом в стене и резко дернул кирпичи на себя. Огромная часть кладки, подмытая водой, не выдержала и обрушилась вниз.
Свободен!

Я быстро пролез в проем и развернулся, чтобы посмотреть на зверя. Чудовище все еще мотало головой, а на его коже догорали последние искры пламени. Это было настоящее порождение Ада!
Вдруг сверху раздались возбужденные голоса и топот ног.
- Он там, под нами, - визгливо прокричал Джон. - Говорю же тебе, он выбрался. Не знаю как, но он выбрался.
Я замер и прислушался.
- Этого не может быть... Этого не может быть... - раздался нервный, каркающий голос старика и шарканье его ног прямо надо мной. - Проверь немедленно.
Через щели между половицами проник слабый свет лампы, и снова раздались тяжелые шаги.

Чудовище хрипло зарычало из черноты разлома, и послышался протяжный скрип досок.
- Этого не должно было быть... Этого не должно было быть! - голос старика сорвался и перешел на визг. - Быстрее!!!
Раздался звук открываемого засова и в полу недалеко от меня распахнулся люк. Свет хлынул в подвал, и я невольно крепко зажмурил глаза.
Зверь снова зарычал, но уже гораздо громче... И вдруг с новой силой рванулся ко мне. В считанные секунды остатки пола с хрустом лопнули под напором его спины, а появившаяся в разломе когтистая лапа, легко снесла уцелевшую кирпичную кладку.
Я застыл на месте, не в силах оторвать взгляда от разъяренного зверя.
Чудовище просунуло оскаленную морду под толстую балку и, не имея возможности двигаться дальше, принялось яростно раскапывать землю когтями.
Это уже было выше моих сил… Я ринулся к распахнутому люку и схватился руками за его края.

- Вот он! - Прокричал Джон и я увидел сверкнувшее лезвие.
Только мое невероятное везение позволило мне избежать мгновенной смерти: широкое лезвие топора звонко вонзилось в дерево в нескольких дюймах от моей головы.
Снова взмах топора…
Я отшатнулся назад. Лезвие просвистело рядом с моей переносицей. Топор взвился вверх по дуге и Джон, теряя равновесие, рухнул в люк, прямо к моим ногам. Он попытался встать, но сделал это слишком резко и, стукнувшись головой о доски, снова рухнул на землю.
Это был мой шанс на спасение. Я быстро упал на спину, поджал ноги и со всей силы выбросил их вперед - прямо в бок Джона.
Он глухо охнул, отлетев на пару футов, потом грузно упал на спину и попытался подняться снова. Но это ему уже не удалось: он оказался прямо перед мордой чудовища. Тяжелая лапа ударила его по груди, ломая ребра, когти мертвой хваткой впились в бок...
Раздался дикий крик, полный ужаса и боли...
С невероятной скоростью чудовище раскрыло пасть и схватило человека за голову, ломая шею.

Крик оборвался, и я с ужасом смотрел, как зверь стал подминать неподвижное податливое тело под себя, медленно пятясь назад в темноту...
Меня вырвало на земляной пол и в глазах пошли яркие круги. Я подполз к люку, быстро выбрался в комнату и, не видя ничего вокруг, в полном безумии бросился прочь из страшного дома...

Глава 11. Идол из мрака

Я с трудом приоткрыл глаза и сразу же закрыл их от резкой боли, которая, как раскаленная игла, пронзила мой мозг. Я застонал и попробовал повернуться на бок.
Снова резкая боль, но уже во всем теле...
Казалось, что на мне не было ни одного живого места. Но особенно болели ступни и пятки.
Я замер и прислушался...
Где-то рядом по стеклу барабанил дождь и, судя по звуку, я находился в каком-то большом помещении или просторной комнате.
Я снова, сквозь боль, попытался открыть глаза...
После нескольких попыток, мне удалось это сделать и я, наконец, смог оглядеться.
Большая комната, с белым высоким потолком, серые стены... Напротив кровати, на которой я лежал, находилась дверь комнаты. Она была немного приоткрыта, и снаружи слышались приглушенные голоса.
Я чуть скосил глаза влево - туда, откуда доносился шум дождя. Там оказалось большое окно, сквозь которое виднелось размытое изображение каких-то серых невзрачных построек.

Набравшись сил, я попытался немного приподняться на локтях, но новый приступ острой боли заставил меня немедленно рухнуть вниз на постель и застонать.
В это мгновение дверь открылась и в комнату заглянула молодая миловидная женщина в одежде сестры милосердия. Она бросила на меня быстрый взгляд, тихо ойкнула и сразу же исчезла в соседней комнате.
- Мистер Доусон! Мистер Доусон! - послышался ее возбужденный шёпот. - Пойдемте скорее, мистер Доусон! Он очнулся!
Раздался радостный возглас, скрип дивана и быстрые шаги по комнате. Дверь распахнулась, и в комнату влетел старина Том. Признаюсь честно, я никогда не был так рад его появлению, как в эту минуту.
Лицо Тома сияло искренней радостью, он подлетел к моей кровати и горячо схватил меня за руку. Я чуть поморщился от боли, и он нехотя ослабил хватку.
- Ну, наконец-то, дружище! Ты даже не представляешь, как мы переволновались за тебя, - он все еще продолжал трясти мою руку.
- Где я? Где Брикманы? - хрипло выдавил я из себя, превозмогая мучительную боль в груди. - Ради всего святого, где это чудовище?
- Успокойся, друг мой. Все позади и ты сейчас в полной безопасности, - Том, наконец, выпустил мою руку и уселся в кресло, стоящее рядом с моей кроватью. - Мы сейчас в госпитале Святой Марии. Ты был без сознания последние два дня.
У меня внутри все похолодело.

- Два дня? - упавшим голосом выдавил я из себя.
- Да, именно так! Два долгих, чертовых дня! - он звонко хлопнул себя ладонью по ноге и улыбнулся своей широкой улыбкой. - Мы боялись, что ты не выкарабкаешься, но доктор Эванс заверил нас, что твое ужасное состояние - это всего лишь результат сильнейшего нервного потрясения. И через несколько дней ты пойдешь на поправку. - Он еще раз улыбнулся. - Именно так и получилось.
- Не томи же меня. Рассказывай! - несмотря на свою слабость, я больше не мог выдерживать его болтовню и находиться в полном неведении о событиях последних дней.
- Ну... - слегка замялся Том. - Я не могу отнимать все лавры у нашего общего друга Чабба и инспектора Стэнли. - Он хитро улыбнулся. - Но ради человеколюбия... так уж и быть... Кстати, я уже распорядился отправить посыльного за Чаббом и Стэнли. И по моим скромным расчетам они уже скоро должны быть здесь.
- Ну же! - я пнул бы Доусона, если бы не моя слабость. - Как я оказался здесь?
- Ты вломился посреди ночи в магазин к бакалейщику Смиту и до смерти перепугал все его благочестивое семейство. Грязный, мокрый, в разорванной одежде... да еще босой, с изодранными в кровь ногами...
- Я этого не помню...

- И не удивительно... Ты весь дрожал. Сначала Смит подумал, что ты дрожишь только от холода, Но увидев твои безумные глаза, он понял, что ты дрожишь от дикого страха... Он сразу узнал тебя и позвал полицию.
- И что случилось потом?
- Дежурный констебль оказался на редкость сообразительным парнем. Он быстро понял, что дело необычное и немедленно доложил о происшествии своему начальству, - Том сделал паузу и провел рукой по своим волосам. - Потом Смит вспомнил адрес, по которому ты снимал комнату и, когда приехал инспектор Стэнли, по этому адресу был срочно отправлен отряд полиции...
- Ты еще упоминал Билли Чабба... С ним все в порядке? - спросил я взволнованно.
- А... Чабб, - Том улыбнулся. - После твоего вечернего визита, Билл долго не мог забыть эту странную историю и на всякий случай связался со своим старым знакомым - старшим инспектором Скотланд-Ярда Уильямом Стэнли - и попросил его навестить дом Брикманов на следующий день, чтобы проверить все ли там в порядке и нет ли каких-либо поводов для беспокойства... - Том хмыкнул и повел плечами. - Но события развивались слишком стремительно и инспектор не...
Доусон не договорил, так как в этот момент в комнату вошли два человека. Один из них был Чабб, а второй - высокий и поджарый - как я сразу же догадался, был тот самый инспектор Стэнли.

- Кстати, вот и они... Добрый день, джентльмены! - Том поднялся со стула и, шагнув на встречу к мужчинам, крепко пожал им руки. - Я уже успел кое-что рассказать нашему герою, - Том широко улыбнулся, - Боюсь иначе, от перевозбуждения, он снова бы потерял сознание... Но главные события я оставил за вами, джентльмены.
Чабб подошел к моей кровати и осторожно пожал мне руку.
- Сэр, искренне рад видеть вас в душевном здравии. На мой взгляд, мало кто смог бы пережить подобные испытания и остаться в здравом уме... - он чуть развернулся в сторону инспектора. - Позвольте вам представить старшего инспектора Скотланд-Ярда и моего близкого друга Уильяма Стэнли.
Инспектор вежливо кивнул головой и сделал шаг вперед.
- Вам невероятно повезло, сэр, - сказал Стэнли низким и сильным голосом человека, привыкшего отдавать приказы. - Я бы даже назвал это чудом. Как нам удалось установить, вы единственный человек, которому удалось покинуть этот адский дом живым за последние пятьдесят лет.
Я в полном изумлении уставился на инспектора.
- Да... да, это абсолютная правда, - спокойным голосом продолжил Стэнли, кивнув головой. - Но, похоже, мистер Доусон еще не успел вам это рассказать? - Он вопросительно посмотрел на меня.

- В тот момент, когда вы вошли в комнату, сэр, мистер Доусон рассказал мне, что к дому Брикманов был отправлен полицейский отряд во главе с вами.
- Я же говорил, Стэнли, - оживился Том, - что самое интересное я оставил вам.
- Вы очень любезны, мистер Доусон, - без тени улыбки ответил ему Стэнли, хотя в его глазах я на секунду заметил веселые огоньки.
Все расселись в любезно принесенные служителем кресла. Стэнли закинул ногу на ногу и в этой непринужденной позе продолжил свой рассказ.

- Как только мне сообщили о необычном происшествии на Скинворд-стрит, я вспомнил просьбу Билли, и попросил дежурного сержанта уточнить у констебля приметы пострадавшего мужчины. Все совпало с вашим описанием, сэр. Тогда, я срочно отправил посыльного к мистеру Чаббу, а сам немедленно выехал на место. - Стэнли несколько раз кашлянул в кулак, прочищая горло. - Не буду описывать, в ком ужасном состоянии мы вас застали... Поэтому, я сразу распорядился отправить вас в госпиталь Святой Марии в сопровождении Билли и одного из констеблей... А спустя несколько минут прибыл вооруженный отряд полиции и мы отправились к дому № 32... Скажу вам честно, сэр, такой безумной ночи я не могу припомнить на своем веку. А повидал я за время работы в полиции, как вы понимаете, не мало... Когда мы подошли к этому дому под проливным дождем, то увидели распахнутую настежь дверь. Внутри дома была полная темнота. Я оставил пять человек на улице и с двумя констеблями зашел внутрь. То, что предстало нам в свете фонарей, до сих пор вгоняет меня в дрожь, сэр. Старик Брикман, скрючившись, сидел в дальнем углу гостиной в тени камина и рыдал навзрыд, закрыв голову и лицо руками. Он даже не обратил на нас ни малейшего внимания, когда мы вошли. Недалеко от входа был распахнут люк в подвал, а рядом лежал огромный топор. От люка к входной двери шла цепочка кровавых следов ног... Но самое ужасное мы увидели дальше. На двери одной из комнат была установлена решетка, а за ней был кошмар, который мог привидеться только в ужасном сне или родиться в голове безумца. От пола комнаты почти ничего не осталось, а в центре зияла огромная, чудовищная нора, по краям которой виднелись густые подтеки крови...

Стэнли замолчал и обвел нас тяжелым взглядом. В наступившей тишине слышался только шум дождя за окном...
- А чудовище? - не выдержал я. - Вы видели чудовище?
Инспектор немного помедлил с ответом.
- Было крайне рискованным подходить к этой норе ночью при плохом освещении. Поэтому, я принял решение отложить осмотр места происшествия до утра и приказал оцепить дом... Элайзу Брикмана нам удалось привести в чувство только под утро и то, исключительно с помощью доктора Эванса. Старик был совершенно убит горем из-за гибели сына, но все же смог пролить свет на эту ужасную историю.
Я слушал инспектора затаив дыхание.
Он снова откашлялся.
- Они называют это чудовище «Укубун», - наконец медленно произнес он. - Ваш спаситель - мистер Смит - рассказал нам, что вся местность возле оврага буквально утыкана древними тотемами с этим словом и символом, изображающим...

- Жабу... - взволнованно выдохнул я. Только сейчас, до меня дошло, что же напоминал собой тот символ, который я видел на краю оврага, на поверхности древнего монолита.
- Совершенно верно, - невозмутимо продолжал Стэнли. - Как вы правильно заметили, это действительно, было изображение жабы или существа, очень на неё похожего... конечно, если не принимать в расчет его размеры. - Он нехорошо усмехнулся, а потом посмотрел на Чабба. - Вижу, что мой друг Билли, просто горит желанием рассказать вам, что же ему удалось раскопать по этому непростому делу.
И, действительно, как я успел заметить, Чабб уже несколько минут нетерпеливо ёрзал на стуле и возбужденно потирал руки.
- Спасибо вам, мой любезный друг... - Чабб, наконец, с облегчением откинулся на спинку своего кресла. - Без лишней скромности, признаюсь, что мне пришлось перерыть уйму документов, чтобы добраться до истины...
- Готов это подтвердить, - с улыбкой поддержал его Том, - он, просто, днями не вылезал из своих любимых архивов... но прости, что я тебя прервал, пожалуйста, продолжай.
- Некоторые записи утверждают, что культ «Укубуна» уходит корнями в глубокую древность. Сохранилось несколько легенд о том, что в этих местах и еще в окрестностях Плимута проводились кровавые жертвоприношения неизвестному и ужасному существу, которое обитало в пещерах и тоннелях глубоко под землей... Со временем, этот культ был забыт, но, только лишь до тех пор, пока в 1643 году некая община не обосновалась здесь, на востоке Лондона...

Я не отрывал удивлённого взгляда от Чабба и, казалось, совсем перестал дышать.
- Около пятнадцати семей, - продолжал он, - в числе коих оказались и наши «милые» Брикманы, приобрели часть заросшего буками пустыря, рядом со Скинворд-стрит, и отстроили на нём свои жилища... Сейчас мы можем только гадать о цели их переезда в Лондон, но в регистрационных документах я нашёл запись, что прибыли они сюда из графства Корнуолл, а Плимут, как известно, находится недалеко от его границ.
- То есть, вы хотите сказать, - прервал я его, - что они знали о существовании чудовища?
- Это маловероятно, - Чабб с сомнением покачал головой. - Но я уверен, что они знали легенду и знали, что в этих местах до сих пор сохранились знаки, связанные с древним культом...
- Позвольте… - я был искренне удивлен. - Но, тогда, как вы объясните этот дом? Как же вы, наконец, объясните эту страшную комнату!?
- Случай…
- Что? - не понял я.

- Случайное и трагическое стечение обстоятельств, - нахмурив брови, пояснил Чабб. - Вы, наверное, хорошо помните ваш недавний визит в мой офис?
- Да, конечно, - я пока не понимал, к чему он клонит. - Вы рассказали мне о недвижимости и ещё… О, господи! Неужели!? - меня словно ударило молнией. - Овраг…
- Да… - Чабб вздохнул. - Вот и ответ на ваш вопрос… Это случилось в 1815 году. Из полицейских отчётов следовало, что в ночь на 14 марта под землю провалилось пять домов, вместе со всеми своими жителями и, несмотря на спасательную операцию, добраться до них так и не удалось...
На несколько секунд наступила тишина, в комнате слышался лишь шум дождя за окном.
- А через шесть лет, - прервал, наконец, молчание Чабб, - в сентябре 1821 года, местные жители были потрясены новой трагедией. Как рассказывали очевидцы событий, посреди ночи со стороны общины раздались ужасающий шум и крики, но через пару минут всё стихло. Прибывший по вызову наряд полиции обнаружил, что один из домов, расположенный в непосредственной близости от оврага, частично разрушен, а в его стене зияла огромная дыра. Под обломками кирпича и балок были найдены погибшая женщина и её пятилетний сын. Главу семьи так и не нашли…

От этих слов у меня по коже пробежали мурашки, и я с ужасом вспомнил мрачный дом, перед которым стоял несколько дней назад.
- Вскоре дело было закрыто - в полиции предпочли списать причину трагедии на прогнившие от времени перекрытия. Да и сами члены общины не настаивали на проведении дополнительного расследования.
- Да, это была фатальная ошибка, - Стэнли покачал головой. - Прояви полиция надлежащую бдительность, сколько бы жертв можно было бы избежать...
- Следующая трагедия, - продолжал Чабб, - случилась через год. Это снова произошло в сентябре, в период сильных дождей. Как и в прошлый раз, со стороны общины были слышны крики и сильный шум, а прибывшая полиция обнаружила жуткий пролом в стене дома. Никто из хозяев, казалось, сильно не пострадал, но у инспектора вызвали подозрения густые следы крови на полу и дикий страх, в котором находились все члены семьи. Инспектор решил отложить допрос до утра, но на следующий день выяснилось, что семья неожиданно покинула Лондон и скрылась в неизвестном направлении... А уже через неделю, полиция обнаружила, что все остальные дома опустели, и допрашивать больше некого...

- И, все же, - прервал я, наступившую после слов Чабба, паузу, - ради всего святого, объясните мне, наконец, как появился этот чудовищный дом?
- А эту историю, - подал голос инспектор Стэнли, - нам поведал уже сам Элайза Брикман. - Он откашлялся и продолжил. - Дело в том, что у его отца Вилли был старший брат, по имени Рэнди. С самого детства они слышали легенды о неком монстре, живущем под землей и выползающем на поверхность раз в год в самые тёмные, безлунные и дождливые ночи. После второй трагедии, братья смекнули, что чудовище приходит со стороны оврага и отправились на его поиски. Уже через несколько дней, на самом краю оврага они обнаружили глубокую нору... А через год на этом месте уже стоял дом, построенный вокруг одной единственной комнаты, предназначенной для жертвоприношений...
- Господи! - непроизвольно вырвалось у меня. - Это же безумие...
- Да, вы совершенно правы, - Стэнли внимательно посмотрел мне в глаза. - Семья Брикманов, по мужской линии, страдала психическими расстройствами. Но всё стало гораздо хуже после того, как братья первый раз встретились с чудовищем... Не могу представить, каким образом они собирались обуздать его ярость, но в результате этой встречи Рэнди погиб, а Вилли окончательно потерял рассудок... Именно из бессвязных речей отца, Элайза и узнал о существовании ужасной комнаты, и вскоре в его голове возник безумный план, в котором позже нашлось место и его сыну Джону.
- А почему чудовище выбиралось из глубин только раз в год и только безлунными ночами? - вновь спросил я, поражённый рассказом инспектора.

- В этом вопросе, мой друг, мы можем только строить догадки, - ответил за инспектора Том и, поднявшись с кресла, подошел к окну. - Мы не знаем, что это за существо, но оно живёт в тёмных сырых глубинах с незапамятных времён и, возможно, любой свет причиняет ему нестерпимую боль, поэтому оно поднимается на поверхность лишь в самое дождливое и тёмное время года.
Он замолчал, разглядывая струи дождя, бегущие по мутным стёклам.
- Вижу, что вас мучает ещё один вопрос, - неожиданно снова заговорил Стэнли и хитро подмигнул мне.
- Да, вы правы, инспектор. Мне не терпится узнать, что же стало с чудовищем? Вы его нашли?
- К сожалению, я должен вас огорчить, - лицо Стэнли снова стало серьёзным. - Мои люди прочесали всё дно оврага и обнаружили пещеру, уходящую глубоко вниз, но мы не рискнули спускаться в неё. По распоряжению начальника полиции вход в пещеру был взорван, а через несколько месяцев овраг будет затоплен, - инспектор немного помолчал и добавил. - Я молю господа, чтобы Лондон больше никогда не услышал об этом чудовище...

В это время открылась дверь, и на пороге появился доктор Эванс. На его лице застыло озабоченное выражение.
- Джентльмены, - сказал он строгим голосом, - прошу вас оставить моего пациента в покое. Он ещё слаб, и я абсолютно уверен, что никто из присутствующих не хотел бы, чтобы он снова надолго потерял сознание.
- Да... да, доктор, не беспокойтесь... мы уже уходим. - Том подошел ко мне и осторожно пожал руку. - Я навещу тебя на днях, дружище. Уверен, что ты очень быстро встанешь на ноги под присмотром нашего уважаемого доктора.
- Всё, всё, джентльмены, - доктор Эванс широко развёл руки в стороны и стал теснить, улыбающихся мужчин к выходу из комнаты.

Я окликнул Стэнли, когда тот уже был на самом пороге:
- Инспектор, а что будет со стариком Брикманом?
Он обернулся и на секунду задумался.
- Его судьбу определит суд... Но я абсолютно уверен в том, что какое бы наказание для него не назначили, оно будет не страшнее того, которое он уже получил, потеряв единственного сына...
Дверь закрылась, и в комнате наступила тишина...
А я еще долго лежал с открытыми глазами, уставившись в белый потолок, с ужасом понимая, что где-то под Лондоном, в глухих и тёмных глубинах затаилось злобное и кровожадное чудовище по имени Укубун...


Новость отредактировал Estellan - 2-09-2020, 22:38
Причина: Стилистика автора сохранена.
2-09-2020, 22:38 by GrishinEПросмотров: 992Комментарии: 1
+3

Ключевые слова: Лондон детектив чудовище легенда страшилка ужасы авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Сделано_в_СССР
3 сентября 2020 05:22
+1
Группа: Журналисты
Репутация: (3675|-1)
Публикаций: 2 676
Комментариев: 13 703
Построить дом над норой чудовища, верх глупости, если не рассматривать этот вопрос с точки зрения мистики. Что хотели Брикманы этим добиться, построив дом над норой существа!? Только то, что семейство шизофреники, хоть как то приблизило тайну к разгадке. Сохранить нечто в подземных глубинах и насытить голодное существо, путём проведения определенных ритуалов и жертвуя в угоду злодея, снимающими жильё посетителями. +++
                                      
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.