Одержимая

Она сосредоточенно наносила удары снова и снова, целясь ножом в еще не тронутые места, давая выход накопившейся горечи и лютой злобе. Тело ее обидчика давно превратилось в кровавое месиво, а она продолжала бить. Опять и опять. Сверкнувший в районе груди золотой крест отвлек внимание, и она наконец вспомнила, где находится и кто именно сейчас лежит перед ней. А вспомнив, закричала, громко, не боясь разбудить соседей и детей. Закричала от ужаса и страха перед будущим.
- Милая, проснись. Это всего лишь сон, родная.
Глаза распахнулись сами собой. Она в изумлении уставилась на свою уже искромсанную жертву и закричала снова. И кто знает, что было в этом, втором крике: горечь или облегчение...

Вера с детства отличалась от сверстников немотивированной агрессией и непонятным ей самой желанием убивать, калечить всех, кто попадется под руку, постоянно причинять боль неповинным существам, окружавшим ее. Сначала доставалось случайным животным, потом - детям, пытавшимся наладить с ней контакт. Объяснения и наказания матери не помогали: ребёнок искренне не понимал, почему нельзя дёрнуть за волосы Ирку или пнуть котёнка Васьки. Ведь хочется же! Детские психиатры и психологи разводили руками и в голос утверждали, что, кроме агрессивного поведения, девочка полностью здорова. Причину проявления такого поведения ни один специалист назвать не мог. Все они советовали родителям Веры дать малышке время, уверяли, что, став старше, она изменится в лучшую сторону. Алла Викторовна тяжело вздыхала и в очередной раз заставляла дочь выпить назначенное врачом лекарство, молясь про себя об улучшении характера своей ненаглядной кровиночки.

Пубертатный период ознаменовался сломанной в двух местах рукой, кровоподтеками на лице и многочисленными синяками на теле: Вера столкнула в деревенский уличный туалет одну из местных красавиц - Веронику Громову. Братья и друзья Вероники подкараулили её обидчицу тем же вечером, неподалеку от деревенского клуба. Дралась девочка умело, сил в ней было достаточно, но пятеро на одну - слишком много даже для 'одержимой', как прозвали Веру в деревне.

С тех пор она затаилась, стала тихоней и скромницей, научилась подавлять свои порочные желания, но не избавилась от них. Чтобы как-то сбросить бурлившую в ней энергию, девушка занялась спортом, без просьб и напоминаний помогала матери в саду и огороде, приползала домой еле живая. А по ночам ее мучили кошмары. Темные извилистые улицы, подвалы и чердаки полуразрушенных домов, лабиринты из коридоров и чернота вокруг - эти картины сопровождали ее каждую ночь, давили на психику, изматывали душу, не позволяли хоть на миг забыться нормальным, крепким сном. Родителям Вера ничего не рассказывала. Зачем? Снова посещать различных 'мозгоправов' и ловить косые взгляды родных и знакомых? Нет, проще замкнуться в себе и постараться вырваться из ненавистной деревни, сбежать подальше - в город, райцентр - все равно, куда, оставив за спиной и прошлое и сны.

Школу девушка закончила с 'золотом', удивив и учителей и одноклассников, затем, не спрашивая родителей, поступила в колледж в райцентре, потом - в институт в небольшом городке в пятидесяти километрах от дома.

Отговариваясь вечной занятостью и немаленьким расстоянием, все реже бывала дома, да и по телефону с родней общалась все меньше. А сны между тем трансформировались из обычных картинок в полнометражные фильмы: триллеры, детективы, ужасы. Конечно же, главной героиней была везде она сама: убегала от жестокого насильника и убийцы, бесшумно кралась по ночному городу, наполненному зомби, тщетно пыталась ожить после очередной смерти. Соседки по комнате в институтском общежитии привычно будили ее по ночам и требовали дать списать очередную прогулянную лекцию взамен постоянного недосыпа. В одном из снов внезапно появился высокий широкоплечий мужчина. Он то ли охранял её, то ли преследовал, навевая ужас на несчастную одним своим присутствием. Прежде, чем проснуться, она услышала, как незнакомец тоскливо признался кому-то: 'Не могу без неё. Люблю'. Весь день Вера ходила, пытаясь понять, о ком шла речь, и если о ней, то кто был тот мужчина? И почему она услышала это признание?

Когда ей приснились сначала крылатый демон в роли защитника, а затем и импозантный черный колдун - в роли любимого мужа, Вера даже не удивилась. Видимо, правы были односельчане, однажды приклеившие девушке ярлык 'одержимая'. С каждым днем становилось все тяжелее сдерживать свои разрушительные желания. Хотелось крови, хлещущей из тел тех, кто ходил рядом, хотелось слышать их мольбы о пощаде и видеть ужас в угасающих глазах случайных жертв. Хотелось... Она сама боялась до конца признаться себе в том, чего именно ей хотелось. Хуже всего приходилось перед полнолунием и в дни полной луны. Чтобы не сойти с ума, девушка тайком от соседок по комнате пила чуть ли не пузырьками новопассит, пустырник и валерианку. Нервная система от подобных 'коктейлей' вставала на дыбы и успокаиваться никак не хотела, но переходить на медикаменты Вера не желала. По крайней мере, пока.

Сны уводили все дальше, не скупясь на сюжеты и раз за разом показывая то подземелья с кровавыми ритуальными жертвоприношениями, то лабиринты, заполненные чудовищами, то круги Ада и кипящие котлы с грешниками. Фильмы и книги наяву совершенно перестали интересовать, особенно так любимая молодежью фантастика. Для чего читать чужие выдумки, когда стОит дождаться ночи, и она насладится цветными и подробными сновидениями, а заодно и выучит анатомию? Самое забавное заключалось в том, что никакая субкультура, связанная с ужасами и страхами, девушку не привлекала. Вера старалась одеваться как можно более скромно и неброско. На стипендию особо не пошикуешь, и пусть родители присылали изредка продукты и деньги из дома, деревенская студентка пользовалась их щедростью по-минимуму. Особенно деньгами. Девушка носила балахонистые наряды немарких цветов, предпочитала кроссы или кеды и коротко стриглась, чтобы как можно меньше заморачиваться с волосами. Никакой косметики. Собственная неяркая внешность ее вполне устраивала: среднего роста, полноватая брюнетка с вечно рассеянным и задумчивым взглядом, она не стремилась поддерживать дружеские отношения с одногруппниками и отказывала пытавшимся пригласить ее на свидание парням. Реальная жизнь казалась пресной и скучной.

На четвертом курсе, впервые за три с половиной года, Вера решила поехать домой, повидаться с родными. Именно тогда, сидя за праздничным столом и покорно выслушивая рассказы соскучившейся матери о различных деревенских знакомых, студентка вдруг к своему удивлению обнаружила, что видит непонятное движение - боковым зрением, правда, не в упор, но видит. Словно кто-то постоянно пытался проскользнуть мимо незамеченным. И силуэт странный: мелкий, низенький, будто кошка, только прямоходящая. Судя по нулевой реакции родни, никто больше таких движений не замечал. Неудивительно. Из всей многочисленной семьи со странностями всегда была только Вера. И, похоже, ко множеству ее 'странностей' добавилась еще одна. Понять бы теперь, что или кого она видит. Домового, в которого верила женская половина семьи? Демона, часто появляющегося в ее снах? Или тут что-то третье?

Приехала Вера в субботу. В воскресенье вся семья по привычке направилась в церковь. Девушка религию принципиально не признавала, тем более - христиан, отрицающих природных духов и прочую нечисть, но в тот день гостья решила пойти со всеми. Наверное, хотела самой себе доказать, что на службе ей все же станет плохо, а значит... Что именно 'значит', девушка не хотела додумывать. Тем более, что плохо, вопреки ожиданию, так и не стало. Даже голова от ладана не кружилась, не то что в детстве. Священник, подошедший поговорить с матерью, отделался мимолетным взглядом и замечанием, что, мол, выросла уже, выше него теперь. И всё. Никто бесов в ней не разглядел. Что же получается? Просто неграмотный служитель? Или Вера не одержима? А что тогда постоянно подзуживает ее изнутри сделать очередную гадость любому существу, находящемуся с ней рядом?

Ночью, во сне, снова пришел уже знакомый демон, сел рядом на кровать, долго смотрел на неё, как будто видел впервые. Молчал. Потом покачал головой:
- Не сопротивляйся, будет только хуже.
Проснулась девушка сразу же после непонятных слов и практически до утра лежала, бездумно уставившись в темный потолок. Не сопротивляться чему? Разрушительным наклонностям? Так запросто можно в тюрьму угодить. Или ее личная 'белочка' говорила о чем-то другом? Хотя 'белочкой' высокого широкоплечего мужчину с черными, словно первоначальная Тьма, глазами и такого же цвета кучерявыми волосами назвать было сложно. Опять движение сбоку. Опять кто-то низенький. Значит, не демон. По размерам не подходит. Тогда, получается, домовой? Может, не стоило Вере сюда приезжать? В общаге таких 'откровений' не было...

Как же она устала... Как же ей всё надоело... Терпеть с отрочества, сдерживать себя, стараться быть как все... Может, проще веревку на шею или ножом по запястью? Голова, реагирую на пораженческие мысли, заболела мгновенно, заломило в висках, потяжелел лоб. Студентка чуть слышно выругалась. Не дадут ведь помереть спокойно, уроды. Играют, словно с марионеткой, мучают, издеваются, наслаждаются ее беззащитностью. Сволочи.

Перед глазами поплыло. Где-то на грани сознания она услышала чужие голоса, обсуждавшие ее. 'Да чтоб вас перевернуло и прихлопнуло', - от злости пожелала девушка. В ответ пришел смешок:
- Потерпи, маленькая. Не время еще.
Возвращение в общагу делу не помогло: Вера и там, в своей комнате, видела боковым зрением все ту же тень. Причем та значительно увеличилась в размерах и теперь приходилась девушке примерно по пояс. Бессильно ругаясь, студентка пообещала тени выпить кучу таблеток, чтобы уж наверняка... За спиной раздалось недовольное шипение, а затем - хлопанье крыльев. Уточнять, чьих именно, девушка не стала. Какая разница, нетопырь это или ворона? Ничего хорошего от новой сущности, внезапно 'прицепившейся' к ней, Вера не ждала.

Вовка появился на горизонте внезапно: пришел проведать сестру, в очередной раз поругавшуюся с родителями, и тщетно пытавшуюся наладить быт в общаге, заинтересовался скромной пухлой брюнеткой и пригласил ее на свидание. Вера, хоть и не любила людское общество, а парней вообще старалась сторониться, почему-то согласилась и, поддавшись внезапному порыву, пригрозила тем, кто за ней якобы присматривал, найти способ покончить с собой, если 'они' будут вмешиваться в ее личную жизнь. В тот момент несчастная студентка уже дошла до ручки: тень выросла до нормальных, человеческих размеров, не отставала от своей подопечной ни на шаг и часто хлопала крыльями. А еще девушка могла поклясться, что у ее 'спутника' существовали клыки и когти. По крайней мере, непонятное царапанье по полу можно было объяснить только наличием когтей. 'Тварь' обрела независимость и жестоко наказывала всех, кто, по ее мнению, был недостаточно почтителен с Верой: у одногруппников и случайных прохожих ломались руки, разбивались носы, срезались кошельки... Девушка чувствовала себя виноватой, но помочь ничем не могла. Сны между тем становились все мрачнее и жестче: ритуальные убийства и пытки перемежались с 'одушевленными' замками, не выпускавшими Веру из своих коридоров, часто по ночам девушка слышала стоны и ор жертв этих зданий-убийц, видела их искаженные мукой лица. И просыпалась от собственных криков.

Так что встречу с Вовкой девушка восприняла, как дар Небес, и была настроена вполне серьезно: либо общение с ним, любое, по их обоюдному желанию, либо постоянные попытки суицида. 'Тварь', видимо, прониклась и в кои-то веки мешать ей не стала. А вот демон, на этот раз появившийся во сне с чертами лица темного мага, недобро усмехнулся и предупредил, что свое все равно возьмет. Пусть она пока поиграет в любовь и свободу. Он все равно рядом. Он ждёт и помнит.

Проснувшись, Вера выпила пустырник. Не помогло: нервы упорно не желали успокаиваться. Тем же утром, случайно налетевший на девушку в коридоре ВУЗа, первокурсник через несколько секунд свалился с лестницы. Раздались перепуганные крики других студентов. Что на этот раз сломано? Руки? Ноги? Шея? Может, Вере в ближайшую церковь сходить и батюшке покаяться? На экзорцизм напроситься? 'Тварь' сзади мгновенно угрожающе зашипела. Да, эта не пустит, не позволит... Как же все надоело... И агрессия постоянная... Последние дни душу буквально затопило желание убивать и калечить, причем каждого, кому не повезло попасть под руку. Полнолуние скоро... И без лунного календаря ясно... Вот в ней бесы и играют... Не обращая внимания на продолжавшееся недовольное шипение, девушка отправилась на пары. Хоть там ненадолго забыться от всего ужаса, постоянно творившегося вокруг неё...

Свидание, первое в её жизни, прошло на удивление гладко. Вовка пришел с розами кремового цвета, вел себя галантно и сразу признался, что рассчитывает на длительные отношения. С ней? С одержимой? Да кто им позволит эти длительные отношения... Демон ясно дал понять, что недоволен. Впрочем, пусть его. Хоть немного, хоть пару-тройку лет, она будет счастлива. А там... Какая разница, что там будет... Память у нее точно останется.

Ночью вновь появился демон. Первый раз за все время Вера видела его в ярости: глаза огромные, стеклянные, наполненные Тьмой, лицо больше похоже на звериную морду с удлинившимися клыками, на голове что-то, напоминающее рога.
- Память, говоришь? Дам я тебе эти годы. Но вы оба пожалеете. А сейчас...
Он сжал ее, не позволяя пошевелиться, и впился в губы злым поцелуем, буквально раздирая кожу клыками.
Утром в зеркале Вера увидела прокушенные и подранные губы. Всем любопытствующим она рассказывала о ночном кошмаре, ее жалели, предлагали пить успокоительное. Девушка кивала и лишь горько улыбалась про себя. Не поможет ей никакое успокоительное. При необходимости ее достанут в любом случае. Страх перерос в ужас, и на следующую ночь девушка просто не легла спать. Если был поцелуй, кто знает, до чего 'он' додумается в следующий раз? Черный колдун, представлявшийся во снах ее мужем, почему-то исчез, или же его черты проглядывали в преследовавшем Веру демоне. Разбираться в этом ребусе ей не хотелось. Ничего не хотелось... Даже жить... Измученная студентка устала постоянно бояться за себя и окружавших её существ, устала сдерживать свою агрессию и с ужасом ждать ночи с кошмарами. Если бы не 'тень', Вера давно бы покончила с собой. Ну или попыталась бы так сделать...

Весь следующий день для девушки прошел, как в густом плотном тумане. Она плохо воспринимала речь преподавателей и однокурсников, с трудом переставляла ноги и пару раз точно упала бы с лестницы, если бы не вездесущая 'тень'. Да, ее спасало именно это 'чудовище', Вера была стопроцентно уверена в этом. Оба раза во время своих несостоявшихся полетов девушка чувствовала что-то мягкое сбоку или внизу. Наверное, надо было бы испугаться, что 'тень' обрастает плотью, пусть и невидимой другим, но очень хотелось спать. Все другие чувства и эмоции временно отошли на второй план.

Она ожидаемо уснула, едва добравшись до кровати. Демон зло улыбнулся:
- Хорошая попытка, маленькая. Жаль, неудачная. Попробуешь еще раз - ему будет плохо. Очень плохо.
Утром у нее снова были подраны губы. И снова хотелось спать. Не так сильно, как за день до этого, но информация на парах все равно усваивалась плохо. Вовка пришел вечером в общагу, обнял, не стесняясь никого, начал шептать на ухо всякие глупости, а девушка стояла, прижимаясь к нему, и думала, что так просто демон ее не отдаст.

Родителям Вовки Вера, как и следовало ожидать, не понравилась. Встреча длилась недолго и прошла скомкано. Увиделись в кафе, на нейтральной территории. Девушка пришла в своем простеньком наряде - свитшоте на два размера больше, джинсках и кроссовках. Мать жениха, одетая в явно дорогое платье и выглядевшая с претензией на роскошь и элегантность, откровенно сморщила нос, увидев будущую невестку. После десяти минут разговора ни о чем Вера 'вспомнила' о парах, извинилась и ушла. 'Тень' рядом выказывала недовольство ситуацией громким хлопаньем крыльев.

Ночью появился демон. Злорадно ухмыльнувшись, поинтересовался, не передумала ли она, получил отрицательный ответ, разозлился и снова стал целовать, раздирая клыками губы.

Свадьба должна была состояться через месяц. Еще месяц жизни в общежитии, и потом она переедет в квартиру свёкров, станет девочкой на побегушках. Возможно, и ей так же, как и их родной дочери, захочется сбежать от постоянных придирок свекрови...

Через неделю после неудачного знакомства будущие родственники погибли в автокатастрофе, все трое: родители и сестра. Вовка как будто постарел мгновенно на двадцать лет, сгорбился, замкнулся в себе, стал заговариваться. Жалея жениха, Вера старалась как можно чаще бывать с ним рядом. После поминок на девять дней девушка осталась на ночь в его (да, теперь уже его, личной) квартире. В ту ночь она рассталась с девственностью. Не сказать, что ей понравилось, но жених хоть немного пришел в себя, а это того стоило. Наверное... Жених с невестой не спали до утра, и оба в тот день решили побыть дома, забыв об окружающем их мире. Дома... Неужели эта квартира теперь станет её домом? Хочет ли она? Нужна ли ей такая жизнь? 'Дам я тебе эти годы', - снова и снова неприятным воспоминанием звучал в голове наполненный ехидством голос демона. Годы... Сколько лет Вера будет счастлива? Или нужно спрашивать иначе? Сколько лет она сможет прожить с ним, с ее будущим мужем, с ее личным выбором?

Странно, но 'Тень' эти сутки не показывалась. Исчезла насовсем? Вряд ли... Настолько сильно Вере не повезет...
Демон, а вместе с ним и 'Тень', опять появились только через несколько дней. Потустороння сущность в очередной раз поцеловала Веру во сне, но уже без прежней злобы. Наоборот, теперь в этом поцелуе чувствовалась нежность.
- Кто ты?
Она не ждала ответа и удивилась, услышав:
- Твоя душа, маленькая. Не спрашивай пока. Позже ты поймешь. И не привязывайся серьезно ни к кому здесь. У тебя осталось не так уж много времени.

Свадьбы как таковой не было. Вера с детства терпеть не могла различные пышные празднества, а в этот раз и обязательный траур помог, освободив от необходимости примерять многочисленные платья, общаться с гостями, слушать их пошлые сальные шуточки, сидеть за праздничным столом. Расписались в ЗАГСе, поехали в такси в новое жилище, вот и весь праздник.

Трехкомнатная квартира, как и наряды свекрови, с первого взгляда пугали роскошью. Евроремонт, натяжные потолки, мебель с гнутыми ножками - музей, а не жилое помещение.
Вера подавила вздох: может, она ошиблась, давая согласие на брак? Может, не нужно было переезжать сюда? Может...
- Родная, тебе помочь?
- Что? - девушка вздрогнула, приходя в себя. Оказывается, куртку все же надо снимать полностью, а не только с одного плеча...
К вечеру начались неожиданные головные боли. Череп словно раскалывался изнутри, трудно было дышать и говорить. Болеутоляющее не помогло. Выпив тройную дозу сильного лекарства, девушка напрасно пыталась уснуть.

Под утро, в полусне-полуяви, все еще страдая от боли, почувствовала чье-то присутствие. Тень? Демон? Появившаяся из пустоты фигура, с ног до головы закутанная в черную ткань, не походила на этих двоих. Теплые руки обняли ее, прижали к себе.
- Девочка моя... Ч-ш-ш-ш... Сейчас будет легче... Глупая... Гордая...
Вся сущность Веры будто растворилась в этих нежных объятиях. Как же хорошо... Как спокойно... Словно она с ним - одно целое...
- Так и есть... Потерпи... Скоро уже все закончится... Маленькая моя...
Боль исчезла, незнакомец - тоже. И Вера ощутила горечь от расставания со своим спасителем.

Старая... Какая же она старая... Даже древняя... Это ощущение старости не покидало Веру уже несколько лет, но только в последний месяц буквально расцвело в душе девушки. Ей всего двадцать, а ощущает она себя на все сто... Старая, дряхлая, уставшая... Как же не хочется жить... Умереть, уснуть, уйти за грань, туда, к демону и фигуре в черном...

Семейная жизнь не складывалась. Нет, внешне всё было великолепно: и Вовка и окружающие видели в замученной студентке примерную супругу, умудрявшуюся совмещать работу с учебой (девушка наконец-то нашла тихое и спокойное место помощника редактора в одном из не особо известных глянцевых журналов), кроме того занимавшуюся домашним хозяйством, ублажавшую по ночам мужа и планировавшую в скором времени родить ребенка. Но... Каждую ночь ей обязательно снился демон, ставший, после ее брака, нежным и ласковым, и встреч с ним она теперь ждала, как глотка чистой родниковой воды. Ночь уже не пугала, как раньше, своей темнотой и отчужденностью. Ночь дарила радость и покой, позволяла наслаждаться счастьем, которого так не хватало днем. И даже Тень, как и прежде защищавшая хозяйку от дурных мыслей и действий многочисленных людей вокруг, перестала казаться чудовищем.

Темные переходы огромного серого замка с высокими башнями и шпилями манили и пугали одновременно. Казалось, Вера уже жила здесь когда-то, множество столетий назад, задумчиво бродила по холодным каменным ступеням витых лестниц, медленно, с трудом открывала многочисленные обитые железом деревянные двери, которые не могли не таиться в синильной черноте длинных, часто извилистых коридоров.
- Вспоминай..., - шептал воздух.
- Прикоснись..., - манили стены.
- Зайди..., - предлагали комнаты.
Вспомнить, прикоснуться, зайти? А что, если в этом случае она больше не сможет вернуться в тот, другой мир? Останется здесь бестелесным духом? Обретет разум, память и тело? Надо ли ей так рисковать? СтОит ли скрытое воспоминание уже сложившегося, пусть и не совсем удачного, семейного быта?

- Боишься? - демон соткался из воздуха и остановился в двух шагах от гостьи. Протяни руку - сможешь прикоснуться к нему. - Я обещал: твои годы с этим ничтожеством останутся твоими. Открой дверь. Любую. Я верну тебя обратно. Если захочешь.
Глубоко вдохнув, Вера повиновалась: первая попавшаяся дверь открылась на удивление легко. Полутемный зал, заполненный зеркалами. Что отображается в них?
- Входи, - усмешка в голосе демона, - полюбуйся на свой выбор.

Сердце колотилось о ребра, как сумасшедшее, Вера заставила себя сделать шаг... и закружилась в водовороте бесчисленных картин:
- дети, много детей; они обступили обнаженную фигуру, висевшую на столбе, и с интересом изучали анатомию жертвы - казалось, еще немного, и они всей толпой набросятся на 'игрушку', чтобы разорвать ее на мельчайшие части;
- маленькая худенькая девочка в розовом платьице с большими белыми бантами перед зеркалом: красные, в чем-то вымазанные губы, довольная улыбка - откуда-то пришло понимание: это она, Вера, и она первый раз попробовала кровь... человеческую кровь;
- угловатый подросток и высокий молодой мужчина, как две капли воды похожий на демона, каким его изображают в земных книгах, рогатый, хвостатый, сильный, зловещий, сейчас рядом; они сидят вдвоем за столом, что-то обсуждают, мужчина довольно улыбается;
- высокая красивая девушка в подвенечном платье желтого цвета стоит у алтаря рядом с уже заматеревшим демоном и с жадностью пьет красную жидкость из золотого бокала;
- Вера в охотничьем костюме верхом на обыкновенной лошади, лениво помахивая кожаным хлыстом, неторопливо загоняет очередную жертву - обнаженного человека...

- Хватит!!! - она не узнала свой голос, таким тонким и ломким он стал. - Хватит!!! Я не хочу!!! Пожалуйста!!!
- Как скажешь, милая, - неприкрытое ехидство со стороны собеседника.
Зеркала мутнеют, картины прошлого исчезают. Только в одной из рам остается изображение: девочка лет пяти-шести, невероятно бледная, изможденная, с заостренными чертами лица и небольшими рожками, выглядывающими из пепельно-серых волос, еле шевелит обескровленными губами. Звуки прорываются с трудом, будто сквозь толщу воды. Вера прислушивается, ей почему-то кажется важным понять, что именно говорит ребенок. Вот еще секунду, вот она услышит... Вот...
- Мама, - зовет малютка, и женщина покрывается мурашками от этого голоса, кажущегося ей таким знакомым, таким родным. - Мама, зачем ты меня убила?

- Снова кошмары, родная? - Вовка. Теплый, понимающий взгляд. Вот только нельзя ему рассказать всего, творящегося с ней с рождения. Не поймет, не поверит.
- Скоро отпуск. Будет полегче, - она лгала, не веря своим словам. Не будет. Никогда. После увиденного - тем более. Неужели ребенок в последней раме и правда - ее дочь из той, прошлой, забытой жизни? Нет, она не могла! Не могла поднять руку на ребенка, каким бы он ни был, тем более - своего! Или могла? Чем опоил ее тот демон? Что подсыпал? А нужно ли было что-то подсыпать? Если она, и правда, с наслаждением убивала и мучила живых существ, кто мешал ей забрать жизнь у родного дитя? От подобного предположения становилось страшно. И Вера еще хочет родить от мужа? Чтобы и этого ребенка убить в приступе... чего? Сумасшествия? Психоза? Ох, Господи, за что ей всё это???

Беременность захватила студентку врасплох. Пополнение семьи молодожены пока не планировали, но избавляться от плода не стали. Девочка. Узнав впервые о поле ребенка, Вера с трудом сдержала крик - забыть о малютке из зеркала при всем желании не получалось, а провести аналогии, представить их с Вовкой дочь на месте той, убитой... Отсутствием фантазии молодая женщина не страдала и за те несколько дней, что прошли с начала беременности, успела представить в красках все ужасы, что могут случиться с младенцем и их семьей, от банальной простуды до мучительной смерти всей троицы.

Тень и демон вновь начали активно участвовать в жизни Веры. Ночи снова превратились в пытку. Её личный мучитель раз за разом демонстрировал своей жертве разнообразные воспоминания, доказывавшие, что тогда, в той жизни, Вера вела себя хуже зверя: пытки, издевательства, кровь в бокалах, садистские развлечения... И постоянно на заднем плане упрямо мелькала девочка из зеркала. Теперь уже ребенок выглядел вполне живым и довольным происходившим.
Измученная картинами похуже, чем у Босха, женщина пыталась задавать вопросы, выяснить, где именно она жила, кем приходился ей ночной страж, как именно погибла малютка из зеркала. Ответов, естественно, не было. Вместо них - лишь гадкие улыбки и полунамеки, медленно сводившие Веру с ума.

Выйдя в декретный отпуск, будущая мать стала больше бывать на свежем воздухе, ходила по дорожкам парка, находившегося не так далеко от квартиры, изредка присаживалась отдохнуть на лавочку. Там, среди деревьев, Вера чувствовала умиротворение. Там же, на тридцать восьмой неделе беременности, ее настигли схватки. Случайные прохожие вызвали скорую, и через три часа студентка стала мамой. Взяв на руки пищавший сверток, девушка с трудом сдержала слезы. Девочка. Какая судьба ожидает этого ребенка с такой матерью?

Пока лежала в больнице, демон не появлялся, но как только вернулась домой, сны возобновились.
- Поздравляю, маленькая, ты и в том мире оставила частицу себя.
И, видя, что его не понимают, мягко улыбнулся:
- Теперь уже можно, срок подошел к концу. Ты чужая там, Вера, возвращайся домой. Здесь тебе не нужно будет прятать свою сущность. Смири гордыню, малышка, и возвращайся.
- Куда? Кто я?
- Нефилим, маленькая. Мы - нефилимы.
Мужчина протянул руку, и, ведомая непонятным чувством, Вера подала свою...

Вовка так повторно и не женился. До конца дней своих мужчина воспитывал дочь от любимой женщины, умершей во сне от сердечного приступа.

Автор - Соколова Надежда.
Источник.

Новость отредактировал Foxy Lady - 27-11-2018, 07:05
Причина: Авторская стилистика сохранена
24-11-2018, 11:40 by Сделано_в_СССРПросмотров: 751Комментарии: 6
+10

Ключевые слова: Вера агрессивное поведение сны полная луна сущность демон душа смерть дочь

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: зелёное яблочко
24 ноября 2018 13:24
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (1671|-1)
Публикаций: 83
Комментариев: 5 298
Не вижу никакого смысла в этом рассказе. Видно этой тётке Надежде скучно живётся .
           
#2 написал: Tigger power
24 ноября 2018 19:58
+2
Онлайн
Группа: Модераторы
Репутация: (2259|0)
Публикаций: 10
Комментариев: 4 752
Не смогла даже дочитать, очень муторно.
        
#3 написал: marzzz
25 ноября 2018 20:15
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (529|0)
Публикаций: 91
Комментариев: 6 845
Девочки, зря не дочитали. Очень интересно. Даже пришлось лезть в векипедию и читать про нефилимов. Оригинальное представление у автора об этих существах.
             
#4 написал: АЛЬКА
26 ноября 2018 08:32
0
Группа: Посетители
Репутация: (3|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 152
Цитата: marzzz
Девочки, зря не дочитали. Очень интересно. Даже пришлось лезть в векипедию и читать про нефилимов. Оригинальное представление у автора об этих существах.

я прочитала в Википедии кто такие немифилы очень даже интересно
#5 написал: Pmariam
26 ноября 2018 14:28
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (1168|0)
Публикаций: 35
Комментариев: 3 272
тоже погуглила про нефилимов. как то неоднозначно про них пишут.
прочла три источника, и во всех разное описание.
Только в одном было написано, что они могли убить и съесть человека, но при этом они были гигантами.
В другом - обычного роста. Вполне дружелюбные и т.п.
возвращаясь к "гигантам", везде написано, что от них рождались дети от смертных женщин. Мне вот интересно, если это были гиганты, то как.... эээ... простите.....
        
#6 написал: Fantom2015
27 ноября 2018 11:19
0
Группа: Посетители
Репутация: (20|0)
Публикаций: 16
Комментариев: 612
Процентов на 80 можно было сократить текст, оооочень много воды.
И повествование довольно пресное, никакого "послевкусия", несмотря на кровавые сцены (которые по идее должны оставлять свой "след")
  
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.