Наследники Гивра. Продолжение 2

- Обсудим это завтра, а сейчас давайте ложиться спать, вам предстоит трудный день, – промолвил старик и, ловко соскочив со стула, прошел к широкой дубовой кровати, стоявшей во второй комнате, у большого окна с красиво вышитыми занавесками.
- Как? Еще один трудный день? А я рассчитывал завтра отдохнуть, поваляться на пляже, позагорать.
- А что завтра? – Сергею тоже было интересно.
- А завтра вы отправитесь в большой мир, на базар, купите лошадь и повозку, – старик это произнес так обыденно, как будто каждый день Иван с Сергеем только тем и занимались, что ходили по базарам и скупали лошадей.
- Ну вот, Серый, дожили, завтра мы, как два великовозрастных придурка, будем ходить и заглядывать лошадям в зубы... Зачем весь этот цирк? По-моему, это все зашло слишком далеко, – Иван явно заводился.
– Что за хрень? Серый, ты не видишь, что из нас делают полных идиотов? Какие нахрен лошади? Какие повозки? Мы живем в двадцать первом веке! Верните меня туда, откуда взяли!
- Иван! Не истери! – Сергей попытался образумить Ивана. - Давай сейчас успокойся, а завтра поговорим более обстоятельней.
- Да пошел ты! Неужели ты веришь в этот развод? Маги, колдуны, домовые! Бред! Ты как хочешь, а я пошел нормальных людей искать! – Иван резко развернулся и шагнул к двери. Сергей хотел было остановить его, но старик, схватив его за рукав, придержал и сказал:
- Пусть идет, прогуляется, остынет и вернется.
Иван, открыв двери, остановился на пороге, обернувшись, зыркнул изподлобья на Сергея, качнул головой и исчез в темноте дверного проема.
- Ну вот… День закончился скандалом, – Сергей устало вздохнул и присел на край кровати.
Кровать оказалась на удивление мягкой, сразу возникла мысль плюнуть на все и завалиться спать до самого утра, и гори оно все синим пламенем, но он переживал за Ивана. Куда тот рванул на ночь глядя? Ну, понять его, конечно, можно, Сергей сам был недавно на грани нервного срыва, но сейчас больше всего ему хотелось спать. Надолго ли ушел? Далеко ли? Как бы не заблудился, места ведь незнакомые, леса кругом. Зря он отпустил его одного… Размышления прервал скрип открываемой двери. На пороге появился Иван. Как ни в чем не бывало он зашел в избу, плотно затворил за собой двери и, щелкнув мощным дубовым засовом, обратился к старику:
- Так во сколько завтра подъем?
- Ну, на зорьке, как солнышко взойдет, – еле заметно улыбнувшись, ответил дед.
Иван, пожав плечами, быстро разделся и завалился на кровать, больше не произнеся ни звука. И уже через три минуты его могучий храп сотрясал стены гостеприимной избушки. Сергей был очень удивлен переменой в поведении Ванюши, но вопросов не задавал. И так хорошо, что вернулся. Старик только улыбнулся в ответ на его недоуменный взгляд и произнес:
- Я же говорил: подумает, остынет и вернется. А теперь спать.
Сергей не стал себя долго уговаривать и плюхнулся в постель. Перед тем как окончательно провалиться в объятия крепкого сна, ему показалось, что он услышал снаружи, где-то очень недалеко, долгий, леденящий душу истошный вой.

Сергей проснулся и, открыв глаза, долго смотрел на свежевыбеленный потолок. Затем, засунув руки под голову, стал наблюдать за происходящим на кухне. Ванюша восседал в семейных трусах и майке на стуле, возле стола. Закинул ногу на ногу и о чем-то тихо разговаривал со стариком, колдующим над огромной сковородой. Судя по головокружительному запаху, разносившемуся по избе, на завтрак готовилась жареная картошка. Старик заставил Сергея сползти с гостеприимной уютной кровати и погнал их с Иваном на берег реки принимать водные процедуры. Над рекой еще клубился туман. Друзья, выйдя на пляж, в нерешительности остановились. Иван, потоптавшись по остывшему за ночь песку, зябко поеживаясь и бурча под нос проклятия, осторожно опустил ногу в воду. Затем, крякнув, сорвал с себя майку и с размаху бухнулся в воду, словно отломившийся кусок айсберга, подняв кучу брызг. Затем, как катер, начал курсировать вдоль берега то в одну, то в другую сторону с радостными воплями.
- Серега, залазь! Вода - как парное молоко! - крикнул Иван, не переставая барражировать и поднимать волну.
Сергей осторожно подошел к кромке воды и опустил ступню в воду. Вода была действительно теплая. В отличии от Ивана он маек не носил, на нем из одежды были только плавки с надписью «Россия». Где теперь эта страна... Знает ли кто здесь о существовании этой великой и сильной державы... Сергей уловил себя на мысли, что он подумал о России как о далекой и уже какой-то чужой для него стране. Может, потому, что его там практически ничего не держало? И он всегда ощущал себя чужим в том, в его прошлом мире. Ни родителей, ни любви, ни друзей, кроме, конечно, Ванюши, он там так и не обрел. Его мысли прервала туча брызг и хохот Ивана, который ладонями-лопатами загребал воду и с детским восторгом окатывал ею Сергея.
- Ваня, не надо! Я сам!
- Не зайдешь на счет три, я тебя затащу! - Ваня был неподражаем: он стоял по пояс в воде, вокруг его мощной талии, словно черный спасательный круг, вспучились набравшие воздуха «семейники», делая его похожим на располневшую балерину. Сергей хотел было пошутить по этому поводу, но передумал: с этим плавучим островом ему еще принимать ванну, а Ваня может и утопить. Поэтому он просто шагнул в воду, когда прозвучало разнесшееся далеко над рекой слово: "Три!".
Искупавшись и выйдя на берег, друзья принялись растираться докрасна расшитыми полотенцами, любезно предоставленными стариком. Им было необычайно хорошо этим тихим летним утром.
- Вань, я чего хотел спросить. Ты вчера, когда выскочил на улицу, чего там такого увидел, что позакрывался на все засовы? - спросил Сергей, прыгая на одной ноге, пытаясь одновременно стряхнуть прилипший к ступне песок и вытереть ее полотенцем.
Ваня закинул полотенце на плечо, оттянул резинку мокрых «семейников» и, отпустив, хлопнул ею по пояснице. Посмотрев куда-то вдаль, он задумчиво произнес:
- Я понял, что все, что с нами произошло, - это не иллюзия, не фантастика и не гипноз. Это наша теперешняя с тобою жизнь, и нам придется ее проживать в новых реалиях, по новым правилам.
- Ну, это-то понятно, но с чего вдруг ты так резко поменял свои взгляды?
- Ты веришь в русалок? - резко повернувшись к Сергею, спросил Иван.
- Я, Ваня, теперь готов верить во все! И в русалок тоже. Я давно пришел к выводу, что мы в другом измерении, мире, стране, планете, как хочешь называй. И то, что здесь, все не так, как у нас, это очевидно. Природа другая, воздух, солнце. А ты на звезды обращал внимание? Даже небо здесь другое. Не знаю, но у меня такое ощущение, что этот мир мне очень и очень нравится. Мне давно хотелось радикально изменить свою жизнь. Начать ее проживать по-новому, так, как мне нравится. А не так, как нужно сумасшедшему, безликому зверю под названием государство. Может, это наш с тобой шанс начать все сначала.
- Да, надо исходить из реалий. Я вот вчера с русалками познакомился. Удивительные, надо сказать, девушки, красоты сказочной и добрые такие... Чуть не утопили. Страх меня взял неописуемый, когда три девушки молча с улыбочками окружили и железной хваткой вцепились в мое хрупкое, податливое тело.
- Ого! Не думал, что ты с тремя девушками справиться не в состоянии.
- Так я тебе о чем? Сам в шоке! Если бы не волчара с корову ростом, то, может быть, и утопили бы к чертям.
- Волк ростом с корову? Ну, я думаю, ты малость преувеличил.
- Клянусь, Серега! Вышел такой из вон того леса, в три прыжка оказался возле нас, лапой сразу двоих в реку отшвырнул, а третья упертая попалась, вцепилась в меня, как клещ. Ни разу на девушек руки не поднимал, а тут приложился со всего маху, думал, убью. И что же ты думаешь? Чуть руку не сломал, как в бетонную стену вмазал. А она только скривилась, как будто комар укусил. Только волк, перехватив ее поперек своими челюстями, смог оторвать ее от меня и зашвырнуть обратно в реку.
- Так у русалок-то хвосты должны быть по идее.
- Так в том-то и дело, когда они на берегу, у них ноги, как только попадают в воду, появляются хвосты-амфибии. Короче, страху натерпелся - не приведи господь. А когда с русалками было покончено, я подумал: настала моя очередь. Приготовился умереть с достоинством, потому что на мои вопли о помощи вы со старым пнем не реагировали. Но тут волчара, ты не поверишь, сказал мне, чтобы я проваливал в дом и до утра не показывался.
- Прям сказал? Или передал мысленно?
- Хрен его знает. Я об этом тогда не думал. Просто принял к сведению и со всего духу рванул к вам.
Так, беседуя, друзья не спеша подошли к дому. В момент, когда Иван раскрыл рот, собираясь что-то еще сказать Сергею, двери распахнулись, на пороге возник старик.
- Давайте к столу, все уже готово. То не выгонишь вас, то не загонишь.
- Дед, а как так получилось, что ваш мирок застрял в Средневековье? - спросил Иван, поднимаясь по ступенькам.
- Ну, для вас это Средневековье. А для нас - самая что ни на есть цивилизация. Это всех устраивает, и менять тут никто ничего не собирается.
- То есть вы науку не признаете, технику не развиваете и еще и гордитесь этим? - Иван, пройдя в избу, остановился возле сервированного всякими вкусностями стола.
- А почему бы и нет? - дед, войдя следом, подошел к уже заправленной кровати и жестом подозвал Ивана с Сергеем. На кровати лежали домотканые белые рубашки, полосатые штаны и красные пояса. Рядом на полу стояли две пары настоящих лаптей, в них были воткнуты «онучи», как их обозвал дед. Они использовались вместо носков.
- Во, одевайтесь, привыкайте к новым одёжам. А эту срамоту снимайте, - дед кивнул на Ванины семейные трусы.
- Дед, хоть майку-то оставить можно? - Иван вертел перед собой штаны, пытаясь разобраться, где зад у них, где перед.
- И майку в печку! - безапелляционно заявил старик.
Повозившись некоторое время с новой одеждой, друзья облачились и, подтрунивая друг над другом, уселись за стол. Завтрак прошел в полном молчании, только стук деревянных ложек да скрип стульев нарушал образовавшуюся тишину. Уж больно вкусной была еда и очень проголодались те, кто сейчас уминал блюда, закатывая глаза от удовольствия. Первым трапезу окончил Сергей. Откинувшись на спинку стула, он с довольным видом наблюдал, как Ваня с аппетитом обгладывает свиное ребрышко, жадно откусывая хлеб, не забывая время от времени отправлять в рот поджаристую, румяную картошку, зачерпывая ее прямо со сковороды. А в перерывах между этим успевал добавлять салат из свежих помидоров, щедро приправленный густой сметаной. Да, Ваня умел кушать вкусно. Дед практически ничего не ел. Взяв большой ломоть хлеба, посыпав его солью, он не спеша его ел, запивая квасом из глиняной кружки. Наконец Ваня, доев и допив все, что было в пределах досягаемости его ложки, с сытой улыбкой на лице обратился к остальным:
- После такого завтрака неплохо бы и поваляться на пляже.
- Еще успеешь поваляться, - сказал дед, - сейчас надо собираться в дорогу.
- Куда едем? - Сергей, вздохнув, поднялся из-за стола.
- Не едем, а идете, - дед бросил на стол кожаный мешочек, похожий на табачный кисет, Сергею сразу захотелось закурить. Мешочек тихо звякнул о стол.
- Это деньги, - объяснил дед. - Здесь тридцать теймов. Хороший конь стоит десять теймов, повозка около пяти. Упряжь два-три тейма. Ваша задача - попасть в Боручан на базар, купить себе коней с упряжью и повозку. Ну, и вернуться живыми и здоровыми обратно.
- И все? Делов-то, - Иван привстал, загробастал кошелек и, высыпав содержимое на ладонь, присвистнул.
- Серега, мамой клянусь, это чистейшее золото!
- Похоже на то, - Сергей внимательно разглядывал желтые треугольнички.
- Да тут по весу грамм триста! - Иван оторвал взгляд от монет. - Дед, откуда такое сокровище?
- А это не мое. Это вон его, - дед кивнул на Сергея. Сергей недоуменно оглядел собеседников.
- В смысле? - только и смог вымолвить он.
- Это деньги из казны Гивра, твоего отца. А теперь и твои.
- Ого! Серый, да ты у нас миллионер, причем не долларовый, а золотой! И много там у него?
- Достаточно, чтобы прожить оставшуюся жизнь безбедно, - загадочно улыбаясь, ответил старик.
- Серега, ты обязан меня удочерить! - Иван скорчил жалобную мину.
- Вообще-то усыновить, - поправил его Сергей.
- Мне пофиг! - Ваня ссыпал монеты обратно в мешочек и протянул его Сергею. - Владей! И не забывай, что рядом с тобой плечом к плечу идет по жизни бедный и голодный, но всегда преданный тебе человек. Так что пиво и девочки отныне за твой счет.
- Все? Надурачились? - дед привел в чувство заигравшихся друзей. - Теперь слушайте внимательно. Вы - двое крестьян из деревни Кулеково - идете в Боручан для покупки лошадей и повозки. Как доберетесь до города, спросите купца Цигимея, скажите, что вас прислал Велес. Дальше все покупки делаете с ним, не то продадут вам пару кляч и старый шарабан, который развалится по дороге.
- А Велес... Это... - начал было Сергей.
- Велес - это я, - прервал его старик. - Далее. В тавернах не останавливаться, с местными общаться как можно реже. Вообще лучше притвориться немыми, а то наговорите себе на эшафот. Людей с оружием обходите стороной, ни во что не вмешивайтесь. Все смотрите, все запоминайте. Вживайтесь в роль крестьян, запоминайте привычки и поведение. Я вам там не помощник, так что помощи вам ждать неоткуда. Надейтесь только на себя. Ну и если что - в крайнем случае обратитесь к Цигимею, он поможет. Он уважаемый и влиятельный человек, но и его возможности не безграничны. Путь у вас туда и обратно должен занять примерно дней пять.
- Пять дней? - Сергей переводил взгляд то на старика, то на Ивана. - Пять дней пешком по лесам? Без ружья по незнакомой местности? А зверье? А всякая хрень с рыбьими хвостами и величиной с корову? Да мы и дня не продержимся. Нас или сожрут, или утопят.
- Да! Дед, - поддержал Сергея Иван, - как быть со здешней фауной?
- Вот, - дед протянул Сергею золотой медальон в форме полумесяца на простом, но прочном шнурке. - Это медальон твоего отца. Надень - и ни один зверь, ни один человек или не человек в этом мире не сможет причинить вреда тебе и тем, кто тебя сопровождает. Но светить им не стоит. В минуту особой опасности, когда выхода не будет, он вас защитит. Давайте присядем на дорожку.
Все уселись на стулья и некоторое время сидели молча, думая каждый о своем.
- Ну все, пора, - старик резво спрыгнул со своего стула, ребята тоже поднялись.
Настроение у Сергея и Ивана было как никогда паршивое. Смесь страха и неуверенности, вдобавок ощущение, что покидают на целую неделю домик и старика, пусть чудаковатого, временами странного, но ставшего таким родным за время пребывания в этом новом для друзей мире. И еще пока где-то очень глубоко, но с каждым мгновением все реальнее и настойчивее, в каждом из них пробивалось иное чувство. Это чувство называлось жаждой приключений, организм требовал адреналина и чувствовал, что его в ближайшее время будет предостаточно. Выйдя из избы, все трое прошли до дубового моста через реку. Здесь друзья тепло попрощались со стариком и, пройдя по мосту, растворились в зеленых объятиях леса. А Велес еще долго стоял и смотрел им в след и шептал на непонятном языке неизвестные слова.


В лесу было хорошо… Друзья не спеша двигались меж вековых могучих деревьев по широкой извилистой дороге, мощеной гладкими плоскими камнями. День был солнечный и безветренный. Ваня в широких холщовых «синеполосых» штанах, в белой рубахе, перехваченной красным широким поясом, в белых онучах и лаптях был похож на сына зажиточного деревенского мельника. Именно так в представлении Сергея должен был бы выглядеть оный. Наряд Сергея, впрочем, мало чем отличался, разве что размером. Да еще дед настоял на том, чтобы Сергей напялил на голову «грёшневик» - шапку из валяной овечьей шерсти. Преимущество этой одежды друзья ощутили уже в начале пути. Лапти на удивление оказались очень легкой и удобной обувью, в которой ноги не потели, после тяжёлой современной обуви, к которой они так привыкли, передвигаться в них было одно удовольствие. В рубахе и штанах тело дышало, движения были легки и свободны, одежда двадцать первого века по сравнению с этой напоминала доспехи средневекового рыцаря. У каждого на плече висело по котомке с провизией на два дня, которую им собрал заботливый дед Велес. Договорено было, что на обратный путь провизию они пополнят в городе. Друзья весело шагали, болтали о всякой ерунде, шутили, смеялись над своими же шутками. Они чувствовали себя детьми, свободными и чистыми, не обремененными драконовскими законами суровой цивилизации. Им было легко и необычно спокойно. Им нравилось то, что с ними происходило в тот момент, они наслаждались путешествием, впереди их ждали масса интересных открытий и захватывающих приключений.
Через три часа скорого ходу лес значительно поредел, стали попадаться признаки присутствия человека: родники с чистой, сладковатой на вкус и студеной до ломоты в зубах водой, огороженные низенькими каменными, а иногда плетеными из лозы заборчиками, полукруглые низкие сооружения из самана, предназначение которых друзьям было неизвестно, но изучать не рискнули, мало ли? Еще скамейки, установленные по обочинам дорог под большими раскидистыми деревьями с огромными треугольными листьями. Таких деревьев друзьям ранее видеть не приходилось. Поражала повсеместная чистота и ухоженность. Когда они увидели первую крестьянскую повозку, запряженную крепкими, мощными, гривастыми лошадьми, у Сергея с Иваном внутри все напряглось, они со страхом ждали, когда повозка приблизится к ним. Что делать, если с ними заговорят? А если спросят то, чего они не знают? В общем, ждали подвоха и были готовы ко всему, вплоть до того, чтобы притвориться глухонемыми. Крестьянин, поравнявшись с ними, приложил руку к шапке, приветствуя путников. Сергей на автомате сделал так же. Крестьянин дернул повод, прикрикнул на лошадей, повозка, скрипя и стуча ободами, проползла мимо. Сергей бросил мельком взгляд на Ивана. Тот стоял, приставив руку к голове, улыбался во всю ширину рта своей белозубой улыбкой и выглядел, по мнению Сергея, как никогда глупо.
- Вольно, Ваня! К пустой башке руку не прикладывают.
- Уф! Я чуть со страху не помер. Ты видел, как он на меня смотрел?
- Нормально он на тебя смотрел. Ты б себя видел. Просто кивай, руки к котелку не тяни.
- Ну вот. Первое знакомство с местным аборигеном, - Ваня вытер рукавом рубахи выступивший на лице пот.
- Я бы сказал: «шапочное» знакомство. Вот если бы он тебе еще и вопрос какой-нибудь задал, типа: как проехать в Захребетенск, или спросил бы, откуда ты есть, а еще оказался б Кулековским крестьянином, вот тогда бы знакомство могло закончиться эшафотом.
- Да уж сразу и эшафотом. За что? Мы не преступники, не шпионы.
- Это не аргумент. Ты кто? Ты - чужак! Нет, еще хуже: ты для них инопланетянин! Так что давай просто смотреть и запоминать, как нам советовал Велес. Чтобы не вляпаться в историю, надо привыкнуть к мысли, что мы - крестьяне, самые что ни на есть натуральные. Делай все естественно и непринужденно - и будет нам счастье.
Так они протопали еще несколько километров. Повозки с разнообразными грузами, пешие и конные крестьяне, ремесленники и прочие местные, которых Сергей с Иваном не могли идентифицировать, стали попадаться все чаще и чаще, в конце концов превратившись в постоянный скрипучий и шумный поток. Друзья вполне свыклись с обстановкой. На них никто не обращал внимания, и они уже, как заправские местные, приветствовали всех проезжающих и проходящих. Ближе к полудню солнце поднялось в самый зенит и стало палить нещадно. Друзья все чаще делали остановки у родников, освежались, но уже через сотню шагов пот опять начинал заливать глаза, хотелось уйти в тень к освежающей живительной влаге и оставаться там до вечера. С непривычки от ходьбы ноги «гудели» и наливались свинцом. Путешествие, казавшееся веселым в начале пути, начало превращаться в пытку.
- Серега, еще полчаса по такой жаре, и я сдохну…
Сергей сочувствовал своему другу. Ваня шел, изнемогая от жары, и уже еле переставлял ноги. Рубаха его была мокрая от пота, котомка то и дело сползала с могучего плеча, поэтому Ваня уже не поправлял ее, и она телепалась на сгибе руки, стуча по бедру в такт движению. Он уже не обращал внимание ни на приветствия, ни на улыбки встречных красавиц. Молча, сопя и смахивая пот с лица, Ваня героически продолжал свой путь. Сергею было, конечно, легче, но ненамного. В конце концов, окончательно выбившись из сил, друзья решили выбрать местечко, достаточно удаленное от дороги, и сделать привал. Ваня, едва добравшись до спасительной тени раскидистого дерева, упал в зеленую траву и, распластавшись, пробормотал:
- Серега, я все… Я больше не встану, делай, что хочешь, хоть на куски режь.
Сергей прилег рядом и, подложив котомку под голову, молча стал смотреть на ярко-зеленые треугольники листьев, чуть качавшихся на еле заметном ветру. Весело щебетали птицы, в траве стрекотали кузнечики, какой-то маленький зверек, похожий на тушканчика, промчался рысью чуть ли не по ногам Сергею и скрылся в траве. Сергей привстал, чтобы понаблюдать за чудным зверьком. Тот не заставил себя долго ждать, и вскоре над травой появилась его рыжая мохнатая мордочка. Глаза-бусинки некоторое время внимательно изучали Сергея, и, не найдя в нем ничего примечательного, тушкан помчался дальше по своим делам, на прощанье издав звук, напоминавший звук сообщения в «аське». О-о! Сергей улыбнулся и опять улегся, чтобы обдумать сложившееся положение. Понятно, что без транспорта им не обойтись. Иначе их экспедиция грозит затянуться недели на две. Можно было бы попробовать нанять повозку, благо денег у них хватало. Можно также напроситься пассажирами к какому-нибудь крестьянину. Все это можно, но Сергея терзали сомнения: слишком мало они знали о местной культуре, обычаях и отношениях в местном сообществе. Как ни крути, а даже названий местных сел и деревень они не знают. А погореть на какой-нибудь мелочи Сергею не очень-то улыбалось. Да, задал задачку Велес. Хотя, с другой стороны, как изучать культуру и вливаться в общество без изучения его изнутри? В общем, ищем транспорт, а там как карта ляжет. Просто надо быть осторожнее вдвойне. Сергей повернул голову к Ивану и сказал:
- Я решил! Мы ищем попутку!
- Я только за! - буркнул Иван, но даже не пошевелился. Сергей улыбнулся, кинул в друга попавшейся под руку веточкой и неохотно встал.
- Ладно, ты отдыхай, а я пойду и осмотрюсь, может, найду какое-нибудь корыто для перевозки крупногабаритных грузов.
- Только не угоняй ничего, давай обойдемся без общения с местной полицией. А я тут за тебя поваляюсь изо всех сил.
- Валяйся, все равно от тебя толку нет. Про мешки не забывай, не хватало еще для полного счастья без еды остаться.
- Еда в надежных руках, можешь не сомневаться! Проваливай, не мешай отдыхать бедному страннику, да прибудет с тобой… - Ваня замолчал, подбирая слово.
- Сила? - подсказал Сергей.
- Сало!
- Ошибся Велес, нарядив тебя в крестьянина, а не в попа.
- Иди с богом, сын мой, а не то поднимусь да придам твоему телу ускорение пинком праведным.
- Я серьезно, ты не в своем селе под Воронежем, будь начеку. Мало ли что.
- Да понял я. Иди. За это время можно было бы караван нанять.
Сергей поправил онучи на лаптях, одернул рубаху и направился к тракту. На дорогу он выходить не стал, а, пристроившись на обочине в траве, стал наблюдать за происходившим. Поток телег стал заметно реже. Над телегами и шарабанами появились матерчатые полога, защищавшие от солнечного зноя груз и ездоков. В нескольких метрах от Сергея, на обочине, стояла груженная какими-то тюками телега. Одного заднего колеса в ней не было, отчего телега перекособочилась. Выпряженные и стреноженные кони паслись рядышком возле дороги. Рядом с отвалившимся колесом «колдовал» сухощавый крестьянин лет около пятидесяти. Одет он был так, как одевались все крестьяне в этой местности. Разве что шапки-«грешневика» он не носил. Седые волосы, перехваченные на лбу нешироким кожаным ремешком, доходили ему до плеч, окладистая борода и пышные усы делали его похожим на Деда Мороза. Именно таким его в детстве представлял Сергей. Ну конечно! А вот и снегурочка! Из-под тени деревьев к телеге вышла молодая красивая девушка, одетая в легкий сарафан зеленого цвета, белокурая и легкая, как тень. Или дочь, или внучка. Сергей приподнялся, чтобы лучше рассмотреть ее. И вдруг громким басом его кто-то окликнул:
- Гэй! Молодец!
В том, что обращались именно к нему, у Сергея не было ни малейшего сомнения. Сергей медленно повернулся. Внутри все похолодело. Шестеро вооруженных всадников стояли метрах в трех и внимательно разглядывали его. Как они могли незаметно подъехать? Как из-под земли вынырнули. "Прямо ГИБДД", - подумалось Сергею. Так и что же теперь?
- От кого хоронишься? - спросил мощный бородатый воин, который был, судя по всему, за главного.
- Да вот, по нужде отошел… - голос предательски дрожал, был сиплый, чужой.
- Кто ж на обочине нужду справляет? Для кого отхожие места построены? - пробасил бородатый.
- Так я как раз и искал место.
- Так че его искать? Оно вон, – всадник кивнул на саманную полукруглую постройку, стоящую в метрах пяти.
- Да я только оттуда, – Сергей попытался состроить что-то вроде улыбки на лице.
- Что? Живот болит? - глядя на получившуюся гримасу на лице Сергея, поинтересовался второй всадник, более молодой и более щуплый в отличии от своего командира.
- Да, уже вроде терпимо.
- Колесо отвалилось? Может, помочь чем? – продолжил щуплый, поглядывая в сторону крестьянина, возившегося с телегой.
- Да ничего, справимся, там делов-то, - Сергей молил всех богов, чтоб крестьянин не услышал их разговор. Он уже встал в полный рост и стоял лицом к всадникам, тело сотрясала мелкая дрожь, которую он всеми силами пытался унять. Холодный липкий пот крупными каплями выступил на лбу. Сергей даже не пытался его смахнуть, он даже лишний раз старался не шевелиться. В голове копошились сразу тысячи мыслей и сотни версий, но поймать хоть одну и после соответствующей обработки членораздельно произнести было делом почти невозможным.
- Справимся, если не будешь по кустам бегать и ворон считать! - услышал Сергей за своей спиной уверенный спокойный голос. Повернувшись на негнущихся ногах, он увидел того самого крестьянина-«Деда Мороза», который, хитро прищурив глаза, смотрел то на него, то на воинов. "Ну все, это конец", - подумал Сергей. Надо что-то делать, только что? Мысли, недавно табуном роившиеся в его голове, моментально испарились, вместо них была звенящая пустота.
- Ну, чего стал? Я один, что ли, повозку чинить буду? – услышал он, как «Дед Мороз» обращается к нему. - Или ты до ночи собрался здесь куковать? Иди и займись делом!
Сергей, еще не веря своим ушам, вышел из ступора и рванул к телеге, как спринтер.
- Эк, какой уважительный, – донесся до него тот же басок, – моего не заставишь чего-либо сделать, а этот рванул так, будто его на гулянку позвали.
- Дак воспитывал, как надо, у меня их трое, все к работе приучены с измальства. Пойдем мы, а то еще до вечера к ночлегу надо поспеть.
- Ну, это да, конечно, идите с миром. Только осторожнее здесь. Опасная девица сбежала, преступница, - предупредил бородач. - Мы с ног уже сбились, три дня из седла не слазим.
- Добро воевода, будем сторожиться. Пошел я, здравы будьте, - развернувшись, «Дед Мороз» пошел к своей повозке, где Сергей с озабоченным видом вертел несчастное колесо то так, то эдак.
Казалось, что весь смысл жизни у этого парня заключается в ремонте этого деревянного чуда. Всадники, пришпорив коней, галопом пронеслись мимо Сергея, обдав запахом сыромятных ремней, конского пота и вскоре скрылись из виду. Сергей на мгновение замер, чувствуя взгляд на своем затылке. Затем встал и, не поднимая глаз, повернулся к своему нежданному спасителю.
- Ну, то, что ты не из здешних, это видно сразу, - без предисловий начал крестьянин. - На грабителя не похож, я повидал их на своем веку немало. Но и до крестьянина тебе далековато. Так кто же ты, чужеземец?
- Этого я Вам сказать не могу, а врать не хочу, - ответил Сергей.
- Ну и славно! Меня Ермол зовут, а это моя племянница Пелания, – Ермол кивнул в сторону стоявшей «снегурочки».
- Меня Сергеем зовут.
- Странное имя. Хотя о чем это я? Ты и сам странный. Куда путь держишь?
- В Боручан к купцу Цигимею.
- Знаю такого. Уважаемый человек. Выходи, хватит прятаться! - крикнул вдруг Ермол кому-то, не поворачивая головы. Из кустов показался Ванюша собственной персоной. В одной руке он держал две котомки, а в другой огромную дубину.
- Ну вот, теперь точно телегу починим, с таким-то буйволом. Как тебя величать, богатырь?
- Иван я.
- Иваня? Да что ж за имена-то у вас, язык сломаешь, запомнить трудно.
- Да нет же. Просто Иван. Можно Ваня.
- Ладно, Ваня и... как тебя, уже забыл?
- Сергей.
- Вот что, Ваня, ты телегу приподнять сможешь?
- Не знаю, надо попробовать.
- Тоже мне богатырь, – раздался смешливый девичий голос. – Как мухомор. Выглядит красиво, а есть нельзя.
- Цыц! Много ты понимаешь в мухоморах! - прикрикнул на племянницу Ермол. - Так, молодцы! Берете и вдвоем поднимаете телегу, насколько сможете, а я пристрою колесо. Когда скажу, поднимаете. Взяли!
Сергей с Иваном схватились за край повозки и рывком приподняли накренившийся край. В одно мгновенье Ермол одел колесо на ось и тут же застопорил его металлическим клином.
- Вот! Готово! - торжественно объявил он. - Теперь мы с Сырым запрягаем лошадей, а ты, - обратился он к племяннице, - готовь что-нибудь перекусить.
- Я не Сырой, я… А, ладно!

Новость отредактировал Sunbeam - 14-10-2016, 19:22
14-10-2016, 19:22 by GrawerПросмотров: 1 587Комментарии: 1
+4

Ключевые слова: Другой мир путешествие лошади авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Fertassa
21 октября 2016 13:06
+1
Группа: Посетители
Репутация: (3|0)
Публикаций: 5
Комментариев: 129
Я в полном восторге от всех частей! yaaah
И не переживу, если автор бросит это повествование!!!
Жду продолжения с нетерпением!
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.