Ты - то, что ты ешь

Ты – то, что ты ешь.


- По-моему, неплохая, – сказал я, разглядывая курицу.
- Квох! – воскликнула птица.
- Хе-хе, недолго тебе кудахтать осталось, – сказал Костя.
- Я думаю, для нас критичен только размер, а эта курица для препаровки как раз довольно большая. – сказал я. – Можно брать?
- Да, давай, – согласился Константин.

Темные углы прозектория озарили включившиеся ртутные лампы. Я развернулся, и зажав клетку между ног, прикрыл дверь.
- Где инструменты? – спросил мой друг.
- Должны быть в стерилизаторе, – сказал я, доставая курицу из клетки. Нервная птица зароптала и попыталась убежать от моих рук. Я загнал её в угол и схватил покрепче.
- Нашёл. Давай быстрей, нам дали где-то час, – напомнил Костя.
- Мы управимся, не парься, – успокоил его я. Я поднёс куру к раковине, включил воду. Подошёл Константин, щелкая ножницами.
- Держи крепче, – посоветовал он и схватил её за клюв. Широкий надрез, курица захлёбывается в собственной крови, раковина обагряется. Костя сильнее тянет за голову и резким движением отделяет голову от тела полностью. Курица обделывается прямо на меня.
- Вот тварь, – пробурчал я.
- Клади на стол, – сказал Костя. Я плюхнул обезглавленную птаху на специальный стол. Костя обмыл её водой из шланга.
- Это не отмыть, – посетовал я, осматривая халат.
- Забей, давай приступать, – друг протянул мне скальпель.
- Почему вечно я шкурю их? – спросил я, оттягивая кожу на шее курицы. Вопрос ушёл в никуда. Константин достал фотик и снял грудные мышцы. -Покажи нам свою душу, курочка, – усмехнулся я и дернул шкуру со всей силы. Послышался хруст.

Мы стояли рядом со столом, где лежала распотрошённая нами кура. Вся требуха вынута, шкура снята – в общем, готовая к употреблению тушка.
- Грудка, чур моя, – сказал я.
- Разделим пополам, – фыркнул Константин, – а то ты больно хитёр.
Я взял тесак побольше и одним ударом разрубил тушку почти пополам.
- Как, думаешь, а легко так же с человеком? – спросил я.
- В смысле? Препарировать человека? – не понял Костя.
- Да нет, перерезать глотку, – уточнил я, протирая руки полотенцем.
- Думаю, с человеком всяко сложнее, – сказал Константин, – ведь он намного больше и сильнее курицы.
- Смотря какой человек, – возразил я, и мы оба засмеялись.

Я достал курицу из духовки. Кажется, она вышла прекрасной. Всё-таки то, что ты прикончил собственными руками, всегда вкуснее.
- Ням, – произнёс я и шлепнул грудку себе на тарелку. Грудка аппетитно дымилась, призывая меня, наконец, употребить её в пищу. - Ну что же, ты умерла ради правого дела, – произнёс я, накалывая кусок на вилку. Аромат ударил в ноздри, я положил мясо в рот, проглотил… и тут я внезапно отключился.

Вокруг всё белое… мне мало воздуха… мало места… нужно выбраться. Я бью головой со всей силы по невидимой преграде. Раздаётся хруст. В нос ударяют совершенно новые запахи вместе со свежим воздухом. Ко мне подходит моя мама… курица? Она помогает мне выбраться, пускает под себя. Тут тепло. Вот я уже играю со своими братьями и сестрами на улице. Повсюду зерна, которые можно клевать, полное изобилие. Вот я в курятнике. Меня кормят намного чаще, взвешивают. Я уже довольно большой. Меня и моих братьев увозят. Я на рынке. Кто-то переговаривается. «Она достаточно большая,» - говорит он. Меня запихивают в клетку. Везут, долго везут. Темное место… страшное… сырое. Клетка открывается. Я слышу, как кто-то переговаривается. Меня хватают за крылья и ноги, так крепко, что я не могу выбраться. Подносят к раковине. Он подходит. В руках у него что-то блестящее. Мне страшно, сердце бьётся сильнее. Он делает резкое движение. Мне больно, чувствую, как по шее что-то течёт. Мой кишечник расслабляется, я обделываюсь прямо на своего мучителя. Он дёргает сильнее и бросает меня на дно раковины. Всё вокруг заливает красным и в последние секунды жизни я вижу своё собственное лицо. Я говорю: «Вот тварь». И я умираю.


Я резко возвращаюсь в сознание и обнаруживаю себя на полу собственной кухни с вилкой в руке. Что это было? У меня галлюцинации или я реально увидел всю жизнь этой курицы? Я бы мог принять это за странный трип, ведь я сижу на антидепрессантах, если бы не одно «но». Теперь в моей голове было как бы две памяти. Одна, основная, с которой я прожил всю жизнь. И другая, находящаяся в тёмных закоулках моего подсознания, но легко всплывающая при малейшем желании. И эти воспоминания были даже ярче, чем мои, родные, будто я действительно прожил ещё одну жизнь. Я встал, рассеяно озираясь вокруг. Курица дымилась до сих пор, видимо, мой припадок не продлился и минуты. Я наколол ещё один кусочек на вилку. Опасливо положил в рот, проглотил. Нет, это не повторилось, я только опять вспомнил, как меня убили, это было сродни ностальгии. Я посмотрел на курятину на своей тарелке. Я определённо узнавал в ней своё собственное тело. Очень необычное ощущение. Я откусил кусок. Ещё один. Бросил вилку, начал рвать курицу руками. С жадностью ел, пытаясь убрать следы своего преступления. Кости я скормил собакам.

- Ну что, Диман, ты добавил фото к нашей статье? – вырвал меня из пучин размышлений голос Кости.
- Я пережил вчера очень странное чувство, – начал я.
- О, это уже интересно,– сказал Константин,– ты траванулся этой курой?
- Ммм, нет, – сказал я, – когда… когда я откусил от неё первый кусок, у меня случился приход,что ли… В общем, я получил все её воспоминания.
- Что? Как это получил? Впитал что ли, как горец? – спросил Костя.
- Да, это точное определение, долго его искал, – обрадовался я. - Только всё было без молний, я отрубился на секунду, мне показали диафильм с жизнью этой куры, а когда очнулся, я уже помнил все аспекты её жизни. Притом даже лучше своей собственной жизни.
- Необычно, – удивился Костя, – а ты не ощущаешь себя после это курицой? Не хочешь там кудахтать, нести яйца и всё такое?
- Неа, видимо моя личность сильнее, – сделал вывод я, – занятная суперспособность.
- Суперспособность? Ты думаешь, ты экстрасенс или типа того? – спросил Костя.
- Других вариантов нет, – пожал плечами я.
- А почему такого не случалось раньше? Ты ведь далеко не веган, это я знаю точно, – спросил мой друг.
- Я тоже думал над этим, – кивнул я. – Видимо, чтобы получить воспоминания, я должен непосредственно участвовать в смерти подопытного.
- Да, эта гипотеза имеет право на жизнь, – почесал подбородок Костя, – но мы, как учёные, всё должны проверить наверняка.
- И как же, – поинтересовался я, – опять курица?
- Неа, курица уже слишком избита, – помотал головой Константин. – Помнишь тех лягушек? Которых мы изучали на физиологии?
- Да, их не забудешь, – посмеялся я.
- Нам нужно добраться до них. Ты же всегда хотел попробовать лягушатину.
Лягушки нужны были нам в простейших опытах с рефлекторной дугой. Перед этим мы их умерщвляли. Нужно сказать, что после этой процедуры своей прыти они не теряли. Многие даже пробовали вновь издавать звуки, но получалось нечто несуразное булькающее. Останки мучениц сбрасывались в ведро, потом утилизировались. Мы знали, где это ведро находится, и намеревались выкрасть недавний препарат.
- Как мы его отличим от других шести? – спросил я.
- Никак. Мы попробуем все подряд, – сказал Костя.
- Умно, – согласился я. Костя водрузил ведро на стол. Там было несколько относительно свежих трупиков лягушек. Костя понюхал.
- В пищу пригодные, – сказал он. – Как Вам их подать, маэстро?
- Да по фиг, главное не сырыми, – пожал плечами я.

Саша, девушка Кости, поставила передо мной тарелку горячих лягушачьих лапок. Я привстал, заглянув внутрь. Выглядело аппетитно.
- Можете объяснить, зачем это всё нужно? – задала вполне резонный вопрос она.
- Ну, кажется, я экстрасенс, – объяснил я, разведя руками в стороны.
- Он получает воспоминания своих жертв, попробовав их мясо, – уточнил Костя.
- Большего бреда в жизни не слышала, – фыркнула Саша, – если это опять какой-то стёб…
- Вовсе нет, – возразил Костя, – это научный эксперимент.
- Просто признайся, что ты решил-таки поесть лягушатины, – сказала мне Саша. Я лишь пожал плечами и взял вилку.
- Только лапки? Ты уверен? – спросил я.
- Почему нет? Или для тебя принципиальна часть тела? – спросил Костя.
- Не знаю. Сейчас, похоже, узнаем.
Костя встал у стены и скрестил руки. Ему видимо не терпелось увидеть результаты эксперимента. Саша села на стул. Я взял одну лапку в руку. Понюхал. Закинул в топку. Прожевал.
- Ну как? – спросил Костя.
- Ммм, типа перепела или рябчика… не распробовал ещё, – поведал я.
- Блин, я не про это, – рассердился Константин. – Как ощущения?
- А, да ничего. Видимо, не та лягуха, – сказал я.
- Чего вы хотите добиться? – не понимающе спросила Саша.
- Что-то вроде этого, – сказал я и изобразил припадок. Я взял вторую лапку. Раскусил. Они были очень маленькие, на один раз. Немного пахли тиной. И спиртом. Ничего. Я взял другую. Четвертая. Пятая.
- Последняя, – сказал я.
- Быстрее, – нетерпеливо сказал Костя. Я проглотил последнюю лапку. И тут снова произошло это. Я падаю на пол и начинаю смотреть кино.

Вот я вылупляюсь из икры. Пока я маленький головастик, но довольно шустрый, быстрее своих врагов. Я плаваю в воде, питаюсь, расту. У меня появляются лапы, отпадает хвост, я выползаю на сушу. Меня ловят. Везут в банке. Выносят в аудиторию. Ко мне подходит человек. Хватает меня за ноги. Зажимает голову в ножницах. Щелк. Всё погасло.


- Фак, ты в порядке, дружище? – спрашивает приглушённый голос. Я встаю, отряхиваюсь. Костя сидит рядом. - Ты будто передознулся и всё такое.
- Это было не совсем похоже на то, что ты показал, – заметила Саша. Я встал, отряхнулся.
- Это опять произошло. Это точно какой-то дар, – сказал я.
- Ты видел жизнь лягушки? – спросил Костя.
- Точно.
- И как оно?
Я почесал подбородок.
- Нелегко. Было трудно выбираться на сушу.
Костя отодвинул стул, предлагая присесть. Я выполнил просьбу. Он присел рядом. Я пододвинул к себе тарелку и начал поедать остатки лягушек.
- А ты видел их смерть? – осторожно спросил друг.
- Ага, притом постоянно видел своё лицо в процессе. Это необычно. Смотреть на себя со стороны, – чавкая, сказал я.
- Хм… я надеюсь, ты теперь не решишь стать пацифистом там… или веганом?
Я хохотнул с набитым ртом. Кусок мяса вылетел изо рта. Я тут же его подобрал.
- Неа, ни фига. Это трудно объяснить, но могу сказать, что эти двое воспринимали смерть… ммм, – я задумался, – как избавление.
Костя молча продолжал смотреть на меня. Я закинул ещё одну лапку в топку, громко хрустнул косточкой. Саша, всё это время терпеливо наблюдавшая за моими зверствами, не выдержала.
- Тебя дома не кормят?
Я отложил в сторону пустую тарелку.
- Да нет. Это один из нюансов моей способности. После этого трипа сразу хочется есть. Очень сильно.
- Интересный факт, – сказал Костя.
- Как думаете, что мне теперь делать? Идти на телевидение? В газеты? – спросил я, вытирая рот.
- Из какого ты века, Дима? – спросила Саша. – Сейчас миром правит интернет.
- Какая разница? – резонно спросил Костян. – Что там, что там ты будешь выглядеть очередным клоуном и шарлатаном. Без правдоподобных пруфов эту историю никак не преподнести.
Я задумался.
- И ведь правда. Странно, что вы мне поверили.
- На что нужны друзья? – спросил Костя. - А вообще, подтвердить твою способность, думаю, можно.
- Как же? – я напряг извилины. – У меня никаких мыслей, если честно. Я могу точно сказать, где жила эта курица и где плавала лягуха, но это звучит не очень убедительно.
Константин откинулся на спинку стула, погрузив своё лицо в неосвещаемую область кухни.
- Для этого тебе нужно получить воспоминания, - он свёл руки вместе, – более разумного существа.
- На человека намекаешь? – осторожно спросил я.
- Ты же понимаешь, что ему нужно будет его убить и съесть, что не совсем законно, он ведь их не прикосновением получает, – напомнила Саша.
- Расслабьтесь, я же шучу, – засмеялся Костян и вернулся в привычное положение относительно лампы.
- Получается, у меня есть самый бесполезный дар на свете, – разочарованно сказал я.
- Ну, он может быть полезным. При определённых условиях, – сказал Костя.
- Замолчи, – шикнула Саша.
- Ладно, друзья, спасибо за вкусный ужин, – встал я со стула, – я пойду к икс-менам. Может, они подскажут мне, что делать в такой ситуации.

Я возвращался домой, когда было уже темно. Наверное, мой припадок длился довольно долго, вот я и задержался. Я зашел в темную подворотню и тут увидел это. Ограбление или гоп-стоп, проще говоря. Мужчина, интеллигентного вида, стоял один против двоих гоповатых грабителей. Я спрятался за углом дома. Как же я хотел ему помочь в этот момент. Я обрёл дар или он всегда был со мной, не важно, я чувствовал, что я выше других, сильнее, а значит должен им помогать. Однако моя бесполезная способность никак не спасала меня от заточки под ребро. И я затрусил, стоял и бездействовал. Он отдал им всё, но им было мало. И один из них пырнул его ножом, чуть левее сплетения, как анатом, я знал, что там находится сердце, а второй сказал: «Быстрее, бежим». Он остался истекать кровью, они убежали. Я вызвал всех, кого только мог, однако он умер ещё задолго до того, как я к нему подбежал.
- Значит, Вы являетесь свидетелем потасовки? – спросил меня опер.
- Конца потасовки, – уточнил я.
- Да, я понял. Ожидайте повестки в суд в ближайшее время.
- А в какой морг его повезут? – неожиданно для себя спросил я. – Хочу выразить соболезнования родственникам.
- Да? – удивился опер. – Скорее всего в пятый.
- Спасибо.
У меня в голове появился прекрасный план, как мне покарать этих двоих. Ведь воспоминания получаются необычайно четкими, и я всегда вижу лица своих убийц. И я принял посильное участие в его смерти.
******************************************************************
Это было невероятно кощунственно и непросто, но я заполучил кусок его мяса. И сейчас он дымился на моей тарелке. Но всё ведь это пойдёт на благое дело?
Я видел заплаканные лица его родни. У него была жена, двое детей, они все явились на опознание. Я не захотел показываться им на глаза, мне было стыдно, и я подождал, пока они уйдут. Дальше я подошёл к патологоанатому, спросил его про родню, повторил свою маленькую ложь, которую я изобрёл для опера. Врач сказал, они ушли. Я сказал, что я тоже имею некое отношение к медицине.
- Правда? – спросил он.
- Да, - я почесал глаз, – я ветеринарный хирург, пока только учусь. Мне всегда было интересно вскрытие человека. Многих животных повидал изнутри, а вот homo sapiens ни разу.
- Ого, – врач на секунду замолчал, я напрягся, – а ты больший циник, чем многие, кто здесь работает. Мне кажется, молодым врачам этого не хватает.
- Да, есть немного, – я облегчённо выдохнул.
- Ну, посмотри, если хочешь. Только облачись предварительно, – согласился патологоанатом.
Дальше было вскрытие, очень долгое и сложное, сложнее, чем то, что я делал там, на своих уроках. Не скажу, что мне было неинтересно, просто я ждал конца. Долго и терпеливо, мне нужно было только одно. Любой материал. Мозги, мышечная ткань, немного кожи, хватает и маленького кусочка. Каждая секунда была испытанием для моей решимости, ведь я пошёл на невероятно отмороженное предприятие. И наконец, он закончил.
- Ну, как тебе люди, Семен? – спросил он.
- Различий мало, – сказал я, – но было интересно.
- Очень на это надеюсь, – улыбнулся врач и отвернулся, чтобы положить скальпель на столик. Когда он обернулся обратно, меня, как и куска мяса из тазика, стоящего рядом, уже не было.
И вот он передо мной дымится. Я сварил его, варил как можно дольше. Человек очень волокнистый, а потому жесткий. Я облил так называемый стейк лимонным соком, полчаса отбивал его молотком, довёл до состояния безвкусной каши в кастрюле. Думаю, от готовки он своих свойств не потерял. Хотя я очень хотел, чтобы потерял. Я вообще не хотел есть человека, которого убили на моих глазах. Вообще никакого не хотел. Но я дал себе обещание. И если я этого не сделаю, я буду жалеть всю жизнь. А он явится ко мне во сне. Я накалываю кусок на вилку. Уже сам не верю, что это сработает. Зачем я вообще это делаю? Искупление? Разве я виноват? Да, я виноват, я знаю. И нужно идти на жертвы, раз уж решил поиграть в героя. Я кладу кусок в рот. Сжимаю челюсти. Зажмуриваюсь. Проглатываю.

- Постойте, я вам всё отдал! – отчаянно крикнул я.
- Уверен, что всё? – спросил тот, что с ножом. Он придвинулся ближе, и я отчётливо увидел его лицо. Второй стоял на шухере и оставался в тени.
- У меня больше ничего нет, клянусь! – сказал я.
- Кольцо. Быстро, – отрывисто сказал вооружённый грабитель.
- Оно обручальное… - прошептал я.
- Ты меня достал, – сказал грабитель и сделал резкий выпад. Острая боль в груди, что-то тёплое стекает вниз. Я падаю, второй кричит: «Бежим,быстрее». Моя голова повёрнута в сторону угла дома, и там я вижу стоящего себя.


Я встал с пола. Все припадки до этого были просто сказочкой по сравнению с этим. Мужику было тридцать лет, и он успел пожить, скажу я вам. От этого сильнее становилось его жаль, но в моей душе не было место жалости, она могла помешать несению возмездия. Теперь я точно знал лицо своего убийцы, а, поступив с ним подобным образом, узнаю личность второго. Я направился к выходу, но вдруг медленно обернулся на лежащий на столе кусок мяса. После приступов всегда очень хочется есть.
Я выслеживал ублюдка очень долго. Всё, что я знал о нём – это его лицо и то, что он обитает в некоем районе, где произошло ограбление. Ходить и вглядываться в лица каждого прохожего – идея глупая. Но подключив дедукцию, можно было решить эту проблему, а с мозгами у меня всё в порядке. Преступник должен был сбыть награбленное. А я очень точно помнил, что они у меня забрали. Я обошёл все ломбарды в поисках заветного кольца. И тут меня постигла невероятная удача. Все приличные места уже закончились, я спустился в самый гадюшник. Ломбард не имел вывески, я узнал о нём по слухам. Располагался он рядом с нелегальным казино. Я вошёл в полуподвальное помещение и тут на лестнице встретил его, чьё лицо я так хорошо запомнил.
- Чё надо? – забыковал он.
- Ничего, – спокойно ответил я и уступил место на лестнице. С чувством собственного превосходства он прошёл вверх. Я постоял минуту и вышел за ним. Следить оказалось крайне нетрудно, он шёл, не оборачиваясь, спешил, видимо, домой. Я нагнал его в подворотне, похожей на ту, где он вершил свои тёмные делишки.
- Ну как, сбыл кольцо? – громко спросил я, остановившись.
- Нет, – от неожиданности ответил он и развернулся, – а ты чё за черт?
- Тот, кого ты убил, – сознался я.
- Че ты гонишь… - начал он, и тут струя из перцового балончика ударила ему в лицо.
- Ааа, гнида! – крикнул он и замахал руками.
Я выхватил нож, резко подскочил к нему. Он ударил вслепую, попал по лицу. Я зашипел. Он бросился на звук, обрушившись на меня всей тушей. Мы упали, он схватил меня за шею, начал душить. Я захрипел и ударил ножом по руке. Он закричал, отпустил меня. Я встал, он, пошатываясь, встал тоже. Я бросился на него с криком. Он ударил наугад, попал по корпусу, попытался заключить меня в объятья, тут я ему и вонзил клинок прямо под ребро. Изо рта у него брызнула кровь. Я провернул, пошерудил там. Бандит забулькал и сдох. Я отошёл, немного ошарашенный от собственных действий. Но медлить было некогда. Я выдернул нож. Кровь брызнула во все стороны. К черту, эту одежду я всё равно сожгу. Я примерился. Что бы вырезать у ублюдка? Как ветеринар, я знал, где хорошее мясо у свиней и коров – на щеках, например. Думаю, с людьми это тоже работает.

На этот раз к готовке я подошёл с большей изобретательностью. Пожарил в собственном соку, с грибами и специями. Вышло изумительно. Даже и не скажешь, что человечина. Думаю, нужно оставить немного его подельнику, Семену. Теперь я хорошо знаю его, ведь он был его другом детства, такая вот ирония. Было неприятно поглощать эту гадкую личность, но без этого полного возмездия не наступит. Я должен приносить на алтарь некоторые жертвы, можно сказать, что я теперь орудие. Я бы мог теперь поедать маньяков и похитителей и выдавать полиции информацию о местонахождении жертв. В открытую такое не провернуть, но секретные службы мною определённо заинтересуются. Я задержал палец над звонком на секунду и всё же позвонил. Пора втягивать моих друзей.
- Привет, Диман, – сказал Костя, – видал чё по новостям?
- Что же? – безучастно спросил я, разуваясь.
- Мужика ограбили, сначала. А теперь нашли его грабителя, без щёк, – сообщил мне Костя, – а я вспомнил, нам рассказывали, что щеки – самое вкусное и как раз твоя способность… - он поймал мой взгляд и остановился. Я медленно кивнул. Мой друг проявлял чудеса дедукции. Не зря мы всё-таки дружили. - Неужели? – вырвалось у него.
- Всё сложнее, – поспешил оправдаться я, – я был свидетелем этого ограбления. И с помощью своих способностей нашёл грабителя и теперь знаю второго.
- Их было два? – спросил Костя.
- Ага. И теперь я прошу вас помочь. Один я слаб, в прошлый раз всё не очень круто прошло, – я потёр шею.
- Ох, твою мать, – только и смог произнести Костян, – что ты хочешь сделать? Съешь и его тоже?
- В этом нет необходимости, – удивлённо произнёс я. – Я уже и так знаю о нём всё.
- Может, сдадим его в полицию? – спросил Костя.
- У нас нет против него ничего. Ведь нет ни фотороботов убийц, никаких улик пока. Будет подозрительно, если я просто укажу на него. Ведь я убил его подельника.
- Черт, чувак! – воскликнул Костя. – Ты уверен, что тебя не найдут?
- Не должны, – на самом деле я об этом не задумывался. Если на меня выйдут, я просто выложу, всё как есть. Доказательств у меня предостаточно.
- Так какая тебе нужна помощь? – задал Костя главный вопрос.
- Мы будем вершить возмездие, – пугающим голосом произнёс я.
Однако, когда мы подошли к его дому, там было уже полицейское оцепление. Как я узнал позже, его заподозрили в убийстве лучшего друга, а потом он уже и раскололся по поводу ограбления. Очень боялся маньяка-каннибала, идущего по следу данного преступления.
- Ну и хрен с ним, – с облегчением выдохнул Костя, – так даже лучше.
- Может быть, – задумчиво сказал я. Я всё думал, а способно ли государство дать наказание адекватное преступлению. Ведь они отняли чью-то жизнь, однако сохранили свою. Один сохранил. В глубине души я был расстроен, что его нашли. Однако, по большей части, я радовался, что не придётся больше убивать.
- Не кисни, чувак, – ободряюще сказал Костя, – всё же, я считаю, если ты всё сделал по уму и на тебя не выйдут, ты поступил правильно.
- Спасибо за поддержку, – улыбнулся я. – По пиву, может быть?
- Я не против, – сказал Костя.
Пару недель после этого я жил обычной жизнью. Убедил себя в правильности поступка, не переживал больше по поводу своего внезапного каннибализма. Жил обычной жизнью. Даже две памяти, присутствующие теперь в моей голове не мешали. Я научился отодвигать их на задний план, чтобы не мешали. Кстати, теперь у меня было негласное образование экономиста. Понятное дело, оно было не от грабителя, и использовать его я счёл кощунственным. Однако я теперь был грёбаным супергероем и им же и оставался, и убрать это было некуда. И очень скоро мне пришлось по новой воспользоваться своей способностью.
Я сидел на кухне, ел куриную отбивную. Все эти кулинарные эксперименты не отбили у меня любви к мясу. Это одна из моих частей, то, что делает меня личностью, просто так это не выкинуть. Я задумался, а что вообще делает человека человеком? Его пристрастия, привычки, воспоминания, жизненный опыт? Но вот я поглотил двух людей, но их души не оживают в моём чреве. Я чувствую, что они мертвы, а их воспоминания – те же гниющие трупы, только они не в земле, а в моей голове. От моих размышлений меня оторвали новости по телевизору. Там рассказывали про какой-то банк. Я присмотрелся. Это тот самый банк, в котором у меня был вклад. И он закрывался. Я схватил телефон, набрал номер своего отделения. Автооответчик вторил информации, полученной мною из новостей. Не скажу, что там было состояние, но там были приличные деньги. Мать его, это были мои деньги! Теперь они превратились в воздух! Я рванул в отделение. Ничего хорошего меня там не ждало. Задвинутые ставни, дуболомы по периметру, толпы недовольных, пытающихся вернуть свои деньги. Я приткнулся к толпе, пытаясь выяснить хоть что-нибудь. Был слышен лишь сильный гул голосов. Кто-то кинул кирпич в витрину. Я отошёл назад и остановился на тротуаре. Здесь ловить нечего. Я позвонил Косте.
- Алло.
- Слыхал новости? – нервно задышал я в трубку. – Наш банк закрыли!
- Вот дерьмо, у тебя же там были бабки на ипотеку, – сочувствующе сказал Костя.
- Фигня не приходит одна, – пробубнил я, – сначала этот дар, теперь это дерьмо.
- А ты не хочешь? – спросил Костя. – Не хочешь воспользоваться своим даром? Снова.
- Что ты имеешь ввиду? – настороженно спросил я.
- Ну, директору этого банка по любому выдадут деньги, – сказал Костя.
- Это крутовато для меня, – сказал я, – я же не убийца.
- Расслабься, мен! – крикнул Костя. – Ты ведь уже сделал доброе дело своей способностью? Так почему бы и не сделать теперь кое-что для себя?
- Я думаю… я считаю.. – заговорился я, – я перезвоню.
Я бросил трубку. Меня прошиб пот. Я ведь действительно могу воспользоваться своим даром. Есть убийцы, да. Но это простые люди, а я не простой человек, я совершенней. Homo novus. Новая раса. Наверное, я могу позволять себе некие вольности. Наверное или точно? Я резко встал и пошёл на выход.

- Вы по записи? – спросила меня секретарь.
- Ага – сказал я.
- Ваша фамилия? И на какое время Вы записывались? – закопошилась она в бумагах.
- Слушай, просто пропусти меня, этот чувак зажал мои бабки, – неожиданно сказал я.
- Эммм… - подвисла секретарша.
- К черту, – сказал я и перемахнул через стойку.
- Стойте, Вам нельзя! – визгливо воскликнула она.
- Пошла в зад! – отрезал я и зашёл в кабинет с табличкой «Директор». Он играл в мини гольф прямо у себя в кабинете посреди рабочего дня. Я думал, это только в кино бывает, но, оказывается, богачи так развлекаются. Впрочем мне было всё равно.
- Верни мне мои деньги, – четко произнёс я.
- Кто Вы? Как ваша фамилия? Вы записаны, я ведь никого не принимаю сейчас! – противным голосом заистерил директор.
- Кто я – неважно, важно, что ты ограбил меня, – я подошёл ближе. Директор бочком пододвинулся к столу и нажал на кнопку коммутатора.
- Охрана, – тихо позвал он.
- Если ты мне не заплатишь, я съем тебя, а вместе с твоим жирным туловищем я впитаю и твою душу, – зарычал я. Тут ворвались охранники – два квадратных дуболома. Противопоставить им мне было нечего. Меня выкинули на улицу, тем самым он подписал себе смертный приговор. Я встал, отряхнул пальто и сел на ближайшую скамейку. Я просто буду ждать, пока он закончит свой недолгий рабочий день, пойдёт на бизнес-ланч или ещё куда-нибудь. Далее я поступлю с ним так же, как и поступил с тем преступником. А дальше у меня на руках будут все реквизиты и секретные слова, даже если не будет, я буду знать, у кого они будут. Вечер наступил быстро. А этот парень любит задерживаться на работе. Когда он вышел, стояла непроглядная тьма. Что же, мне это на руку. Я резко встал и подошёл как можно ближе.
- Это опять ты? – обернулся он. - Что тебе нужно?
- Я тебя предупредил, помнишь? Что съем тебя, – зловеще произнёс я.
- Ага, ага, – безучастно произнёс он, – знаешь, сколько мне сейчас людей угрожают, пацан? Ты на их фоне просто безобидный щенок.
- Ага, ага, – передразнил я, – только вот я не из твоей шоблы. Я совсем другой персонаж.
Директор развернулся полностью и вкрадчиво сказал:
- Мне кажется, тебе нужно обналичить твой чек и потратить все деньги на лечение где-нибудь в Кащенко.
- Твоими стараниями я не могу обналичить свой чек, – напомнил я.
Директор картинно развёл руками:
- А ты хотя бы пробовал? Зайди в отделение, встань в очередь, подойди к кассе… немного терпения, и я уверен, всё получится.
Я скривился:
- Ну… это сложный путь… а я хочу простой…
Моя рука медленно опустилась во внутренний карман пальто. Рукоять, соединяющаяся с холодным лезвием, точно дала мне понять о серьёзности моих намерений. Я перехватил нож, средним пальцем упершись в гарду, а указательным в само лезвие. Острота и боль распаляли моё разъярённое сознание, подогревали мой нарциссический бред.
- Пошёл ты, парень, – немного испуганно промолвил он. Я улыбнулся и резко выдернул руку из кармана в смертоносном витке от моей груди, по касательной к его горлу и обратно к моему бедру. Свежая кровь брызнула мне прямо в лицо. Директор забулькал и медленно осел на землю. Я провёл двумя пальцами по лицу, рисуя черту ото лба до носа. Отнял руку, посмотрел на окровавленные кончики пальцев. И медленно, со вкусом, сунул их в рот. Вы знали, что человечина по вкусу похожа на свинину?
Я долго думал, как же мне срубить куш с полученными знаниями. В принципе, я знал коды от сейфов, знал все секретные слова, знал, где и что лежит. Но вот одна проблема – я не был даже немного похож на этого борова, а это значительно осложняло процесс. В конце концов меня постигла крайне рискованная мысль. Я взял телефонную трубку и набрал номер секретарши, той самой, которая не хотела меня пропускать. Надеюсь, хреновая связь сделает своё дело.
- Алло, приёмная слушает, – раздалось из динамика.
- День добрый, – медленно заговорил я, стараясь вторить усопшему директору, – это Виктор Владиславович.
- Виктор Владиславович? Где Вы? Почему Вы не вышли на работу? – затрепетала на том конце секретарша.
- Я приболел, – сказал я. В голове всплыло воспоминание, как медленно уходит под воду шикарная тачка этого жлоба с его останками на борту. - Вы можете без вопросов перечислить миллион долларов на указанный счёт? – спросил я. – Это очень важное дело.
- Что? – запнулась секретарша. – Виктор Владиславович, у Вас какие-то проблемы? Вас держат взаперти?
- Нет, я свободен, как никто другой,– сказал я. – Дело касается моих иностранных инвесторов.
Так он называл свою полукриминальную крышу. Они всегда пользовались левыми счетами для бабок. На этот раз счёт будет тот, что я сегодня утром зарегистрировал на имя одного из гопников, которого я съел. Многоходовочка.
- Х-хорошо, – запинаясь, сказала секретарша.
- До связи, – бросил я и положил трубку. Вроде вышло. Да или нет – узнаю позже. Я подошёл к зеркалу и посмотрел на себя. Видок в последнее время не очень. Синяки под глазами, лицо осунулось, скулы обтянулись кожей, стали острыми. А вот фигура ничего, видимо из-за того, что я нынче питаюсь сплошным протеином. Но было странное ощущение во рту… будто поставили новую пломбу. Я приблизил своё лицо к зеркалу. Ну точно, клыки немного выросли… странно. Тут я заметил ещё кое-что. На радужке глаз, обычно серой, появились ярко-жёлтые полосы. Что происходит? Я меняюсь? Но почему? Видимо использование дара не проходит просто так для моего тела. Нужно ограничивать себя.
******************************************************************
Я зашёл в местное отделение банка с номером счёта в руках и чужим паспортом. Подделка выполнена на уровне, я обратился к одному из знакомых директора. Полезные связи. Вообще, с багажом, который подогнал мне Виктор, можно смело вписываться в бизнес. Я говорю не о банальных знакомствах. У него ещё полно компромата, средств для шантажа… Думаю, нужно наведаться в его жилище… Но сперва мои кровные. Я подошёл к кассе и протянул документы.
- Хочу снять все деньги с этого счёта.
Кассирша на секунду подвисла, посмотрела на меня и потом промолвила:
- Конечно, сейчас.
Я почувствовал недоброе. Опасность рядом. Резкий запах… оружейная смазка! Помню её ещё с военных сборов. Дальнейшее действо происходило всего секунды, но из-за моего обострившегося восприятия время растеклось сиропом. Кассирша жмёт кнопку тревоги, бронированные жалюзи медленно опускаются, закрывая окошко. Я бросаю все бумажки и, прокручиваясь на одной ноге, бегу в сторону. Боковым зрением замечаю две фигуры, последовавшие за мной. Скользя на чистом полу, я бегу к выходу, на мой путь выбегают ещё двое. Я напрягаю всё тело и совершаю резкий прыжок. В замедленном времени я проношу свой корпус прямо над двумя здоровенными мужчинами, ставя рекорд по прыжкам в высоту с разбега. Инерцию не обмануть, и я падаю на скользкий кафель, резкий удар выбивает из меня остатки духа. Четыре огромные туши наваливаются на меня, пытаясь сдержать меня по рукам и ногам. Я нахожу ещё один резерв силы и просто раскидываю всех четверых резким синхронным движением. Вскакиваю, на четвереньках подбегаю к выходу, где меня уже ждёт спецназ. Удар носком берца по челюсти, любезно расположенной прямо у земли, и я вырубаюсь.

- Давай ещё раз повторим, парень, – вкрадчиво спросил следователь. - Как тебя зовут?
- Хулио Глессис, – сухо сказал я.
- Хорошо, – пожал плечами следователь, – так и запишем. Потом у тебя будет банально больше проблем.
- Мне насрать вообще, я вертел ваш протокол, – ответил я.
- Я вижу, ты парень смелый, хех, – довольно спокойно отреагировал следак, – но у меня для тебя плохая новость. Тобой заинтересовалась организация, имя которой даже мне неизвестно. Но я слышал, что от них ещё никто не возвращался. Передаю тебя и твой острый язык им.
- Ага, окей, – ответил я и откинулся на спинку стула. Что же, меня поймали. Я был крайне неаккуратен, стоит признать. Но это далеко не конец. Я стал сильнее… сбежать отсюда не будет проблемой. Ожидание длилось вечно. Где-то через час лязг дверного засова оповестил меня о новом госте. Внутрь вошёл неприметный мужчина в строгом черном костюме.
- Добрый день.
Я промолчал.
- Вы, видимо, Дмитрий? – спросил он.
- Никого больше здесь нет, – заметил я.
- Остроумный? – спросил мужчина. – Надеюсь, чувство юмора поможет Вам, когда Вы окажетесь у нас.
- Ага, буду давать стенд-ап выступления, – вяло бросил я.
- Ясно. Вы знаете про Фонд? – спросил он, совершенно не глядя на меня.
- SCP? Это выдумки из сети. Вы думаете меня этим запугать? – усмехнулся я.
- Очень легко скрыть правду в куче информационного мусора, – вкрадчиво произнёс человек, нагнувшись над столом. По спине пробежал неприятный холодок. У мужика был неприятный взгляд.
- Ты бы не заинтересовал Фонд, если бы не один факт. Мы нашли тело директора. Не удивляйся, у нас намного больше ресурсов, чем у правительства. Так вот, директор был немного надкушен, и после этого ты звонишь в банк и выдаёшь всю необходимую инфу.
- Цепь совпадений, – неловко парировал я.
- Не пытайся нас развести, мальчик. Наши аналитики не просто так зарплату получают. С вероятностью 87% ты экстрасенс, поглощающий прижизненную память своих жертв.
Я сглотнул. Не могу поверить, что на меня так легко было выйти. Да кто вообще поверит в сказанное им?
- Так или иначе, проверить будет очень просто. Ты теперь в наших руках, парень.
- У меня есть имя, – напомнил я.
- Ненадолго, – сказал агент и резко выбросил руку вперёд. В лицо мне заструился непонятный газ бело-голубого цвета, и я отрубился.

Голова раскалывается. Я поднялся с пола. Со мной особо не церемонились. Я огляделся. Абсолютно белая комната, из стенки торчит откидная кровать. Больше никакого антуража. Я подошёл к двери. Постучал. Никакого ответа. Нехорошо. Я обошёл обиталище по кругу. Небольшое, обшито пластиком. Мало пространства для маневров. Я сполз по стене в угол. Неплохое начало. По крайней мере всё идёт по плану. Я же хотел работать на правительство.
В двери защёлкало. Я поспешно поднялся. Вход в камеру открылся, в проёме показались двое с автоматами и в масках.
- Сотрудник D-27666, следуйте в пункт проведения испытаний, - я недоверчиво покосился на них. Один поднял автомат. - Живо.
Я послушно проследовал на выход. Охранники окружили меня, не давая ступить ни шагу в сторону, периодически подгоняя меня тычками в спину. Из-за них я даже не мог толком оглядеться. Мы вошли в просторную камеру. Не было ни окошек, ни односторонних зеркал - только камера, утопленная в высокий потолок. Охранники ушли, дверь захлопнулась. Я огляделся. Что они от меня хотят? Тут передняя стена резко отъехала, и камера стала раза в два больше. В другой половине лежал связанный и усыплённый человек в таком же сером комбинезоне, как и я. Я рассеяно огляделся.
- Сотрудник D-27666, – раздался громкий голос откуда-то сверху.
- Да? – спросил я.
- Подойдите к объекту прямо перед Вами.
- К этому человеку? – спросил я, указав рукой.
- К этому объекту, – жестко повторил голос. Я послушался. Парень хоть и был без сознания, но всё ещё дышал. Из пола выехал небольшой столбик, который венчался кнопкой. - Нажмите на кнопку, – потребовал голос.
- И что произойдёт? – осторожно спросил я.
- Нажмите на кнопку, – повторил голос. Я застыл. Что будет если нажать? Парня освободят? Или это убьёт его? Комната давила гнетущим ярким светом.
- Отсчёт начался, – вдруг сообщил другой, механический голос, – десять… девять… восемь… семь…
Я стоял в нерешительности. Что будет, когда цифры закончатся? Не станут же они убивать столь ценный экземпляр, вроде меня? Хотя, судя по тому, что я читал про них, тут есть вещи и поинтересней. К тому же я ещё никак не доказал своей полезности.
- …шесть… пять… четыре… три… два…
Я со всего размаху ударил по кнопке. Негромкий звук срабатывания, и всё. Я завертел головой по сторонам.
- Сотрудник, покиньте помещение проведения испытания, – произнёс голос. Двери открылись, снова появились охранники.
- На выход! – скомандовали мне. Я послушался. Меня опять провели в оцеплении до камеры и оставили одного. Я снова присел у стены. Внезапно выключился свет. Я добрался до койки на ощупь и прилёг спать.

Свет включился так же неожиданно. Я вскочил с койки. Нижняя створка дверцы открылась, в неё влез поднос с едой. Ммм, завтрак подоспел. Я подошёл к подносу. На нём располагалось картофельное пюре с мясом. А здесь неплохо кормят. Вилки не было. Неудивительно. Но мы не гордые. Я подцепил один кусок мяса пальцами и закинул в топку. И тут сознание моё отключилось.

Дьявол! Они кормят меня человечиной! И это был тот самый связанный парень. Я убил его. Кнопка активировала ввод смертельной инъекции. Всё сработало, как надо. Дверь распахнулась, снова показались молодцы с автоматами.
- На выход! – скомандовал один.
- Пошёл ты, – пробурчал я. Резкий удар прикладом. Другого ожидать не приходилось. Меня потащили под руки, из-за мути в глазах я уже не видел куда. Светлый коридор, одна лампа за другой. Меня закидывают в комнату, сажают за стул. Напротив сидит мужчина в белом халате. Очевидно доктор или учёный.
- Добрый день, – сказал он.
- Зачем вы заставили меня убить его? – спросил я.
- В целях эксперимента, – сухо ответил он. – А теперь Вам нужно пройти тест, - он суёт мне бумажку. Резким движением я отодвигаю её.
- Я не хочу играть в Ваши игры. Вы делаете из меня убийцу.
Доктор придвинулся ко мне и заговорил жестоким тоном.
- Ты сам из себя сделал убийцу. Скольких ты убил? Трёх?
- Всё это… - запнулся я, – всё это было в интересах дела…
- Это было в твоих интересах, – отрезал доктор. – Не пытайся обмануть Фонд. Мы располагаем тем, о чём ты даже не предполагаешь. И мы твоё единственное спасение от анатомирования в присутствии прославленных врачей страны. Ведь мы знаем, что нужно делать с такими, как ты.
Я придвинул к себе бумажку.
- Я правильно понимаю, что рассчитывать на то, что Вы меня отпустите, глупо?
- Ну вот, ты начинаешь думать, – похвалил меня доктор.
- И что мне нужно делать? – спросил я, заполняя бумаги. В тесте были вопросы о жизни мной убиенного. Я старался отвечать наиболее отрешённо.
- Делать то, что я тебе скажу, – доктор забрал у меня результаты, сверился с ключом.
- Данные подтвердились. Поздравляю, ты больше не сотрудник класса D. Теперь ты объект класса «Евклид», так как потенциально ты всё же опасен.


Меня завели обратно в камеру.
- Веди себя хорошо, и тебе предоставят апартаменты получше, – усмехнувшись, посоветовал мне охранник.
Всё происходящее дальше было будто в тумане. Меня обкалывали всякими успокоительными, проводили тесты, выявляли особенности и тонкости моей способности. Я ел человечину буквально каждый день. Меня начало рвать от неё уже на третью неделю, и меня прокапали средством, которое напрочь лишило меня чувства вкуса и запаха. С телом происходили изменения, которые здешние врачи тоже активно фиксировали. У меня выросли полноценные клыки, так что я уже сам мог добывать себе пищу. Глаза стали ярко-желтыми, светились, я мог видеть в темноте. Сила, ловкость, рефлексы – всё это усилилось, я стал настоящим атлетом, хотя совсем не тренировался. Восприятие дико обострилось, препарат, которым меня накачивали, действовал всё меньшее время, потом совсем перестал меня брать. К тому времени меня уже не мутило от человечины, напротив, я уже не принимал другой пищи. Периодически проскакивала мысль, откуда Фонд берёт столько ресурсов на моё содержание. Но в последнее время я стал думать меньше. Дни и недели слились в один временной промежуток, я не знал, сколько я сплю, а сколько бодрствую. Наконец, в один прекрасный день двери моей камеры привычно отворились. Вместе с моими стражами вошёл человек в штатском.
- Собирайся, Ганнибал. Для тебя есть работа, – сказал он.
- Меня не так зовут, – пробормотал я.
- Это твоё кодовое имя, об остальном можешь забыть, – сказал один из охранников, снаряжая меня.
На меня одели привычный уже для прогулок намордник – пару раз я напал на охрану, не из соображений побега, чисто из-за скуки, - и кандалы, ограничивающие моё передвижение, и повели по знакомому коридору. Пара поворотов, и меня привели в комнату, похожую на тысячу других комнат в этом месте. Передо мной стоял некий офицер, никаких знаков различия, кроме обычного знака SCP на нём, конечно же, не было. Меня обступили двое охранников, приковались ко мне цепями.
- Наконец ты нам пригодился, – сказал офицер. – Есть работа как раз для твоих способностей. Если мозг, конечно, у тебя совсем не разжижился от местных таблеток.
- Я вполне адекватен, – тихо сказал я.
- Отлично. Впрочем, это ничего бы и не изменило, – заметил офицер. – В далекой стране, названия которой ты не узнаешь, затаился диктатор–террорист, который мечтает видеть мир в огне. Он раздобыл ядерную боеголовку и в ближайшее время инициирует запуск. У нас есть буквально час, поэтому выдвигаемся немедленно.
- Что нужно от меня? – нетерпеливо спросил я.
- Добраться до диктатора – для Фонда сущие пустяки. Однако нужно узнать код отмены запуска. У нас есть много методов вытягивания информации из людей. Однако они занимают непозволительно много времени. Ты – наш оптимальный вариант. Узнаешь код отмены, скажешь его нам, на этом твоя работёнка окончена, - я промолчал. Офицер подошёл вплотную и вперился в меня холодными глазами. - И только попробуй что-нибудь выкинуть. Нам есть, чем на тебя давить.
Как будто я этого не знал. Проведённое здесь время научило меня покорности Фонду.
- Отправляемся, – скомандовал офицер, и мы двинулись.


Глаза мне развязали, только когда вертолёт уже сел и мы подошли к какому-то зданию. Хоть я и не видел, как мы летели, запахи мне подсказывали, что мы где-то в джунглях. Два моих стража стояли слева и справа от меня, ограничивая мои перемещения двумя цепями.
- Вот наша цель, – громко сказал офицер, – входим, зачищаем, устраняем цель, затем пускаем в ход Ганнибала. Всё просто, ребята. Сегодня мы спасём мир.
Отряд с шумом ворвался в здание. Выстрелы, крики. Меня усердно прикрывают, ибо я ключевой элемент в этой операции. У меня совершенно никакой свободы в действиях, мне остаётся только тащиться за своими охранниками. Через это буйство красок мы продираемся к некой комнате. Встаём у дверей.
- Цель внутри. Сколько с ним охраны – не знаю, – заговорил офицер. – Это последний этап, дальше вступает объект. Минутная готовность.
Я стою в отдалении, мои стражи озираются. Я мог бы избавится от них в общей шумихе, если бы на мне не было намордника и цепей.
Солдат отсчитывает до трёх. Все врываются в комнату. Нас встречает неожиданно большой отряд охраны. Цель прячется за ними, я не вижу его, но чую его запах. Начинается дикая перестрелка, мне закладывает уши. Вдруг я вижу, как голова моего правого стража резко дергается назад, оставляя кровавые брызги на стене, а грудь левого охранника покрывают дырки от пуль. Одна очередь попадает в его руку, я становлюсь наполовину свободен. В окружающем громе я не представляю, что мне делать, но животные рефлексы сами подсказывают мне. Я уворачиваюсь от пуль с невиданной скоростью и прыжками, подтягивая за собой мертвого стража, залетаю в комнату. Вижу кучу трупов. Никто не выжил, в перестрелке они убили друг друга. Кто-то хватает меня за ногу, я вскрикиваю, смотрю вниз. Это раненый, истекающий кровью офицер. В руке у него ключ.
- Открой… намордник… - он заходится в кровавом кашле, – найди цель… отзови запуск.
И показывает на пульт с цифрами. Таймер отсчитывает пять минут. Я хватаю ключ, снимаю намордник. Так, мне нужен код. Он есть только у одного здесь, и он умер на моих глазах. Мне нужно только съесть его мясо. Я бросаюсь к окровавленной горе трупов, по запаху ища цель. Переворачиваю их, раскидываю необычайно сильными руками. И вот он, похороненный под трупами своих стражей. И он ещё жив. Он что-то говорит мне, но я совершенно не понимаю его языка, да и я бы не стал его слушать. Я вгрызаюсь в его живот. Он хрипит, булькает и умирает. Я ловлю уже привычный приход. Всё. Цифры у меня. Я подползаю к пульту. Осталась минута. Ввожу код. Отмена запуска. Таймер останавливается. Готово. Я спас мир. Я приваливаюсь к стене, медленно сползаю вниз. Никого вокруг нет, но я знаю - это только временно. Скоро сюда прибегут ещё люди. А пока у меня есть время. В один рывок я оказываюсь рядом с офицером, вытаскиваю пистолет из кобуры. Сую в рот. На лестнице уже слышны шаги и голоса. Времени на прощание не будет. Но это единственный выход. Я жму на спусковую скобу. Гремит выстрел. Теперь они свободны.

Новость отредактировал catberry - 19-05-2016, 11:40
Причина: Стилистика автора сохранена.
19-05-2016, 11:40 by Mister SlimeПросмотров: 1 484Комментарии: 1
+3

Ключевые слова: Каннибал экстрасенс миссия авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Мона
19 марта 2017 05:43
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 6
Охренеть, как потрясающе. Хочу продолжения.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.