Ноома

Всё началось с исчезновения троих детей. Поначалу исчезли Эвалина и Мэйбл, а потом и маленький Алрой. Родители лишились своих детей разницей всего в два дня. После этого никто не стал ждать, пока начнёт действовать полиция. И отправились искать сами.

Ночь в этих краях воистину тёмная, покрытая толщей слепого тумана, окутывающего здешние места. Особенно опасен здесь лес. Нет, люди не боялись выдумок о чудовищах, но боялись природного умения запутывать человека. И вправду, многие пропали в этом лесу, так и не вернувшись. Возможно, сгинули в каких-нибудь болотах вот такой же тёмной туманной ночью, или же замёрзли... неважно - погубили их обыкновенные природные факторы, известные всем.

Лес этот бескрайний, тропинки запутанные, а высокие макушки деревьев не позволяют даже взрослому высокому человеку разглядеть звёздное небо и попробовать сориентироваться по звёздам. Что уж говорить о детях?

И родители забили тревогу, так как прекрасно понимали, что уже сейчас может быть слишком поздно. Они даже не знали, пропали их дети вместе или же поодиночке, в какое время пропали и с какой целью забрели в лес. А исчезли они именно в лесу, потому что больше негде.

Да, безусловно, бывало много случаев с пропажей и детей тоже, и их так же не нашли. Никто не считает пропавших живыми, хотя и представления об их судьбе не имеют. Как только человек теряется в лесу, его уже хоронят, зная, что ни он уже не вернётся, ни кто-то его не отыщет.

И пусть люди не верят в чудовищ. Но какая-то самая малая мысль о чём-то таком закрадывается в их души.

- Эвалина!
- Мэйбл!
- Алрой, малыш! Иди к маме!

Днём детей искали, кричали, звали по именам, но ответа так и не дожидались. Как только опускались сумерки, люди уходили из леса молча без каких-либо оговорок, без всего.

Эвалина и Мэйбл - двое сестёр разницей всего в год. Эвалина была старше - ей девять. А Малыш Алрой (его так и называли Малышом Алроем из-за маленького роста) дорос всего до семи.

Прошло всего два дня, а собаки уже не смогли взять след. Никакого следа! Абсолютно! Будто детей и не было.

Закончились поиски тем, что это дело закрыли, а дети остались ненайденными.

- Мэйбл! - Эвалина слонялась от дерева к дереву, спотыкаясь и плача. Она отчаянно звала свою сестру, которую уже давно потеряла из виду. Тоненький голосок ослаб, охрип и теперь был едва слышим, даже не раздавался эхом в огромном бескрайнем лесу. Её коленки дрожали от долгой ходьбы и холода, в горле пересохло, ужасно хотелось есть. Ныли полученные совсем недавно раны и синяки. Девочка, плохо ориентируясь в кромешной тьме, несколько раз падала, спотыкаясь о торчащие из земли толстые и крепкие многовековые корни величественных деревьев с раскидистыми ветвями, пушистой листвой. Эти деревья были настолько высокими, что закрывали лунный свет, превращая свой лес в место, подобное ночному кошмару. Здесь даже животных нет, хотя, помнится, девочки и пошли сюда потому, что увидели белку. Такая огромная ошибка маленьких людей, не понимающих, на что идут.

Эвалина отчаялась и рухнула без сил. В какой момент они заблудились? Ведь дома ещё было видно, а потом... а потом? Что было потом? Как так получилось?

Мэйбл называла пропавшего ныне малыша Алроя глупым, раз он зачем-то пошёл в лес, куда родители абсолютно всех детей говорили не приближаться к нему. И Эвалина соглашалась с сестрой. До этого момента. Теперь она винила себя за их такую же глупость, винила, что потеряла младшую Мэйбл, винила, что им так любопытны животные в этом возрасте.

Сейчас никаких животных не было, ни разу не каркнула ворона, не прощебетали мелкие птицы. Одна. В лесу.

Девочка рухнула прямо на землю, сев под одно из деревьев. Она уже не плакала: на это не было сил, но всё равно не могла прекратить всхлипывать и тихо хныкать. Силы покидали её, хотелось спать и есть, что уж говорить о пробирающем до костей холоде? Да, в этих местах по ночам порой бывает холоднее, чем зимой. Опускается туман, а наутро листья и трава оказываются под покрывалом инея. И если не произойдёт чудо, то этой ночью Эвалина замёрзнет насмерть. Как и Мэйбл с Алроем. Только умирать они будут в разных частях леса, потерянные и напуганные.

Эвалина выдыхала пар, тряслась, но теперь просто всхлипывала: сил не осталось, она же ещё ребёнок.

Вокруг тьма, казалось, сгущается всё больше, не говоря уже о тумане. И никого, кто бы пришёл на помощь, никого, кто бы вернул детей домой.

Эвалина подняла тяжёлые веки. Засыпала она поздно ночью, но и проснулась всё ещё не утром. Кругом всё та же темнота, всё тот же густой туман, чем-то схожий с молоком.

Ветер тихо раскачивал деревья, шелестел листвой. Холод слегка отступил, хотя тело девочки всё ещё дрожало, а открытые участки кожи покалывал мороз. Это было не неприятным, а каким-то совершенно необычным, новым. Редко Эвалине доводилось испытывать это.

Малышка всё ещё сидела на земле. Она огляделась по сторонам, удивившись, как быстро глаза привыкли к темноте. Сонливость исчезла.

Лишь посмотрев прямо перед собой, она увидела его. Огромное существо с густой белой шерстью. Это была какая-то странная смесь медведя и волка. Оно сидело на задних лапах, упираясь на передние, более мощные, и просто смотрело на девочку большими белыми глазами. Пустыми.

Эвалина отпрянула назад, уперевшись спиной в ствол дерева. Она боялась, сразу подумала о том, что это из-за него не возвращаются из этого леса люди. Это существо людоед?

Все те страшилки, рассказанные ей и её сестре мамой и папой, не могли сравниться с ним.

Девочка чувствовала на расстоянии исходящее от него тепло, слышала его тяжёлое и громкое дыхание. И ей всё ещё было страшно так, что, казалось, чувства вот-вот её покинут.

Эвалина заплакала, но не навзрыд, а по-детски - тихо, как плачут дети, когда боятся, когда от страха никуда не денешься. От этого противного ощущения в горле образовался ком, вызывающий тошноту и тяжесть в желудке, которая тянула ещё ниже, хотя девочка и так сидела на земле. Может, это и есть то самое желание провалиться сквозь землю?

Эвалина продолжала обиженно и устало скулить, глядя на гигантского размера существо, а Нечто не двигалось, тоже наблюдало. И потом он вдруг обратил внимание на разбитые коленки девочки. Раны обрели багрово-красный цвет, кровь застыла, но по краям виднелись синяки. Девочка жалобно глазела на существо, не зная, что предпринять, не представляя, что такое вообще возможно. В голове то и дело всплывали ужасные картины, выдуманные самой Эвалиной, о том, как это Нечто расправлялось с теми, кто забредал в лес так далеко, как забрела она. И где сейчас её сестра Мэйбл? И где малыш Алрой, который ещё не умел завязывать шнурки? Он сожрал их?! Сожрал детей, как жрал всех, кого встречал! И Эвалина заревела в голос, закрывая лицо грязными ладошками.

Внезапно существо протянуло в её сторону огромную лапу, от которой сразу, как и от него всего, повеяло теплом, а ещё запахом ягод и ёлки, а потом положил рядом с девочкой горстку крошечных лесных орехов. Казалось, что такие маленькие крупицы для такого большого зверя были бы слишком неуязвимы, но он каким-то чудесным образом нашёл их, принёс девочке. Голодному и напуганному ребёнку.

Эвалина на миг прекратила плакать, как только увидела орехи, и теперь смотрела на Нечто с недоумением. Он сидел перед ней, как скала, покрытая шерстью. От его дыхания качались деревья, а тихие рыки, больше похожие на мурлыканье, разносились далеко по лесу и походили на гром.

- Орешки, - тихо произнёс он.

Эвалина аккуратно поднялась, держась за дерево, и успокоилась. Она взяла орехи и съела один, почувствовав приятный вкус.

- Это ты съедал людей? - неуверенно спросила Эвалина и с недоверием взглянула на существо.

Он покачал головой в разные стороны.

- И маленьких девочек ты не ешь?

Существо повторило свой жест.

- А что ты тогда кушаешь?
- Орешки. Ягодки.
- Ты не знаешь, где моя сестра и малыш Алрой?

Он не знал, и Эвалина почему-то не сомневалась в этом.

- А как тебя зовут?
- Ноома.
- Спасибо, Ноома.

Сейчас Эвалина почувствовала тепло не только от существа, но и внутри. Страх ушёл. Рядом с этим огромным и с виду ужасающе опасным зверем ей было спокойно. И лес не казался враждебным, и звёзды стали освещать, а не просто мерцать на небе.

Эвалина шагала по холодной земле, которая постепенно начала окончательно скрываться за полотном белого и густого тумана, опустившегося вниз. Мокрая трава касалась ног девочки, и та вздрагивала, с неким испугом глядя на них. По коже всё ещё бегали мурашки из-за холода, из-за страха. Нельзя не упомянуть страх.

Ноома был просто огромен. Странно то, что он до сих пор оставался таким незаметным, и люди представления не имели об этом существе. Кажется, он совершенно безобиден и даже добр. Но мало ли что может казаться? Эвалина всё равно побаивалась чудовища, хотя шла с ним рядом. Ей ничего больше не оставалось.

Монстр принёс ребёнку ягоды и орехи, дабы накормить, утолить мучительный для такого маленького организма голод. Он согрел её своим присутствием. Он не обидел её. Да, не обидел. Для детей это самое главное. Эвалина не была из тех ребят, которых легко можно было купить сладостями или игрушками, поэтому даже после орешком и ягодок, что так любезно преподнесла ей доселе неведомая тварь, она всё ещё затруднялась доверять ему.

Откуда-то донёсся тихий вой. Такой жалобный, отчаянный, будто бы волчица забыла одного из своих волчат. Эвалина остановилась. Она поняла, что не понимала до этого момента, куда идёт и зачем. Просто шла. Как можно допускать такую глупость в такой ужасной ситуации?! Девочка обвинила себя в неосторожности, заставила собраться. Она медленно и неуверенно подняла голову вверх, дабы взглянуть на сопровождающего её монстра, и увидела, как тот уже смотрит на неё в ответ, и два глаза его сверху светили жёлтым, будто на небесах появились целых две луны. Эвалина не знала и не понимала, что означает этот взгляд, и, конечно, в голову ей не могло прийти как следует подумать над этим. Она же ребёнок. Напуганный и потерявшийся ребёнок, и думать ей в такой ситуации над каким-то глубинным смыслом будет тяжело.

Вой повторился, но уже ближе. До этого момента во всём лесу стояла пугающая и ненормальная тишина. Словно ни одного животного, ни одной птицы вдруг не оказалось поблизости. Быть может, все попрятались, так как боялись Ноомы. Эвалина не знала. Откуда ей было что-то знать?

За деревьями показался маленький бледный силуэт. Он выл. Алрой беспомощно всхлипывал, шагая, переваливаясь с ноги на ногу. Малыш опирался почти на каждое дерево, роняя усталые слёзы. Эвалина замерла. Поначалу от радости, а потом обомлела от страха. Она открыла рот и жалобно застонала, глядя на приближающегося ребёнка.

Бледно-синий мальчик слабо тянулся к ней, плакал так устало, так жалобно... Его пустые белые глаза, кажется, устремились на Эвалину. Он разинул рот, который в ту же секунду стал похож на угрожающую чёрную дыру, а потом, когда Эвалина почувствовала капельки холодного пота, спускающиеся по спине, он прошёл мимо, будто бы не заметим её. Алрой рыдал, переваливался с ноги на ногу, отчаянно выл, как забытый ребёнок. Да, таковым он и являлся.

Эвалина смотрела вслед малышу и сама готова была заплакать. То ли от испуга, то ли от непонимания. Что страшнее?

Девочка вновь подняла глаза на Ноому в надежде, что тот подскажет ей, что же произошло, но он по-прежнему неистово молчал. Вряд ли монстр мог говорить что-то помимо слов "орешки", "ягодки" и своё имя - Ноома. Но всё понимал. Понимал даже больше, чем необходимо.

Эвалина не знала, что с Алроем, и боялась узнать, поэтому не решилась окликнуть его, тронуть за руку - как-либо дать о себе знать, дать понять, что он тут не один.

Она не могла знать и то, что он мёртв уже около двух дней.

Ноома пошёл далее, а Эвалина поплелась за ним.

Девочка не обратила внимания на маленький, съёжившийся трупик, покрытый лёгким инеем, под деревом. И миновала его. Она миновала такие картины до поры, до времени, а потом начала замечать. Не сразу, а постепенно. Руки её, на пару с коленями начинали трястись всё сильнее; всё беспощаднее стучали зубы. От сильного волнения разболелась голова, а желудок постепенно сворачивало в тугой узел. Эвалина понятия не имела, что происходит, как ей выбираться и выберется ли вообще.

Множество детей. Она видела детские трупы, иссохшие и рассыпающиеся со временем. В этом лесу сгинуло немало народу, но в основном пропадали именно дети. Почему они не возвращались? Причину их смерти точно назвать нельзя, хотя, наверное, они всё-таки замёрзли. Даже сейчас их останки покрывает слой инея.

Ноома равнодушно оглядывал каждый трупик, молчал. Он может говорить, но ничего не мог на это сказать. Эвалина всё ещё глазела своими большими мокрыми глазками на чудовище в надежде, что тот сжалится и сделает хоть что-то, после чего она бы перестала видеть это.

А как же её сестра? Как же все остальные? Тоже погибли? А она?..

Ноома по какой-то причине согрел, накормил девочку, не дал погибнуть. Зачем?

Это место - сюда приходят умирать дети. Если взрослые пропадают в этом лесу, то они исчезают. Возможно, их тела забирает сырая земля, и они просто впитываются в неё. Выходит, сейчас Эвалина шагает по костям. Она и раньше замечала непонятные выступы, но принимала их за корни деревьев.

А дети. Дети остаются лежать под толстыми и непробиваемыми стволами многолетних деревьев. Вероятно, становятся частью их. Детей земля не забирает, потому что под землей дети погребены быть не должны. Никогда.

Ноома видел страшные картины. Эвалина или же кто-то другой видеть этого не мог, а Ноома видел. И видит прямо сейчас.

Малыш Алрой. Если бы он не пришёл сюда и не погиб бы, то через год его зарезал бы потерявший рассудок отец. Мэйбл - сестра Эвалины - не дошла бы живой до дома, возвращаясь с припозднившихся занятий в школе. А сама Эвалина стала бы жертвой маньяка, жестоко насиловавшего таких вот беззащитных маленьких девочек.

Ноома видел, слышал их крики. Он хоронил детей здесь. Тех детей, которые погибли бы рано от лап этого жестокого и сгнившего мира. Они спокойно встречали смерть здесь, не зная всего того ужаса, который им довелось бы испытывать.

Чудовище видело их окровавленные тела, изувеченные души, холодные маленькие руки, цепляющиеся за одежду и волосы обидчика. А потом эти руки теряли всю силу и падали на землю. И что за этим следует? Безжизненный взгляд. Пустые, остекленевшие глаза детей. Что может быть страшнее взгляда мёртвого ребёнка?

Эвалина не видела, что оставила своё тело под тем деревом. Она не заметила, что так же отчаянно воет, роняя слёзы, как малыш Алрой, глядя мёртвыми глазами вперёд.

Новость отредактировал YuliaS - 3-05-2016, 07:54
3-05-2016, 07:54 by Insomnia8Просмотров: 2 018Комментарии: 2
+7

Ключевые слова: Ужас лес монстр спасение трупы дети авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: catberry
3 мая 2016 21:50
0
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (535|0)
Публикаций: 45
Комментариев: 788
Очень понравилось. Прекрасно передано чувство безысходность, грусть, боль пронзили насквозь этот рассказ. Плюс!
    
#2 написал: FataMorgana
8 мая 2016 02:01
0
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (122|0)
Публикаций: 125
Комментариев: 3 079
Очень поразила история. Прям представила все. Огромный плюс.
            
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.