В тени у Бога. Глава 2

– Да, нет же, Бэрри! Это обычный самогон! Ну, что ты мне втираешь!?

– Олег, позволь не согласиться. Как можно сравнивать старый добрый виски с какой-то, прощу прощения, сивухой!

– Ты просто не пробовал настоящий самогон! Чистый как слеза. Да с салом, с чесночком, с хлебушком чёрным!!!

– Варвары славянские... – протянул Бэрримор, полулёжа в кресле со стаканчиком янтарной жидкости.

– Сам ты... Варвар. Саксонский! – язык у сидящего напротив в таком же кресле Олега уже слегка заплетался.

Номер, в котором жил британец, был раза в два больше квартиры Олега. А цена на виски, который они пили, соответствовала его месячной зарплате. Что, в общем-то, и явилось причиной спора – стоит ли этот продукт своих денег?

Первые порции они выпили молча – чтобы прийти в себя, как настоял Бэрримор. А потом, чтоб нарушить затянувшееся молчание, Олег решил высказать своё мнение о содержимом стакана. Разговора о происшедшем он слегка побаивался, старательно оттягивая его начало.

– Ещё по одной? – Олег вопросительно побулькал остатками жидкости на дне бутылки.

– Благодарю, у меня пока есть, – Бэрримор продемонстрировал свой стакан.

– Эмм... Вообще-то, я имел в виду бутылку, Бэрри...

– Я ж говорю, варвары! – толстяк закатил глаза в притворном ужасе, одновременно указывая рукой на встроенный бар. – Посмотри, там должна быть такая же. И будь добр, подай мне телефон, надо заказать хоть что-нибудь на ужин. Как ты насчёт отбивной?

– Нормально, – пожал плечами Олег, рассматривая бутылки в баре. – О, нашёл! Вроде бы она...

– И пока ты не сел, зажги свет, пожалуйста. Что-то уже совсем темно, стакан даже не видно толком!

Олег замер посреди холла с бутылкой в руке. Ладони моментально вспотели, и он поставил спиртное на пол. Вытерев руки об футболку, неуверенно взглянул на развалившегося хозяина номера:

– У меня в последнее время, вообще-то, проблемы из-за этого и были. Впрочем, сейчас-то мы вдвоём ведь, да? То есть, всё нормально должно быть?

Бэрримор, неожиданно проворно для своей комплекции, выскользнул из кресла и подошёл к Олегу. Некоторое время он пристально всматривался в его глаза, едва различимые в сгущающихся сумерках. Негромко хмыкнул, включил верхнее освещение и устроился обратно в кресле.

– Думаю, я понял, что ты имеешь в виду. Сципофобия, так ведь? Отныне можешь забыть про неё. Но вообще-то её лечат у психолога, а не проводят обряд... Как говорят, забить гвоздь микроскопом. Только ты при этом умудрился забить его себе в задницу!

Олег недоверчиво уставился на Бэрримора – слово «задница» совсем не вязалось с его манерой общения, а потом посмотрел под ноги, тень никуда не делась, но уже не выглядела пугающей и живой.

– Хм. Шучу, конечно. Эти шарлатаны в любом случае малополезны... Как можно лечить то, сути чего не понимаешь. Впрочем, это беда большинства врачей.

Присев на краешек кресла, Олег поставил бутылку на столик и ещё раз внимательно посмотрел на тень:

– Но что же тогда это было, Бэрри? И что ты отсёк мне, отделил?

– Олег, ты задаёшь вопросы, на которые нельзя ответить двумя словами, – Бэрримор дотянулся до виски и разлил новые порции. – Я тебе всё расскажу. Но не сразу. Нельзя так резко менять представление человека об этом мире. Тем более случайного человека. А теперь, с твоего позволения, я всё-таки закажу нам ужин.

* * *

Олег вяло пилил мясо, рассеянно глядя на Бэрримора. Тот аккуратно отрезал кусочки, сразу подхватывая их вилкой. «Какое странное ощущение, – подумал парень, – достичь желаемого и задуматься о цене». Он поднял стакан и посмотрел на свет лампы.

– Да, действительно! – спохватился радушный хозяин, протягивая свой стакан. – У вас же без тостов неприлично пить. Давай отметим наше знакомство!

Олег вежливо улыбнулся, коснувшись краем стеклянного цилиндра, и немного отпил. Как всегда, вторая бутылка оказалась намного лучше первой. Он откинулся на спинку кресла – порции еды были огромны, и, несмотря на изумительный вкус, большая часть ужина ещё оставалась на тарелке.

В том, что тень потеряла свою пугающую глубину, он уже убедился. Но пока оставалось неясным, чем ему пришлось расплатиться. Бэрримор уклонялся от прямого ответа на этот вопрос, моментально изображая живейший интерес к отбивной. Поэтому Олег понемногу потягивал виски, так как, несмотря на столь солидный размер блюд, они были всё же не бесконечны.

Наконец, Бэрримор прикончил мясо и, вытирая рот салфеткой, жестом попросил Олега наполнить стаканы:

– У меня родился ещё один тост. Наверное, воздух так влияет, – толстяк плоско сострил и криво улыбнулся. – Хватит грустить, Олег. В принципе, если хорошо подумать, то всё не так уж и плохо. Зато ты больше не боишься своей тени.

– Это тост? – Олег передал стакан Бэрримору и почувствовал, что спиртное уже достаточно сильно повлияло на его координацию.

– Нет, сэр! – Бэрримор подошёл к креслу Олега и долил стаканы до края. – Просто попытался тебя успокоить.

– Ответь тогда мне...

– Минутку, – прервал толстяк, – сейчас тост! Потом ответ. Согласен?

– Ещё по одной? А потом ответ? Согласен!

– Отлично! – Бэрримор свободной рукой поднял Олега из кресла. – Итак, пьём до дна! За последнюю жизнь!

Олег автоматически выпил до последней капли, мозг уже не успевал усваивать информацию. Он, едва не промахнувшись, поставил стакан на столик.

– А-а-а, да, за жизнь! Это очень хорошо! Очччень, хорррроший тст...

Бэрримор аккуратно придержал Олега и опустил в кресло безвольное тело. Поправил голову молодому человеку, удобнее разместив на мягком широком подлокотнике. За открытым настежь окном шумел ночной город. Мужчина нацедил себе ещё полстакана и надолго застыл, глядя на мелькающие огни. На востоке из-за домов уже алел новый день.

* * *

Мало приятного проснуться с головной болью в непривычной обстановке. Характерная сухость во рту однозначно намекала на вчерашнее времяпрепровождение, но осторожное рассматривание потолка в течение нескольких минут ясности совсем не прибавило. При попытке выбраться из кресла затёкшие мышцы подвели Олега, и он с грохотом свалился на пол, едва не сбив небольшой столик.

При дневном свете номер выглядел ещё больше, потому какое-то время парень озирался по сторонам, пытаясь сориентироваться. Если часы не врали, то полдень уже давно миновал. Первая дверь оказалась спальней, вторая – гардеробом, и только за третьей скрывался столь желанный санузел. Вышел он только спустя полчаса, закутанный в удачно подвернувшийся халат:

– Бэрримор! Эй, Вы... Ты где?

В полнейшей тишине он обошёл весь номер, с удивлением обнаружив полное отсутствие каких-либо личных вещей хозяина. Но тем не менее существование Бэрримора доказывали смятая кровать и три пустых бутылки на кухне. А, следовательно, и всё произошедшее вчера ему не приснилось. Олег налил воды со стоящей на столике бутылки и плюхнулся в кресло. Он пытался припомнить подробности ночного разговора, но в голове плавал густой туман, надёжно скрывающий островки памяти.

– Вот, чёрт! – молодой человек потянулся, чтоб долить себе воды, и только тут заметил на столике небольшой конверт из плотной бумаги, своим цветом сливающийся с общим фоном.

На столешницу вывалилась небольшая пачка красно-оранжевых купюр. Увидев среди них аккуратно сложенный листок, Олег нетерпеливо схватил его:

«Дорогой друг!
Приношу свои глубочайшие извинения за столь неожиданный отъезд. К сожалению, дела вынуждают меня срочно покинуть Вашу замечательную страну. Оставляю Вам свою визитку и жду звонка, но не ранее, чем через два месяца. К тому времени я рассчитываю разрешить возникшие проблемы и вернуться домой.
С глубочайшим уважением. С.Бэрримор.

P.S. Не сочтите за наглость предложить Вам эту небольшую сумму наличных в валюте Вашей страны. Мне они вряд ли понадобятся в ближайшее время».

Олег задумчиво пропустил через пальцы стопку пятитысячных – на первый взгляд, не менее тридцати купюр. В ладонь выпал небольшой картонный прямоугольник с непривычным номером телефона. Больше на бумаге ничего не было, хотя он чуть ли не обнюхал её со всех сторон, даже на свет пытался посмотреть.

Из глубокого раздумья его вывел вежливый стук во входную дверь. Олег испуганно дёрнулся, но тут же замер и расслабился, посмотрев на деньги. За дверью обнаружился заискивающе улыбающийся молодой мужчина в униформе:

– Добрый день! Господин Гардин? Меня зовут Андрей, я – менеджер этой гостиницы.

Необычное обращение резануло слух, но, услышав свою фамилию, Олег невольно кивнул. И незаметно выпустил из руки в кармане халата пару купюр, ухваченных со столика на всякий случай.

– Сегодня утром господин Карбелин выехал из нашего отеля, внеся предоплату за три дня и предупредив администрацию о Вашем пребывании в номере. Если желаете, то мы можем забронировать номер и на более длительный срок...

Менеджер что-то говорил и говорил, услужливо заглядывая в глаза загадочного постояльца, но Олег, не отрываясь, смотрел на его тень, высвеченную солнцем. Липкая и пузырящаяся субстанция распласталась по полу, одним своим видом вызывая чувство брезгливости. Помимо того тень менеджера Андрея поднималась по его ногам почти до щиколоток. Олег, закрыв глаза ладонью, помассировал переносицу – нет, не показалось. Тень по-прежнему вяло шевелилась на ногах человека в униформе.

– Что, простите? – Олег вдруг понял, что менеджер его о чём-то настойчиво спрашивает.

– Извините, я, наверное, не так выразился, – Андрей протянул лист бумаги, – для проживания в нашей гостинице необходимо заполнить эту анкетную карту. Я могу помочь...

– Нет-нет, – Олег сам удивился своей поспешности, – я сам. Попозже заполню, хорошо?

– Как Вам будет угодно! Тогда я зайду вечером? Вот карта от Вашего номера! Кстати, Вы можете заказать обед прямо в номер...

– Большое спасибо, – перебил Олег, закрывая дверь перед приторно-услужливым менеджером, – я уже в курсе.

Он уселся обратно в кресло и задумчиво посмотрел на анкету. Карбелин? Или всё же Бэрримор? А может быть, вообще Смит? Судя по записке, ближайшие два месяца ответ на этот вопрос вряд ли удастся получить. Зато проверить некоторые свои догадки можно было прямо сейчас. Олег допил воду и быстро оделся.


Администратор в холле вежливо поприветствовал его, но лампы бросали освещение так, что тень скрывалась за высокой стойкой. Олег автоматически ответил, улыбнувшись, и вышел на улицу.

Хорошо, что он надел солнцезащитные очки – глаза широко распахнулись, уставившись на асфальт. Какие только тени он не увидел! Были и клубящиеся тьмой, и стелющиеся дымкой. Иссиня-чёрные и матово-серые. Чётко очерченные и размытые. Прервали наблюдения колёса со сверкающими дисками, подкатившие прямо к ногам. Олег, наконец, поднял взгляд и увидел молодого человека в подъехавшем такси.

– Нет, спасибо, – он отрицательно взмахнул рукой на немой вопрос в глазах водителя. – Я никуда не еду!

«И никуда не иду!» – добавил он про себя, повернувшись обратно к входу в гостиницу. Слишком много впечатлений для одного дня. Администратор, если и удивился странному поведению постояльца, вида не показал, натянув на лицо вышколенную приветственную улыбку.

Олег вернулся в номер и задумчиво уставился на мини-бар. Пожалуй, даже три дня – это слишком много. Но и уезжать прямо сейчас не хотелось, тем более (он взглянул на часы) его поезд ушёл четырнадцать часов назад. Кучка купюр намекнула, что о пропавшем плацкартном билете не стоит переживать.

Парень плеснул немного коньяка на дно стакана и поднял трубку телефона:

– Алло, я хотел бы узнать, каким образом я могу приобрести билет до Б...ова на завтрашний вечер? Нужен фирменный поезд, купе, нижняя полка...

* * *

Олег стоял на платформе, уже привычно глядя под ноги. Билет ему с утра принёс липко-вежливый менеджер, радостно сообщив, что это презент в качестве компенсации за оплаченный номер. Даже такси до вокзала было за счёт гостиницы. Довольно приятно, несмотря на отсутствие проблем с деньгами.

Он разглядывал тени в ожидании посадки. Остальные пассажиры толпились возле проводницы, держа заготовленные билеты, а Олег наблюдал за их тенями. Первоначальный шок давно прошёл, и теперь он с интересом смотрел на разнообразие оттенков и форм. Никакой закономерности выявить так и не удалось. Тени не зависели ни от возраста, ни от пола. Может, они связаны с характером?

Рассматривание так увлекло, что он не сразу осознал увиденное – в переплетающихся тенях мелькнула одна, до безобразия обыкновенная, точь-в-точь, как у него сейчас. Резко выделяющаяся на фоне остальных. Беглый осмотр перрона показал, что у всех удаляющихся людей «живые» тени. А это означало, что в одном вагоне с ним поедет ещё один обладатель «обычной» тени. Только сейчас Олег понял, что не помнит, как выглядела тень Бэрримора.

– Мужчина, Вы на посадку? Или провожали? – Олег так задумался, припоминая загадочного британца (британца, ли), что не заметил, как остался один перед вагоном.

– Да, на посадку, – Олег протянул билет миловидной женщине в форменной одежде и посмотрел вниз.

Что ж, одним подозреваемым меньше. А времени впереди достаточно, надо лишь чаще появляться в коридоре. Он широкой улыбкой поблагодарил проводницу за пожелание счастливого пути и скрылся в полутьме вагона.


Новость отредактировал LjoljaBastet - 17-02-2016, 07:27
17-02-2016, 08:27 by degreezeПросмотров: 2 086Комментарии: 2
+2

Ключевые слова: Знакомство номер тени отъезд авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: PUFIK
17 февраля 2016 20:14
0
Группа: Активные Пользователи
Репутация: (1518|1)
Публикаций: 21
Комментариев: 1 866
Вторая часть не разочаровала, очень интересно, и прекрасно написано. +
     
#2 написал: Jaide
19 февраля 2016 17:33
0
Группа: Посетители
Репутация: (35|0)
Публикаций: 93
Комментариев: 3 586
+++++++++++++++++
         
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.