Клиника для душевнобольных. Часть 3. Стипендия

После прочтения личных дел нескольких пациентов меня начинает охватывать смутное беспокойство, странное ощущение того, что все, что с ними произошло, следует какому-то общему шаблону, все взаимосвязано, неизвестно только, как именно. Особенно странными выглядят заявления предыдущего пациента об электрошоковой терапии. Здесь подобного не практикуют.
В принципе, в его случае подобный метод лечения вполне оправдан – шоковая терапия может быть прописана пациентам с острой депрессией, неподдающейся другим способам терапии… Но, как бы то ни было, здесь подобного не практикуют…
Прошлым вечером я опять перечитывал личные дела пациентов, и мне в глаза бросился очередной отчет. Мне кажется, он попадает под шаблон, но все еще не могу определить его суть…
________________________________________
Что это за звук? Можно мне?
Кофе.
Да ладно вам, это же просто кофе.
Да, дайте мне его!
Ладно, я все расскажу, если дадите кофе. Обещаете? Хорошо.
С чего мне начать?
Ладно… Все началось в колледже.
Да, в колледже. Что, думаешь, такие, как я, в колледжах не учатся, [вырезано]? Из-за учебы я здесь и оказалась.
Я из бедной семьи. Неожиданно, да, [вырезано]? Мы не нелегалы, просто приехали сюда недавно, не успели разбогатеть. Я единственная из всей семьи сумела поступить в неплохой колледж. Старшая сестра в школе ворон считала, а я пахала, как лошадь. Тогда мне казалось, что нужно только поступить, а там уж будет полегче.
Когда поступила, поняла, насколько ошибалась.
Все вокруг вели себя, как дети. Сплошные вечеринки, никакой учебы, на домашние задания просто плевали. Некоторые вообще на парах не появлялись. Спортсменам даже экзамены сдавать не нужно было. Я их не понимала. Они что, не знали, сколько стоит обучение? Никогда их не пойму.
Три месяца спустя мне позвонили родители. До этого я нагружалась до предела, брала как можно больше курсов, потому что денег семьи и стипендий, которые я выиграла в школе, хватало только на 3 года обучения, так что всего за три года мне нужно было закончить колледж.
Родители сообщили, что заболела бабушка. Деньги, отложенные на обучение, придется потратить на ее лечение. Я согласилась, сказала, что хочу, чтобы она выздоровела, что очень ее люблю.
Первые пару дней после звонка я отгоняла от себя мысли о том, что, возможно, с высшим образованием покончено. Я решила, что и сама справлюсь с оплатой. Может, найду еще фонды, выиграю еще стипендий. Думала, что прорвусь. Может, возьму кредит. Мысли о долгах пугали меня – я бы всю жизнь горбатилась, выплачивая их. Родители постоянно твердили: «Не за тем сюда приехали, что снова жить в бедности».
Примерно за месяц до конца семестра мне на электронную почту пришло сообщение от фонда, выдающего стипендии. В нем было написано, что я - выдающийся студент, один из тех, кто может стать стипендиатом их фонда, что меня зачислили в кандидаты на ее получение. Как я обрадовалась! Это было решением всех проблем! Все, что нужно было сделать, – написать эссе на свободную тему.
Единственная проблема заключалась в том, что сдать его нужно было буквально на следующий день. Не беда. Хоть у меня и намечался важный тест и 4 пары с горой домашней работы, я думала, что справлюсь. Это было критически важно.
Кофе помогло мне продержаться до пяти утра… Весь следующий день чувствовала себя ужасно, уставшая и нервная, тест сдала хуже, чем надеялась. Не так важно. Я смогла. Все получилось.
Вечером мне пришел ответ. Эссе им понравилось! Я на седьмом небе… Пока не прочитала, что эссе было всего лишь проходным этапом, следующим заданием был углубленный анализ какой-либо отрасли промышленности или сферы услуг, минимум – 30 страниц! Срок – всего пару дней! Остальные участники что, знали о задании заранее, и у них были месяцы на подготовку?
Я решила, что раз уж мне, возможно, придется иметь с ней дело, буду описывать сферу выдачи кредитов студентам для оплаты обучения. Выбор оказался не очень разумным - я поняла, как мне будет хреново, если не получу эту стипендию. Сотни тысяч долларов в течение 3-4 лет… Никаких прав, невозможно объявить о банкротстве, как в нормальных кредитах, никакой защиты потребителей… Хуже, чем нелегальные ростовщики, и, поверьте, я знала, что бывает с теми, кто не выплачивает им долги вовремя – в моем районе постоянно кто-то «случайно падал с лестницы».
Я налегла на кофе. Сосед в общежитии дал мне какие-то таблетки, но я не решалась их принимать и просто носила их с собой в рюкзаке. Следующие несколько дней я спала не больше трех часов за ночь, с переменным успехом балансируя между парами, домашними заданиями, тестами и огромным анализом. Я знала, что оценки пошли на спад, но всего пару дней не повлияют на общий результат. Стипендия была важнее всего…
Нажав на кнопку «Отправить», я почувствовала, что выдохлась. Я была истощена, никакого сна и литры кофе явно не пошли мне на пользу…
Проснувшись, я обнаружила очередное письмо от организации. Меня поздравили с успешным завершением очередного этапа конкурса и сообщили, что осталось всего пять кандидатов. Стоп, они что, проверили тридцать страниц за ночь? Или все остальные просто не успели сдать работы вовремя? Да, скорее всего, они получили всего пять завершенных работ, остальные кандидаты просто сдались…
Следующий этап – диссертация на уровне дипломной работы. Срок – две недели.
Весь день я провела в прострации. Я даже не могла представить, что нужно делать, чтобы написать диссертацию, с чего начать, как можно успеть всего за две недели… К тому же, приближались экзамены. Все, что я могла сделать, – это броситься на кровать, расплакаться и смириться с поражением, но тут я вспомнила, что у меня есть подруга, которая как раз писала свою дипломную работу…
Она согласилась встретиться со мной и помогла расписать и распределить все, что мне нужно сделать. Сама она уже почти год работала над своей диссертацией… К конкурсу она отнеслась недоверчиво, но сказала, что лучше попробовать: «Если сумеешь ее получить – не придется брать кредиты, как мне. Свои долги я всю оставшуюся жизнь буду выплачивать».
Услышав ее слова, я еле устояла на ногах. Значит, если я не напишу дипломную работу за две недели, то погрязну в долгах?
Таблетки в рюкзаке уже не казались таким уж плохим выбором.
В принципе, они сильно облегчили задачу.
Я ходила на пары, готовилась к экзаменам и работала над диссертацией, все успевала.
Кроме поспать.
Из-за кофе и таблеток я чувствовала себя просто ужасно, но спать не хотелось. Все, что мне было нужно, – это работать двадцать четыре часа в сутки. Я должна была получить стипендию. Другого было просто не дано.
Мне даже начало казаться, что я все успею… Но на полпути тело начало сдавать. До этого я полторы недели спала по три часа в день, последние шесть дней – не спала вообще… Оставалась всего неделя.
Я пошла к соседу, чтобы попросить еще таблеток… Он был болен, выглядел странно, говорить с ним было как-то противно. Его вид просто вызывал… отвращение… Сопли, слюни, глаза навыкате… Я просто взяла таблетки и убралась оттуда как можно быстрее.
Я удвоила дозу. Потом – утроила.
Мое состояние было… странным, по меньшей мере. Болезненная возбужденность и полное отсутствие сонливости. Благодаря этому я беспрерывно работала на протяжении всей оставшейся недели. Я знала, что подвергаю здоровье опасности, но я просто должна была успеть. Оно того стоило. Я знала… Знала, что получу стипендию.
За день до конца срока разум как будто отключился.
Я сидела, уставившись на огромную диссертацию, до завершения которой оставалось всего несколько страниц. Заключение, самая важная часть. Я просто… потеряла способность формировать слова. Голова была пуста.
Я работала в библиотеке за ноутбуком. Подняв голову, я осмотрелась, из-за усталости почти не осознавая, где я. Комната в общежитии, библиотека, аудитории – все сливалось в одно большое пятно, как и дни, проведенные без сна.
Было поздно, и в библиотеке стояла тишина. Внезапно сквозь истощение во мне прорвалось странное беспокойство.
В голове отдавалось мое собственное прерывистое дыхание; ничего, к этому я уже привыкла. Но, стоя одна посреди ночи в пустой библиотеке, я отчетливо услышала кого-то еще. Осторожно, стараясь не шуметь, я собрала вещи со стола. Ничего странного я не видела, но меня преследовало ощущение того, что мне нужно как можно быстрее убраться оттуда.
Я обошла книжные полки, чтобы незаметно уйти.
Пройдя где-то четыре ряда, я услышала какой-то хлюпающий звук, как будто причмокивание.
Я замерла, оглядываясь горящими от недосыпа глазами. В библиотеке был кто-то еще. Я опять услышала этот звук – мне показалось, что он исходит из другого ряда, всего в нескольких шагах от меня. Я заглянула за угол.
Из проема между полками ко мне потянулась странная органическая масса.
В ужасе уставившись на нее, я пыталась понять, что это было. У нее были конечности, растянутая дряблая кожа, и вся она… пульсировала… она была похожа на отвратительный блестящий мешок плоти и пульсирующих органов с волосами повсюду.
Причмокивающий звук она издавала ртом – по крайней мере, мне кажется, это был рот. Просто отверстие в теле, из него торчали кости, на которых было что-то красное… Господи, я в деталях помню, как она выглядела… Тут оно повернулось ко мне своими белыми, влажными выступами, и я поняла, что оно видит меня. Оно издало какой-то булькающий, хрипящий звук и быстро направилось в мою сторону.
Я сорвалась с места и побежала. Я не бугай, что мне еще оставалось? Вы что, на моем месте поступили бы иначе? Еще одно существо поджидало меня на лестнице, чуть не наткнулась на него. Оно закричало высоким голосом и протянуло ко мне одну из пульсирующих конечностей. Кожа на ней была будто растянута тянущимися вдоль венами, по которым туда-сюда ходила какая-то мерзкая жидкость…
Я побежала дальше.
У меня был нож. Ага. Я уже говорила, я выросла не в лучшем районе. Тогда я поняла, что, возможно, мне придется им воспользоваться. Библиотека была наводнена непонятными тварями, и мне нужно было убраться оттуда любой ценой… Я должна была закончить диссертацию.
Достав нож, я побежала к главному выходу. Около двери оказалась еще одна тварь. Хрипела и тащилась непонятно куда. Увидев меня, она завизжала, ее передняя часть расширилась – видимо, от вдоха. Она точно собиралась напасть. Сквозь стеклянные двери виднелись очертания человека в униформе охранника – если не спасение, то хотя бы помощь.
Я полоснула ножом по твари, разрывая губчатую плоть. Из нее тут же посыпались влажные, дрожащие органы, красные, коричневые и фиолетовые. Меня вырвало от отвращения, по лицу струились слезы. Никогда не видела ничего противнее.
Я побежала дальше мимо лежащего на земле мешка плоти.
Помню, как кричала, звала на помощь. Ко мне быстро мне подошла фигура в униформе охранника…
Это была одна из тварей.
Ее я тоже ударила ножом и убежала к себе в комнату в общежитии.
Не помню, о чем думала. Помню, что усталость как рукой сняло. Я закончила диссертацию, покрытая кровью с ног до головы, и отправила ее.
Где-то через час за мной пришли. Ничего не помню, потом мне сказали, что я просто сидела перед компьютером и улыбалась. Даже не пыталась уснуть.
Дальше вы знаете.
Значит, вы считаете, что у меня был нервный срыв, что мозг был поврежден, и я просто не могла фильтровать информацию, видела людей такими, какие они есть, не узнавая их? Мне от этого не лучше. Все еще вижу ткани и пульсирующие протянутые вены, дрожащие органы и мешок плоти, когда смотрю в зеркало. Эй, нет, нет, оставайтесь за стеклом! Лучше мне никого не видеть, изоляция – то, что нужно. Значит, я все еще не в себе? Что, если я никогда не поправлюсь? Не пускайте ко мне семью, не пускайте бабушку… Не могу их видеть… Боже, я так устала…
Где кофе? Вы обещали! Я слышу, как вы его там попиваете!
ДАЙТЕ МНЕ КОФЕ!
________________________________________
Перечитывая ее дело, я кое-что вспомнил. Поступила она к нам недавно… Я побежал в почтовый архив, чтобы проверить мусорный контейнер шредера. Вроде бы я видел что-то, связанное с ней…
Нашел.
Письмо ей по адресу клиники. Пришло до того, как она к нам поступила. Из-за того, что ответственный за почту санитар в тот день не вышел на работу по болезни, меня попросили временно исполнять его обязанности. Тогда я решил, что письмо попало к нам по ошибке.
- ... здравляем! – было написано на уцелевшей части. – Вы попали в тройку лучших кандидатов! Чтобы пройти этот этап, вам необходимо в течение трех недель выслать нам четыре тысячи страниц...
Остальное было уничтожено, конверт или какую-либо информацию об отправителе мне найти не удалось. Не так важно, этого было достаточно, чтобы начать расследование. Творилось что-то неладное, и мне нужно было докопаться до истины.
- Интересно, - сказал главврач, прочитав остатки письма. Откинувшись в большом кожаном кресле, он продолжил. - С тем, о чем ты рассказывал, точно есть связь…
- Мне кажется, здесь все не так просто. Девушкой явно манипулировали, довели до сумасшествия, - сказал я.
- Даже если так, что с того? - с серьезной миной ответил главврач.
- Она не просто очередная сумасшедшая. Это что, ничего не значит?
- Даже если и так, она все еще видит монстров вместо людей. Напала на охранника и студента с ножом, - ответил он. - Ладно, она попалась на розыгрыш с этой стипендией. Не отменяет того, что она неделями не спала, что вызвало физиологическое повреждение мозга.
- Вам что, все равно? - спросил я, чувствуя, как закипаю. - Это не детские игры. Мы как минимум можем поймать мошенников, обманывающих студентов.
- Не наша работа.
Я понял, что ни помощи, ни разрешения продолжать расследование самостоятельно я от него не дождусь.
- Ладно, вы правы, извините, - соврал я, даже не моргнув.
Он улыбнулся. Ему нравилось, когда признавали его правоту.
Когда я уже собирался уходить, он сказал:
- Ходят слухи, что ты и сам ведешь себя странно. Читаешь личные дела пациентов по ночам, проводишь расследования. Не надо воспринимать их всерьез. Не стоит считать их истории, порожденные больным разумом.
- Почему? - спросил я. - Боитесь, что безумие заразно?
Он не ответил, лишь хмуро взглянул на меня. Легкомысленно с моей стороны разбрасываться подобными комментариями в сторону начальства. Мрачность его взгляда и отсутствие ответа заставили меня задуматься о правдивости собственной шутки.
Теперь я уверен, что происходит что-то за пределами моего понимания, причем не только с этой девушкой, но и со всеми остальными пациентами. Мне начинает казаться, что клиника к этому причастна.
P.S. Мы точно замешаны в чем-то недобром.

Примечания:

1. В образовательной системе США студенты сами составляют свое расписание, выбирают нужные им курсы занятий.
2. В США выдающиеся студенты могут выиграть возможность обучаться в высших учебных заведениях за счет государственных и негосударственных фондов.

Источник - http://creepypasta.wikia.com/wiki/The_Scho...(Asylum_Series).

Автор - Мэтт Димерски, сайт автора.

Новость отредактировал Sunbeam - 2-08-2015, 20:06
2-08-2015, 21:06 by Bosh_tetПросмотров: 1 426Комментарии: 3
+5

Ключевые слова: The Asylum Мэтт Димерски клиника расследование

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Ender Man
3 августа 2015 19:39
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 3
Комментариев: 30
Эта часть меня заинтриговала, поэтому пойду пока читать предыдущие части. Плюс)
#2 написал: small knave
4 августа 2015 12:14
0
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 5
Комментариев: 1 002
Хм... А продолжение будет? Я надеюсь!)))+
   
#3 написал: maurine
4 августа 2015 17:36
0
Группа: Посетители
Репутация: (3|0)
Публикаций: 16
Комментариев: 772
Читала бы и читала ещё). Тема то благодатная! +
  
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.