Паутина. ч.6

Тамара стояла перед обшарпанной дверью в бывшем общежитии металлургического завода. Когда-то здесь жили работники завода, но после перестройки завод обанкротили, а комнаты в общежитии приватизировали бывшие работники. Большая часть комнат, конечно, давно сменила хозяев, большинство здесь сейчас представляли мигранты, которые селились по 5–6 человек в комнату и чувствуя себя здесь хозяевами устанавливали свои порядки. За дверью комнаты, куда перед этим постучалась Тамара, жила ее домработница Елена.

Подкинув в угасающий костер еще сухих дров и трав, старуха Собо вновь принялась камлать, однако на сей раз она не вызывала никого, она творила тайную дверь в одно из мирозданий Великого Древа. Однако, никогда прежде удаганка не произносила странных слов, которые нашептал ей на ухо Господин Хомпорун Хотой. Закончив плести заклинание, она достала из кисета перо, данное ей Хранителем мудрости, и бросила его в огонь. Попав в огонь к удивлению шаманки, перо не сгорело, а стало раскручиваться вокруг себя и вскоре уже в погасшем очаге клубился небольшой вихрь, из которого на край костровища вышли две фигурки, ростом не больше ладони они были облачены в белоснежные одежды, сияние которых ослепило на мгновение старуху Собо. Когда к ней вернулось зрение она увидела, что с противоположной стороны костровой чаши стоят мужская и женская фигура в белых одеждах. Инстинктивно она преклонила колени, понимая, что удостоилась посещения самих Верховных Творцов Мироздания. Тем временем Госпожа Махан Аар Хотун подошла к дому и прошептав бросила что-то маленькое на паутину. Это что-то маленькое при рассмотрении оказалось гусеницей сибирского шелкопряда. Гусеница извернулась пару раз и начала пожирать паутину. Через мгновение она разделилась, явив изумленным глазам Кэтэриис уже двух гусениц, через десять минут уже полчища мохнатых тварей с огромной скоростью пожирали паутину. Через пятнадцать минут все было кончено, паутины не было. Впрочем как не было и гусениц, огромное количество коконов облепляли дом, а через доли секунд и их не стало лишь мириады бабочек вихрем поднялись в небо и растворились в нем.

В голове у старухи Собо послышался голос. Мы опоздали, гость покинул свое убежище, дом свободен, но гость все еще здесь, и он опасен, найди его удаганка и обезвредь. Но как я смогу его убить? Убить? Кто говорит об убийстве. Думаю, что даже мы не смогли бы убить нашего гостя. Вот тебе берестяной туесок, когда увидишь нашего гостя, открой туесок, а дальше действуй по обстоятельствам. Когда глаза старухи опустились долу она увидела на земле небольшой берестяной туесок. Он был плотно запечатан крышкой, края крышки плотно прилегали к краю туеска и у крышки не было ручки чтобы его открыть. Не ломая долго голову, старуха положила туесок в карман потрёпанной душегрейки и пошла в дом, на ходу размышляя куда мог деться гость. В доме царил беспорядок, и старуха сразу все поняла. Она раскурила трубку и вобрав в легкие побольше дыма, выдохнула его из себя проговорив скороговоркой заветные слова. Табачный дым, не развеялся как ему надлежало, но весь словно собрался, и тонкой едва заметной нитью, вытянулся в сторону двери, просочился под ней и устремился куда-то вдаль. Старуха, неторопливо пошла вдоль путеводной «нити» размышляя на ходу о том, что можно прожить всю жизнь и все равно ее не понять. Коротко ли долго ли, но путеводная «нить» привела ее к зданию общежития. Тонкой змейкой дорожка из табачного дыма, просочилась через порог и старуха, недолго думая рванула на себе дверную ручку, и заскрипевшая дверь открылась, явив ей бездонную тьму. Кэтэриис лишь на секунду замешкалась, щелкнула пальцами и что-то прошептала, в ту же секунду впереди нее появилась святящаяся миниатюрная копия ее ийэ кыыл, которая, вильнув хвостом заскользила во тьму, увлекая за собой шаманку. Тьма, сквозь которую шагала старуха Собо, на самом деле представляла собой некую субстанцию похожую на туман или дым. Сквозь нее острый взгляд шаманки выхватывал картины, напугавшие бы любого, но не ее. Она понимала, что нужно спешить, чтобы гость не успел сбежать снова.

Гость не торопился. Тамара обгладывала сладкую косточку и чувствовала, как ее охватывает умиротворение, спокойствие. Этот мир просто кишел едой. За нее не надо было драться, ее не надо было искать, это было идеальное место, просто рай…

Достигнув обшарпанной двери на втором этаже ийэ-кыыл растаяла в воздухе. Старуха Собо подобралась и осторожно открыла дверь. Дверь распахнулась, явив взору шаманки большую комнату посреди которой стоял стол на гнутых ножках, застеленный белоснежной скатертью. За столом восседала Тамара, вернее то, что ею завладело. Потому что выглядела эта пакость отвратительно. Оно жевало кусок мяса, которое отгрызло с бедренной кости несчастной жертвы. Кровь стекала по подбородку Тамары, но она не обращала на это внимание и только жадно всасывала в себя воздух, производя при этом жуткий чавкающий звук. Старуха Собо немедленно достала туесок, крышка которого сама собой соскочила, и бросила его перед Тамарой, вернее тем, чем она стала.

Эйфория, в которой оно пребывало, было нарушено вторжением неизвестного существа. Существо, которое вошло в комнату, было чем-то иным, чем то, что она только что поглотило. Возможно оно рано радовалось и здесь тоже могут быть опасные враги. Прежде чем оно осознало глубину бедствия, незнакомка достала откуда-то из складок одежды, непонятный предмет. Через мгновение органы зрения твари заполнил нестерпимый блеск, который манил к себе и был удивительно хорош. Тварь поползла по направлению к свету, но оболочка, в которую она заползла, ей мешала и ее пришлось скинуть.

Шаманка с отвращением смотрела на ту тварь, которая явилась ее взору, манимое необычным туеском. Несмотря на размеры, оно постепенно исчезало в туеске и когда последняя тень исчезла в нем, крышка сама собой очутилась на месте. Старуха подняла туесок. Он стал очень тяжелым и холодным. Прежде чем она решила, что с ним делать, в комнате повеяло теплом и перед ней возникла фигура Господина Хомпорун Хотоя, он протянул руку и старуха с большим облегчением отдала ему туесок. Едва очутившись на ладони Хранителя мудрости, туесок блеснул и пропал. Передав туесок удаганка вспомнила о правилах вежливости и преклонила колено, воздев горе́ руки. Голос Господина Хомпорун Хотоя, обтекал ее разум словно мед, он велел ей покинуть это здание и вернуться домой, он также поблагодарил ее от лица Верховных Айыы за оказанную им услугу и обещал не остаться в долгу. Когда старуха поднялась с колена, перед ней никого не было. Она немедленно покинула проклятый дом и вернулась домой.

Вечером сев продолжать бисерное шитье, которое она начала, когда позвонила Тамара, Кэтэриис, включила телевизор. Шел репортаж о том, что в результате утечки газа, произошел взрыв в старом общежитии завода, который унес около несколько десятков жизней. Осложнился взрыв пожаром который несмотря на усилия пожарных, долго не удавалось погасить. Старуха покачала головой, огонь Божественных Айыы, трудно погасить, он ведь пожирает не только и не сколько материю, он призван уничтожить остатки проклятой магии которой тварь отравила место.

14-09-2022, 07:52 by astrelezПросмотров: 856Комментарии: 0
+4

Ключевые слова: Шаманка камлание гусеницы бабочки существо авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.