Каженник

scale_1200


На Семик, седьмой, сухой четверг после Пасхи, устраивали на бабушкином хуторе задушные поминки. С вечера среды относили на кладбище скромное угощение – блины, свежевыпеченный хлеб, яйца да вино. Для того, чтобы не беспокоились усопшие, не бродили по земле, не тосковали по прежней жизни.

Утром возвращались посмотреть – всё ли цело?

Делалось это с умыслом. Считали хуторяне, что, если нетронутым угощение осталось – хороший знак, можно до следующего Семика спокойно жить. А если исчезало подношение – тревожились, не завёлся ли кто особенный поблизости, для людей опасный.

И вот одним годом в ночь под сухой четверг сильно беспокоились дворовые – шумело что-то снаружи, завывало, ставнями играло, в дверь стучало. Да так, что попрятались собаки кто куда, притихли.

Не вытерпела Анна и посмотреть вышла, а ей под ноги чёрная курица как кинется! Чуть с ног не сшибла. Словно предупредить или предостеречь хотела о чем-то. И пропала сразу. Откуда взялась? В хозяйском птичнике сроду такой не водилось.

Поутру обнаружили, что побывал кто-то на погосте, забрал угощение. Испугалась Анна - неужто заложный где-то поблизости хоронится? Его только примани...

А ночью ей паренёк незнакомый приснился. Всё просил:

- Накорми, тётенька. Уж очень кушать охота! Я только тобой поданное взять смогу. Пожалей, сделай милость.

Смекнула тогда Анна, что каженник к ней во сне приходил. Он же оставленное угощение забрал. Собрала работников и расспрашивать стала - кляли ли кого по окрестным сёлам?

И действительно, припомнил один мужик, что не так давно случай был - баба одна, сварливая да въедливая, сына с дочкой поносила-изводила. Ну и сказала как-то в сердцах слово нехорошее.

После этого с братом случилась история. Играл с мальчишками в степи да прямо на глазах у тех в колодец заброшенный провалился. Из дикого камня тот колодец сложен был, да обветшал давно, осыпался. Осталась среди зарослей травы лишь открытая дыра чёрным провалом. Пацаны заглянули - ничего не увидели. Только плеснуло еле слышно где-то в глубине. Пока за подмогой бегали, мужиков привели с верёвками - а паренёк уже выбрался. Съёжился на земле, глаза потухшие. И вроде как не в себе малость. Принялись его тормошить, расспрашивать - а он вялый, нехотя отзывается, ничего не говорит толком. Мужики на колодец только взглянули и давай ребятню костерить да тумаки отвешивать - решили, что провели их те, обманули. Потому как невозможно было из колодца того человеку самому выбраться. Да и с помощью - тоже вряд ли.

С тех пор остался паренёк тот каженником, для дел бесполезным. За что ни возьмётся – без интереса, без огонька работает и почти сразу бросает. Обращаются к нему – отвечает коротко, невнятно как-то, через раз. А сам с собой подолгу разговаривает. Бормочет что-то постоянно.

Вскорости сестра его пропала. Говорили, что в степи девчонку последний раз люди встретили. Бежала она куда-то, шибко спешила.

Бабушка рассказывала мне, что видела раз того каженника во дворе:

- Анна ему толковала что-то, а мы наблюдали издали. Он такой... странный был. Невысокий, узкий весь, хилый да бледный. Слушал её глаз не поднимая и всё губами шевелил беззвучно. Вроде как с сестрой разговаривал.

- Видишь её? - Анна спрашивала.

- Вижу. Здесь она. Рядом ходит, за чертой.

А что за черта - объяснить не мог, одно твердил:

- Рядом сестра. Невидима только для вас. Со мной разговаривать может. Домой ей ход закрыт.

Анна растолковала потом, что под чертой каженник границу понимал между человеческим и иным миром. И сестра его на этой границе проклёнышем мытарилась, удерживало её там проклятье материнское, не давало вернуться к людям.

Мать их после сильно каялась. Анна возьми и посоветуй - мол, дождись непогоды и тогда сможешь дочку спасти. В такое время проклёныши видимыми становятся. Мимо тебя дочка пробежит. Успеешь схватить и крест ей на шею надеть – дома останется. А нет – уже навсегда потеряешь. Каженник при том разговоре рядом был и всё слышал.

И вот пошёл сильный дождь, началась гроза. Вышла мать за околицу, стоит, дочь выглядывает. И видит – бежит кто-то по дороге. Пригляделась – и вправду дочка её! Босая. Волосы растрёпаны. Платьишко грязное. Мокрое насквозь. Кинулась она к дочери. Только схватить собралась, а каженник ей подножку и подставил. Не желал он, чтобы сестра в мир людей вернулась. Хотел, чтобы только с ним оставалась.

Так и не удалось тётке дочь вернуть. А вскорости и каженник куда-то исчез. Не стали его больше люди встречать, не ходил он на хутор за едой.

Было у Анны предположение, что увела его отсюда сестра.

Обречена она была мыкаться по белу свету. Без еды, без питья, без отдыха. Вот и его с собой сманила. В отместку за то, что помешал ей спастись и к прежней жизни вернуться.

Автор - Елена Ликина.
Источник.


Новость отредактировал Elfin - 30-06-2020, 04:55
30-06-2020, 04:55 by Сделано_в_СССРПросмотров: 687Комментарии: 0
+2

Ключевые слова: Семик задушные поминки заложный проклёныш каженник

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.