Муся

С самого начала от этого пса были одни проблемы. Но я не знала, чем это все обернется…

Поступление в институт было сопряжено со значительными трудностями. Мне не дали общагу, так как по современным меркам шестьдесят километров от центра не считается большим расстоянием. А денег на съемное жилье у моих родителей не было. Тогда нас выручила тетя Оля, мамина подруга детства. У нее имелась свободная комната, и она сама предложила мне переехать к ней в Москву на время учебы. Раньше в квартире с ее семьей жили бабушка и дедушка, но за пару лет до этих событий они переселились на дачу и были там теперь на постоянной основе. Я, конечно, не могла этим не воспользоваться, потому что мотаться по вокзалам и электричкам было бы проблематично.

Так я и столкнулась с Мусей. Это создание доставляло мне исключительно неудобства. Прежде я и подумать не могла, что миниатюрные «подушечные» собачки вроде русского тоя бывают такими мерзопакостными. Хозяева вели себя странно. Тетя Оля с семьей очень любезно приютили меня, но приструнить свою собаку почему-то не могли. Вспомнить только день моего переезда. Теплый прием был нарушен противными визгами, рыками и метаниями. Муся едва линолеум не намочила от напряжения, а я несколько минут не могла пройти дальше входной двери. Все это было неожиданно. Последний раз я была в гостях у тети Оли до того, как у них появился этот гладкошерстный засранец.

Поначалу я списывала такое поведение на непривычку. Но с течением времени лучше не становилось. С домашними Муся вроде бы был послушным, но на моей памяти его никогда особо не воспитывали. Мне всегда казалось, что тетя Оля имеет волевой и даже чересчур напористый характер. Но угомонить этот комок шерсти для нее было целой проблемой. Даже дядя Боря на него почти никогда голос не повышал. В основном я слышала лишь несуразные отговорки. Тетя Оля вместе со старшей дочерью Настей отшучивались, что Муська сделался чокнутым из-за младшей Анюты. Мол, в раннем детстве она довела его до сумасшествия своими навязчивыми играми. Приходилось терпеть и смеяться вместе с ними. Жить–то больше негде было. Выходки маленькой собаки зачастую вообще игнорировались, но при этом на лицах хозяев было заметно волнение. Все это впоследствии вызвало у меня много подозрений.

Интересно, что внешне Муся совсем не казался угрожающим. Напротив, он был очень красивым и чем-то напоминал Стича из мультика. Симпатичная мордочка с острыми ушками и вздернутым носом. Кроме него, у тети Оли был еще полный дом животных. Настоящая фауна: три кошки, аквариум с десятком рыбок и волнистый попугайчик. Мне нравилась вся эта живность. Но Муся выделялся на их фоне. В беге его тоненькие костлявые лапки были практически неразличимы. И когда он носился по квартире, создавалось впечатление, что блестящая черная тушка летает по воздуху. Это просто не могло не вызвать умиление. Однако характер у пса был совсем уж скверный. Муся не хотел водиться ни с кем, кроме хозяев. Ответом на любое мое действие было лишь рычание и тавканье. Желание дружить с ним я потеряла достаточно быстро. Своим частым лаем он мешал заниматься и дремать после учебного дня. В коридор всегда приходилось выходить с опаской. Там рядом с входной дверью находилась резиденция Муси в виде потрепанного плюшевого домика. Стоило мне пройти мимо собачкиного жилища - обязательно раздавалось злобное бухтение. Это особенно нервировало ночью по дороге туалет. Кроме этого, каждое мое возвращение с улицы неизменно сопровождалось звонким и продолжительным воем. Хотя я не сомневалась, что за все это время Муся прекрасно выучил мои шаги и мог знать, кто идет в подъезде. При возвращении же своих этот сумасбродный песик не лаял, а только ласково пищал.

То, о чем я хочу рассказать, произошло со мной за несколько недель до зимней сессии. Знаю, моя история может показаться выдумкой, очередной страшилкой с крипипасты. Хотите верьте, хотите нет, но все это было на самом деле.

В тот вечер я была одна в квартире. Хозяева уехали к старикам на дачу по каким-то срочным делам. День выдался бестолковым и крайне утомительным. Из института я вернулась затемно. Настроение было отвратительное. Хватало проблем на учебе, так я еще и заболеть умудрилась. В комнате не было света, и освещал ее только ярко-синий экран ноутбука.

Здесь стоит сделать отступление и рассказать о небольшой особенности, которая все же сыграла немалую роль. Тогда во всей квартире был погашен свет. Хозяева жили небогато и всегда старались соблюдать экономию, и потому я также считала это своей обязанностью. Я, конечно, могла зажечь его у себя в комнате, но мне этого не хотелось. Темнота последнее время становилась для меня своеобразным местом уединения. Я лежала на софе и тихо придавалась унынию, чувствуя, как простуда медленно растекается по организму. Жутко хотелось спать. Но обстоятельства, будь они неладны, не позволяли нормального отдыха. На мне висела куча хвостов. Но перед тем как приступить к разгребанию завала, мне было необходимо попить чаю.

Я с большим усилием поднялась с софы и побрела на кухню. В горле чувствовалось мучительное першение. Мне было зябко. Потная, липкая, я волочила ноги, словно зомби. В коридоре царила непроглядная темень. Я рефлекторно сбавила шаг. Мысль, что где-то рядом должен шариться Муся, не давала расслабиться. Я знала, что он обязательно даст о себе знать, готовилась к этому и все же вздрогнула, когда где-то возле ног раздалось слабое рычание. Меня одолела бессильная злоба.

При всей своей наглости Муся был очень трусливым псом, и показать ему, где раки зимуют, для меня не было проблемой. Но я не дала этого из чувства приличия. Нельзя же было дубасить питомца людей, которые так облегчили мне жизнь. И, тем не менее, я не хотела мириться с этим «собачьим» произволом. Неприятно было бояться маленькой собачки и каждый раз напрягаться при виде нее. Я чувствовала себя ребенком, и мне это жутко не нравилось. За то время, пока я жила у тети Оли, у нас с Мусей развернулось ментальное противостояние. Я не упускала случая как-нибудь насолить ему. Дразнила, легонько дергала за хвост, пристально смотрела, так что он начинал беспокоиться. «Это просто глупая собака и ничего более», - говорила я себе в попытке почувствовать уверенность. Однако мой метод «воспитания» ни к чему не привел. Раз за разом реакция была одинаковая. В ходе таких игр Муся пару раз покусал меня. Но однажды он вовсе сделал это без причины. Я уходила на пары, немного сонная снимала куртку с вешалки, прямо под которой лежал собачкин домик. И в этот момент Муся ущипнул меня за ногу. Испуг пробрал меня настолько, что я чуть не заплакала. Видимо, ему показалось, что я подошла слишком близко. В гневе я со всего размаху шлёпнула Мусю курткой так, что он тут же убежал на кухню и спрятался под столом, не издав даже скуления. Хорошо, что этого не видел никто из хозяев. После этого случая я окончательно потеряла к Мусе всякую симпатию. Он не вызывал больше никаких чувств, только раздражение. Но как позже выяснится, тогда я еще хорошо отделалась.

Я включила свет на кухне. Муся в это время вылез из домика. Немного почухавшись, он уселся в углу напротив и стал наблюдать за мной из коридора. Кабысдох частенько следил за тем, что я делаю, напоминая патрульного. Он любил принять гордую позу, в которой ясно читался лозунг: «Я здесь хозяин!», «Я здесь главный!» Его вид был смешным и в то же время каким-то отторгающим. Муся всегда улавливал мой взгляд. В его маленьких глазах, казалось, было что-то необыкновенное. Сейчас в темноте он был еле заметен – свет из кухни падал под неудобным углом, и различить его было трудно. Я звучно шикнула на Мусю и приказала ему убираться восвояси. Во мне все еще не утихало желание самоутвердиться. Тощий статуй в углу при этом злобно запыхтел, но не двинулся с места.

С питьем я провозилась минут пятнадцать. Хотелось чего-нибудь сладенького. Но, к сожалению, в доме не было даже убогой карамельки. Пока кипятился чайник, я думала о сложившейся ситуации в учебе. То и дело всплывали бабушкины слова: «Будешь сильно смеяться - будешь потом долго плакать». Подобные поговорки я никогда не воспринимала всерьез. Но, по иронии судьбы, эта фраза как нельзя лучше описывала мою жизнь в первом семестре.

Эйфория первых месяцев настолько захватила меня, что я забыла обо всем. Что в итоге мне сильно аукнулось. Начало учебного года было по-настоящему незабываемым. Столько новых впечатлений. Предвкушение городской жизни. Индустриальная атмосфера. Пестрая солнечная осень. И плюсы нового места жительства. Если бы не тетя Оля, меня скорее ждала бы не учеба, а вечная дорога. А так, я из области переехала жить почти что в самый центр и могла не волноваться о времени. Конечно, я попала не в хоромы. Квартира тети Оли была очень старой. Но по сравнению с нашей панелькой она имела некоторые преимущества. И главное из них заключалось в хорошей звукоизоляции. Теперь я могла заниматься в полной тишине и без двух постоянно орущих братьев. Меня это полностью устраивало. Впечатление от переезда было испорчено, пожалуй, только наличием Муси. Но на тот момент я не придавала этому большого значения. На фоне других событий, происходивших в моей жизни, это был сущий пустяк. Таким образом, для меня все складывалось отлично.

Однако ряд благоприятных условий дал совсем не те плоды. Со мной произошла, пожалуй, главная человеческая глупость, когда при наличии хороших возможностей мы теряем еще больше. Так уж получилось, что я занималась всем, чем угодно, кроме учебы. Поначалу все вроде бы было под контролем. Но вдруг я стала отставать по программе, набрала кучу хвостов, прогуляла много пар по разным предметам. Приятное ощущение студенческой самостоятельности сменилось вязким чувством досады. Поступив в институт, я ощущала начало новой жизни и была уверена в будущем, которое мне так красочно представлялось. Но я позволила себе слишком много радости. И теперь меня ожидали кипа практических работ и двухкилограммовый учебник аналитической химии. Завтра по этому предмету намечался коллоквиум, к которому я была совершенно не готова. Ну и до сессии оставалось меньше месяца. Маленький отличник внутри, никогда прежде не допускавший подобных завалов, рвал меня на части. Я думала не пойти завтра, чтобы отлежаться и сделать долги. Но с таким количеством пропусков мной бы могли начать интересоваться в деканате. Даже больничный было стремно брать. Грустно, не так ли? Думаю, многие поймут меня. Но я бы не стала изливать вам душу и просто так рассказывать о своих злоключениях. Эта история из разряда «Когда казалось, что хуже уже быть не может».

Вид курящейся паром кружки немного приободрил меня. Я пошла в комнату, но тут мне резко стукнуло, что нужно погасить свет на кухне. Ходить вслепую к тому моменту было уже привычно, и я бы спокойно добралась до комнаты. Муся все также сидел рядом с входной дверью. Я щелкнула выключатель, но за миг до того, как коридор вновь погрузился во мрак, заметила что-то незнакомое. В углу. Там, где примостился кабысдох. Пару мгновений я простояла в бездействии, вглядываясь в темноту, а потом опять включила свет. Далее все происходило за считанные секунды. Вместо маленькой размытой фигурки там было что-то массивное, но что конкретно, я не могла разобрать, зрение сфокусировалось не сразу. Рука застыла у выключателя. Я почувствовала, как напряглись мышцы вдоль позвоночника. В углу прорисовывался черный силуэт, напоминавший сидящего на корточках человека. Осознание чужого присутствия заставило сердце бешено колотиться. Но по-настоящему я ужаснулась, когда разглядела то, что, видимо, было его лицом. Из темноты на меня смотрели два бешеных серых глаза с овальными зрачками, а чуть ниже, словно в улыбке, растягивался рот с рядком белеющих зубов. Эта образина пялилась на меня и вдруг поднялась, выпрямившись в полный рост. Она сделала это совершенно бесшумно и уже стоя издала непонятный тихий звук, похожий на хрипение и шипение одновременно.

Кружка полетела вниз и с неприятным звоном ударилась о пол. Струя кипятка попала мне на голень. Я кинулась в свою комнату и с такой силой захлопнула дверь, что с нее посыпалась побелка. Вместо щеколды на ней висел какой-то галимый металлический крючок, который, к тому же, держался на соплях. Было очевидно: старая деревянная дверца и для восьмиклассника не стала бы серьезным препятствием. Но что мне оставалось? Трясущимися руками я ухватилась за ручку и, уперевшись ногой в косяк, изо всех сил тянула дверь на себя, чтобы не дать открыть ее снаружи.

Какое-то время в коридоре стояла абсолютная тишина. Ноутбук, остававшийся единственным источником света, вскоре погас, и комнат погрузилась в полную темноту. Несколько секунд я слышала лишь свое сумасшедшее дыхание и удары сердца. На ошпаренной ноге чувствовалось сильное жжение. Плечо отдавало болезненными импульсами. В бегстве я задела им дверцу гардероба. Чуть-чуть подождав, я прильнула ухом, чтобы прислушаться. В этот момент, как в самом дешёвом фильме ужасов, из коридора донесся отчётливый скрип паркета. Неведомое существо приближалось, от него исходило едва различимое сопение. Услышав это, я еще сильнее ухватилась за ручку, но в этот момент прямо на уровне моей головы раздался громкий скрежет. Я тут же бросила всю свою оборону и отлетела от двери. Эмоции полностью возобладали над разумом. Я даже сама от себя не ожидала, что могу так испугаться. Деваться мне было некуда. Квартира располагалась на первом этаже. На дворе был самый разгар декабря. Даже несмотря на мороз, я бы вылезла на улицу через окно, но оно было заблокировано. В ней как назло то ли ручка не работала, то ли сам механизм был сломан. А попытки разбить стеклопакет точно бы не увенчались успехом.

На глаза наворачивались слезы. Поняв, что через окно мне не выбраться, я опустилась на пол рядом с батареей. Было слышно, как эта тварь ходит за дверью. Не знаю даже, как мои внутренние полости не извергли все содержимое наружу. Я была в оцепенении. Меня обуял такой ступор, что я и на помощь не догадалась позвать. Вместо этого я свернулась клубочком и, обхватив колени руками, стала ждать своей участи, которая пока что оставалась неразгаданной. Весь этот ужас продолжался достаточно долго, но, сколько точно, сказать не могу. Все было как в тумане, я потеряла счет времени. Нервы сдали совсем. Существо ещё раза два шкрябнуло по двери, но так слабо, что она не шелохнулась. Вскоре я перестала его слышать, но пойти посмотреть или хотя бы встать не решалась. Настало продолжительное затишье, которое потом вновь сменилось шкрябаньем. Данный террор повторялся несколько раз. Незваный гость явно не спешил заходить ко мне в комнату. Я сидела беззвучно с застрявшим в горле криком. Слезы градом катились по щекам. Тело сотрясалось от приступов паники.

Душа ушла в пятки после того, как по комнате неожиданно разнесся звонкий металлический лязг. Искаженный шум больше походил на предсмертные крики какого-нибудь маленького животного. Я не сразу поняла, что это был дверной крючок. Стол посередине комнаты загораживал обзор и не давал увидеть, что с ним происходит. Хотя этого и не требовалось, чтобы понять, что крючок просто ходил ходуном. В него будто вселилась нечистая сила. И это не метафора. К тому моменту глаза уже привыкли к темноте, и я отчетливо видела, что дверь не пытались открыть. Иначе она точно так же бы тряслась. Эта какофония продолжалась около двух минут, а потом дверь скрипнула и стала медленно отворяться. Внутри у меня что-то опустилось, когда ее внешняя ручка стукнулась о стену. Существо, обитавшее в коридоре, вошло не сразу. Оно словно наслаждалось моей пыткой и старалось растянуть удовольствие. В темноте я не могла разглядеть все его черты. Но сложение у этого чудовища точно было человеческое. Мне показалось, что оно имело непропорционально большую голову. Лучше всего были видны его глаза. Они будто светились. Это единственное из того, что я до сих пор помню. Когда эта страшная сволочь появилась в дверном проеме, передо мной все поплыло. Он стоял в полуметре от меня и смотрел. Через пару мгновений я отключилась. Его тихие хрипы были последним, что я услышала.

Сознание вернулось ко мне только утром, когда уже давно рассвело. Никого рядом не было. Я не знала, хватит ли у меня смелости выйти из комнаты, но тут в коридоре послышался голос тети Оли. Я бросилась к ним, как сумасшедшая. Подумала, что сейчас их придется спасать, ведь ночной монстр мог быть где-то поблизости. Но оказалось, что все нормально. Семейство только-только вернулось с дачи. Все, как ни в чем не бывало. Дядя Борис с Настей ушли в магазин. Тетя Оля с Аней бодро и энергично разбирали привезенные вещи. Они радостно повстречали меня, а я стояла с очумелым видом и не знала, что ответить. Тут у меня из-под ног выбежал Муся так, что я подпрыгнула от неожиданности. Он носился среди сумок и пакетов, издавая тоненькие визги. Визги, из-за которых он казался таким смешным. Один раз Муся пристально посмотрел на меня своими черными сверкающими бусинками, а потом побежал прочь. Потом все дружно разошлись по комнатам.

Я бросила все и тем же утром поехала домой. Семинары мне была уже до лампочки. В электричке мое лицо полыхало от поднявшейся температуры. Пережитый стресс и недосып окончательно добили мой иммунитет. Все выходные я провела в кровати. Родителей мое состояние не на шутку взволновало. Вообще все удивились такому внезапному возвращению. Я отмазывалась, как могла, пыталась делать вид, что ничего не произошло. Не хотелось, чтобы у мамы с папой возникли лишние вопросы. Однако больше этого меня беспокоило, что теперь будет у тети Оли. Я ведь ничего им не сказала! Не предупредила! Собирая впопыхах рюкзак, я наплела тете Оле всякой чепухи. Что-то про болезнь, заразные бациллы, что родителям якобы помощь дома понадобилась. Оно с одной-то стороны понятно. Как бы, по-вашему, мог прозвучать мой рассказ? Да любой адекватный человек предложил бы мне выпить двойную порцию жаропонижающих и лечь спать. Я боялась смотреть телевизор и открывать интернет на телефоне. Не давала покоя мысль, что в новостях расскажут нечто страшное. Это даже приняло форму невроза. Меня сводило с ума мое буйное воображение. Я представляла ведущего, рассказывающего криминальную сводку. «В одном из жилых районов Москвы в собственной квартире обнаружено зверски убитое семейство Вьюгиных». Эта фраза звенела у меня в ушах. И каждый раз хотелось схватиться за голову. Самочувствие от всех этих размышлений становилось еще хуже. По ночам меня мучили кошмары. Теперь все происходило в нашем доме. Мне снилось, как я ночью лежу на кровати в своей комнате. Из-за двери медленно выходил черный силуэт, все также странно хрипя, и становился надо мной. Он пронзал меня взглядом своих серых лягушачьих глаз, а я просто лежала, словно под наркозом, и смотрела на него, не в силах что-то предпринять.

Мне было очень страшно. Но вопреки самым мрачным ожиданиям, ничего не произошло. Тетя Оля звонила маме поинтересоваться моим самочувствием и спрашивала, когда я вернусь к ним в Москву. Чтобы объяснить мое решение остаться дома, пришлось придумывать целую легенду. Уже не помню точно, что я говорила родителям. Но открестилась с горем пополам.

То, что случилось в квартире тети Оли, не было галлюцинацией. Я не сомневаюсь в своем рассудке. Хотя мой здравый смысл прежде не знал таких ударов. Тем существом был Муся. Если бы кто-то пробрался в квартиру, эта гадюка, даже сильно напуганная, обязательно подняла бы шум. Другие животные, ну разве что кроме рыбок, наверняка также бы запаниковали. Не могли же все сразу попрятаться. Тем более, я видела Мусю. Он исчез за одно мгновение, пока я шла к выключателю. В разговоре с мамой тетя Оля упомянула, что Анечка обнаружила мою кружку под шкафом. Вот же и удивились они, должно быть, от такой находки. Я точно знала, что это был Муся, но я едва ли могла объяснить его магические метаморфозы.

После того как все устаканилось, случившаяся чертовщина еще долго не выходила у меня из головы. Я много думала, почему это произошло, и порой начинала видеть некую закономерность. Муся просто не хотел видеть меня в своем жилище и пытался прогнать. Трудно сказать, что во мне было плохого. Но факт остается фактом. Я пришла на чужую территорию и мнила себя главной, пыталась подчинить «хозяина». Так что мотивов у этого чудовища было достаточно. Подсознательный страх толкал меня на глупые поступки. Я хотела убедить себя, что не боюсь какого-то маленького пса. Но судьба сыграла со мной злую шутку. Муся пошел на крайние меры. Возможно, так он отыгрался за тот случай с курткой. Стоит сказать, неплохой метод – «напугай ее до полусмерти». Ведь он, наверное, мог и убить меня.

После этого случая я появилась в квартире тети Оли всего один раз, когда мы с отцом приехали, чтобы забрать оставшиеся вещи. В разговоре с ней я слышала нотки грусти. Тетя Оля сожалела о моем решении вернуться к родителям. Мне даже казалось, что она слегка обиделась на меня. Поведение домашних остается неясным. Почему они все это скрывали за улыбкой? Они ведь не могли не знать об особенностях своей собаки. Может, они заложники и позвали меня жить в надежде, что я как-то помогу? Мне до сих пор жутко от этой мысли. С того дня я мало общалась с тетей Олей. Не знаю, как у них там и что, но, во всяком случае, они живы и здоровы. Моя мама и сейчас поддерживает с ней плотный контакт. Хочется верить, что все у них нормально. По крайней мере, внешней угрозы им точно можно не бояться. Район, в котором живет семья тети Оли, далеко не самый спокойный. Меня несколько раз предупреждали об этом, когда я к ним приехала. Дядя Боря тогда еще шутил, что с Мусей им не страшен ни один вор. Да, это уж точно! Обнести квартиру с таким питомцем – себе дороже может получиться. И где они его только откопали?

***
Такая вот история. Прошло три года, но я до сих пор не могу забыть тот вечер. Подумать только: до того дня я знала, что есть граница между сказкой и реальностью. Не очень четкая, но все же есть. А этот дурацкий Муся. Чертов оборотень. Ведь он был реальным! А если он реален, то, что еще может быть реально? Вот так живешь, суетишься и вроде бы знаешь, как решить все свои проблемы, а потом… потом к тебе подкрадывается что-то непонятное. Возможно, такой опыт не будет лишним. Я невольно вспомнила этот случай потому, что в журнале наткнулась на статью, посвященную собакам Мусиной породы. В ней писали, что такие песики отлично ладят со всеми окружающими, имеют добрый характер и любят играть с детьми. Забавно, да? Но мне вот ни капельки не смешно.

Сейчас я благополучно учусь на четвертом курсе. Моя первая в жизни сессия напоминала Сталинград, страшно вспоминать. Но я смогла преодолеть все трудности. Живу я сейчас, как и раньше, дома. После того случая родная квартира со всеми ее неудобствами стала казаться как никогда уютной. Конечно, тяжело заниматься в постоянной суете, да и каждодневный путь в Москву и обратно изматывает - будь здоров! Приходится крутиться, ничего не поделаешь. Но зато я спокойна. Это главное! Тут меня ждут. Здесь я на своем месте. В общем, жизнь моя практически не изменилась. Разве что желание заводить домашних животных как-то совершенно отпало.

2019.
9-01-2019, 17:22 by Антон МарфинПросмотров: 1 769Комментарии: 6
+13

Ключевые слова: Собака страх ужас монстр институт авторская история избранное

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: зелёное яблочко
10 января 2019 10:24
+1
Группа: Комментаторы
Репутация: (1677|-2)
Публикаций: 84
Комментариев: 5 340
Боже мой, как захватывающе.
Я бы не отказалась от такого стражника, если с ним ладит, но истинного облика не покажет.
           
#2 написал: Ksenya078
10 января 2019 20:58
0
Онлайн
Группа: Посетители
Репутация: (211|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 231
Вот тебе и Муся! Красавчик, что тут скажешь! Замечательная история, исключительно, плюсище,+++.
     
#3 написал: Антон Марфин
13 января 2019 10:21
+1
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 7
Комментариев: 8
Благодарю всех за комментарии)
#4 написал: Geogirl
21 января 2019 11:30
0
Группа: Посетители
Репутация: (8|0)
Публикаций: 12
Комментариев: 184
с одной стороны ГГ жалко, ее напугали сильно. Но не вызывает симпатии взрослая барышня, которая воюет (а было именно так) с маленькой собакой. Почему это Муся должен был считать ее хозяйкой и главной?
#5 написал: Geogirl
21 января 2019 11:43
+1
Группа: Посетители
Репутация: (8|0)
Публикаций: 12
Комментариев: 184
мне скорее больше жалко Мусю, избалованную маленькую собачку, которую травила взрослая девушка.
#6 написал: Sniff
20 марта 2019 19:11
0
Группа: Авторы
Репутация: (189|-2)
Публикаций: 75
Комментариев: 1 435
Муся хорош) Надо было попробовать с ним подружиться как- нибудь.+++
      
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.