Пляска смерти

Слегка покосившийся, но всё ещё хранящий былую мощь, частокол из толстых брёвен вгрызался в густой и старый лес, удерживая его неутомимый натиск, тем самым давая таверне, а по совместительству и гостинице "Последний Приют" возможность существовать. Длинные и разлапистые ветви дубов нависали над преградой, словно грозя рухнуть и погрести её под собой, их тёмно-зелёные, почти чёрные листья тревожно шелестели даже в безветреную погоду, навевая на тех, кто прислушивался достаточно долго, скорбь и меланхолию. Шелест был похож на голоса, мёртвые, безжизненные, сухие, но всё же человеческие голоса. Хотя и без этого лес всегда назывался Проклятым, ещё до событий, произошедших три века назад, когда он превратился в ночной кошмар для заблудившихся и сложное испытание для шедших по дороге, единственной, что соединяла Азиг'Оул и Экзайл коротким путём - всего два дневных перехода. Ночью же по Проклятому Лесу мог ходить только самоубийца или сумасшедший. Впрочем, из первого всегда получался второй - зловещая и давящая атмосфера быстро делала своё дело, иногда даже днём. В таких условиях спасало таверну только одно - её местонахождение. Ровно по середине пути. Кроме того, она была первой и последней таверной. Любые другие быстро исчезали, спустя несколько дней после завершения постройки. Лес ненавидел тех, кто пытался отобрать его земли.
Стивен поёжился от картины, которая представилась ему, пока он осматривал таверну, стоя у ворот в ожидании их открытия. До заката оставалось меньше получаса - он едва успел из-за небольшой накладки в начале пути. "Нет, накладок в Проклятом Лесу не бывает. Это проделки деревьев. Или их хозяев." - подумал путник, и снова постучал по металлу, которым были обиты створки.
- Эй, ты меня тут хочешь оставить в ожидании смерти!? Открывай быстрее, солнце уже почти село! - Стивену определённо не нравилась эта задержка. Наконец, грузный охранник осилил спуск вниз и открыл ворота.
- Не надо так кричать, - проворчал он, - даже с появлением звёзд никто не умирал, по крайней мере, сразу же. - Охранник захихикал и пропустил путника.
- Твой юмор такой же плоский, как и твоя задница. - Не дожидаясь ответа, Стивен вошел внутрь.
После короткого разговора с хозяином выяснилось, что свободных комнат в гостинице нет, поэтому ночь придётся провести в общем зале таверны.
"Ладно, во всяком случае, это сохранит мне деньги" - подумал путник и огляделся в поисках свободного столика. Таковых не оказалось, поэтому он сел за первый попавшийся, поближе к барной стойке. Заказав жареного мяса и эля, Стивен принялся изучать своего соседа. Тот был немного пьян, но взглянув на количество выпивки, стоящей перед ним, становилось понятно, что это состояние продлится недолго. Судя по одежде, он был кем-то вроде посыльного, далеко ушедшего от понятия "мальчик на побегушках". Скорее всего, он занимался доставкой писем или ценных бумаг - снаряжение и оружие были на должном уровне, всё что надо для дальних и при этом быстрых переходов, а также для защиты от рыцарей удачи, как себя любил называть всякий разбойничий сброд. Образ, пожалуй портило только одно - такой человек должен быть волевым, что, в свою очередь, всегда проявляется в чертах лица и манере держать себя. У этого человека не было ни того, ни другого, он выглядел как тряпка, ничуть не лучше нищих на улицах. Всё его внимание было сосредоточено на вине.
Выпив очередную кружку, он огляделся, заметил Стивена, попытался выдать что-то вроде улыбки и заговорил.
- Похоже, милорд, вы попали почти в ту же ситуацию, что и я. Свободные комнаты закончились ещё в полдень.
- Да. - Коротко ответил Стивен и задал ответный вопрос, - А вы так и собираетесь пить до утра? Не самое лучшее времяпровождение.
- Увы, но мне ничего не остаётся. Единственное, что позволяет мне держать себя в руках и не стать умалишённым - вино.
- Неужели? Не думал, что есть люди, настолько поддающиеся влиянию Леса. Особенно здесь, в таверне. - Стивен был удивлён.
- Лес? Нет, я с детства не боялся Проклятого Леса. Я даже пересекал его по ночам, до недавнего времени.
- Ходить по Лесу ночью!? Это невозможно! - От такого вопиющего заявления, Стивен чуть не перешёл на крик.
- Возможно, милорд захочет выслушать мою историю? Мы убьём две цели - быстрее дождёмся рассвета и, возможно, исповедь облегчит мою душу. - Собеседник едва не умолял.
- Было бы неплохо.
- Тогда слушайте. Возможно, вы не поверите мне, а возможно, она заставит похолодеть ваше сердце.
И он начал свой рассказ. Стивен не особо вслушивался, больше обращая внимание на еду, но отчего-то слова прочно впивались в память.

***


С самого детства, с колыбели, меня всегда притягивал Лес. Деревня, в которой я родился, находилась неподалёку от него. В шесть лет, когда мне разрешили выходить за пределы селения, я каким-то чудом пришёл на опушку Леса. И простоял там до самого вечера, как зачарованный, глядя на деревья и игру ветра с листьями. То же самое я делал и на следующий день. И на следующий. Родители, заметив это, первое время глаз с меня не спускали, но я всё равно сбегал. Один раз меня почти поймали, но я на их глазах просто ушёл в лес. И я вернулся. С тех пор меня спокойно отпускали, говоря, что судьбу не изменить. Из-за моих странностей сверстники сторонились меня, но мне было безразлично. Так я и вырос. В одиночестве, один на один с Лесом. Мало кто верит, но я даже, в некотором роде, дружил со зверями Проклятого Леса. Синие гончие, оставляющие от других людей лишь сломанные кости, подходили ко мне за лаской, подземные певчие пели мне свои баллады - и я не сходил с ума. Когда я осознал ценность этого дара, я стал посыльным. Посыльным, который готов доставить что угодно и когда угодно, даже ночью, даже через Проклятый Лес. Это приносило хорошую известность в нужных кругах и большие деньги. Но теперь я чувствую, что скорее всего всё кончено. Это случилось вчера ночью, то, чего я не ожидал и не мог ожидать. Впервые я испытывал страх и прочие, подобные ему чувства. Впервые при путешествии по Лесу.
Перед началом своего путешествия я немного выпил, меньше бутыли вина - я всегда так делал. Не знаю почему.
Я шёл через неглубокую топь. Тина отвратительно чавкала под сапогами, пытаясь утянуть вниз, пузырясь газом, покрываясь дрожью мелких волн. Тут и там светились болотные огоньки, переливаясь оттенками голубого, передвигаясь с места на место по им одним известным странным и причудливым путям. Я шёл немного плутая - мои мысли были словно подавлены, подёрнуты пеленой плотного тумана. Но это не мешало мне наслаждаться ярким лунным светом, который, придавал ещё больше таинственности окружающим меня мелким деревцам. Он отражался от их бледных, цветом похожих на саван, листьев, порождая мерцающую игру блёсток, подобную игре созвездий, на которые то и дело перескакивал мой взгляд. И в то время, когда я наблюдал за звёздами, я не мог заметить или подумать, что кто-то, точно также, наблюдает за мной, следит за каждым моим шагом, ловит каждый вздох, каждый удар сердца, каждый взмах ресниц... Наверное в этот момент во мне и произошли эти странные перемены. Сознание затуманилось ещё больше, но чувства внезапно обострились. Я почувствовал чьё-то присутствие, на уровне инстинктов, такое сильное, что хотелось бежать, не важно куда, неважно как, но бежать. И я поддался этому желанию, хотя, где-то глубоко в подсознании, я чувствовал, что это не моё желание, что оно навязано чужой волей.
Мне не удалось сделать и пары шагов - ноги не слушались, они были парализованы страхом, тем диким, животным, страхом, что превращает человека в зверя. Я упал на колени, едва не повалившись в вонючую жижу и удержав шаткое подобие равновесие только благодаря выкинутым вперёд рукам. Что-то, нет, нечто стремительно выскочило из-за деревьев и схватило меня, потащив за собой в проклятое место. Не знаю как далеко, не знаю как долго, не знаю где - я был ослеплён ужасом, усугублённым прикосновением этого... существа. Никогда не забуду этого. Могильный, отвратительно скользкий, подобно мху, растущему на гробницах, холод пробирал до костей даже сквозь одежду, он обжигал больше, чем любое пламя. Нечто бросило меня на поляне, в центре которой горел демонический огонь, и исчезло, но вместо него появились другие... Или я заметил других? Я не могу сказать точно. Туман ещё не полностью оставил мой разум...
Они пригласили меня присоединиться к ним в их пляске смерти. И я вошел за ними в кольцо огня. Кто-то подхватил меня за руки и увлёк в середину, где огонь был ярче света солнца. Время словно остановилось. Или я был настолько испуган? Мои мышцы оцепенели от страха, кости превратились в камень, но где-то в глубине разума, в глубине сердца появилось желание. Желание продолжать, отдаться неистовым порывам существ окружавших меня, я чувствовал их нетерпение, их страсть... И я продолжил. Вспышки пламени окатывали меня, не причиняя вреда, когда я проходил по раскалённым углям.
Я впал в транс и мой дух возвысился, взлетел надо мной, показывая меня со стороны, охватывая все действия вокруг, создавая полную картину в моих глазах. Я не знаю, найдётся ли кто-либо, кто сможет объяснить произошедшее со мной, будь-то великий маг или мудрый учёный. И я плясал вместе с ними, я скакал, я резвился и я пел вместе с ними. Я не знал слов, но они сами, с необычайной лёгкостью, сходили с моих губ. Я не могу вспомнить ничего, кроме того, что это были какие-то дьявольские, нечистые стихи. И у них всех в глазах была смерть. Это нельзя передать словами, это никак не отражалось внешне, но это чувствовалось каждой частицей тела. Их безжизненные фигуры напоминали нежить, хотя внешне были из плоти и крови, казалось, они восстали из ада, они выглядели как демоны.
И когда я плясал с мёртвыми, мой освободившийся дух смеялся и глумился надо мной, над всеми нами, он выл на нас, подобно волку или синей гончей. И он парил над моим омертвевшим телом, тоже поддаваясь ритму захватывающей пляски смерти. До тех пор, пока для нас не настало время объединится. Мой дух вернулся ко мне и теперь я уже не знал, мёртв я или жив, но это было не важно. Остальные присоединились к нам, сужая кольцо, набирая скорость. Я почувствовал, что приближается конец. И по счастливой случайности, а может и по воле судьбы, между ними случилась схватка. Они рвали друг друга когтями, клыками, они смешивались в один большой, отвратительно копошащийся ком и разделялись, и продолжали свою странную битву. Они отвели от меня свои взгляды, и я упал на землю, словно марионетка с обрубленными нитями.
Мой разум внезапно вернулся ко мне, а вместе с ним вернулись страх, отвращение и ужас и исчезло то неестественное желание, что привело меня сюда и заставило присоединиться к ним. Я побежал, будто за мной гнались легионы демонов и нежити, быстрее ураганного ветра, быстрее штормовой волны. Я не оглядывался назад, я был уверен, сделай я так - и ко мне вернётся тот животный ужас, та чужая, чуждая воля, что уже не раз повелевала мной в эту ночь. Поэтому единственное, на что я осмелился - смотреть прямо перед собой, пытаясь уклониться от хлещущих по лицу веток или отклонить их. Я проплутал по лесу всю ночь и половину дня, пока не выбрался на дорогу и не дошёл до Последнего Приюта...
Когда ты знаешь, что время пришло, ты можешь подготовиться к этому, ты можешь попрощаться со всеми, ты можешь выпить свой последний бокал, сказать последние слова молитвы. И тогда уже не будет страха, не будет ужаса, возможно и не будет того, что случилось со мной. Но я не знал, и не был подготовлен. И теперь я уверен, что стоит мне лечь в кровать и заснуть - я тут же вернусь на ту самую поляну, и снова присоединюсь к пляске смерти, к мёртвым демонам. Я боюсь спать, я боюсь, что ужас снова повторится, я боюсь сойти с ума. Все эти события были столь неестественными, нечеловеческими, чуждыми, что я не выдержу, случись это вновь... И самое ужасное заключается в том, что я уверен - не я сбежал от них, наоборот - они позволили мне бежать, отпустили меня. И когда-нибудь они снова позовут меня, пригласят на пляску смерти... Пляску со смертью. Я уверен, что уже никогда не смогу танцевать с людьми, после танца со смертью...
Рассказ человека был спутанным и бредовым, больше похожим на страшилки для детей, но по холоду, действительно пробежавшему по всем костям, Стивен понял, что каждое слово - чистейшая правда. Ещё он понял, что не сможет заснуть в эту ночь, как бы ему ни хотелось, как бы он ни был измотан...
Его мыслям не было суждено сбыться - ранним утром Стивен с удивлением обнаружил, что он всё-таки спал, и что лежит на столе, среди остатков еды и пустых бутылок. С трудом, продираясь сквозь туман похмелья, он начал вспоминать события вечера.
Путешествие... лес... ворота... толстый стражник... таверна... странный собеседник... Собеседник!
Стивен огляделся, протёр глаза, огляделся ещё раз и, наконец-то увидел его, что-то бормочущего во сне. Его волосы были белого цвета, как у какого-нибудь дряхлого старика. Когда до Стивена дошло осознание того, что ещё вечером они были чёрные как смоль, он отшатнулся и упал со стула. Хмель вылетел из головы вместе с желанием вспомнить разговор. Стивен кинул несколько монет за стол и вылетел из помещения. "Надеюсь, что это была всего лишь байка пьяного сумасшедшего" - подумал он, недовольно тряся за плечо спящего стражника. Через несколько минут тот поднялся и открыл ворота. Впереди Стивена ждал переход, теперь отягощённый невесёлыми размышлениями.

Автор - Ямагами Ксарфинкс.
Источник.
23-11-2018, 07:12 by Сделано_в_СССРПросмотров: 632Комментарии: 2
+7

Ключевые слова: Старый лес ночь таверна гость рассказ пляска смерти

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: АЛЬКА
23 ноября 2018 10:47
+1
Группа: Посетители
Репутация: (5|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 169
Мне очень понравилось читать ..хотелось бы продолжение
#2 написал: marzzz
24 ноября 2018 00:29
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (540|0)
Публикаций: 98
Комментариев: 6 932
Ожидала чего-то в духе фильма "От заката до рассвета". Всё-таки название таверны "Последний приют" навевает мысли о последнем приюте и куче ужасов внутри помещения, а не за его пределами там, в лесу. Лес он всегда и везде лес. Ночью там жутко и без демонов. Наверное. Не знаю наверняка. Эффект недополучения острых ощущений остался. Но начало зацепило.
             
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.