Царь волков

Бил холод, и пурга металась
Огромной белою совой,
И офицеру все казалось,
Что дожимают Рейх ногой.
В глухой забытой деревушке
Он правил пятый-шестой год.
И лишь теперь ему понятно,
Что битва больше не идет.
Он пил последние бутылки
И слушал свой последний вальс,
И думал он о том моменте,
Когда веревка завилась.
Сгустился холод над главою,
И слышен в мраке вой волков.
Он строил из себя героя,
Но оказался не готов.
Теперь не спал он ночью темной
И ждал, и молча лишь рыдал,
Когда один простой крестьянин
В мрак ночи зимней побежал.
Он мог бы привести подмогу,
Да в вое потерял дорогу.
И волк один как смерть явился,
В метели стаей закружился,
В клочки беднягу изорвал,
Сугробы кровью пропитал.
И Герр искать его послал,
Он долго думал, не хотел,
Измученных солдат жалел,
Но ужас бойни его гнал
Туда, в февральскую пургу.
Не сдал крестьянин чтоб врагу.
И холод в лица Герру бил,
А он все шел и все молил:
"Среди густой унылой ели
На мерзлом снеге как в постели
Найди, крестьянин, свой покой
Не приведи свой красный рой".
И шли безжалостные псы,
Ломался снег под сапогами,
И белизну поправ ногами,
Шагал нацистов черный взвод,
Держал что в ужасе народ.
Деревню заняли давно,
И страх он видел чрез окно.
Он видел, и он уповал,
Он власть себе завоевал
И о крестьянине жалел,
Остановить его хотел.
Того, кто может его власть
Доносом страшным обокрасть.
Кругом сиял из снега ад,
Не видели пути назад,
И только стаи снегирей
Летели в ужасе скорей.
Кругом них спал огромный лес,
В котором мир их и исчез.
И только смерти белизна
Мир покрывала их сполна.
И лес от ветерка дышал,
Сорвав сугробы покрывал.
Вокруг кишела жизнь везде:
И среди веток, и в воде.
И этой снежною зимой
Укутан лес был бахромой,
И ворон меж ветвей летал
И мысль о смерти навевал.
И этот гомон весь дневной
Глушил один лишь звук:
То вой. Летел над яркою землей,
Сопровождал всегда конвой,
В ущелья с ветром улетал
И там по стенам он дрожал.
И холодом повелевал,
И страхом с болью отдавал.
Дрожал от воя даже Герр,
Но он был для солдат пример.
Но что же? Рейх бесславно пал, а он крестьянина искал.
Ну а потом пришли они,
Сияли глаз волчьих огни.
Вожак все ближе подходил,
Напрасно караул кричал,
Вожак той ночью растерзал.
С тех пор ходили волки вслед,
Спасения от них уж нет.
"Послушайте, - солдат сказал.
- Домой..."
И грянул громкий залп.
И, помутившись головой,
Герр взял и расстрелял конвой.
Теперь пойдем мы все вперед
Ну что, проклятый грязный сброд?
Крестьянина мы не найдем,
Пока волков не уберем.
И дальше в ужасе все шли
И бились рыбой на мели.
А волки продолжали пир,
Давно пропал их ориентир.
Мороз лишь чуяли они,
Гасивший радости огни.
Расправил крылья над главой
И слышался лишь волчий вой.
И смерть в обличии волков
Гоняла воем их без слов.
Напрасно Герр им обещал,
Что фюрер ему так сказал.
А люди просто умирали
И глупо просто так сгорали,
Все на морозе, без еды,
Средь стылой озера воды.
А волки души забирали,
Тела промерзлые сжирали.
И Вой их ближе подходил
И всех поштучно уносил.
Он был живой, о да, конечно.
И он сжимал их мозг в тисках,
Давно уж умерла надежда.
Лишь мрак и холод. Только страх...
И волки в лагерь к ним пришли
И души всех почти взяли,
И правил ими Царь волков
Безмолвно - безо всяких слов.
А офицер все шел вперед,
Погиб его нацистов взвод,
Лишь он последний шел тропой,
Не слыша больше волчий вой.
Внезапно перед ним возник
Сам Царь волков.
К земле приник.
Он приготовился к броску
И навевал собой тоску.
Он черный был - как сама тьма,
Вертелись в голове слова.
Герр выхватил свой пистолет,
Но было поздно.
Волк-атлет одним прыжком его свалил,
Отбросил лапой пистолет,
Но отчего-то не убил.
В глаза ему лишь посмотрел,
Как будто крови не хотел.
Он повернулся и ушел.
"Стой", - тут же офицер сказал.
И громкий выстрел прозвучал.
Поднялся снова человек.
"Я снова правлю тут на век!"
Как только это Герр сказал,
Тотчас же выстрел прозвучал.
Исторгнул пулю револьвер,
Застряло в шерсти, но тут Герр,
Крутя смертельный барабан,
Отправил волку в глаз удар.
"Запомни, тварь, а может, верь...
Нет милосердия теперь.
Я рад, что ты подох, урод,
И будет проклят твой народ.
Ты пощадил меня? Зазря.
Теперь благодарю тебя,
Теперь тут правит человек.
Настанет новый мира век", - сказал он, к трупу обращаясь
И с волком черным попрощаясь.
Герр дальше шел и ликовал.
"Так вот причина в чем была,
Творил волк в черные дела", -
Сказал Герр и извлек мохнатый серенький комок.
Он ради жизни убивал,
И Герр волчат всех растоптал.
Он череп пяткой раздавил
И вопль счастья испустил,
Он смерть и холод победил.
Лишившись тут последних сил,
Внезапно на бок он упал,
Лишь солнце мельком увидал.
Вокруг шумела жизнь
Везде: и в кронах, в почве, и в в воде.
В снегу, среди обломков скал,
Труп победителя лежал.

Новость отредактировал Lynx - 9-12-2017, 18:55
Причина: Стилистика автора сохранена
9-12-2017, 18:55 by МуулингПросмотров: 559Комментарии: 3
+4

Ключевые слова: Нацисты волки поиски побег царь волков авторский стих

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Lynx
9 декабря 2017 18:56
+2
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (3861|0)
Публикаций: 523
Комментариев: 2 242
Честно говоря, полнейшая каша.
Мне не понравилось. Лишь местами, маленькими такими местами.
                  
#2 написал: Сделано_в_СССР
10 декабря 2017 04:48
+1
Онлайн
Группа: Журналисты
Репутация: (2950|-1)
Публикаций: 1 851
Комментариев: 11 599
Вот к примеру на поле трактор пашет землю, ложатся ровно пласты земли, но вдруг камень откуда ни возьмись ломает лемех, трактор встаёт.....вот примерно такое грубое сравнение с пахотой. Замысел конечно понятен, но уж как то всё действительно в куче навалено. 41
                               
#3 написал: Гюльнара
14 декабря 2017 17:44
0
Группа: Посетители
Репутация: (21|0)
Публикаций: 15
Комментариев: 627
Ну Гаврила! Что-то совсем он озверел.
  
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.