Байки деда Андрея

Я хорошо помню, когда дед Андрей впервые мне рассказал страшные байки. Тогда и зародилась моя любовь ко всему сверхъестественному.

В тот солнечный день июля, кобыла Тайга едва переставляла ноги, по пыльной проселочной дороге и, казалось, что скрипят ее суставы, а не колеса в телеге. Если минут десять назад мы двигались по лесной дороге, где свою злобу вымещали на нас лишь слепни, то выйдя в поле, жара навалилась душным одеялом. И нападки злобных насекомых не казались уже такой сильной проблемой. Ведь всегда можно отмахнуться от них лозовым прутом. Да и кобылу импровизированным орудием вполне удобно защищать. А вот от жары спасу нет, и оставалось только терпеть.

Что я делаю в июльский полдень под палящим солнцем, на телеге, загруженной жердями? Ответ просто: мой дед Андрей. Ему понадобилась бесплатная раб. сила в лице внука. И тут не поспоришь и, тем более, не покапризничаешь на тему: не хочу и не поеду. Дед у меня суров и в мнении своем непреклонен. Если до лет так пятнадцати он применял ко мне проверенный временем аргумент в виде затрещины и последующего пряника. То сейчас он пошел более изобретательным путем, стал бить словом. Выдаст нелицеприятную характеристику обо мне в пару предложений, в нужный момент, и все. Местные девицы на меня смотрят как на половую тряпку, единственное применение который нужник, ну а пацаны начинают кривиться от пренебрежения. Так что еду, парюсь и помалкиваю, даже не уточнил насколько законна была наша вылазка в заброшенный хутор.

Дед крякнул, поправил изрядно застиранную кепку на вспотевшем лбу и проговорил.
- Жарко. Ты, это, Слав, пешком пройдись, а то Тайге совсем уже невмоготу.
Я без лишних слов выполнил просьбу, ведь и правда скотине так полегче будет, а двигаться пешком за едва ползущей телегой никакого труда не составляет. Да и ноги размять надо. Обмахнув лицо панамой, вернул ее на голову, и, задрав край майки, обтер лицо от пота, мысленно прикидывая сколько нам еще добираться до села. По всему выходило не меньше часа, хотя с пригорка и был виден дедов дом. Но то по прямой и через поля, а, как известно, так даже птицы не летают, а про самообразование дороги вообще лучше не упоминать.

Дед Андрей поерзал на жердях, и на кой они ему вообще сдались, после засунул руку в карман и сразу же выругался одними губами. Ну да, если пить алкоголь ему запретили еще лет семь назад, после обширного инфаркта, то курить он перестал только весной.
- Зараза. И вот что теперь делать? – прозвучал риторический вопрос, но с намеком на завязку разговора.
Мне чесать языком откровенно было лень, и я смолчал. Дед недовольно крякнул, но униматься не захотел.
- А знаешь, что. Славка, - голос его стал задумчивым, а левая рука принялась оглаживать усы, верный признак сейчас начнет байки травить.
Дело он это любил и, главное, умел. Только одна беда, подавляющее большинство его баек были пошлые, а другая бытовые с профессиональным уклоном. Он всю жизнь протрудился кровельщиком, и вот пока ты сам не соберешь хоть одну крышу, то многие моменты в байке не поймешь, и в чем соль истории скорей всего упустишь.
- Помниться мне, в 59 году, Анька семь… кхм. Это, в общем, потом расскажу, - покосившись на меня сказал дед, - ты слово мауэрлат знаешь?
- Не-а, - с ленцой ответил я.
- Вот что ты за человек такой, а? Ни про баб, ни про водку, - он снова полез в карман и снова беззвучно перечислил часть ругательств.

В молчании мы пребывали еще минут десять. Я уже начал входить в отупляющий ритм, как дед снова заговорил. Усилено ровняя усы большим пальцем.
- А вот знаешь что, был у меня один случай. Как раз вот такая жара стояла, а то еще и больше. В том самом злополучном пятьдесят девятом. Я тогда срочную проходил, аккурат полгода до дембеля оставалось. Послали, значит, нас с Лейтенантом Гавриловым и ефрейтором Антон Палычем из части в Новокузьминск. Я тогда шофером был и, если бы не водка, так всю жизнь за баранкой и отсидел бы. Но чего горевать. Так вот, еду я на своем трофейном грузовике Блитце, жара что в бане, пот залил всего, а перед глазами марево. Вроде и проехали всего-то километров тридцать, а вымотался до края. А еще пилить в раза два больше. Только мечтами и спасался, о пиве холодном, да Маринкиными пре…

Кхм, так вот говорю я, жара адовая. А ефрейтор возьми да инициативу и прояви, мол, сворачивай вбок там через поле покороче будет. С молчаливого одобрения лейтенанта выполнил приказ. И тут машины как специально взбрыкнула, то бишь этот немец трофейный нашу советскую жару не выдержал и испустил пар. Чтобы ты понимал, радиатор вскипел. И все, стоим на дороге, в чистом поле. Ну меня, понятно дело: что лейтенант, что ефрейтор по матушке отчитали, в два захода. Мы с Блицем все это выслушали и, все едино, не прониклись, оттого и продолжили стоять на прежнем месте. А что делать? Нечего. Вот старшие по званию и давай меня отсылать назад, в часть, за подмогой. Я хоть и в звании малом, но башку не зря пилоткой закрывай. Им и заявил, мол: так и так, я приписан, к машине и шагу не ступлю от вверенной мне техники, а вы, уважаемые, пишите на меня приказы и рапорты, такова ваша миссия от верховной партии. Чтобы ты понимал, в отказ я пошел жуткий. Нагло? Да. По-хамски? Тоже да. А нечего меня материть за просто так, у меня солдатская честь тоже имеется.

В общем, отправился в путь ефрейтор, напоследок одарив меня таким взглядом, что стало ясно, отдам я долг родине полностью и без остатка, до последней минуточки радуя ее своей исполнительностью. А я что, стою по стойке смирно, назад пути, все едино, нет. Пропал, значит, в мареве наш Антон Палыч, лейтенант отдал команду вольно. Стали мы ждать подмоги в тени под машиной, с пониманием, что раньше вечера никто к нам не явится. А дождаться случайной попутки и совсем дело гиблое, машина по той дороге если и едет, то раз в неделю и то из части.
Прошло часа два, мы по глотку из лейтенантской фляги делаем, воду бережём. Я вроде как подремывать начинал и тут мне локтем под бок. И Гаврилов заявляет.
- Глянь, кто там, - и пальцем тычет на дорогу.
Присмотрел. Опа, а там, в мареве, чёрный силуэт, двигателя не слышно, значит кто-то конный, пешком сюда даже дурак не пойдет.

Стоим, ждем, помощи не то чтобы ожидали, но мало ли местный с водой, и, может, повезет и летеху к деревне, где трактор есть. Через минут десять разглядели коня черной масти, а за ним телега с мужиком. Правда мужик странный, волосы всклокочены, борода не чесана, сам в тулупе, и взгляд бандитский. Летеха даже кобуру с табельным расстегнул. Поравнялся он с нами и после как закричал.
- Чирты, - и из-под сена топор достал и на нас кинулся.
Ну мы в четыре руки его и скрутили, зря что ли кирзу мяли, да мозоли на руках растили в армейской упряжке. В общем, закинули дебошира в кузов, а коняга его убежала.
Ну мы с Гавриловым переглянулись, обматерили припадочного и дальше ждать. Гля, опять кто-то едет. Видим конь тот же, ну, думает, вернулась коняга к хозяину. А, стало быть, будет на чем добраться до части. А после уже я-то язык развязал и волю русскому мату дал. Лейтенант лишь макушку чешет. На телеге за точно таким же конем, ехал давешний дебошир. Я, матерясь, гляну в кузов, нет, лежит юродивый, сверлит меня злым взглядом. Телега снова поравнялась с Блитцем и патлатый опять на нас кинулся с топором, крича:
- Чирты.

Забороли и этого. И тоже в кузов к близнецу егоному. Пока отдышались, впереди снова пятно черное. Пять минут прошло, и снова конь и снова этот с бородой. Ну мы то уже пугане, знаем, чего ждать, бородатый только к топору, а мы его ловким приёмом одолели и в полон. У меня уже веревка заканчивается этих вязать, а в мареве снова пятно.
Я хоть и коммунист, и во всякое такое верить не полагается, но все едино - одним махом перекрестился. Летеха даже молитву прочел. Ну, чтобы ты понимал, перетрухали мы знатно. Бежать хотели, но куда, и этот с бородой все равно нас догонит у него же конь. В общем, и четвертого в кузов определили. А они там шушукаются, зубы скалят, распутаться пытаются. И страх нас пробирает от всех этих непоняток. А если еще вот те из кузова выберутся, то уже наверняка вчетвером нас победят. А чтобы ты понимал, пятно снова на горизонте растет, ну я тогда и говорю Гаврилову.

- Лейтенант, стреляя следующего, иначе все, - а внутри у меня чувство есть, эти патлатые не просто нашей смерти хотят, а чего-то другого, более страшного неправильного.
Ну конь только внятные очертания принял, а летеха уже навстречу бежит и из табельного в черного стреляет. Три пули в упор, а этому супостату хоть бы что. Бородатый на опешившего лейтенанта напал, хорошо я с тылу подкрался и схватил агрессора. Пятого в кабине заперли. Лейтенант бредить начал про солнечный удар и миражи. Ага, только я вот четко помню и топор летящий, и когда второй мне затылком в губу заехал аж припухла. Мираж там или нет, а вот помереть можно реально.

Страшно мне было, очень страшно, наверное, большего страху я и за всю жизнь не испытывал, хотя после повидал немало. Хотел бы соврать, мол, богу помолился и наваждение прошло. Но нет. С шестым я уже один на один дрался. Спеленал как-то, бросил возле колеса грузовика. А после уже летеху под руки подхватил и в поле пошел, ибо дальше бить этих никаких сил не было. Отойдя метров на сто, оглянулся и увидел, как последний из подъехавших других развязывает.

- Ну вот и все, - летеху в рожь опустил, сам же саперную лопатку поудобнее перехватил.
Страшно было Славик, очень страшно, но вот безвольно отдаваться в латы Этих я все едино не собирался. Супостаты всем кагалом к нам прут, и тут грянул гром, а после в секунду дождь хлынул. И ливень этих бородатых словно пыль к земле прибил. И минуты не прошло, как злыдней не стало. Чтобы ты понимал, гроза не в один миг началась, это я просто ее не сразу заметил, а только когда в поле попал. Вот с такой нечистью мне пришлось повоевать.

- Бывает, - флегматично заметил я. Не зная, как реагировать на сказанное.
Дед у меня байки любит, но при этом вранье на дух не переносит. Вот как пример: включишь ему кино из Голливуда, а там машина в овраг упала и взорвалась. Дед сразу ворчать. Не бывает такого и выключай эту чушь нафиг. Или же в каком сериале увидит, как из револьвера больше шести раз стреляют. И тоже начинает нудить, так не бывает и мне такого кина не надо. Правда фантастику любит, когда прямо говорят: это фантастика. Так что слышать байку мистического толка от него было удивительно.
- Ты только не думай, что я старый умом тронулся. И простой солнечный удар, за вон такую галиматью выдал.
- Ну-у-у, - протянул я неопределенно.
- Не будь продолжения у этой истории, я был тоже усомнился в увиденном. Мы к ночи таки вернулись в часть, притащив Блитца на поводке. На утро летеха подошел поговорить о случившемся и настоятельно наказал не распространяться про солнечный удар, и его истерику. Ну а я ему показываю три топора, что лежали под сидением. Мы в руки взяли, подержали, тяжелые основательные, а после уже Гаврилов хмыкнул и один возьми да в таз с водой кинь, где тот и пропал. Остальные два мы тоже побросали в воду от греха подальше. На том и разошлись. Дружба у нас Гавриловым понятно дело не вышло. Но пару тройку раз друг другу помогли.

Что это были за мороки, я не знаю. Интересовался пару раз то тут, то там, но ничего конкретного так и не узнал. Могу лишь одно сказать нечисть воды боится, необязательно святой, а вот просто чистой. Так что, если заподозришь кого, плескать ему воду в морду, вреда от нее нормальному человеку никого, обидка только, а нечисть может испугаться.
Я услышанное воспринял серьезно, расскажи кто другой, плюнул бы и забыл, но ведь дед врать так нагло не привык. Пока я шел и строил теории про случившееся с дедом. Тот спрыгнул на землю, крехнул громко, придерживаясь за спину, и пошел рядом, ибо Тайга начала подъем в гору.

- Еще вот есть история, не волнуйся, покороче этой будет. И тоже про жару.
Шагал он уверено, только иногда подгребал левой ногой песок с дороги, создавая небольшое облачко пыли. Старая травма, неправильно срослась лодыжка, мама говорит про его хромоту, что она кармическая. И с ней сложно спорить. Деду как-то раз под ноги попал котёнок, проживающий на сеновале. Ну старик его и пнул от всей своей злобы, да так неудачно, что отбил палец. Пока прыгал на второй, воя от боли, умудрился попасть в канавку и сломать ее. Котенок от такого пинка разве что аэрофобию заработал, а дед охромел.

А так он у меня крепкий, от годов чуть сутулый, но мышцы не сильно одрябли, подслеповат чуток, зато зубы почти все свои, чем он заслужено гордится. Двухжильный, как и все в нашем роду, и я такой же, высокий, жилистый, чуть корявый, но легкая атлетика, говорят, это исправит. Оба мы в майках, только я в шортах, а он в штанах.
- Так что там с историей? – нарушил я подзатянувшеюся паузу.
- Помнишь, я говорил, что шофером был? Так вот, я на техники с пятнадцати лет катался, от трактора до самоходки управлять мог. Эх, опять баранка виновата в моих злоключениях, - неожиданно весело крякнул он, - а может и хорошо, что я пить начал, иначе и не дожил бы до твоих глупых вопросов. Так вот, чтобы ты понимал, меня наша родина отправила отдавать долг в степи Казахстана, удивительная страна с необычайным народом. Я там почти женился, да вот не сложилось. Но не про то. В общем, после учебки отправили меня в Казахстан. Ну я туда прибыл, год лямку служебную оттянул, в моторизированной части. Был в почёте у младшего командного состава. И все вроде хорошо, но, чтобы ты понимал, вечером перед каким-то большим ихнем праздником в часть пришел капитан из КГБ. Ну он так не представился, но наш полкан перед ним по стойке смирно стоял. Капитан нас всех взглядом посверлил да потом речь двинул про родину, патриотизм и готовность служить ей без вопросов и оглядок. А чтобы ты понимал, тогда такие речи были больше чем слова в предложениях, они силу имели для мобилизации наших внутренних резервов и сердечного пыла. Тьфу, понесло меня. Ему надо было срочно два водителя на ГАЗ-51, грузовик такой был в мое время. Сроком на сутки, надежных как слово партии и не болтливых, как бюст Ленина, но столько же преданных Советскому делу. В общем, выбрали меня и Алексеева.

Посадили нас в ГАЗ-М-1 представительный автомобиль по тем временам, ну и к карьеру привезли. По дороге инструктаж короткий, но емкий. Возить песок из карьера в указанном направлении, сгружать и по сторонам не смотреть. Бумаг мы не каких не подписывали, но и так было ясно, слова лишние скажем, расстреляют как предателей родины.
Ну, значит, уселся я в свой пятьдесят первый. Освоился быстро. Встал в очередь. Насыпали песка выше крыши и сказали: двигай по следам, там встретят. Ехал я до первого блокпоста аж три часа, взмок и пожалел о своей инициативности страшно. В кабине духота, откроешь окно, оттуда раскалённый воздух хлещет, словно из печи. Возле блокпоста солдаты все серьезные и в незнакомой мне форме, документы проверили и сказали, мол, дальше задом поеду. Километра два я ракообразным способом передвигался, опыт был, справился. Подъехал я значит к бульдозерам, там служивые все злые, нервные. Видно только, что какую-то яму засыпают.

Я тогда, если честно, от жары чуть умом ослаб, и когда мне стали махать, мол, тормози, дальше поехал. Чуть в ту яму и не рухнул. Вовремя затормозил и споро первую передачу врубил, а сам в зеркало посмотрел. И знаешь там, в яме, чтобы ты понимал, диаметром метров пять, торчала рука от локтя, с меня длиной, и пальцами шевелила, а их там шесть штук, еще один большой имелся напротив первого. Ну, я думаю, конец мне, скинул песок, жду расправы, а мне только машут, двигай дальше. Я ту руку четко запомнил, не всегда лица мамки твоей, аль бабки вспомнить могу, а рука в мозг впечатали так, что и время вымирать не смогло.

Дед сразу погрустнел и сбился с шага, плечи поникли.
- Деда, ты давай может проедь чуток, а? – взволновано предложил я.
Старый невнятно что-то пробормотал, я же, ускорив шаг, прихватил за узду Тайгу, телега замерла ход, дед заполз наверх. Но стоило коняге сдёрнуть груз, как дед Андрей заговорил.
- Меня тогда больше в рейс не пустили, сказали, мол, устал и все такое. Опять как ты понимаешь, на удар от солнышка всю вину за увиденное переложили. Я и не спорил. А спустя неделю меня под Москву перевели и в поезде подсадили балагура и выпивоху, что мне тогда водку подливал да все про степь расспрашивал. Я может пьяный и дурак, но все едино знаю, когда и про что след говорить. Тебе, внучек, второму про тут руку рассказываю. Цени момент.
- Угу, а первый кто был?
- Да, - он расхристано махнул рукой, - приятель мой один, из казахов. Он мне все басни рассказывал про свой народ, а я возьми и скажи, что видел руку гигантскую у них в степи. Он тогда прикинулся, мол, не понял, о чем я, но, когда на родину уезжал, сказал: что Советы сначала из кургана древнего барыта откопали, а когда тот проснулся, в страхе обратно закапали. И знаешь, Славка, я ему верю.
- А я тебе, - возможно, мои слова и прозвучали глупо, но искренне.
Я только сейчас понял, насколько его снедала данная история, рассказать хочется, но кто поверит, а если нет веры, то и рассказывать не стоит.
- Деда может что еще расскажи, очень ведь интересно, - не лукавя ни в слове, сказал я.
- Что, мистик, захотелось, чертовщины? – проворчал старый.
- Есть такое дело. А у тебя истории все интересные, необычные, ну и правдивы, насколько это возможно.

Дед умолк, с отстранением рассматривая одно единственное облако, словно там, на небесах, есть список историй, и следует только выбрать подходящую.
- Хм, значит мистику тебе подавай. Есть еще история, врать не буду, не со мной случилось, а с другом, ты знать его не можешь. Костян лет так десять как внуков в Америках нянчит. Но ты не думай к вранью он приспособлен так же, как Рига-13 для велогонок, тоже педали есть, а толку. Так, как там было? Во, вспомнил.
Значиться, дело обстояло в семидесятые годы, его, как молодого специалиста, определили на завод, шарики да ролики мастерить. Вот ей Богу не помню, чем он там занимался, да и неважно это. В общем, на заводе том с самого открытия дела не заладились. То директора найти не могут, то оборудование сбоило. А дальше только хуже, сплошь травмы, да тунеядство, боролись яростно и отчаянно, а толку ноль. А руководство из Москвы давит: мол, завод новый, а даже план выполнить не можете. На предприятии головы руководства только и летели вниз по карьерной лестнице. Начальство отчаялась до такой степени, что и попа тайком вызвали, освятить все и вся, а после бабку из знающих звали, все одно - беда на беде. Как говорил Костик, вроде и мелочь всякие случаются, а бесит знатно. Вот к примеру, ты ключ гаечный положил, а он возьми и закатись в щель между плит, пока достанешь, полчаса пройдет и моток нервов израсходуется. Или там станок запускаешь, а он ни в какую, мыши провода поели. И всяких отбитых рук, и защемлённых пальцев и не счесть.

И вот один из директоров притащил как-то Якута. Это его так Костик обозвал, на самом деле пойди пойми, кто он там был, может и чукча. Походил по заводу этот представитель коренных народов севера, постучал в бубен и говорит: надо завод на день закрыть и всех выгнать, тогда он делу партии поможет. И чтобы ты понимал, закрыли, вот так всех допекло. И после, этот уникум с неделю еще по заводу ходил и всякие побрякушки вешал, людей шаманством пугал. И помогло, почти разом все беды прекратились. Куда потом этого шамана тундрового дели неясно.
Чего щуришься? Догадался, что дело хорошим не закончилось. Ага, именно. В общем, прошло месяца три, как началось непонятное. Работягам чудиться стало, мол, кто-то стоит за спиной и наблюдает, обернёшься - нет никого. И чтобы ты понимал, чувство это у людей развилось до такой степени, что казалось, будто руку на плечо кто-то кладет или говорит всякое на ухо. Народ с завода валом повалил, терпеть такое даже прожжённый коммунист атеист не мог. Да и тени по углам стали странные появляться, вроде как человеческие силуэты.

А вот что с Костиком случилось, помимо взгляда в спину. Значит точит он свою болванку, весь ушел в процесс, тут чует, словно кто-то черное одеяло на него накинул. Вздрогнул, обернулся и обмер. Завод пустой, вообще никого, а в окнах свет, день на дворе. Он ау, ау и только эхо. Костян бегом по цеху, нет никого, страх навалился чудовищный, руки ноги трясутся. Он и ущипнул себя и палец порезал, всё едино, не кончается кошмарное наваждение. А после тот самый тяжелый взгляд в спину, и тени вроде как объёмом наполняются, словно кто-то вылупляется. Вот тут его паника и накрыла, он рассказывал, что ползавода пробежал с криками, пока случайно не выскочил в раздевалке, где сидела пара человек, с намереньем опохмелиться. Ему бы выдохнуть и успокоиться, но нет, взгляд в спину давит. Как он прошел через полпредприятия, и никто него не заметил, неясно. Чтобы ты понимал, партийный человек, а плюнул на все и домой сбежал. А после уволился, сил идти обратно не было.

А завод через год закрыли, мол, там что-то утекло, и стало опасно работать, но местные поговаривают, за один раз пять человек пропало, вот и всполошились. Вроде как зашли они в бытовку, и после их более никто не видел. Вот так страна и потеряла завод, а все почему? Правильно, с мистикой связалась.
- А что с тем шаманом? – спросил я, когда понял, что рассказ подошел к концу.
- А кто же его знает, - проговорил дед, разглаживая усы, - был и сплыл, есть один слушок, но веры ему мало.
- И все же, - настаивал я.
Хотелось получить хоть какое-то объяснение мистики.
- Ну, Костик говаривал тот шаман из злых был, и народ честной специально губил. Внезапно появился, сделал черное дело и пропал. Мол, этот самый Якут еще пару раз всплывал в байках пролетариата, но и только.
- Нда, - охарактеризовал я ситуацию, а не рассказ деда.
- А ты хочешь верь, хочешь нет, я не настаиваю, - беззлобно огрызнулся дед, - сам просил мистику.
- Да я верю. Интересно ведь и жутко.
- Страшные истории всегда в цене, но в них как с юмором, все больше преувеличений и сочинительства. Еще рассказать? - дед был в своем репертуаре, как начнет травить байки, так остановиться трудно.
- Конечно, - согласился я, прикидывая в уме время, еще на одну байку хватит, а после уже в поселок въедем.

- Значит, было это аккурат перед твоим рождением. Ты же у нас какого, восемьдесят шестого? Ага, значит правильно я все вспоминаю. В общем, наша страна, ну Советская, объявила о создании кооперативов. Это, чтобы ты понимал, нам, работягам, шабашить разрешили. Вот мы с парнями и занялись этим делом почти без страха и оглядки на органы надзора. Если раньше мы по маленькой шабашали, тут крышу подремонтировать там, значит, шифер заменить, то по весне, в мае нам подвернулась нормальная такая халтура, одному «подпольному» сделать крышу. Прям шикарную, под несколько скатов и слуховыми окнами и так далее. А народ у нас по массе своей малограмотный в части эстетики, вот и тот заказчик денег хапнул и давай придумывать всякие непотребства на крыше Хрущевки. Чтобы ты понимал, авантюра чистой воды. Но мы люди скромные, нам деньги платят, мы гвозди бьем, а что все это нежизнеспособно пусть другие рассказывают. Ты не думай, до греха дело не довели бы, крыше рухнуть не дали бы. Кхм, я что-то не про то говорю. Как там было.

Дед задумался, а мне пришло в голову, что раньше он мистические байки вообще никому не рассказывал, оттого и сбивается лишний раз, и запинается, казалось бы, на пустяках. Вот что значит отсутствие практики, и на ходу вспоминать детали.
- В общем, ближе к телу. Тепло тогда было, май хороший выдался, и я после работы иногда оставался ночевать на крыше. Хорошо было, лежишь, на звезды смотришь, слушаешь как город гудит и спать собирается, и все это под рюмку водочки, да с огурчиком. И поглядываю за одно, что там деяться в доме напротив. За месяц почти все в доме как родные стали. Студентка горемычная все книжки читала на кухне, или там семья, где мужик, вечерами что-то отчаянно паял. Была и деваха распутная… но про это не буду, или вот, с виду учительница, а экзотический танец репетировала. Ты не подумай, не с пошлыми мыслями смотрел, так, для интереса. Согласен, нехорошо это, но виниться не буду.

Собираемся мы, значит, как-то вечером, мужики уже вниз все ушли, а я задержался, и уже привычно глянул на окна соседнего дома, как там мой телевизор поживает. И слегка удивился, в окнах свет не горит, чтобы ты понимал, ни в одном, словно рубильник кто дернул. Не, бывает, конечно, и такое, что свет перестают давать, но так внезапно, странно. Я вниз спустился еще раз, глянул на соседний дом, света в окнах нет, а вот под козырьком лампочка горит. Чтобы ты понимал, так не бывает, что свет под козырьком есть, а в доме нет. И еще момент, кто-то с ночи лампочку не погасил. Вот тут-то во мне интерес и проснулся, куда все делись. Мои бригадные послали меня куда подальше с моими вопросами и пошли пить пиво, а я же к подъезду тому подошел. Жгло меня любопытство, хоть ты тресни.

Простоял под козырьком, наверное, час, совсем стемнело, а свет в окнах так и не появилось. Ну я плюнул на все разом и пошел посмотреть. Нашел выключатель, зажёг лампочки на все лестничной клетки. Стою, слушаю. Тишина, нет ни звука. А так не бывает, чтобы пятнадцать квартир в раз опустели. Пошел по этажам, стуча в двери, может кто откроет, но где там. И так проверил все четыре подъезда нигде ни человека. Я даже это, кхм, в пару тройку квартир зашел, посмотреть, может, если следы переезда аль нет.
Ну, что ты смотришь, я не крал ничего, просто посмотрел. И сейчас бывает, что дверь на ключ не запирают, а тогда такое почаще встречалось. Походил я по пустым квартирам и страх меня взял, так нежно, как девственник девку за титьку. Едва касаясь, но с неутолимым желанием завладеть всем нутром.

Выскочил я на улицу, дышу как загнанная лошадь, а сам мысли в порядок привожу, мол, видно же, люди всё побросали как есть и ушли. Чтобы ты понимал, все по мелочам было, тут суп не доели, там паяльник не выключили, здесь игрушки не до конца собрали. Ну отдышался, в себя пришел и даже утвердился в мысли, надо бы в милицию звонить да шум поднимать, как вдруг заметил следы на газоне, четкие, ясные, от грузовиков. Я хоть и прочел два детектива, но сериал «Визит к Минотавру и Место встречи изменить нельзя» все же внимательно смотрел и не единожды. В общем, огляделся намести и понял: людей-то на машинах вывезли. Вот так, как баранов, погрузили и куда-то вывезли, видно по следам как в машину садились. А тогда, чтобы ты понимал, байка ходила, мол: ездит по городу черный воронок и всех неугодных строю забирает и после забранных к стенке ставят. Бред, но вера в мракобесия у народа всегда была сильна. И я, грешный, ей подался. В общем, звякнул анонимно и ушел в общагу ночевать.
Дед умолк и суетливо порылся в кармане, после сплюнул, помянул недобрым словом бабку и уже мне сказал.

- Вот ты мне скажи: откуда больше вреда, от сигареты или от нервов, что их нет?
- Не знаю, - развивать данную тему не хотелось, и я спешно перевел разговор в русло истории, - и чем все закончилось.
- Вот если здраво и без моих вечерних похождений, то ничем особым. На следующий день в доме жильцы объявились. Кх, а вот если представить некое допущение, то все странно. Жильцы то объявились, только все они были не теми людьми, что там раньше жили. Чтобы ты понимал, роли те же, ну там учительница, паяльщик и девка распутная, а вот исполнители другие. Вроде и похоже, а все одно - не те.
- Деда, нельзя заменить все дом, и чтобы этого никто не понял, у людей родственники есть, друзья, в конце концов, коллеги по работе, - внес я критическое замечание.
- Ага есть, только дело это не меняет. Я уже и сам подумал, что умишком тронулся, пока эти не стали за мной следить. Мы там еще три недели отвозились, пока строй управа наше художество не прикрыла. Так вот, в доме напротив всегда кто-то стоял возле окна и смотрел на меня. Я по все крыше ходил, а наблюдатель глаз с меня не сводил, то мальчик маленький, то старуха, то мужик, каждый в своей квартире. У них там прям переменка армейская была. А после я уехал к себе в город, так они и туда приперлись, стояли по углам улиц и смотрели на меня. Чтобы ты понимал, я тогда взял и в запой ушел, на полгода. Это меня, наверное, и спасло. Посчитали эти, что я пьяный маразматик и вреда от меня нет.

Помолчали, я проговорил историю еще раз в голове, не зная, как к ней относиться. И тут дед Андрей продолжил.
- Знаешь, я странный дом еще пару раз видел, но не приблизился, ну их, - он покосился на меня и все же выдал штампованную фразу, - ты только про эти байки не болтай сильно. Сам должен понимать.
Я кивнул, понимая, дед держится за свою репутацию правдивого рассказчика. И мистика в его образ никак не вписывается.
Телега подпрыгнула и вскочила на асфальтную дорогу, под наше дружное молчание.
P.S. Вам рассказал его байки, лишь потому, что вы на его репутацию никак повлиять не можете. А истории заслуживают большего количества слушателей, чем я один.


Новость отредактировал Estellan - 29-11-2021, 20:10
Причина: Стилистика автора сохранена.
10-11-2021, 19:39 by zadiraПросмотров: 1 479Комментарии: 8
+13

Ключевые слова: Завод армия машина нечисть поле дома авторская история популярное

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: krux
11 ноября 2021 06:29
+2
Группа: Посетители
Репутация: (6|0)
Публикаций: 2
Комментариев: 116
Интересная у деда молодость была
#2 написал: Ksenya078
12 ноября 2021 12:03
0
Группа: Посетители
Репутация: (381|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 892
Заслуживают, еще как заслуживают! Замечательные байки, особенно последняя про дом понравилась. Спасибо огромное,+++.
      
#3 написал: Кентукки
13 ноября 2021 13:52
+2
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 64
Шикарные байки
#4 написал: Гюльнара
13 ноября 2021 19:41
0
Группа: Посетители
Репутация: (49|-2)
Публикаций: 16
Комментариев: 946
А почему творческие? Вполне себе жизненные истории, от старых людей можно такие услышать. Но про дом, конечно, особенно... Классные истории, давно такие не попадались! Прямо жалко, если и дед Андрей и сами байки- просто плоды творчества автора.
  
#5 написал: zadira
13 ноября 2021 20:19
+1
Группа: Посетители
Репутация: (5|0)
Публикаций: 10
Комментариев: 18
Гюльнара
Могу сказать, что байки основаны на реальных случаях, но многое я додумал и добавил. Так что тут больше вымысла, чем правды, вот и творческий раздел.
#6 написал: Kreisleiter13
18 ноября 2021 10:55
0
Группа: Посетители
Репутация: Выкл.
Публикаций: 0
Комментариев: 1 391
Байки хорошие - но уж некоторые очень знакомые, выкладывали несколько лет назад.
   
#7 написал: zadira
18 ноября 2021 13:47
0
Группа: Посетители
Репутация: (5|0)
Публикаций: 10
Комментариев: 18
Хм, интересно. А можно ссылку, на ранние публикации, или имя автора. Очень уже любопытно.
#8 написал: Kreisleiter13
19 ноября 2021 08:19
0
Группа: Посетители
Репутация: Выкл.
Публикаций: 0
Комментариев: 1 391
Цитата: zadira
Хм, интересно. А можно ссылку, на ранние публикации, или имя автора. Очень уже любопытно.

Имя автора и название публикации не помню, но вспомнилось по кобыле с кличкой "Тайга".
   
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.