Месть ведьмы (продолжение истории "Преемница ведьмы")

Солнце окончательно утонуло в реке, и на землю опустилась тьма. Но она была недолгой. Из-за облака выглянул молодой остророгий месяц и осветил всё вокруг мертвенно-бледным своим светом. Злата подняла голову к небу и взмахнула рукой. Тут же россыпь ярких больших звёзд заискрилась на небосводе. Как у неё это получилось, Злата и сама не смогла бы объяснить. Неведомая сила ощущалась внутри, где-то под сердцем, и это чувство было двояким. Оно и жгло, причиняя боль, и наполняло покоем и умиротворяло одновременно. Злата глубоко вдохнула влажный ночной воздух, напоённый ароматами трав, и пошла дальше.

Все звуки и запахи ощущались ею теперь острее, чем раньше. Злате казалось, что она видит сейчас родное село, находящееся отсюда в нескольких километрах, слышит о чём говорят домочадцы в той или иной избе, и не только говорят, но и о чём они думают…
Внезапно сбоку раздалось уже знакомое хихиканье. Злата свернула с тропки и, раздвинув камыши, вышла к воде. Там, на склонивших свои ветви к реке ивах, качались прозрачные девушки в белых одеждах и весело переговариваясь, хихикали серебристыми, как звон ручейка, голосками.

Завидев Злату, девушки притихли и молча приблизились к ней. Окружив девушку плотным кольцом, они прикоснулись к ней своими ледяными прозрачными пальцами и ощупали словно слепые.
- Ты - новая ведьма! - ахнула одна из утопленниц.
- Новая! Новая! - зашумели остальные.
- Теперь ты будешь здесь править?
Злата утвердительно кивнула, чувствуя, что русалки признают её превосходство и силу.
- Да, я новая хозяйка этих мест.
Русалки затрепетали, расступились и самая главная из них подошла к Злате и, склонив почтительно голову, надела на её волосы венок из белоснежных чистых кувшинок.
- Что прикажешь нам?
- Веселитесь, - ответила Злата, - Ночь нынче будет лунная и туманная, как вы любите.
Утопленницы вновь засмеялись, захлопали в ладоши и разбежались по поляне, повиснув на ветвях, брызгаясь водой, и играя в прятки среди деревьев.

Злата поднялась на высокий берег и уверенным шагом зашагала к тому месту, где должна быть изба. Она не видела избу и уж тем более никогда не бывала здесь раньше, но каким-то внутренним чутьём чётко знала, куда ей следует идти. Изба высилась перед ней тёмной громадиной. Злата даже и не ожидала, что дом окажется таким большим. Почему-то изба ведьмы представлялась ей как-то иначе, крохотная ветхая избёнка с окнами над самой землёй и просевшей крышей, а тут… Высокая, похожая на огромного зверя, свернувшегося клубком и спящего чутким сном, она, казалось, дышала и была живой. Вздымались бока-стены, дрожала спина-крыша, смотрели на неё глаза-окна, словно оценивая, сгодится ли эта девица в её новые хозяйки. Не слишком ли тщедушна и мелковата.

Но вот тишину нарушил скрип отворяемой двери, она сама приоткрылась и чёрным своим зевом пахнула на Злату:
- Проходи…
Злата поднялась на крыльцо, оглянулась на берег и широкую реку, сиявшую там, внизу, в лунном свете, и шагнула внутрь.
В сенцах было холодно и пахло сырой землёй и тленом, словно из раскрытой могилы. Злата чуть постояла, привыкая к темноте и изучая обстановку. В сенцах стояла лавка вдоль одной стены и вели несколько ступеней к двери в избу. На лавке копошилось что-то или кто-то. Но когда Злата протянула к нему руку, нечто вмиг спрыгнуло с лавки и укатилось прочь, в самый тёмный угол.
Злата поднялась и открыла дверь в избу, волна тепла накрыла её, запахи трав, теста, старого тряпья, жжёного дерева, мокрой шерсти ударили в нос. Целая гамма запахов и их оттенков вскружила голову.

- Неужели я теперь всегда так остро буду всё чувствовать? - подумала про себя Злата. И тут же шёпот в голове прошелестел:
- Привыкнешь, после станет легче-е-е-е…
Злата вздрогнула и огляделась. Одинокая свеча тлела на столе, словно кто-то невидимый зажёг огонёк к её приходу. Изба и правда была большая. В углу стояла огромная русская печь, вокруг неё висела на стене и лежала на полках разная утварь, у стены стояли кочерга и ухват. В печи ещё теплились красные угли.
На полу настланы были половики. В дальнем углу стоял стол, за печью — кровать, зашторенная пологом. У другой стены старинный шкаф и комод.

- Хм, очень уютно и я бы даже сказала современно для Бабы-Яги, - улыбнулась Злата.
Она подошла к старинному тёмному зеркалу в резной раме, висящему на стене, и заглянула внутрь. Отражение показало ей прекрасную девушку с точёными чертами лица. Скулы заострились и стали выше, взмах длинных ресниц был похож на полёт ночной бабочки, в глубине глаз светились красные искры. Величие и сила скрывалась в её образе и Злата осталась довольна собой.
Она уже хотела было отойти прочь, как вдруг по зеркалу пошла рябь и в отражении появилась старуха. Это была ведьма. Злата отшатнулась назад от неожиданности, но тут же взяла себя в руки.
Глаза ведьмы открылись, и, обведя комнату мутным взглядом, она разжала синие свои губы:

- Тебе нравится в новом доме?
- Нравится, - ответила ей Злата.
- Теперь ты здесь хозяйка, - прошелестела ведьма. - Сорок дней я буду поблизости, стану помогать тебе, чтобы ты попривыкла. А после уйду. Да и ты освоишься за это время. Когда нужен будет совет, просто подойди к зеркалу и коснись его рукой.
- Я теперь ведьма? - спросила Злата.
- Да, - ответила старая ведьма. - В тот момент, когда мы с тобой умерли, мой дар перешёл к тебе.
- Умерли? - прошептала Злата, не понимая, - Но как же, ведь я вот тут, стою живая и говорю с вами. Я думала мы вошли в воду лишь для свершения ритуала…
- Да, это так, - согласилась ведьма. - Но точно так же мы могли это сделать, войдя в огонь, или шагнув с высоты. Не в этом суть. Просто я не хотела портить твоё хорошенькое тело. Мне-то теперь всё равно.
Ведьма захихикала скрипучим резким смехом.
- Помнишь мои слова? Умереть для мира, но родиться для того, чтобы стать ведьмой. Ты уже не совсем ты. Я вернула тебя к жизни силой дара. И теперь ты можешь творить всё, что умела и я. Ты будешь развивать свой дар и укреплять его. А в конце жизни ты должна будешь в свою очередь передать его другой.
Злата молчала.

- Что, пожалела о содеянном? - спросила из мутного зеркала ведьма.
- Нисколько, - мотнула головой Злата, - Это стоило сделать хотя бы ради одного-единственного дня.
- Завтрашнего, - добавила мрачно она и расхохоталась.
Ведьма в зеркале улыбнулась синими мёртвыми губами:
- Сила в тебе, ты всё сможешь. Приступай…

Злата не спала в эту ночь. Она осмотрела каждый уголок в доме, найдя много интересных вещиц — старые потрёпанные книги, засушенные растения и разноцветные камни, свечи и перья, веточки и плоды, сухие птичьи лапки и хвосты ящериц, непонятные пока ещё амулеты и связки ржавых ключей, спилы дерева, отполированные временем, и бутылочки с жидкостями разных цветов.

Рассвет застал молодую ведьму уже в пути. Она быстро шагала по высокой, в пояс, траве и платье её, мокрое от утренней росы, облепило её статную фигуру. Всё тот же венок, подаренный утопленницами, красовался на её голове. На удивление цветы нисколько не завяли с ночи и были всё так же свежи и благоуханны.
Вот и родное село показалось впереди. Только никаких чувств не всколыхнул в сердце его вид, очертания крыш и дымок, вьющийся над избами. Хозяйки уже проснулись и пекли хлеб, готовили завтрак. В их селе принято было самим печь хлеб, не есть покупной. В магазин хлеб привозили разве что для дачников, да и те старались договориться на время отпуска с какой-нибудь соседкой, да покупать хлебушек у неё — горячий, благоуханный, из печи, с пылу и жару.

Злата не стала заходить в родной дом, а прошла напрямую к дому невесты — её соперницы Светланы. Там уже вовсю шла предсвадебная суета. В окне мелькнула Светка в свадебном платье, счастливая и сияющая. За ней прошуршали мать с тётками, с фатой в руках, усадили Светку перед трюмо и принялись укладывать волосы.
Злата стояла за густыми зарослями шиповника, невидимая остальным и наблюдала.
- Погоди, разлучница, недолго тебе радоваться.
Злата развернулась и зашагала к дому своего бывшего жениха Алёшки.
У дома было шумно и весело, стоял гомон, и играла музыка, друзья жениха наряжали машины, украшая их лентами. На главной машине, приготовленной для новобрачных, красовались два золотых кольца в обрамлении цветов и пары голубей.
- Ничего, голубки, - усмехнулась Злата. - Недолго вам миловаться. Вы у меня за всё ответите.

Из дома вышел Алёшка, красивый и нарядный. Что-то ёкнуло на миг в сердце Златы, но тут же вспомнила она ради кого он так вырядился и прихорошился, и волна ярости вновь накрыла её. Ярость была настолько сильной, что Злата не в силах сдержаться, подняла руки вверх и почувствовала в ладонях горячий шар, кожу обожгло. Она со злобой резко бросила его вперёд и в ту же секунду машина жениха заурчала, запыхтела и из-под капота повалил чёрный густой дым. Поднялся переполох, все забегали, заахали, замахали руками, а Злата расхохотавшись, пошла прочь.
Она подошла к родной калитке и тихонько позвала:
- Грэй!

В будке заворочалось, заворчало, и на свет Божий выбрался большой лохматый пёс. Поведя носом воздух, он учуял хозяйку и радостно поспешил ей навстречу.
- Грэюшка, - прижалась к огромному псу девушка. - Дружочек мой! Пойдёшь со мной?
Грэй, тяжело дыша от жары, высунув язык, лизнул Злату в нос и послушно пошёл за ней.
Грэя Злата подобрала ещё кутёнком и выкормила молочком из пипетки, кто-то хотел утопить щенка, но видимо собачья судьба решила иначе, и пакет с завязанным внутри щенком прибило к берегу, когда там как раз сидела Злата, читая любимую свою книгу «Алые паруса». Так и назвала Злата пса Грэем и стала для него лучшим другом.
Они пошли на берег и сидели там в одном им известном тайном местечке до тех пор, пока не наступил полдень.
- Пора, - поднялась Злата и пёс заковылял за ней.
Во дворе Алёшкиного дома уже вовсю гуляла свадьба. Молодые сидели на почётном месте во главе стола и принимали поздравления. Когда во двор вошла Злата все смолкли. Десятки глаз обратились к ней, пристально глядя в немом вопросе:
- И что ты тут забыла?

Местная сплетница и балаболка тётка Шура довольно ухмыльнулась, предвкушая скандал. Чтой-то сейчас будет? Гроза назревает. Злата обвела всех взглядом своих больших глаз и медленно двинулась к столу.
- Что с ней? Она такая красивая стала! Как в сказке! - зашептались девушки, Светкины подружки.
- Не поспешил ли Алёшка с выбором? - застыл вопрос в глазах парней, с восхищением глядевших на Злату.
А она шла, строгая и статная, в белоснежном платье, с распущенными волосами до пояса и венке из крупных белых кувшинок на голове, словно в короне, и улыбалась. И вот она остановилась напротив молодых и пристально вгляделась в их лица.
Светка почувствовала как её обдало жаром, словно кипятком окатили. Но тут же она вздёрнула свой курносый нос и, поднявшись с места, подбоченилась:
- Чего припёрлась? Высказывать своё недовольство? Что Алёшка меня выбрал, а не тебя?
Алёшка сидел и испуганно смотрел на обеих девушек, ничего не говоря, словно проглотил язык.

- Ой ли? - заговорила Злата. - Выбрать тебя немудрено ему было, после того, как ты кровью своей женской его опоила, в вино её подмешав. А не дорогую ли цену заплатила ты бабке Таисье за жениха-то своего, а Светка?
Светка покраснела, как рак, и заикаясь, пробормотала:
- Какая ещё Таисья? У нас и нет такой на селе. Что ты мелешь? От зависти придумала, да? Наговорить на меня решила? Опозорить? Не выйдет!
- На селе-то нет, а ездила ты к ней в деревню Орловку, в третий дом от колодца, - Злата говорила и сама дивилась, откуда она всё это знает, она словно видела фильм, кадры мелькали перед её глазами, а ей лишь оставалось произнести увиденное вслух, облечь в слова.

- Дала тебе бабка Таисья вино красное, научила что делать. Напоила ты Алёшку на полной луне. И побежал он за тобой, что телок на верёвочке. А за работу свою запросила бабка цену высокую — первенца вашего, умереть он должен был. И ты согласилась. Ты сама себя уже наказала, злыдня, дитя своё силам тьмы обручила. Но и я тебя накажу за то, что ты, гадина, любовь нашу растоптала, разрушила. При родах не только дитя твоё погибнет, но и ты сама. И гореть тебе в аду во веки вечные. И семь поколений вашего рода прокляты будут за твой грех. Крепко моё слово и верно, и быть ему. Аминь.
Ахнули все гости, а Светка без чувств повалилась на траву. Подбежали мамушки да нянюшки, заохали над нею. А Злата не сдвинулась с места и никто не смел ей сказать ничего поперёк.

- Ты же, Алёшка, - перевела она взгляд свой на жениха. - Не столь наказан будешь, поскольку и сам жертвой приворота стал. Однако и на тебе грех будет — ведь кровь твоя, сын твой, силам тьмы обещан. Служить он будет нечистому. Может и отвела бы я от тебя беду, да вижу, что в глазах твоих уже срок отмечен. Не живут долго такие, как ты. Через год в этом дворе в это же самое время поминки будут.
- А теперь, прощайте! - произнесла Злата и, сняв с головы своей венок, подошла к Светке, приходящей в себя в тенёчке, и надела венок на неё. - Вот тебе, подруженька бывшая, веночек поминальный! Чтоб и на том свете меня не забывала, помнила.

Злата расхохоталась и тут словно вышли все из оцепенения, бросились к ней, да только не далась она им. Ножкой топнула, свистнула и рассыпалась чёрным дымом вместе с псом своим Грэем. Никто с той поры ни её, ни собаки не видел больше в селе. А предсказанное ею всё сбылось. Через семь месяце родила Светка мальчика, не прожил он и часа, и она следом за сыном ушла. Алёшку же через полгода после ухода жены и сына нашли в петле в сарае. Бабка Таисья из Орловки сгинула без вести. Говорили, что в лес пошла, да и не вернулась обратно.

Автор: Елена Воздвиженская.
Источник.


Новость отредактировал Estellan - 16-07-2021, 20:47
16-07-2021, 20:47 by КрокозяблаПросмотров: 1 947Комментарии: 2
+13

Ключевые слова: Ведьма деревня русалки проклятье

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Ksenya078
17 июля 2021 16:06
+2
Группа: Посетители
Репутация: (383|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 892
Я так ждала, чудесно! Очень хорошо придуман конец! Русалки, кувшинки, зеркало, свадебка... Спасибо, я получила эстетическое удовольствие! Много плюсов от меня,+++++++++++
      
#2 написал: Nlo
17 июля 2021 18:24
+2
Группа: Посетители
Репутация: (64|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 771
Написано отлично, очень живописный рассказ.
  
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.