С чего начинаются свадьбы

– Что, если твой отец заявится сюда снова?
– Дорогая, я бы не ставил вопрос «если».
– То есть, он точно заявится?
– К пифии не ходи! Это же папочка, он жить не сможет, не уничтожив до седьмого колена всё своё потомство. Мама как-то обмолвилась, что у меня было восемнадцать сводных братьев и сорок две сестры от других матерей. Все погибли. Кто в юности, кто в младенчестве, но все. И я уверен, что за смертью большинства стояла чёткая тень моего драгоценного батюшки. Я просто всегда был для него слишком шустрым, он не успевал прицелиться.
– Я тихо шизею с твоей родни, дорогой.
– Как и я с твоей мамочки.
– Понимаю.
– Вот именно.

Мы замолчали, думая каждый о своём. В последние три-четыре месяца после переселения на поверхность и я, и моя жена честно пытались жить как обычные люди. Для двух реальных демонов Ада (специалистки отдела искушений и пристава просроченных душ) это было очень непросто. Я поясню, даже если повторяюсь, терпите.
Там, внизу, наша личная (читай: интимная) жизнь цвела совсем другими красками, и когда я бил свою супругу, то соседи наутро показывали мне большой палец, от души благодаря за возбуждающие вопли и стоны. То есть участвуют все!
Здесь же к нам уже три раза вызывали то «скорую», то полицию. Людям, видите ли, не нравится, когда рядом с ними кто-то орёт так, словно его там убивают. Глупости какие, верно? Но теперь нам приходится с этим считаться, раз мы хотим тут жить.
– Короче, дорогой, чтоб ты уяснил раз и навсегда: лично я не намерена быть мамой Гарри Поттера!

Видимо, я неслабо затупил, поэтому ей пришлось разжёвывать мне очевидные аналогии. Моя жена реально боялась, что если с нами что-то случится, то никакая материнская любовь в виде зигзагообразного шрама на лбу не спасёт нашего сына.
И в школу магии он приглашения не получит, из всех оставшихся родственников одна тёща, а к Альберту с супругой я под пулемётом ребёнка жить не отправлю – они ж из него какого-нибудь кудрявого ангелочка воспитают.
– Что ты предлагаешь?
– Угадай.
Видимо, сегодня день у меня такой – туплю, словно белорусский трактор. Раньше просекал фишку на раз, а теперь приходится продираться в тумане недомолвок и намеков.
Но в данном-то случае всё куда банальнее и проще, а потому куда страшней и смертоносней. Достаточно всего лишь исполнить заветную мечту любой женщины. Я имею в виду свадьбу! Мендельсон, белое платье, венчальные свечи, рыдающие подруги, кольца и так далее.

В нашем старом доме, в Пекле, этот вопрос не стоял, на фига оно нам там упёрлось, спим вдвоём, и всё, ни у кого никаких претензий. Да и здесь, наверху, могли прекрасно жить так же, без суеты и распальцовки, но попробуйте как-нибудь внятно объяснить это любимой женщине, вбившей себе в голову, что только традиционная свадьба избавит нас от любой опасности. И как я тонко догадываюсь, тихо расписаться в загсе у меня не прокатит.
– Дорогой, если ты намерен отделаться простой росписью в…
– Не-не-не! Что ты, и в мыслях не было.
– Врёшь.
– Я всегда вру, я же демон.
– Мы оба демоны, не забыл?
Мне пришло в голову, что если я чуточку придержу язык за зубами, то это положительно скажется как на моей карме, так и на моём здоровье. Поверьте, есть темы, в которых женщине лучше дать возможность высказаться. Главное, вовремя кивать и поддакивать. Итак.

– Во-первых, я хочу, чтобы всё было как у людей. Приглашения с сердечками, гости, выкуп, свадебный кортеж, венчание, батюшка, свидетели, загс, фотограф, ресторан, шумная свадьба и первая брачная ночь. Вот только скажи мне слово против, и я задушу тебя на месте! Я отдала тебе лучшие годы, я ждала тебя с твоей проклятой работы, я родила тебе сына, переехала наверх и хочу жить как любая земная женщина! Да, я тоже хочу хоть раз надеть белое платье, походить со свечой в храме, поставить закорючку в книге регистрации актов гражданского состояния, швырнуть в подруг букетом, напиться в хлам, наконец! Имею я право за столько веков, а?! Молчи, ничего не говори или я точно тебя убью! Всё будет так, как я сказала! И не ори, разбудишь ребёнка, будешь сам его укладывать.

Я и так молчал как сёмга под соусом бешамель, а тут ещё такие угрозы.
– Дорогой, так ты не против? О, Абифасдон, ты такой хороший! Такой милый, я так тебя люблю! У меня просто слов нет, я бы тебя вот прямо тут сейчас же сладко изнасиловала, но всё-таки малыш в последние дни так чутко спит, а ты наверняка будешь кричать. Я возьму тебя всего завтра утром, только кляп в рот вставишь, у нас где-то был такой красный пластиковый шарик на ремешках! – едва не всплакнула моя жена, мигом меняя тон и настроение. – И не думай, все заботы мы разделим поровну! Даже нет, я сама возьмусь за организацию всего, а ты просто дай мне денег. Ну не делай такие круглые глаза, за всё надо платить, а мы, демоны, привыкли платить щедро! Примерную сумму я тебе пока не назову, сама не знаю, посоветуюсь с подружками на улице, но, думаю, всё равно много. Любовь моя, у нас есть много-много-много денег?

Я кисло улыбнулся, встал и достал бутылку коньяка из серванта. Нет, не из коллекционного алкоголя, и даже не французского, а самый обычный дагестанский. Лучший на данный момент нам не по карману, но разве женщины хоть когда-нибудь обращают внимание на такие мелочи? Подумаешь, муж пьёт дешёвый коньяк, это же ещё не повод говорить о том, что дома нет денег?
Но лицо Азриэллы светилось таким искренним счастьем, что я уже не мог сказать – нет, давай повременим, подкопим средств и тогда уже, через годик-полтора…
Короче, мужики, я позорно сдался. И пока она, расцеловав меня с языком в оба уха, метнулась к компьютеру лазить в Интернете по свадебным форумам, передо мной ребром встал вопрос о финансах. И кто бы как ни иронизировал по этому поводу, вопрос серьёзный.
– А-а-а, я же совсем забыла про девичник! Вот дура-а…
Из детской, словно бы подтверждая самопровозглашённый диагноз мамы, откликнулся громким плачем проснувшийся Захария.
Пользуясь случаем, мне удалось тихо удрать из дому. В городе ещё не открылись приличные кафе, шесть утра, работали лишь маленькие сетевые ресторанчики, да и там по-любому до десяти утра толком не выпьешь. Поэтому пришлось идти прямиком в Ад.
Благо у нас там есть места, где разливают дешёвый самогон в любое время суток. Но перед этим нужно было навестить шефа. Строгая секретарша сначала категорически отказывалась меня пускать, однако заранее принесённая шоколадка и необязательное обещание быстрого секса когда-нибудь на Гавайях решают эти сложные мелочи. Меня пропустили.

– Извините, что беспокою… – Я слегка осёкся под суровым взглядом начальства. – Не хотел лезть в глаза без особой нужды, но вот приспичило…
Шеф поднял на меня один глаз из трёх и задумчиво отправил в рот бедренную кость неизвестного мне грешника. В принципе, уже не так плохо, если не погнал с порога и не швырнул стулом в голову, то может и выслушать.
– Хочу просить денег, – честно объявил я, прекрасно понимая, что имею на всё про всё примерно полторы минуты. То есть ровно столько, сколько он хрустит костью. – Моя жена требует свадьбу. Понимаю, звучит дико, – поспешил поправиться я, так как шеф даже прекратил жевательный процесс. – Нет, она демонесса. Да, она женщина. Из-за этого дивного в офигительности своей сочетания я хочу, чтобы мне повысили зарплату.
Мой начальник начал привставать и выплюнул кость на стол. Нехороший знак.
– Ну или хотя бы выписали премию. Большую, а?.. Там ещё девичник намечается.
Длинный шипастый хвост любимого начальника обвил меня за щиколотку, когда я, как заяц, метнулся к двери. Попытка получить прибавку законным путём провалилась, а как у нас в Аду поступают с неугодными работниками, вам лучше не знать. И в тот момент, когда я мысленно уже приготовился ко всему противоестественному, вдруг…
– А мальчишник будет?
– Ик? – вопросительно пискнул перепуганный я.

– Говорю, девичник – это хорошо, но ведь мальчишник ты тоже будешь устраивать? – заинтересованно облизнув саблезубые клыки, переспросил он. – Если да, то я в доле!
– Буду. Конечно, буду. Самый отвязный мальчишник наверху, не хуже, чем в кино, честное слово! Сам хотел вас пригласить, не успел просто. Да и не на что…
Шеф выпустил мою ногу, вновь опустился в начальственное кресло, почесал шершавым языком у себя в подмышках и, сунув руку под стол, вытащил два слитка золота с царским клеймом. На вид не меньше пяти кило каждый, хотя могу и ошибиться.
Я осторожно выдохнул, задним умом понимая, что влип, но, с другой стороны, результат тоже налицо – теперь мы при деньгах! Конечно, их придётся как-то отрабатывать, но это уже детали. Распил государственных средств – это наипервейшее развлечение любого мелкого беса, и уж судейский демон в этом смысле ничем не уступает.
Что удавалось нашей братии лучше всего на Земле? Правильно, насадить среди людей коррупцию! Шеф явно выбросил мне не свои личные сбережения, а значит, всё чин чинарём, и мне придётся крепко постараться, чтобы его не разочаровать.
Когда дома я показал золото Азриэлле, она быстро сунула малышу Захарии соску в рот, а со мной занялась давно обещанным. Не буду вдаваться в детали, жаль, что среди людей так мало грязных извращенцев, они бы такое оценили…

Утро началось с вопросов. Ну, естественно, не каждый день муж приносит домой десять килограммов золота, а вот как и на что его потратить, решает почему-то жена. Пару раз мы даже подрались на эмоциях, и, если бы не бдительность раскапризничавшегося Захарии, дело вполне могло бы кончиться поножовщиной.
Хотя у нас, демонов, похороны вместо свадьбы обычное дело, и никто не парится, всех всё устраивает. Да и как мне кажется, с точки зрения любого нормального мужика, похороны куда интереснее свадьбы. Особенно если женишься ты, а хоронят не тебя.
– Итак, дорогой, если все мои расчёты верны, то тебе как раз хватит полкило. Скромно посидите с Альбертом в кафе, в кино, погуляете по набережной. На остальное я уж как-нибудь попытаюсь…
– Не выйдет, шеф в доле. Если я не приглашу его, он меня убьёт.
– А-а, – понятливо согласилась моя жена, но уточнила: – И…
– И тебя тоже. Потом. Но обязательно, уж поверь, я его знаю.
– Ой, ну всё…
– С другой стороны, если продолжить мелочиться и не пригласить Толстого, то я даже не знаю, что будет. Он не только нам апокалипсис устроит, мама не горюй! Ад с Раем местами поменяются раз восемь, мы же планету не восстановим, понимаешь?
– Это я понимаю, – рассудительно покивала Азриэлла. – Килограмм?
– Два!
– Полтора?
– Три!
– Хорошо, хорошо, два! Кто я такая, чтобы ограничивать твоё общение с приятелями и лезть с женским маникюром в суровую мужскую дружбу? Два. И не делай собачьи глаза, два, я сказала!

Мне пришлось изобразить самое мрачное выражение лица, изо всех сил скрывая бешеную радость маленькой победы. Ну или не очень маленькой, это как посмотреть, как фишка ляжет, на какой разгул замахнёмся. Поэтому, скорбно скрипя зубами, я откусил примерно два кэгэ от слитка и, аккуратно выплюнув себе на ладонь, сунул в карман.
Где и как обращать золото в реальные деньги, знает любой мелкий бес. Я нежно приобнял жену, подмигнул улыбающемуся в кроватке сыну и тихо слинял, предоставив Азриэлле с головой уйти в дальнейшие расчёты. Я был бы тут не только лишней, но и раздражающей составляющей. Осталось позвонить…
– Кореш, я за, э! – объявил Толстый демон, крича в трубку так, что у телефона лопнул экран.

Мне пришлось покупать себе новую мобилу.
– Я не пойду, – так же уверенно отказал Альберт после третьего вызова. – Во-первых, все эти мальчишники по сути своей являются натуральнейшими рассадниками греха. Во-вторых, если я буду пить в компании трёх демонов, то меня уволят. И не просто, а дисквалифицируют до уровня вечного наблюдателя за божьими коровками. Кстати, вполне себе тихая работа…
Белый ангел редко позволяет себе столь длинные монологи, но если уж его понесло, то и кляпом не остановишь. Короче, когда я снял на ночь сауну с роскошным столом, горой жратвы, ящиками бухла, то на огонёк заявились лишь Толстый и шеф. О чём говорить трём демонам? Не о чем!!! Скука зелёная-а… Девочек вызвать, что ли? В кармане зазвонил телефон.

– Абифасдон, – быстро заговорил белый ангел, и чувствовалось, что каждое слово даётся ему очень непросто, – извини, я был не прав. И я у тебя в долгу. Куда приехать?
– Набережная Золотого затона… ну ты знаешь, мы с тобой там подрались год назад.
– Знаю. Всё отремонтировали?
– О, стало ещё лучше.
– Только я буду не один…
– Сюрприз! – громко проорал я, когда в сауну вошли двое ангелов.
Альберт и его непосредственный начальник. Ну, тот самый полковник, который пил у бабулечки… упс! Есть вещи, о которых лучше не вспоминать, если хочешь жить долго и счастливо. Тем более в такой специфической компании.
Два ангела, два демона, посередине я, когда рванёт, можно даже не загадывать. Да в любую секунду!
– У меня тост, – неожиданно спас положение крылатый полковник. – Я хочу выпить за…
– Поддерживаю, – не дослушав, объявил мой шеф – тощий мужичок с профилем Шарля Азнавура – и, не тратя времени, засадил гранёный стакан коньяка.
Все замерли. Начальник Альберта пожал плечами и молча опрокинул рюмочку.
Пронесло. Потом я разлил по второй. Теперь уже Толстый взял слово.
Через какое-то время мир вокруг нас накрылся медным тазом…
Когда я открыл глаза, вокруг сиял неземной свет и играла райская музыка. Её трудно объяснить и тем более воспроизвести. Не скрипка, не флейта, не фортепиано, не гавайская гитара или русская гармонь, это, скорее всего, вообще не музыкальные инструменты. Это сама жизнь…

Заблатуй, месяц март, заблатуй,
И порадуй нас тихой капелью,
Расколдуй, месяц март, расколдуй
Нас, закованных в зоне метелью…

Вот скажите мне, люди, как рождаются в вашей голове эти дивные звуки и каким образом проявляется столь высокая поэзия, воздействуя на психику любого существа, – загадка покруче тайны пирамид или бинома Ньютона. Я даже не дерзаю своей демонической душой (или что у меня там?) к этому прикоснуться, но понимаю, что совершенство есть. Есть по факту, и всё тут.

– Больной трохи пришёл в себя, – чарующе пропел дивный голос с нежнейшим краснодарским акцентом. – Люся, утку неси, мужчине уже надо!
Мозг отказывался понимать, в какое райское местечко я попал. Ещё нигде и никогда ко мне не относились с такой нежностью и заботой. Две восхитительные женщины в белом, несомненно ангельского чина, как пушинку, приподняли меня, опустив голым задом в прохладную эмалированную кастрюлю, судно или что-то в этом роде.
Я честно искал слова благодарности, но на русском языке подобная гамма чувств могла быть выражена лишь матом, а мне не хотелось осквернять эти небесные кущи. Тем более что через пару минут к нам подошёл апостол.
– Пётр Андреевич, всё в порядке, больной очнулся, сходил по маленькому, пульс ровный, температура тридцать восемь и две.
– Ну, после вчерашнего некоторое повышение неудивительно.
Седобородый ключник Пётр с добрыми иудейскими глазами возложил мне длань на лоб, и от одного его прикосновения вековое отеческое тепло согрело всё моё тело. Хотелось воспарить и лететь в сияющую даль, словно благородный орлан, раскинув крылья-руки, отважно дыша полной грудью. Лететь и лететь, всё выше и выше!
– Я думал, не выкарабкается, а он молодцом. Сколько галоперидола ему вкололи? Теперь давайте воды побольше и распахните окно, пусть будет свежий воздух.
Апостол отдал приказы добрым ангелам и вновь заботливо склонился надо мной.
– Пришли в себя, милейший? Ну вот и чудненько. Говорить можете? Голова не кружится?

Голова, конечно же, кружилась, ещё бы ей не кружиться от такого счастья – меня, простого демона, судебного пристава Пекла, выбивателя проклятых душ, взяли живым на Небеса! Задница Вельзевулова, что такого хорошего я совершил? Уж явно не просто перевёл старушку через улицу или снял котёнка с дерева. Хотя как знать…
Судя по тем малоприятным личностям, за которых периодически вписывается с кулаками тот же Альберт, в Рай берут и за меньшие поступки. Божественная справедливость на то и считается высшей инстанцией, что следует своим собственным, никому не понятным курсом, ни у кого не спрашивая ни совета, ни разрешения.
Я улыбнулся апостолу Петру, чувствуя, как тёплые слёзы катятся по щекам. Так хорошо и душевно мне ещё никогда не было.

– Люсенька, прокапайте ему «коктейль курортный», ну вы знаете. Всё будет хорошо, милейший, всё будет просто распрекрасно.
В мою правую руку мягко скользнула игла. Эта восхитительно нежная боль словно влила новую жизнь в мои жилы. Только теперь я понял, что именно католические монахи называют религиозным экстазом.
– Кто у нас ещё сегодня?
– Филичев, Козлов и Мутиненко из третьей палаты.
– Хорошо. Молодой человек, к вам я ещё загляну. Пока отдыхайте, отдыхайте, милейший. Вам нужны силы.
Если они и были мне нужны, то только для того, чтобы вот прямо сию минуту не умереть от неземного счастья. Тот чарующий восторг, который вливался в меня капля за каплей, словно бы счищая копоть с мозга, заставлял кровь двигаться быстрее, а сердце биться спокойней, обещал, что счастье есть и оно будет вечным. Постепенно начала возвращаться память, а за ней…
За ней последовало холодное отрезвление реальностью. Мама-а!!!
– Где я? – Язык повиновался с трудом.
– Так в городской клинической больничке, чтоб ей, – с тем же певучим акцентом охотно просветила меня немолодая медсестра, поправляя капельницу, – Ох, мужики, мужики, всё пьёте и пьёте, когда напьётесь уже?

Я тихо застонал. Мальчишник, сауна, Альберт, мой шеф, его шеф, Толстый демон, две первые стопки – это я помню, это уже хорошо. Плохо то, что, кажется, будто больше ничего не было. То есть я-то как раз уверен, что было! Но что именно?!! Не помню.
Собственно, даже лица моей жены и маленького сына в подсознании всплыли далеко не сразу. Однако именно тот факт, что Захария и Азриэлла не бросили меня даже в райских кущах городской клинической больницы, вселяло хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне. Родные мои, как же я вас люблю…
Второй здравой идеей была осторожная мысль хоть что-нибудь выяснить о судьбе моих товарищей, неизвестно где павших и похороненных в борьбе с алкоголем. Если я в больнице, то где они? Пили вместе, может, нас потом взрывом ящика динамита раскидало, ась? Вспоминай, вспоминай, пьянь зелёная!
Фигу. Куда могло занести остальных, я не забыл, я не знал! Честное-пречестное слово!
– А где моя одежда? – Я аккуратнейшим образом вытащил иглу из своей вены и сел на кровати.

Медсестра что-то возмущённо закудахтала и даже побежала жаловаться дежурному врачу. Свои шмотки я нашёл в прикроватной тумбочке. Валить отсюда надо, и побыстрее.
– Куда же вы, милейший? Вам сейчас нельзя вставать! – В коридоре меня попытался остановить добрейший доктор Пётр Андреевич, широко раскинув руки. – Нет, нет, мы никак не можем вас отпустить! Уж простите великодушно, но никак нельзя…
– Прощаю, – столь же великодушно объявил я. – Хотя и не знаю за что, ибо святой вы человек! – Я от всей души обнял его, тихо прошептав на ухо: – Будут приходить наши дефлораторы, предлагать продать душу – не соглашайтесь. Скажите, что вам Абифасдон не рекомендует.
– Чего, чего?!
– Именно так и скажите, я не Гиппократ, клясться не буду, но, если что, вернусь и всех бесов так тут отметелю, ни один травматолог потом этот конструктор не соберёт!
Оставив неслабо обалдевшего доктора с надутой медсестрой, я ускорил шаг, чтобы не нарваться на охранников. Поскольку если они будут меня останавливать из лучших побуждений, мне придётся их бить. И ведь не по причине злобности демонического нрава, увы. А потому что спешу, и спешу очень-очень…

Когда я вышел из ворот больницы, в мою голову постучалась ещё одна хорошая мысль, даже две. Во-первых, позвонить домой жене, предупредить её, что со мной всё в порядке. Во-вторых, подобно героям популярного фильма вывернуть карманы, чтобы найти какую-нибудь зацепку для активизации поиска моих друзей.
– Да? – довольно резко откликнулась Азриэлла. – Потому что я кормлю ребёнка, он весь в каше, а ты лезешь со своими глупостями! Какая больница, дорогой? Альберт звонил пару часов назад, сказал, что вы с ним пьёте кофе и спорите о балете. Да, ему я верю, потому что ангелы не умеют врать. А ты, сволочь пьяная, врёшь, как дышишь! Ненавижу-у…

Она резко повесила трубку. Всё, приехали и приплыли. У меня опустились руки, и пересохло во рту, но тут телефон зазвонил.
– Ты меня ещё любишь?
– Да, – кое-как просипел я, моя жена всхлипнула и опять отключила связь.
Ну что сказать… женщины, они… такие вот… и всё тут.
По крайней мере, переночевать домой меня пустят. Уже приятно, как ни верти. Когда ваша жена демонесса, то ожидать от неё можно (и нужно!) всякое, но редко хорошее. И по-любому вам лучше быть заранее готовым к худшему сценарию. Без бронежилета не входить!
– Значит, тебе звонил Альберт, сам звонил, угу, – медленно протянул я, набирая номер белого ангела.
Как и ожидалось, в ответ длинные гудки и механический голос, сообщающий, что «вызываемый абонент находится вне зоны доступа».
– И почему это я не удивлён?
Пожав плечами, я выбрал из списка номеров Толстого. К моему изумлению, он ответил практически после первого гудка.
– Абифасдон, генацвале! Чё как, э?
– Нормально. Только что вышел из больницы. Ты сам где?
– На Небесах, где ж ещё, э?!
– В смысле…
– Чес-слово, на Небесах, в Раю, в кущах! Ты давай подруливай ко мне, продолжим по полной, кайфово же начали!
– Ну, похоже, что слишком кайфово, – с трудом собрав волю в кулак, пробормотал я. – А-а… остальные с тобой?
– Это кто?
– Идиот! Остальные – это два ангела и мой шеф. Такой тощий мужик, но конкретный демон внутри, с ним плечистый ангел, стриженный по-военному, и Альберт. Высокий культурист, кудрявый и голубоглазый, как Мэри Сью! Помнишь их?
Толстый замолчал, похоже, переваривая информацию. После некоторой паузы он задумчиво пробормотал:
– Честно говоря, вот этих троих в упор не помню. Ты извини, но я, типа, занят сегодня. Столько праведников ждут приёма, надо как-то разбираться с людьми, э? И виски ещё осталось… литра три… нет, пять…
– Толстый?!
– На хрен, на хрен, на хрен, я отключаюсь!

И этот слонопотам действительно выключил свой сотовый. Прибил бы.
Всё запуталось ещё больше. Какого стриженого йети мой бывший одноклассник делает в Раю? Каким образом он вообще мог туда попасть с его-то демонической рожей?!
Телефона полковника я не знаю, нового номера своего шефа тоже, хотя…
После минутного размышления мне взбрело в голову позвонить нашей секретарше в отдел. Уж она-то у нас всё знает, и, где бы ни носило нашего шефа, она точно будет в курсе. То есть очень на это надеюсь…

Надежды не оправдались. Но зато я случайно нашёл полковника! Он сидел у нас в котле на третьем уровне и парил ноги в серной воде при восьмидесяти пяти градусах. Типа старые раны и подагра. Мозг тупо отказывался верить в происходящее.
Толстый принимает праведников в Раю и глушит виски?! Начальник ангелов быстрого реагирования сидит в Пекле и наслаждается серными ваннами?! А где в таком случае находится мой шеф? Учитывая его бурную любовь к приключениям на пятую точку, у меня просто не хватало фантазии для предположений…
– Странно, но вот об Альберте я почему-то совершенно не беспокоюсь, – буркнул я себе под нос, выходя на стоянку у городской больницы.
На автомате сунул руку в карман, нащупал ключи, нажал кнопку и… ничего. Моей старой «шкоды» тут не было. Зато был танк. И клянусь чем угодно, он почти повернул башню в мою сторону. Мне расхотелось спрашивать самого себя, на чём же я сюда приехал.

Танк был свежепокрашенный, но ещё времён Великой Отечественной. Сколько себя помню, две или три таких машины стояли на постаментах в честь павших героев в разных концах города. Но если невозможно завести этот боевой антиквариат, то как он сюда попал и, самое главное, почему кажется мне таким знакомым? Тем более что мой чуткий слух уловил некое подобие музыкального храпа, доносившегося через опущенное дуло. Альберт…
– Ну вот какого хромого лешего ты тут делаешь, пьянь зелёная?! – вежливо спросил я, взобравшись на советский старый танк и рывком открывая крышку люка.
Собственно, я её откинул, посмотрел внутрь и резко закрыл снова. В крохотном «помещении» боевой машины спал мой голый друг в обнимку с двумя столь же откровенно обнажёнными красотками. Одна блондинка и одна брюнетка. Боюсь даже спрашивать, зачем они все разделись и полезли в танк, там же неудобно?!
Кстати, на фига мы вообще угоняли эту фронтовую конструкцию и попёрлись на ней в больницу? Может, Альберт счёл меня раненым героем? Я вновь повёл носом и вздрогнул – из этой пушки недавно стреляли. Мать вашу за ногу, штандартенфюрер, что же мы пили-то, а?!
В этот момент вдруг зазвонил телефон. Я схватил трубку, даже не посмотрев, кто, собственно, меня домогается. А зря…
– Абифасдон, добрый день! – раздался нежный голос Анастасии. – Вы, случайно, не в курсе, где сейчас находится мой муж?
– А-а… Альберт?
– Да, так его зовут, если вы вдруг забыли.
– Э-э-э?..
– Это была невинная шутка.
– Да, да, я и… и не… нет, я всё так и понял. Ха-ха! Смешно! Как же я могу забыть имя моего единственного друга, верно?! Обхохочешся-а, вы такая юморная-а…
Она напряжённо замолчала. Разумеется, мы, демоны, отличнейшим образом умеем врать, а ангелы (любого пола!) инстинктивно чувствуют враньё. Проблема.
Мне на мгновение стало жутко стыдно, хотя традиционно демоны чувства стыда не испытывают, это противоестественно. Ну не мог же я сказать этой милой женщине ангельского чина, что её муж лежит сейчас голый с двумя девицами самого лёгкого поведения, и у них наверняка что-то было?! Да, по чесноку, не что-то, а, судя по всему, всё!

– Абифасдон, вы меня обманываете?
– Кто, я? Кого, вас? – жизненный опыт общения и с ангелами, и с женщинами подсказывал: лучше выгляди полным идиотом, но не ври. Дурака ещё могут простить, а вот лжеца очень маловероятно.
– Вы уверены, что не знаете, где мой муж?
– Анастасия, разумеется, я знаю, кто ваш муж! Ха, да как вы могли такое подумать? Его зовут Альберт, он ангел быстрого реагирования и по воле случая мой друг! Ну как друг. Периодически мы с ним схлёстываемся как самые лютые враги! Честно! Сколько он мне рёбер переломал, вы бы знали!
– Он говорил, спасибо, но я спросила «где», а не «кто»…
– Да-а, моя жена тоже так говорит. Но вы-то с ней хорошо знакомы. Вам проще понять, что чувствует женщина, когда её муж возвращается домой пьяный в зюзю и избитый в мясо! Верно?
– Я всё поняла, – кротко ответили на том конце провода. – Пожалуй, мне действительно лучше позвонить Азриэлле. Господь любит вас!
Содрогнувшись всем телом, я случайно грохнул телефоном об асфальт. И хорошо, что технику сейчас делают более-менее надёжной, всё удалось собрать. Итак, троих я нашёл, фиг их знает, как они попали туда, где сейчас находятся, так хоть понятно, как их можно забрать.

Ну и где мой шеф? Пропажа прямого начальства на моём мальчишнике может выйти мне таким боком, каким вам и не снилось. А ведь он ещё и материально вложился в это дело.
Хорошо, пойдём по порядку. Я начал с того, что вновь влез на танк, засучил рукава и под мышки извлёк наружу моего голого друга.
Альберт хихикал, как пьяный сатир, но, хвала древнеримскому Бахусу, хотя бы драться не пытался. Да что там, он даже не обиделся, когда я дал ему по морде за попытки лезть ко мне с братскими поцелуями. Двух вопящих девиц, ползущих следом, я запихал ногой обратно в люк, предупредив, что покалечу обеих в случае неповиновения. Как ни странно, они даже обрадовались, похоже, мой крылатый друг умудрился подцепить двух бэдээсэмщиц…

Они притихли, только когда я положил на крышку люка тяжёлый мусорный бак. Как стал выглядеть танк, лучше не представлять. Неторопливо трезвеющий Альберт обернул вокруг чресл мой пиджак и, шлёпая босыми ногами, безропотно сел в вызванное мной такси на заднее сиденье. Шофер возмутился, сказав, что за «геев» придётся доплатить!
На ближайшем перекрёстке у кофейни «Дагр» я вышел, чтобы купить ему большую чашку капучино. Только после этого будет смысл задавать хоть какие-то вопросы. Пока он пил, словно маленькая обезьянка, выдыхая после каждого глотка, я попросил таксиста включить радио. Местные новости шли по всем волнам…
– Полиция считает, что те же неизвестные ворвались в киоск по продаже фейерверков. Захватив два ящика «Золотых куполов» и «Букет для любимой», они устроили несанкционированный запуск в первой городской общественной бане, стреляя в окна мужского и женского помывочного отделений…

– Никто не пострадал, – тихо пробормотал Альберт, грея ладони о бумажный стакан с кофе. – Разве что детишки из садика напротив получили полезную информацию о некоторых органах. Ну и кстати, в результате совместного выбегания случайным путём составились три-четыре пары. Это богоугодное дело.
– Заткнись, журавль голозадый, – буркнул я, попросив водителя сделать звук погромче. – Знать бы, кто это всё придумал?
– Ты.
– Упс…
– Кроме того, был похищен танк времён Великой Отечественной войны, стоявший на пьедестале на улице Савушкина. По утверждению ответственных за охрану памятника лиц, украсть его не было никакой возможности. Во-первых, для этого был бы нужен мощный подъёмный кран, во-вторых, гусеницы были привинчены к бетонной основе, и, в-третьих, в баках боевой машины не было горючего. Однако же в городе
произошло не менее шести ДТП, связанных с внезапным «выпрыгиванием» боевого танка из-за поворота.

– Твой друг сказал, что воевал на танках.
– Толстый?!
– Да, вроде как давил фашистов, словно клопов, и единолично выиграл битву на Курской дуге.
– Да он даже в люк не пролезет!
– Он и не пролез, – задумчиво согласился Альберт. – А у меня очень даже получилось.
– Толстый сейчас в Раю.
– Мир его праху…
– Дубина! Он живой и почему-то принимает праведные души на посту апостола Петра.
– А-а, – столь же равнодушно протянул мой друг. – Тогда храни его Господь. Пётр конкурентов не любит, кремень-мужик!
– …Два взрыва произошло в пивном ресторане «Бир-хауз», – продолжал диктор. – Трое неизвестных мужчин попытались купаться в бочках с пивным суслом, а когда охрана попыталась вытащить их и сдать полиции…
– Альберт, от тебя пивом пахнет.
– В смысле?
– В смысле просто разит! Это ты купался в пивной бочке?!
– Исключительно по приказу моего полковника, – подумав, кивнул он. – А вот противотанковую гранату в бак швырнул твой шеф!
– Откуда она у него?
– Знаешь ли, он мне почему-то не сказал. Наверное, не доверяет ангелам, – сокрушённо вздохнул Альберт. – Капучино кончился. И я в туалет хочу.
– Только не в моей тачке! – дёрнулся таксист.
– …сорвали концерт Стаса Михайлова в Театре юного зрителя. Двое неизвестных поймали певца в гримёрке, силой напоив его самогоном, отчего известный исполнитель популярных песен впервые заявил на весь зал: «Бабы! Я вас не-на-ви-жу-у!!!»
– Вот там меня точно не было. Я в танке! Кстати, вон твоя машина…
– Командир, тормози!

Сунув водиле пятихатку, сдачи не надо, я выпрыгнул из такси, за ухо вытаскивая своего крылатого друга. Моя тихая, скромная, милая, старенькая «шкода» стояла в центре песочницы на детской площадке. Выкатить её в четыре руки было непросто, но мы справились, Альберт очень сильный.
– Залезай! Значит, говоришь, в ТЮЗе тебя не было, тогда кто же…
Мой взгляд упал на резиновый коврик под ногами, там валялся смятый пригласительный в ТЮЗ. Получается, что со Стасом Михайловым так обошёлся… я?! Нет, нет, нельзя, он же наш человек, мы ему все концерты организовываем, всю рекламу проплачиваем, меня ж потом фанатки в Пекле за весёлые валдайские бубенчики подвесят!
– А можно мне ещё кофе?
– Можно, – не оборачиваясь, бросил я, поскольку третья (четвёртая, пятая, шестая?) здравая мысль мелькнула у меня в голове. – Сейчас доедем до перекрёстка. Только не высовывайся!

Я сбегал до магазинчика, купил ему ещё капучино в автомате, объяснил подошедшим полицейским, что делает голый ангел в моей машине, три раза извинился, на четвёртый послал их лесом, обвинив в эксгибиционизме, и уехал, не дожидаясь худшего.
Потом по совету Альберта включил планшет и с тихим повизгиванием смотрел на приключения нашей пятёрки, выложенные свидетелями в Ютубе. Да уж, там и кроме всего вышеперечисленного было на что полюбоваться…

– Мы пили прямо в винном бутике из горла коллекционные вина по двадцать пять тысяч рублей и плевались, что кисло?!
Ангел быстрого реагирования, прихлёбывая кофе, кивал головой, как китайская собачонка, на заднем сиденье.
– Разогнали митинг молодых коммунистов, при этом споив шестнадцать девушек и… двоих увезя на танке в Германию?! Альберт!!!
– Не знаю, не помню, не участвовал…
– Ворвались в здание городской думы, набили морду председателю, обвинили мэрию в коррупции, поздравили с этим перепуганного мэра и ушли через окно третьего этажа?!
– Полковник прихрамывал, – вспомнил белый ангел, изо всех сил морща высокий лоб. – Возможно, именно поэтому он и говорил о пользе серных ванн! А твой начальник сказал типа нет проблем, на раз, кипяток и серу он ему обеспечит в любых количествах.
– Шеф своё слово держит, – подтвердил я, вспомнив свой звонок секретарше нашего отдела. – Могу позвонить, и его вернут назад, довольного и отдохнувшего, как после курорта.

– Там ещё что-то про драку с кавказцами у мечети и пьяном дебоше в стоматологической клинике, – осторожно заглядывая мне через плечо, сообщил ангел быстрого реагирования.
Я с тоской провёл языком по зубам и едва не подпрыгнул, словно от удара током.
– У меня пломба!
– Я же говорю, стоматология…
– Альберт, у меня во рту серебряная пломба, мать её, в задницу Вельзевулову!!!
– Серебряные пули были только у полковника, а ты поспорил с Толстым на чебурек, что серебро – фигня и на таких крутых парней, как ты, реально не действует.
– Я тебя убью!
– Я тебя отговаривал…
– Всё равно убью, если выживу, – с тоской заключил я, прекрасно понимая, что с серебряной пломбой во рту (сколько бы там ни было миллиграмм благородного металла) жить мне максимум до вечера, а потом Захария останется сиротой, растущим без папы.
– А что мы пили?
– Как всегда, – не очень уверенно ответил Альберт. – В смысле всё.
– Наркотики?
– Нет, что ты! Ни я, ни полковник этим не балуемся. Разве что…
– ?!
– Твой шеф…

Я тихо застонал сквозь зубы. Да, если по совести говорить, то мой непосредственный начальник и не на такое способен. Он же демон, ему только в радость испортить чей-либо праздник, даже если это мальчишник твоего подчинённого демона.
Для него законы не писаны, он их сам творит, по воле своей левой пятки. Ему можно, он сам себе подотчётен, а если на него кто и наезжает, то лишь местный рэкет, а не грешное вышестоящее руководство. Хотя, по сути, если вдуматься, то какие законы в Аду? Я и сам говорил, что по определению никаких!
В этот момент традиционно неожиданно в кармане зазвонил телефон.
– Да, дорогая?
– Милый, я ненадолго. Не хочу тебя отвлекать, ты ответь, просто скажи, сколько ещё твой шеф будет терроризировать меня в нашей кровати?
– Что-о-о?!!
– Э-э-э, ой… возможно, я не так выразилась, и ты меня уж точно не так понял, – быстренько исправилась моя жена. – Короче, он храпит здесь уже часа три, а мне надо выгуливать сына. Может быть, ты как-то вернёшь это пьяное мурло в Пекло?
Абзац…

Автор - Андрей Белянин.
Источник.


Новость отредактировал Estellan - 1-02-2020, 05:28
1-02-2020, 05:28 by ArhipПросмотров: 1 234Комментарии: 2
+8

Ключевые слова: Демон ангел девичник мальчишник

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Fleur Delacour
1 февраля 2020 12:31
+1
Группа: Посетители
Репутация: (334|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 503
Ого, Белянин здесь) Плюсанула сразу, сейчас читать буду)
 
#2 написал: Ацкий Ангил
4 июня 2020 17:55
+1
Группа: Посетители
Репутация: (41|0)
Публикаций: 12
Комментариев: 390
замечательно! читается мистически, легко и задорно! люблю такие произведения. + автору
 
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.