Кладбище самоубийц

Спустя, примерно, тридцать, а может и сорок минут, они снова вышли на большую дорогу, освещённую тусклым светом почти полной луны. Долгое блуждание по узким просёлочным дорогам маленькой деревни просто измотало парней. Им казалось, что после того как они покинули автобусную остановку, прошла вечность. Оставалось только благодарить бога за то, что ночь выдалась тёплая и ясная.
Максим и Денис Демидовы всю жизнь жили, заботясь друг о друге. После того, как отец умер, матери приходилось работать сразу на двух-трёх работах. Поэтому забота о младшем ребёнке - Максиме ложилась на плечи его старшего брата Дениса. Денис был и матерью, и отцом для Максима. У него никогда не было свободного времени. Воспитание младшего брата забирало у него всё, все прелести подростковой жизни. С тех пор утекло много воды, но братья по-прежнему не расставались.
Однажды наступил, наконец-таки, момент, когда они поняли, что каждый из них должен идти своим путём. Этот момент наступил после того, как Максим окончил школу и поступил в институт. Денису не удалось выучиться, как сделал его младший брат. С целью - помочь матери поставить Максима на ноги, он закончил девять классов и ушёл в училище, а после стал автомехаником. Максим покинул родной Петербург и отправился учиться в Москву. Два года братья были в разлуке. Но несчастье вновь воссоединило их на какое-то время. Скоропостижная смерть матери заставила Максима вернуться домой. Месяц, а может и меньше, Денис, как и раньше, заботился о своём брате. Помогал ему вернуться в нормальную колею и продолжить обучение. Спустя какое-то время они расстались.

Одно мгновенье, один телефонный звонок. Большая трагедия. Трагедия заставила Дениса бросить свою работу автомеханика в Петербурге и приехать к брату.
Юля. Она была соломинкой, за которую держался Максим. Он любил её больше своей жизни. Когда она была рядом с Максимом, Денис мог не бояться за брата, что он сорвётся в пропасть. Но одна секунда, одно мгновенье может изменить всё. Перевернуть жизнь с ног на голову.
Она уехала на несколько дней повидать родителей. В тот роковой вечер, когда она должна была вернуться, Макс сидел на диване в своей квартире, смотрел абсолютно бессмысленный фильм по телевизору и доедал ещё горячую пиццу. И тогда у него зазвонил мобильный. Неопределённый номер. Незнакомый голос сказал всего несколько слов, которые могли сшибить с ног любого человека: «У меня плохие новости». Такси, дождь, плохая видимость. Максиму потом сказали, что ни у его девушки, ни у водителя такси не было ни одного шанса выжить.
Тогда Денис понял, что теперь брата нельзя оставлять одного ни на минуту. Теперь кто-то должен был подставить Максиму плечо. А кроме старшего брата у него больше никого не осталось.
Всё вернулось. Как и много лет назад, забота о младшем брате мёртвым грузом легла на плечи Дениса. Он нашёл работу в очередной автомастерской, хотя в Москве найти работу было куда сложнее, чем в Петербурге. Максим продолжал учиться. И каждый раз, как он ложился спать, закрывал глаза, перед ним открывалась страшная картина автомобильной аварии. Много ночей он проводил в кошмарах, а то и вообще без сна. Мысли о самоубийстве не раз посещали его голову. И если бы не Денис, он свёл бы счёты с жизнью сразу после похорон любимой девушки.
Это был обычный солнечный день. И хвала Господу, что погода оказалась такой прекрасной. Вдвоём братья отправились к озеру, что находилось за маленькой деревенькой в Подмосковье. Денис пытался поднять настроение брата хотя бы на несколько часов. День для рыбалки был просто отличным. Однажды, тайком от матери, они уже сбегали на рыбалку в подобное этому место. Максим в то время был почти совсем ребёнком. Этот день он запомнил на всю жизнь. Это был один из самых счастливейших дней в жизни. Может быть, сегодня ему не суждено было повториться, но братья довольно хорошо провели время.
Клёв был слабым. Поймать им удалось немного. Но для них улов ничего не значил. Воспоминания о лучших временах – главное, что они хотели получить. На часах было 18.00. Летний денёк близился к завершению. Уже подуло лёгкой прохладой, что очень освежало после длинного, жаркого дня. Братья собирали рюкзаки и сматывали удочки.
- Макс, тебе стало лучше? - Денис весь день не интересовался состоянием брата, хотя в другие дни он делал это чуть ли не каждые два часа.
- Нет. Не особо, – в голосе Максима ясно звучало нежелание говорить об этом именно сейчас. Он полностью погрузился в воспоминания о детстве и счастливых временах, и ему не особо понравился вопрос Дениса, вернувший его обратно в суровую реальность.
До ближайшей деревни, в которую приезжал автобус, было примерно полтора километра. Братья весь путь прошли молча. Однако не всё в этот день шло так гладко. Автобус просто не приехал. Возможно, водитель уже напился до бессознательного состояния и просто не посчитал нужным куда-то ехать. И, может, он был прав. В эту глухую деревушку не часто кто-то приезжал.
- И что нам теперь делать? До утра он точно не приедет, – Денис явно был не в духе. За день он измотался, и этот случай с автобусом явно его не порадовал.
- Думаю, нам нужно идти дальше. Дойдём до соседней деревни. Может быть, найдём где переночевать. А рано утром туда точно прибудет транспорт. Куда лучше, чем провести ночь здесь, – Максим умел находить выходы из положений. И Денис это знал.
- А не заблудимся мы здесь? А, следопыт?
- Смотри, - Максим скинул рюкзак, достал оттуда карту подмосковной области и закинул его обратно на плечо. – Вот деревня, в которой мы сейчас находимся, а вот соседняя. Эта дорога, что их соединяет, совсем не разветвляется. Поэтому мы не должны заблудиться.
- Но ты не заметил, что дорога довольно сильно петляет. По ней мы придём в соседнюю деревню примерно к обеду завтрашнего дня. А мне ещё на работу в понедельник, – на лице Дениса появилась лёгкая ухмылка. Он сунул сигарету в рот и потянулся в карман за зажигалкой, но потом передумал и вернул сигарету обратно в пачку. Он курил с четырнадцати лет и не раз пытался бросить. Когда-то это у него почти получилось, но после смерти мамы он вновь принялся за старое.
- Да. Дорога сильно запутана. Но мы можем пойти прямо, по просёлочным дорогам. На карте их нет, но местные, наверное, часто ими пользуются.
- Ладно, пойдём. Выбор у нас невелик.
Они прошли почти две трети пути по сельской местности. За это время солнце успело скрыться за горизонт, появились первые звёзды, на небо поднялась луна. На часах было 22.45. когда Макс и Денис снова вышли на большую дорогу. Дорога на несколько километров тянулась на запад, огибая высокий холм.
- Ну вот. Приплыли, – Денис сделал глубокий вдох, бросил рюкзак на землю и присел на корточки.
- Теперь у нас два пути. Либо мы идём несколько лишних километров по этой дороге, либо перелезаем через этот высокий холм.
- Погоди, дай подумать. Это действительно сложный выбор, – в голосе Дениса звучал сарказм.
- Денис хватит. И так понятно, что гораздо проще перейти через холм.
- А ты уверен, что мы сможем на него подняться? Мне не очень хочется сломать ноги и умереть рядом с этой дорогой.
- Делай, как хочешь, а я пойду через холм, – Максим отправился через дорогу к подножью холма.
- Ладно. Подожди. Кто-то должен проследить, чтобы ты не свернул себе шею, – Денис рывком поднялся на ноги, схватил рюкзак за одну лямку и побежал догонять брата.
Может быть, холм был и не слишком крутой. Но достаточно, чтобы парни хорошо пропотели и истратили последние силы. За время подъёма изо рта Дениса вылилось много нецензурных слов и проклятий в сторону брата. Максим же шел молча, иногда подавая Денису руку. Наверх они поднимались в течение пятнадцати минут. Забравшись на вершину холма, оба повалились на землю в попытках отдышаться после тяжёлого испытания.

Когда дыхание восстановилось, а сердце стало биться чуть медленнее, они поднялись на ноги. Перед братьями открылся жуткий пейзаж. Огромный засохший дуб рос прямо в центре холма. Возможно, он был мёртв уже много лет. На дереве не было ни единого листочка. Его голые ветви тянулись в разные стороны, словно лапы большого страшного чудовища. Вокруг дуба, почти по всему холму, расположилось кладбище, окружённое сплошным мраком. С виду небольшое. Эту зловещую и пугающую картину довершал льющийся с неба тусклый лунный свет. И разве что глупцу этот пейзаж не внушил бы в сердце ужас.
- Господи, – прошептал Денис. Он был напуган. Хотя он и не верил в призраков и ходячих мертвецов, но увиденное его испугало. По отдельности ни кладбище, ни дуб не напугали бы его так сильно, но когда всё это составляло единое целое…
- Что, пойдём через кладбище? – Максим, в отличие от своего брата, не скрывал страха звучащего в его голосе.
Денис взглянул вниз на дорогу и с явным возмущением высказал своё мнение:
- Обратно мы точно возвращаться не будем. А ты, что, всё ещё боишься приведений, как в детстве?
- Нет, ты же знаешь. Но после того случая с мамой и Юлей… - Максим не смог продолжить и замолчал.
- Ладно, успокойся. Я знаю для тебя это сложно, но другого пути на ту сторону нет, – в этот раз голос Дениса звучал спокойно и не насмешливо. Голос настоящего старшего брата, который пытается успокоить и показать, что хочет сделать, как можно лучше.
Медленно, без единого слова они продвигались к кладбищу. И казалось, будто не они приближаются к нему, а кладбище надвигается на них. И с каждым шагом будто бы становилось темнее.
Наконец-то братья добрались до первой крайней могилы. Обычная могила. Ничего страшного. Ничего примечательного. Обычная могила. Надгробный камень. Ограда. Маленькая лавочка. Все остальные могилы выглядели точно так же. Денис направился к крайней могиле, открыл маленькую калитку и оказался за ограждением.
- Что ты делаешь? - страх в голосе Максима звучал более чётко, и появились некоторые панические нотки.
- Ничего. Просто хочу посмотреть.
Он наклонился к надгробному камню и попытался разглядеть надпись на нём. Но было темно хоть глаз выколи. Свет луны будто бы совсем потух. Тогда Денис вспомнил о своей зажигалке. Она оказалась в правом кармане спортивных штанов. Зажглась только с третьего раза. Денису удалось прочитать короткую надпись на камне:
НИКИТИН ВЛАДИСЛАВ ОЛЕГОВИЧ
(1986-2007)
- Такой молодой, – произнёс Денис, не отводя взгляда от камня.
- Что?
- Умер, говорю, совсем молодым.
Максим взглянул на небо. Небольшие облака закрыли луну, поэтому вокруг стало темнее. Он медленным взглядом обвёл всё кладбище. Потом ещё раз. Что-то здесь было не так.
- Макс? – голос Дениса испугал его. Сердце учащённо забилось и было готово выпрыгнуть из груди. – О чём задумался?
- Взгляни вокруг, – Максим секунду помедлил, чтобы Денис успел оглядеться. – Здесь столько надгробных камней и ни одного креста.
Действительно. Могил здесь было несколько десятков, но на всех были надгробные камни. Ни одного креста, которые люди так привыкли видеть на кладбищах.
- Подожди, я хочу кое-что посмотреть, – Денис вновь скинул рюкзак и отдал его в руки брату.
- Что ты опять задумал? – поведение старшего брата пугало Максима всё больше и больше. Денис ничего не ответил. Он молча отправился к ближайшей могиле.
Макс снова посмотрел наверх. На этот раз небо оказалось почти полностью затянуто тучами. Его начинал пробирать холод. Максим поёжился. Денис, осмотрев четыре могилы, вернулся к брату:
- Я думаю, что никто из лежащих на этом кладбище не прожил долгую и счастливую жизнь. Здесь нет никого, кто умер от старости.
- Я не понимаю, что ты хочешь мне этим сказать? – страх всё больше и больше поглощал Максима. Отчётливая паника слышалась в его дрожащем голосе.
- Это кладбище самоубийц. Их не хоронят по традициям. Просто закапывают и всё. Поэтому и крестов нет. Я слышал о таких кладбищах. Они встречаются довольно редко.
- От этого мне ещё больше не хочется тут задерживаться. Давай, наконец, пойдём на другую сторону, – Максим протянул рюкзак обратно Денису. Холод начинал пробирать его ещё больше. Может, это погода начинал портиться перед дождём, а может, это от страха.

Несколько минут они шли прямо, иногда огибая некоторые могилки. Один раз повернули направо, в попытках обойти ряд захоронений, но потом снова вернулись напрямую. Небо за это время превратилось в одно огромное чёрное полотно. Максим рассматривал это кладбище и думал: «Боже. Все эти люди, что лежат здесь. Они все закончили жизнь самоубийством. И у каждого на то была своя причина». Ему в голову приходили образы этих людей, которые вскрывают себе вены или пускают пулю в лоб, или прыгают с высокого моста в реку. Эти мысли ещё больше испугали его. Ведь он сам мог бы лежать на этом кладбище. Если бы старшего брата не оказалось рядом. Он бы пошёл на самоубийство и лежал бы здесь под надгробным камнем. И его душа была бы проклята, как души людей, лежащих на этом кладбище.
- Макс, не отставай, – голос Дениса опять оторвал Максима от мыслей.
После того, как Максим вернулся из маленького мира своего собственного разума, ему на глаза попалась небольшая могилка. С виду такая же, как и все остальные. Но она была более ухоженной. На маленьком столике, что стоял перед надгробной плитой, лежали цветы. Наверное, они пролежали здесь много времени, потому что выглядели совсем засохшими. Кто лежал в этой могиле, Максим разглядеть не смог, было слишком темно.
После того, как Макс увидел эту могилу, они поблуждали по кладбищу ещё минут десять. Потом вышли к небольшой развилке. Прямая дорога кончалась. Был выбор: идти налево или идти направо.

- Думаю, идти налево нет смысла. Мы пойдёт к дубу, направо. А там сможем найти путь к выходу отсюда, – Денис говорил вдумчиво и расчётливо.
Максим промолчал. Ему было всё равно. Он погрузился в тяжкие воспоминания. О смерти матери, об автомобильной катастрофе, гибели Юли. Вновь возникло желание плюнуть на всё и покончить с собой.
Они бродили по кладбищу ещё минут пять, хотя может даже больше. Старый дуб был здесь единственным ориентиром. Могилы ничем не отличались друг от друга, особенно в кромешной темноте. И было не удивительно, когда Максим увидел точно такую же могилу с точно такими же завядшими цветами на столике. Хотя нет. Эта могила была не точно такой же. Это как раз была та самая могила.
- Денис стой.
- Ну что опять?
- Кажется, мы сделали круг. Мы вернулись обратно.
- С чего ты вообще взял? – голос Дениса становился раздражённым.
- Смотри. Та могила. Я её помню. И вон те цветы. Мы уже проходили мимо неё несколько минут назад.
- Да брось ты это. Все могилы здесь одинаковые. А цветы… Что они тут одни на всё кладбище? – этими словами Денис, скорее всего, пытался успокоить себя, чем убедить брата в том, что они не заблудились. Ведь он хотел побыстрее выбраться с этого кладбища. Оно пугало его.
- Нет. Это та самая могила. И вот, смотри, тот же поворот, который мы пропустили.
- Может быть, ты и прав. И дерево. Оно вновь отдалилось. Чёрт! Я понятия не имею, как мы могли сделать круг! Ведь шли почти всё время прямо! – Денис опустил голову вниз, закрыл глаза и глубоко вздохнул. После чего немного успокоился. – Ладно. Думаю, надо было свернуть здесь. Других выходов нет. Пойдём.
- Подожди. Я хочу посмотреть, кто лежит в этой могиле.
Максим взял у брата зажигалку и подошёл к той могилке. Сначала он осмотрел цветы. Они были засохшими и могли в любую секунду вспыхнуть от маленького пламени. Потом Макс подошёл к могиле:
КРАСНОВА ЮЛИЯ АНДРЕЕВНА
(1988-2009)
Максим раз за разом перечитывал эти строки. Страх смешался с удивлением и непониманием. К горлу подкатил ком. Не может этого быть! Ведь это же Юля. Его девушка. Что она могла делать тут? Она же погибла в автомобильной аварии. Макс смотрел на надпись, всё больше убеждаясь, что это действительно она. Ему в лицо задул ветер. Пламя потухло. Всё вновь погрузилось во тьму. После того, как пламя зажигалки вернулось и немного осветило местность, надпись на плите гласила:
МАТВЕЕВ ИЛЬЯ ПЕТРОВИЧ
(1973-2001)
Максим не мог поверить своим глазам. Только что на этом камне было написано имя его девушки. А теперь надпись изменилась. И ему не могло просто показаться.
- Не медли. Пора идти.
Максим отошёл от могилы и протянул зажигалку обратно Денису.
- Нет, оставь у себя, – Денис сильно разнервничался. Но пытался сдержаться и хоть как-то оградить себя от курения.
Макс положил зажигалку себе в карман. Поступок брата немного порадовал его. Максиму, после смерти мамы и любимой девушки, не хотелось видеть, как Денис медленно убивает себя этой дрянью.
Ещё десять минут блужданий. Братьям начинало казаться, что они гуляют здесь целую вечность. Наконец они подошли к краю холма. Денис тяжело выдохнул:
- Я уже начал думать, что этого никогда не случится.
Максим молча отошёл к крайней могиле и присел перед надгробной плитой. Денис услышал щелчок своей зажигалки.
- Как звали того парня, чью могилу ты осмотрел в самом начале? – Спросил Макс.
- Не помню. Хотя нет. Вроде бы. Никитин. А что?
- Господи. Только не это.
- Что случилось?
- Мы вернулись обратно к началу. – Голос Макса звучал, словно голос маленького мальчика у которого что-то не получается.
- Твою-то мать!!! Скажи, как это могло случиться!?
В ответ Максим смог только пожать плечами.
Смысла кричать не было. Нужно было как-то выбираться. На этот раз Максим не знал, что делать:
- Может, попробуем обратно спустить вниз?
- Нет. Слишком темно. С нашим везением мы точно свернём себе шеи.
Они ещё немного прошли вглубь кладбища. Денис предложил присесть на скамейку рядом с одной из могил.
- Ты уверен? – спросил Максим. Кладбище продолжало пугать его, и сидеть отдыхать здесь совершенно не хотелось, не смотря на то, что он очень сильно устал.
- Да ладно тебе, – в голос Дениса снова вернулась насмешливость. – Парню, лежащему в этой могиле, наверняка уже всё равно, кто над ним сидит.
Не смотря на то, что место было отвратительным, было приятно дать хоть какой-то отдых ногам.
- Итак, что будем делать?
Максим молчал. Он был напуган. И был согласен с любым предложением старшего брата, лишь бы побыстрее выбраться отсюда. Он оторвал взгляд от земли и поднял голову. Сердце бешено забилось, по спине пробежал холодок, тело покрылось мурашками. Примерно в шести рядах от них Максим увидел светящийся шар. Он плавно блуждал между могилами. Тело оцепенело от страха. Язык не поворачивался, чтобы что-то сказать брату. Тем временем шар отдалялся. Наконец, Макс нашёл в себе силы.
- Денис, Денис! Смотри!
Денис в это время рылся в своём рюкзаке в поисках компаса. От крика своего брата он вздрогнул и резко поднял голову. На их глазах шар сначала превратился в маленький огонёк, а потом совсем исчез. Около минуты братья сидели молчала, не отрывая взгляда от того места, где исчез огонёк. Денис сглотнул ком, подкатившийся и к горлу, и пытался говорить, не показывая страха:
- Не думаю, что это призрак, как показывают по телевизору. Что угодно, только не призрак.
- Может быть, у тебя найдётся разумное объяснение?
- Наверняка это сторож. Ведь на всех кладбищах есть сторожи. Даже на таких, как это. Просто это был сторож с фонариком. Кто-то из местных, – Денис встал со скамейки и поднял свой рюкзак с земли.
- Куда это ты собрался? – поинтересовался Максим. Хоть он и не верил в призраков, и пытался убедить себя в том, что это было не приведение, ему было страшно идти туда. Вдруг правда окажется действительно жестокой.
- Я просто не хочу упускать свой шанс. Если это сторож, то он сможет вывести нас отсюда. Надо его догнать. Не бойся. Вряд ли это призрак.
- Я говорю не о приведениях. Вдруг это какой-нибудь опасный человек. Может, это мародеры, или какой беглый псих.
- Ты можешь сидеть здесь и ждать рассвета, а я попытаю своё счастье, – Денису начало надоедать упрямство брата. Но ему было не привыкать. Он сталкивался с этим, когда Макс был совсем ребёнком.
- Ладно, пойдём, – Максу было страшно туда идти, но оставаться тут одному было ещё страшнее.
Не прошло и двух минут, как они стояли у могил, рядом с которыми гулял светящийся шар. Его и след простыл. Никаких признаков присутствия. Братья отправились дальше. В том направлении, куда ушёл «призрак». Через какое-то время тропинка завела их в тупик. Пять или шесть могил были сгруппированы так, что дальше пройти было невозможно.
Максим вышел на несколько шагов вперёд, ближе к центральной могиле. Он смотрел вдаль. На горизонте небо уже начало очищаться от туч, и стали видны некоторые звёзды. Денис стоял сзади и смотрел на младшего брата. Хоть Макс и был уже совсем взрослым человеком, он всё ещё оставался младшим братом, о котором всё время нужно проявлять заботу. Денису хотелось вытащить его поскорей из этого жуткого места и увезти домой. И тяжелая рука упала на его плечо. Глаза расширились, тело онемело. Если бы в этот момент Денису хотелось бы помочиться, то он бы наделал прямо в штаны. Рука сжала его плечо сильнее. Он чувствовал тепло от этой руки и боялся повернуться, увидеть то, что стоит сзади. Ком крика подкатил к горлу, но Денис был настолько напуган, что не мог открыть рта и выпустить крик наружу. Он увидел, как Максим повернулся к нему лицом, как его ноги пошатнулись от страха, как он схватился правой рукой за сердце. Потом Денис собрал всю волю в кулак и так резко повернул голову назад, что шею поразило болью. Сердце снова дёрнулось изо всех сил, и Денис отошёл назад на два шага, ближе к брату, а потом плюхнулся на землю.
- Тихо парни, я не хотел вас напугать, – сообщил незнакомый голос.

Ничего сверхъестественного. Обычный старик. Братьям не удалось его сразу разглядеть. Было темно. Простой старик, с небольшой седой бородой, в кепке и лёгкой потрёпанной куртке. В руках он держал фонарь. Этот фонарь трудно было назвать старым. Скорее всего - старинным. Примерно времён второй мировой войны. Металлический фонарь со стеклянной трубкой и зажжённой свечой внутри. Небольшая ручка из медной проволоки. Наверняка этот фонарь и оказался тем самым светящимся шаром.
- Вы простите, если что не так.
- Нет, нет. Всё уже в порядке, – к Денису, наконец, вернулся дар речи. Он встал с земли и сделал глубокий вдох, чтобы немного успокоиться. – Вы сторож этого кладбища, да?
- Нет, не сторож. У этого кладбища нет сторожа. Как мне вас называть?
- Я - Денис. А это мой брат Максим.
- Хорошо. Можете называть меня Иваном Дмитриевичем. Вам здесь нельзя находиться, особенно в такое позднее время.
- Мы шли в соседнюю деревню и заблудились, – Макс тоже оправился от испуга и смог заговорить.
Иван Дмитриевич поднял фонарь повыше, желая разглядеть лица молодых людей. Потом громко шмыгнул носом и сказал:
- Я проведу вас на другую сторону, если по пути ничего не случится.
Через несколько минут они уже следовали за стариком. Молча. «Если по пути ничего не случится», - эти слова всю дорогу вертелись у Дениса в голове. Но спрашивать, что старик имел в виду, не особо хотелось. Первым молчание нарушил Иван Дмитриевич:

- Это дурное место. Я бы сюда никогда не сунулся, если бы не увидел вас. Я спокойно сидел, курил у себя на крыльце и тут увидел, как вы двигаетесь в сторону этого холма. Я думал, что смогу догнать вас раньше, но, как видите, не вышло. Пришлось подниматься на этот холм и искать вас по всему кладбищу.
- Мы вас увидели. Вы пошли в другую сторону от нас. А почему вы называете это место «дурным»? – Максим задал вопрос, на который Денис не хотел слышать никаких ответов. Он просто хотел уйти отсюда как можно скорее.
- Здесь живут проклятые души. И не то, чтобы это суеверие среди местных. Нет. Всё началось очень давно. Я был ещё ребёнком. Я помню, каким раньше было это место. Пустой холм. Лишь трава и вот этот дуб посередине. Тогда этот дуб был жив. Я помню, как было приятно сидеть в его теньке в жаркий летний полдень. Но всё изменилось. Государство основало на этом месте кладбище. Конечно, все жители были возмущены этой новостью. Кому бы понравилось жить рядом с проклятыми? Но никто, естественно, и слушать не стал. В первый год после открытия кладбище пустовало. На второй год, летом, похороны начали проходить здесь чуть ли не каждую неделю. Конечно же, никаких традиций не соблюдалось. За то лето было похоронено около пятнадцати человек, а может и больше. И представляете, этот дуб высох на следующую зиму. Вот так быстро.
Слова старика доносились до Максима, словно откуда-то издалека. Он вновь погрузился в воспоминания, и всё, что окружало его на данный момент, растворилось и потеряло значение. Он шёл, глядя вперёд, на спину брата, пустыми стеклянными глазами. Вдруг его нога нарвалась на что-то твёрдое, возможно железяку, и, вернувшийся из своих мыслей, Максим не смог удержать равновесие. Он упал, ободрав левую щеку о землю. Вся левая часть лица начала гореть огнём. И когда он попытался перевернуться, сорвался с края и вновь полетел вниз. На этот раз он приземлился на спину. Но внизу оказалась не земля, а что-то более твёрдое. Возможно доски. От удара спину резко пронзила стрела боли. Макс зажмурился, и, когда боль начала понемногу отступать, он открыл глаза и увидел небо, затянутое тучами. Похоже, это была какая-то яма. Пахло сыростью и ещё бог знает чем. Максим попытался подняться на ноги. Дощечки заскрипели под его весом. Во время падения он не слышал, как Денис позвал его, не видел, как тот обернулся. Сейчас он и Иван Дмитриевич стояли и смотрели на Максима сверху вниз. Старик опустил фонарь, и Макс смог различить хотя бы что-то. Но рассматривать было нечего, обычная пустая яма. Нет. Не яма. Это могила. Раскопанная могила.
- Сынок, будь осторожен. Доски прогнили. Не дай Бог провалишься ещё ниже, – в хриплом, дрожащем голосе старика присутствовал испуг.
Даже двоим было трудно поднять Максима наверх, могила была глубокой. Но, спустя полминуты, он оказался на поверхности.
- Кто раскопал эту могилу? Мародёры? – запыхавшимся голосом спросил Денис.
- Нет. Не мародёры. Здесь редко появляются люди. По крайней мере, живые. Говорил же я вам, это дурное место. Здесь творится что-то странное.

Они отправились дальше. Старик закурил самокрутку. Он скурил примерно половину, а другую половину выбросил куда-то в темноту. Денис обратил внимание на фонарь. Руки старика, державшие его, тряслись, возможно, от страха. Иван Дмитриевич громко прокашлялся и вновь заговорил:
- Кладбище это всегда имело дурную славу среди местных. Помню, года два, хотя нет, три года назад Степан пропал. Совсем не старый ещё он был, ему бы жить и жить ещё. Пропал без вести. Потом Клавдия нам рассказала, будто бы перед пропажей видела издалека его на этом самом кладбище. Якобы гулял он тут с каким-то парнишкой, совсем юнцом.… Обратно Степан не вернулся. Поговаривают теперь, что лежит он сейчас в одной могиле с тем парнишкой.
Максиму стало ещё страшнее. Видимо, от удара его разум немного помутился, но сейчас он начал понимать. Ведь он был в могиле. Лежал в нескольких сантиметрах от гроба. И старик нагонял ужас своим рассказом. Макс уже был готов запаниковать.
- А другой случай я видел своими глазами. Мне теперь кошмары снятся почти каждую ночь. Стояли мы с Фёдором у него во дворе. Курили, разговаривали о чём-то. И вижу я, парень какой-то, немного постарше тебя, – Иван Дмитриевич кивнул в сторону Дениса, – идёт со стороны этого холма. Зашёл во двор и постучал в дверь Клавдии. Той самой, что Степана в последний раз видела. Она через дом от Фёдора жила. Ну вот, постучал в дверь паренёк, она ему открыла. Они перекинулись парой словечек, и Клавдия пустила его в дом. Что там дальше произошло, никто не знает, но через десять минут дом не загорелся, а вспыхнул, как свечка. Огонь охватил всё, разом. А парень-то вышел из дома, прямо из огня, целым и невредимым, с ухмылкой на лице. Отошёл на пару шагов и растворился в воздухе. А от Клавдии только обгоревшие кости остались.

«Да он просто издевается», - подумал Денис. Это место было пугающим, а старик ещё начал травить «байки из склепа». А Макс, тем временем, уже был готов развернуться и побежать к другому краю кладбища. Туда откуда они с братом пришли, лишь бы быть подальше от этого места. Но старик останавливаться не стал:
- Фёдор, после увиденного, стал сам не свой. Всё порывался отправиться на кладбище и найти могилу этого парня. Пытался я его остановить, но ничего у меня не вышло, – старик тяжело вздохнул. – Нашли мы потом Фёдора. У подножия этого холма, со сломанной шеей. Видать, хватило у него сил сюда подняться, но кто-то его столкнул. Наверное, проклятым мертвецам не понравилось, что кто-то лезет в их чёрные дела.
- Пожалуйста, хватит. Просто отведите нас на другой конец кладбища, – у Максима возникло желание ударить старика чем-нибудь тяжёлым, лишь бы тот замолчал.
- Хватит? Но я же ещё самого интересного не рассказал, – голос старика перестал быть испуганным и стал насмешливым, что напугало братьев ещё сильнее.
Денис и Макс переглянулись и двинулись дальше за Иваном Дмитриевичем. Каким бы странным он им не казался, они хотели побыстрее выбраться из этого жуткого места. Старинный фонарь отбрасывал немного лучей света на могилы. А небо в это время понемногу очищалось от туч.
- В тот поздний вечер я сидел дома. Мне было страшно выходить на улицу после захода солнца, – голос старика стал более хриплым. А сам старик двигался медленно, будто резко постарел ещё лет на двадцать. – Я сидел перед иконой. Молился. Думал, что молитва отгонит злых духов. В последние дни, после смерти Фёдора, я молился каждый вечер перед сном. Но, видно, мои молитвы никто не услышал. Я пошёл на кухню пропустить стаканчик. И в тот момент, когда я открывал бутылку, засов, запирающий дверь изнутри, щёлкнул, и дверь открылась. Я помню, как заскрипели дверные петли, помню, как бутылка в этот момент выпала у меня из рук и разбилась.
- П… - Максим опять хотел сказать: «Пожалуйста, хватит», - но слова застряли в горле.
- Тогда в дверях тёмной кухни появилась она. Трудно было в темноте разглядеть, но всё же… Девчонка лет пятнадцати в сарафане. А руки-то её от ладоней до локтей были перебинтованы окровавленными бинтами. Лицо бледное, глаза пустые. Ноги мои онемели, и я повалился на пол. Она не проронила ни слова, когда воткнула мне в бок осколок стекла. Её лицо было всё таким же невозмутимым, когда она резала мне лицо всё тем же осколком. Я помню, как холодное острое стекло вошло мне в горло.
Старик громко расхохотался и повернулся лицом к братьям. Он изменился. Сильно изменился. Голова превратилась в череп обтянутый кожей. Глаза впали. А от седой бороды почти нечего не осталось. Братья не могли поверить своим глазам. У них обоих в головах раздавался крик, что всё происходящее нереально. И в то же время страх заставлял их бежать, бежать далеко. Но ноги не могли сдвинуться с места. Тем временем старик, который был больше похож на труп, поднял фонарь, открыл дверцу и задул свечу. Всё погрузилось во тьму. Фигура старика растворилась в воздухе. Фонарь упал на землю. Послышался звук бьющегося стекла. Тогда-то к братьям вернулся самоконтроль. Изо всех оставшихся сих они бросились бежать в обратную сторону. Мысли о том, что это не может быть реальностью, не покидали головы братьев, но страх немного приглушал эти мысли. Они бежали не глядя под ноги, забыв, друг о друге. У Максима поплыло в глазах, но он не стал останавливаться и, не разглядев, нарвался прямо на железное ограждение могилы. Ударившись обоими коленями, он перелетел через ограду и упал рядом с могильным камнем на спину. Он поднялся на ноги. Удар немного прояснил его мозг. Брата рядом не оказалось.
- Денис! – пауза, – Денис! – Макс крикнул два раза изо всех сил. Но Денис не откликался. Возникало такое чувство, что Дениса вообще не было на этом кладбище, что на этом кладбище нет никого кроме Максима. Никого живого.

Макс слышал в ответ только тишину. Половина неба всё ещё была занята тучами, но на другой половине уже светились звёзды. «Неужели я здесь один?» - подумал Максим. Потом он обратил внимание на надгробный камень. На нём, на углу, что-то висело. Разглядеть в темноте было трудно. Тогда Макс вспомнил о зажигалке, которую дал ему брат. Зажглась она только с четвёртого или пятого раза. Это была неровная каменная плита, на которой, будто гвоздём, были нацарапаны слова. Сначала их было трудно разобрать, но когда Макс смог их прочесть, его сердце ёкнуло. Надпись гласила:

ДЕМИДОВ МАКСИМ ПАВЛОВИЧ
(1988-2009)
Тогда он перевёл руку с зажигалкой влево, чтобы разглядеть предмет, висевший на углу. Это была верёвка. Толстая верёвка. Максим отскочил назад. Зажигалка выпала из руки и погасла. «Они хотят, чтобы я стал одним из них», - подумал он. А ведь действительно. Сколько раз он думал о самоубийстве. Его место на этом кладбище. Но нет. Не в этот раз. Ему хотелось выбраться, хотелось жить дальше. Но, только не это. Максим не хотел бродить по этому кладбищу вечность и убивать случайных встречных, как он и его брат. Но уже поздно. Кладбище и его обитатели не хотели отпускать Максима.
Он встал и побежал дальше. Бежал, задыхаясь. Бежал из последних сил. Бежал, пока ноги не подкосились. Он рухнул на землю. Макс наделся, что та могила уже далеко. Стоя на четвереньках, он смотрел в землю, пытаясь отдышаться. Когда дыхание понемногу стало возвращаться в нормальный ритм, он поднял глаза. Спиной к нему стоял человек. Хотя луна уже вновь начала освещать землю, разглядеть человека было трудно.
- Денис? Это ты? – Максим не был уверен. Он наделся. Он молил бога, чтобы этот человек оказался Денисом.

Человек повернулся. И в этот момент лунный свет стал ярче. Тогда Максиму удалось разглядеть парня. Это был не Денис. Обычный парень с пустым взглядом и синяком на шее. Парень протянул левую руку, державшую верёвку. Тогда Макс сразу понял, чего от него хотят. Указательным пальцем правой руки, мертвец указал в сторону. Максим повернулся и увидел этот дуб, который сейчас ещё больше походил на чудовище. Потянуло сквозняком, и Макс повернулся обратно, он заметил, что его начали окружать со всех сторон. Его окружали мертвецы. Один – мужчина средних лет в порванной одежде, весь мокрый. Его кожа посинела и вздулась. Второй – почти пожилой мужчина. Опрятно одетый: в галстуке, рубашке и брюках. Только потом Максим разглядел окровавленную дыру от пули в правом виске. Сзади подходила голая девушка, мокрая, как тот мужчина. Из её перерезанных вен всё ещё текла кровь. Из темноты появлялись новые мертвецы. Их было больше десятка. Один был уродливее другого. Вот, к примеру, девушка с переломанными костями. Правая нога волочилась сзади. Левая рука болталась в воздухе, вместо лица была кровавая каша. Следующего или следующую было трудно опознать. Это «существо» так обгорело, что трудно было определить его пол. Остались лишь кости.

Все прибывшие встали полукольцом сзади Максима. Парень с синяком на шее стоял перед ним. И вновь все повернулись в сторону дуба. Макс не понимал что происходит, и что ему хотят сказать. Он тоже перевёл взгляд на дуб. Вокруг дерева столпилось ещё больше мертвецов. Может быть, три или четыре десятка. И все они глядели на Максима. Он поднял глаза. На ветке, которая напоминала трёхпалую руку чудовища, кто-то висел. Висел высоко. Прищурив глаза, Макс разглядел фигуру. «Только не это!» - хотел он закричать, но дар речи был потерян. Денис был повешен в нескольких метрах от земли. Его бездыханное тело колыхалось на ветру. «Они убили его! НЕТ! НЕТ! НЕТ!» - вместо этих слов из уст Максима вырвался лишь стон.
Мертвецы медленным шагом двинулись на Максима. Он слышал их слова, слышал, как они говорят: «Ты должен остаться. Твоё место среди нас».
Он закричал, закричал как сумасшедший и побежал. Он бежал не останавливаясь. Бежал не оглядываясь. Он добежал до края холма, но не стал останавливаться. Максим покатился вниз. Задев виском острый камень, он потерял сознание.
Когда Максим очнулся, первые лучи солнца уже упали на землю. Всё его тело изнывало от боли. Кровь на виске уже запеклась. Он медленно поднялся на ноги. Вся его одежда была мокрой от росы. Кладбище осталось позади.
Не оглядываясь, Максим отправился вперёд. Навстречу рассвету. Навстречу новой жизни. Один. Совсем один.

Автор - nitrosh.
Источник.

Новость отредактировал Estellan - 1-08-2019, 09:15
1-08-2019, 09:15 by Сделано_в_СССРПросмотров: 649Комментарии: 3
+6

Ключевые слова: Братья деревня авария кладбище светящийся шар могилы старик мертвецы

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: зелёное яблочко
1 августа 2019 17:15
-1
Группа: Комментаторы
Репутация: Выкл.
Публикаций: 84
Комментариев: 5 349
Что, этот бред тут? Неисповедимы пути твои, господи smeh
Ещё в дд читая мозг вывихнула. Пусть это будет на совести журналиста

Перлы можно долго разбирать. Как тело колыхающееся на ветру. Наподобие целлофанового пакета.

Если уж комментить можно, то пройдусь и по источнику. Во всём рунете не найдётся сборища более бездарных писак. Не надо стор этим позорить.
Предлагаю к ним вражеский десант высадить))) Со здешними историями
           
#2 написал: Шерри
4 августа 2019 22:47
+1
Группа: Посетители
Репутация: (29|0)
Публикаций: 38
Комментариев: 489
Мне очень понравилось. Читала на одном дыхании. Наоборот хотела сказать спасибо, что на сайте есть что почитать.
А если кому не нравится, пускают не читают)
++++
  
#3 написал: Летяга
5 августа 2019 07:45
0
Группа: Заместители Администраторов
Репутация: Выкл.
Публикаций: 776
Комментариев: 8 690
Такие сопли...
Так всё неправдоподобно. И это при том, что до мистики я так и не добралась.
Дальше читать не буду. Б/о.
                           
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.