"Предкам здесь не место!" Часть третья

- Чем порадуешь, Славик? – спросил Степан Николаевич у подошедшего мужчины.
- Сомнений нет – суицидники все, - откликнулся криминалист. – Повесились около двух часов назад. Секта, может, какая, хрен их знает. Это привычное дело для фанатиков.

Эмилия слушала вполуха. Сквозь толпу журналистов и зевак она разглядела темноволосого мужчину. Его тяжелый взгляд изучал лицо женщины, словно прицениваясь. Мэр попятилась назад. От незнакомца ощутимо веяло опасностью. Они определенно встречались, вот только где?

- Степан Николаевич, - заплетающимся языком произнесла Эмилия, - тот мужчина, нужно задержать его.
- Какой мужчина? – удивился подполковник. – Там никого нет.

Женщина прищурилась. Ее взгляд медленно проскользнул в указанном ею же направлении. Действительно, среди женских лиц не было ни одного мужского. И даже больше – напугавшего ее незнакомца Эмилии не удалось обнаружить в радиусе десяти метров.

- Мне нужно идти, - прошептала мэр. – Собрание… собрание…

Подполковник с криминалистом многозначительно переглянулись, но слова молвить не решились. В свете разражающейся бури никто не желал поддерживать волны, ведь шторм угрожал затопить их общее судно.

Ближайшие соратники ожидали Эмилию в напряженном молчании. Словно крысы, они ерзали на месте, стараясь без последствий для себя покинуть тонущий корабль. Мэр на мгновение задержалась на пороге. Впервые за годы правления она испытала страх. Липкий пот выступил на спине, заставив ее поежиться от отвращения. Нет, Эмилия Галицына не может бояться, попросту не умеет и не имеет права.

- Эмилия Константиновна, - протянул лысеющий мужчина крайне неприятного внешнего вида, - нужно обсудить вопрос, касаемо…

Эмилия слушала его вполуха. Анисимов, она всегда ненавидела его. Властолюбивый, алчный, он продаст тебя за грош, если это хоть отчасти выгодно для него. Умный, сильный специалист, прекрасный оратор, и вместе с этим – гадчайший человек. Не то чтобы Галицына ценила человеческие качества превыше всего, но когда тебя столь явно начинают подсиживать…

- С этим разберемся, - бросила Эмилия после отчета Беркова по части реставрации. – По-моему, у нас есть проблемы серьезнее данной.
- Да, - прицыкнул языком Анисимов. – Например, эпидемия.

Мэр округлила глаза. Убийства, самоубийства, а теперь еще и эпидемия? Анисимов довольно ухмыльнулся. Эмилия сжала бумаги в руках - терпение ее было на пределе. Да, невзирая на связи в самой Москве, Галицыну, вероятнее всего, снимут с должности. Но, черт возьми! Она все еще мэр!

- Я слушаю, - процедила наконец женщина.
- Помните, две недели назад в инфекционный стационар поступила Данилова Елена Степановна? – Анисимов намеренно подчеркнул имя пациентки, чем вызвал на себя испепеляющий взгляд начальницы. – Врачи не смогли тогда поставить ей диагноз, симптомы болезни были сходны с чумой и геморрагической лихорадкой.
- Помню, она впала в кому через три дня и умерла еще спустя день. А до этого искусала санитара. Так что?
- За последнюю неделю со сходными симптомами в больницу поступило еще тридцать человек.
- Какого хрена я узнаю об этом только сейчас?! – взревела Эмилия.
- Ну, Эмилия Константиновна, - вмешался Берков, - вы же…
- Молчать! – рявкнула мэр и перевела взгляд на Анисимова. – Что еще мне забыли рассказать?
- На днях ждем проверку из области, - ответил мужчина. – Город закроют на карантин. Вам следует…
- Пошли вон. Я не собираюсь больше тратить на вас и минуты. Предатели!

Секретарь вжалась в стул. Члены аппарата мэра спешно покидали кабинет Галицыной, погоняемые яростными воплями последней.

- Никуда я не уеду! – крикнула Эмилия уже в пустой холл. – Вы так легко от меня не избавитесь!

Плюхнувшись в кресло, женщина впилась ногтями в кожу головы. Подполковник хранил молчание. На записях с камер наблюдения обнаружить ничего не удалось, дело плавно шагнуло в шкаф «висяков», история со склепом и его обитателями тоже не радовала новостями, а теперь еще карантин. Эмилии казалось, что она сходит с ума. Женщина пыталась придумать решение хотя бы одной проблемы, но безуспешно. Вместо решения приходил ворох новых напастей. Все рушилось на глазах, и свет в конце тоннеля не брезжил. Мэр утратила контроль над ситуацией, а что самое ужасное – некому было ее поддержать. Главный советчик и надежная опора ныне прибывал в коме без установленного диагноза, а Эмилия чувствовала вину за случившееся.

- Алексей Александрович, - утирая слезы, произнесла она в трубку, - мне нужна ваша консультация.
- Я ждал вашего звонка, Эмилия. Приезжайте к трем часам.

Визит к психологу принес столь желанную толику уверенности. Чуть успокоившись, Эмилия все же склонилась в сторону того, что со всем справится. В очередной раз. Рубя с плеча, она только подставляется и помогает Анисимову убедить одно партийцев в собственном бессилии. Нет, так дело не пойдет. Сегодня он плетет интриги, а завтра что? Организует на нее покушение? Нет, это уже паранойей попахивает.

- … нужно поговорить, - донесся до нее обрывок фразы. – Срочно!

Мэр остановилась. Охранники преградили путь темноволосому мужчине в старомодном костюме. Тот был крайне возбужден и взволнован. Он отчаянно пытался пробиться через охрану, словно от разговора с Эмилией зависела его жизнь.

- Да не журналист я! – поправив пиджак, бросил незнакомец.
- Пропустите, - распорядилась женщина.

Не то чтобы проблемы мужчины трогали ее, Эмилии просто стало интересно. Незнакомец занял место в салоне авто напротив мэра. Бровь чиновницы вопросительно изогнулась, но оппонент не спешил начать разговор, что казалось странным. Незнакомец не стеснялся разглядывать ее, словно пытался найти в ее внешности знакомые черты. Эмилия, в свою очередь, тоже изучала его взглядом. И чем дольше мэр всматривалась в лицо человека, тем тревожнее ей становилось. Не нужно было соглашаться на разговор, стоило сбежать. Эмилия качнула головой, отгоняя несвойственные ей мысли. Да что он может ей сделать?! Она всегда умела постоять за себя, да и охранники среагируют моментально.

- Ваш амулет, Эмилия, - мужчина указал на ее грудь. – Пожалуй, стоит начать разговор с него.
- Стоит начать с вашего имени, - парировала мэр.
- Вы правы, меня зовут Гавриил.

«Гавриил!» - вскричал девичий голос в памяти Голицыной. Воспоминания нарисовали бревенчатый дом и мужчину в рясе. Статного, темноволосого. Но его лицо было словно в тумане. Эмилия с усилием старалась сконцентрироваться на чертах священника. Попытки отзывались вспышками нарастающей головной боли, а образ Гавриила неумолимо ускользал от нее.

- Не стоит, - покачал головой мужчина. – Она не даст вам вспомнить подробности.
- Кто она?
- Антония.

При упоминании этого имени память услужливо обрисовала образ белокурой девушки в окружении самоубийц. Пальцы Эмилии непроизвольно сжали кулон. Золотистое свечение камня отразилось в глазах Гавриила, и он улыбнулся.

- Кто такая Антония, и причем тут я?
- Давайте по порядку, чтобы не возникало лишних вопросов.
- Ну, хорошо.
- Вы уже пытались связать свои неприятности с подземным некрополем? – недоумение на лице мэра вызвало на губах Гавриила усмешку. - Смотрю, что нет. Так вот, все ваши кошмары начались с момента, как вы открыли люк.
- Откуда вы знаете, что я открыла люк?
- Не перебивайте, если хотите все понять с первого раза, – Эмилия кивнула, и он продолжил: - То, что вы обнаружили, удивило вас. Тела под землей и над землей, склеп из мрамора и костей, ни единой даты или имени. Естественно, вы осквернили захоронения. Но ведь никто не мог предположить, что, помимо костей и драгоценностей, в склепе томится зло. И вы выпустили его на волю.
- Зло? – вырвалось у мэра. Пальцы снова сжали кулон, и тот откликнулся успокаивающим теплом.
- Да, по имени Антония. Эта несчастная одержима местью не остановится ни перед чем. Многие века тому назад над ней надругались влиятельные люди. Постоять за сироту было некому, кроме ее собственного отчаяния. Обратившись к нему, Антония заключила сделку.
- Хорошо, - опять перебила Эмилия. – При чем тут я и мой город?
- Антонию изнасиловали члены семей Основателей. Их тела и реликвии вы обнаружили в склепе. Города, родного Антонии, давным-давно нет, но земля-то осталась. На ней и стоит ваш город.
- Так… - протянула Эмилия. – Я открыла склеп, который охранят некий орден века, эдак, пятнадцатого, затем мои люди осквернили некрополь, выпустили ведьму. Она порешила охранников, наслала эпидемию на город и теперь жаждет стереть все вокруг, - мэр театрально провела рукой вдоль зданий, - с лица земли? Теперь-то все понятно. А я-то и думаю, почему всякие там земные ФСБ не могут дать ходу делу насчет убийств и самоубийств. На что вы вообще рассчитывали, когда решили мне выдать порцию столь отменного бреда?
- Амулет уже должен был показать вам…
- Убирайтесь, пока я не вызвала полицию, – Эмилия распахнула дверцу машины. – Не смейте больше приближаться ко мне, иначе я лично упеку вас в психбольницу, где вам самое место.

Гавриил покачал головой, но повиновался. Вместе с ним ушло напряжение и ощущение собственной никчёмности. Обернувшись, женщина напоследок встретилась с ним взглядом. Он смотрел на Эмилию, словно на глупое, ничего не понимающее дитя. И это злило.

«Ты все осознаешь, но на это потребуется время, - вот то, что сказали ей глаза мужчины. – За эти дни погибнет много людей, тех, кого ты обязана защищать. Ее силы крепнут, и когда ты придешь ко мне, я уже не смогу обещать тебе, что мы справимся».

Сумерки сгущались. Небо над N еще полнилось отголосками лучей солнца, а вот пригород уже прибывал во власти ночи. Ряды частных домов погрузились в объятия сна, и лишь где-то еще из-за штор пробивался электрический свет. За покосившимся забором тоже теплилась жизнь. Глаз человека ни за что бы не уловил быстрые слаженные движения фигуры в темных одеждах. Мужчина спешил: изредка он оборачивался к калитке, и лицо его выражало беспокойство. Пальцы уверенно сжимали уголек, поросшие мхом стены обрастали витиеватыми знаками. Но этого было мало.

- Здравствуй, хранитель.

В нос ударил едкий запах, сходный со смрадом протухших яиц. Мужчина щелкнул пальцами. Отделившаяся от огнива искра взметнулась в воздух, и земля вспыхнула под ногами гостьи. Огонь исчертил почву сеткой рун, заставив белокурую девушку отшатнуться к дороге. Взмах руки - и один только дым остался витать в ночном воздухе.

- Недурно, - усмехнулась она. – Но слишком поздно.

Ожоги на ее руке затянулись. Знаки на стенах дома блеснули серебром, вызвав на лице девушки гримасу отвращения.

- Может, хватит? – прыснула гостья. – Ты не сможешь прятаться вечно. Пора уже взглянуть на ситуацию с другой стороны.
- Другой стороны нет, Антония, - с сожалением покачал головой хранитель. – Ты хочешь от меня невозможного.
- Скажи мне, Гавриил, почему после всего тобой сотворенного, я еще надеюсь, что ты выберешь меня?

Мужчина не ответил. Антония приблизилась к калитке. Пальцы ее заскользили по воздуху. От подушечек их разошлись серебристые блики. Антония выдохнула, убрав окровавленную руку.

- Я оказалась не права – трех душ еще мало, чтобы убрать твою защиту, Гавриил. Но есть еще три. Уже завтра их силы послужат мне. Падет последний барьер, и я возьму то, что принадлежит мне по праву. Я заставлю их страдать еще больше, чем в свое время они заставили меня.
- Остановись, Антония, - Гавриил с мольбой взглянул на нее. – Основатели давно мертвы и понесли свое наказание. Они обрели покой, выстрадав до последней капли собственной души.
- Предкам здесь не место! – сгусток энергии влетел в барьер, образовав в нем дыру. – Я чувствую зов их крови, по крайней мере, сотня человек в этом городе являются носителями порока Основателей.

Дыра в защитном барьере медленно затянулась. На секунду в глазах Антонии мелькнула боль, но ярость и ненависть утопили ее в своем алчущем омуте.

- Ночь – мое время, хранитель, - бросила она через плечо. – Знаешь, я дам тебе время. Ровно семь дней есть у тебя в распоряжении, ибо с наступлением сумерек я убью тебя, если ты высунешься за пределы своего безопасного жилища. Я жажду реванша за прошлый бой, Гавриил. Вот тебе мой план: я начну с убийства потомков Основателей. Когда умрет последний - я приду к тебе и сделаю предложение в последний раз.
- Не утруждай себя визитами. Мой ответ останется прежним.
- Хорошо, - девушка отвернулась. – Посмотрим, как ты справишься без своей знахарки. Кстати, Гавриил, надеюсь, ты не столь наивен, чтобы полагать, что я остановлюсь на этом городе?

Лицо мужчины исказила боль. Девичий смех содрогнул тишину, и силуэт Антонии поглотила тьма. Гавриил расслабил ворот рубашки. Зло всегда опаснее перед рассветом, оно играет, манит, унижает, открывая свой лик. И он имеет в рукаве козырь, о котором зло пока не ведает, он знает, что правильно, что нужно делать. Но почему же тогда так больно?

Автор Мира Рейн.
© Copyright: Мира Рейн, 2019.
Свидетельство о публикации №219041200133.


Новость отредактировал YuliaS - 29-04-2019, 16:48
29-04-2019, 16:48 by Mira RayenПросмотров: 869Комментарии: 3
+9

Ключевые слова: Ведьма священник некрополь склеп эпидемия призраки самоубийцы убийства авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Сделано_в_СССР
29 апреля 2019 20:05
0
Группа: Журналисты
Репутация: (3675|-1)
Публикаций: 2 676
Комментариев: 13 703
Прекрасная работа, зачитался.) Буду ждать следующих частей рассказа. +++
                                      
#2 написал: Mira Rayen
29 апреля 2019 21:29
0
Группа: Посетители
Репутация: (6|0)
Публикаций: 39
Комментариев: 124
Цитата: Сделано_в_СССР
Прекрасная работа, зачитался.) Буду ждать следующих частей рассказа. +++

Спасибо, скоро выложу.
   
#3 написал: АЛЬКА
6 мая 2019 10:11
0
Группа: Посетители
Репутация: (7|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 171
Автор браво вам !! Не возможно оторваться от рассказа ...все так красиво написано. Так передали эмоции и чувства героев ...
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.