Тайны подземелий (глава из романа)

– Ах, ты, тварь! – пилот спиной отпрыгнул назад, скрывшись из обзора противника. В то место, где стоял Сторублёв, угодила пуля-квант.

– Га-га-га-га-га! – донеслось сверху. Оттуда же полетела граната, похожая на серебряный гриб.

– Проклятье! – Евгений ринулся в вязкую темноту коридора, непонятно какого. Где-то позади снова раздался гам, но уже нескольких глоток. Далее бабахнуло неслабое взрывное устройство.

«Что мне сегодня так не везёт?!» – думал военный, спринтом направляясь в неизвестность. Он бежал вовсе не туда, куда было нужно. Возможно, он вот-вот бы потерялся.

Вдруг Евгений едва успел затормозить: впереди коридор небрежно обрывался. Из пола торчали ржавые арматуры и древние железные сетки. Выглянув из-за края, офицер увидел чернильную подземную речку, напоминающую реку мёртвых – Лету. «Странно, – подумал пилот, глядя на карту, которую слегка подсветил подствольным фонарём. – Здесь должен быть коридор длиной добрых сорок метров. Неужели из-за водной эрозии здесь всё ушло в эту чернь?» Сторублёв глянул наверх. Свод состоял из какой-то древней, иногда фосфоресцирующей породы. Другой конец пропасти утопал во мраке.

«Так, вроде этажом ниже тут есть очередная сеть разветвлений. Господи! Да сколько же тут всего!»

Сзади мигом послышался топот погони.

– Не волнуйтесь, далеко не уйдёт!

– Всдавайся, сземлянин! – подключился один из инопланетян.

Евгений не стал долго мыслить. Закинул пулемёт за спину. Уцепившись за ближайшую надёжную арматуру, он начал спускаться по ржавым железякам вниз. Благо кое-где попадались какие-то «намеки» на лестницу или ещё не превратившееся в металлические опилки скобы. Когда уже пилот преодолел половину пути, его нога нагло соскользнула: выглядывающая из земли труба разом превратилась в труху. Как назло, сверху засветили лучи вражеских фонарей. Крепкие натренированные руки не позволяли свалиться. «Где он? Куда он делся?» – послышалось сверху. Когда майор пришельцев хамовато опустил голову вниз, то никого не обнаружил.

– Наверное, он не здесь. Тут практически невозможно скрыться, разве что в реку сигануть, хе-хе, – поделился соображениями с майором инопланетян невидимый командир адептов.

– Эге, – согласился богомол. Казалось, его терзали какие-то сомнения. – А я вот думаю… Лдно! Взвращьаемся к тьёчке сбёра! Щиво!

– Есть! Га-но! – хором откликнулись и боевики, и пришельцы. Резвый топот перестал быть слышен уже через несколько секунд.

Евгений снова оказался один на один со странной, словно живой темнотой и необычной, неестественной тишиной. Первобытные страхи сильно давили даже на закалённое сердце. Было жутко.
Капитан сидел на насыпи из бетонных кусков и мелких камешков, наблюдая, как неширокие волны неведомой реки жадно лижут своеобразный берег. Они как будто успокаивали, пели хорошую колыбельную…

Помотав головой, Сторублёв отбросил непонятные чувства и поднялся с холодной, как лёд в Арктике, земли, оглянулся. Снова всепоглощающая темнота. Та же бетонная прямоугольная кишка, только гораздо более широкая. Никаких ответвлений и входов в помещения не было видно. Сквозняка не дул. Воздух был относительно свеж, но пах резиной и ещё какой-то химией. Наверное, виной тому была наглая городская река, наверняка загрязнённая какой-нибудь отравой. Пилот опять включил фонарик, однако лишь на четверть мощности. Он не хотел тратить его энергию… и не хотел на что-то напороться. Подняв ствол РПК, воитель двинулся вперёд, ибо другого пути не было.

«Почему моё сердце так громко стучит? – пытался сам себя успокоить Евгений. – Что я, дитя малое, что ли?»

По слою пыли на полу можно было понять, что ни какие-нибудь диггеры, ни сотрудники ФСБ или МЧС, ни молодёжь, ни адепты и тем более ни пришельцы здесь давно не были. А значит, Женя – первоисследователь этого каменного склепа. Или всё-таки кто-то успел давно посетить это место?

Подумав об этом, Евгений остановился, разозлился и решил ещё раз свериться с картой. Однако какого было его удивление, когда он увидел, что это место не обозначено на листочке Симонова! «Как же так?! – отчаянно соображал Евгений. – Либо карта неточная, либо… я уже не в “ООб№1043”? Тогда где?»

Ответ пришел сам собой. Коридор перегораживали большие титановые ворота, разделённые на две секции и некогда раскрашенные в изумрудный цвет (сейчас, конечно, краска почти слезла). На обеих частях были два мутных зарешечённых иллюминатора. Когда-то ворота открывались с помощью ключа-карты и электронного кодового замка. Сейчас, разумеется, эти агрегаты не работали. Над этим гермозатвором красным по грязно-серому было выведено поблекшими буквами: «ЛО/б №5».

Тут Евгений стал осматриваться и вздрогнул: на него уставились чьи-то черепные глазницы. Капитан решил осмотреть страшную картину: то были два почерневших от сырости скелета. Один был повешен слева от ворот на размокшей верёвке, прицепленной к крючку на потолке. Второй скелет сидел, повесив голову, в углу, сжимая в руке подгнившую книжонку. Рост у обоих был небольшой, скорее всего это были подростки. Странно, что у вторых останков отсутствовала ключица, правая рука вместе с ребром были безжалостно оторваны и отброшены на метр.

Военный взял у скелета книжку. Это оказался личный дневник. Надписи практически везде размылись, страницы рвались от малейшего прикосновения, некоторые листы уродливо слиплись между собой, образовав кое-где на бумаге воздушные пузыри. Евгений открыл первую страницу. Там аккуратным девичьим почерком было выведено: «Дневник готки-субкультурщицы, «угрозы для общества», Марии «Змеи» Кузнецовой».

Большая часть записей была неразборчива, другая часть повествовала о развратных похождениях Змеи, о драках с эмо и панками как на улицах, так и в ночных клубах, о тусовках на кладбищах, заброшенных стройках, о питье овечьей крови и о прочих ритуалах, близких к сатанинским. Возможно, Евгения заинтересовали только последние страницы:

«Типа 31 марта 201… года

Хай, дневничара. Ловко я сегодня Алиске Громовой косички оборвала, теперь на всю жизнь меня запомнит, стерва. Такая вот я ловкая нах. А эту дуру ещё на прошлой тусовке приметила: такая вся красивая-раскрасивая, блин. Ничего козе было выпендриваться, сама на рожон полезла, идиотка. Теперь всю неделю из дома не будет вылезать, подправила я ей личико. Нехрена Вадима было у меня уводить. Как говорится, не буди во мне Хозяина Тёмного. Пока, дневничара.

P.S. Отвратительная дешёвая кожа у книжицы. Говорила нах мамаше купить получше, нет, блин, своё надо коптить всё время.

Конкретно 1 мая 201… года.

***

Мор, Труп, Чернь и Гроб сегодня пригласили нас на тусилу. Сегодня же, блин, типа День труда. Я отказалась. Череп говорит, что сегодня покажет под нашей шестнадцатиэтажкой необычное место. Он говорит, что там находятся легендарные врата Ада. Я ему типа, конечно, не поверила. Но кайф реальный будет, если типа хотя бы одним глазом посмотреть на то, про что он базарит. Прихвачу с собой Мокрицу, вот крутяк же будет!

***

О мать, Череп звякнул! Я вообще кайфую. Для смелости набралась немного герыча. Череп с Мокрицей меня уже внизу ждут. Лады, дневничара, я побежала!.. Типа прихвачу тебя с собой.

***

Череп привёл нас в подвал дома и завел далеко вниз. Мне поначалу стало страшно, но уверенность Черепа придаёт мне сил. А Мокрица – дура – нажралась своего «Ягуара» и ржёт, как одержимая. Я ей говорю, что нельзя беспокоить духов подземелья. Но она меня не слушает…

***

Мы спускались минут сорок, может быть, час. Я слишком устала и хочу жрать. Череп наконец-то привёл нас к «этим» вратам. Эффект на меня они произвели не особый. Да ну: какие-то закрытые куски железа…

***

Мы оказались заперты. Как так получилось – я не понимаю. Просто вдруг что-то лопнуло, грохнуло, полилось – и вместо коридора образовалась чёрная речка, похожая на эту, блин, Лету – реку мертвецов. Ощущений, блин, полные штаны. Слава Хозяину, нас не затопило. Мы боялись её переплыть, так как не было нах видно другого конца. К тому же от этой водицы жутко пасло бензином и ещё какой-то дрянью.

Череп думает – он у нас сообразительный «мертвяк».

***

Сколько прошло? Полдня? День? Зверски хочется пить и хавать…

Череп обнаружил в правой стене какой-то потайной ход и ушёл на поиски выхода. Он до сих пор не вернулся…

Кажется, Мокрица попила водицы из Леты, так я окрестила эту речушку. У неё закатились глаза, она ходит туда-сюда, из хлебала её доносятся какие-то бредни. Лицо её позеленело, щёки и скулы в каких-то волдырях.

Мне не просто страшно, мне жутко!!! Я не знаю, что мне делать!..

Боясь, я всё-таки задремала. Проснулась. Наложила в штаны, ёпта! Мокрица – идиотка. Отыскала где-то верёвку, взяла табуретку из туалета и повесилась. Козлина, оставила меня один на один с этими
(далее текст шел неразборчивый)…

***

Я сижу и не встаю где-то часа четыре. Кажется, я отморозила почки. Руки-ноги меня не слушают, ублюдки.

***

Мне кажется, что мёртвая Мокрица продолжает смотреть на меня с каким-то укором. А в чём я-то виновата? Это всё Череп, которого всё нет и нет. Не могу подняться, чтобы закрыть подруге глаза.

Вероятно, я упала в обморок от страха. Вот уже пятнадцать минут за вратами что-то скребётся и стонет. Не по-человечески. Нет, мне не кажется: я ещё сохраняю рассудок. Мать твою! Там реально ЧТО-ТО было!!! Оно смотрело на меня из иллюминатора. Голова человеческая, а остальное
(почерк превратился в сплошную волнистую линию)…

***

Кто-то идёт ко мне из темноты. Тихо шлепает. Наверное, это Череп, мама, отец или спасатели пришли меня вытаскивать из этой задницы. Что ж
(далее текст превратился в сплошную прямую линию, уходящую вниз, в конце её было кровавое пятно)…»

Евгений положил дневник готки в один из карманов, надеясь впоследствии передать его правительству. «Нет, нет, нет, – лихорадочно мыслил он. – Это не наши пришельцы и не их адепты-марионетки. Это… это что-то давнее, гораздо страшнее, чем ныне происходящее!». Словно в подтверждение думе Евгения, оттуда, откуда пришёл военный, раздались тихие, едва различимые шлепки.

Военный мигом погасил фонарь и, стараясь не шуметь, стал искать заветный потайной ход. Нечто медленно, но верно приближалось. Наконец-то капитан нашёл искомое – дверь с надписью «Туалет». Это был единственный шанс: можно было хотя бы спрятаться…

Зайдя в уборную, Евгений запер хлипкую дверь на чудом сохранившийся засов. Стал быстро соображать, что ему делать. Включил фонарь. Три писсуара, три туалетных кабинки с выломанными не пойми кем дверьми и унитазами, покрывшимися плесенью, три раковины, заросшие грибком. И чересчур большая отдушина без решётки!

«Не придётся ничего ломать!» – воодушевленно и радостно подумал Сторублев, забираясь на всё ещё крепкий бачок унитаза. Однако крышка бачка обиженно заскрипела под весом пилота, норовя проломиться.

Вдруг в дверь туалета яростно долбанули, на ней появились трещины. Тем временем Евгений уже сиганул в вентиляционное отверстие и с авантюрным интересом резво и очень быстро пополз вперед, проталкивая первым делом РПК с фонарем. В кровь хлынул адреналин, началась какая-то бешеная гонка. Больше всего Женя боялся, что таинственный монстр схватит его за ногу и начнёт полосовать зад…

Капитан полз вперёд, благо никаких ответвлений не было. Над чем находилась эта вентиляция – так и осталось загадкой. Наконец-то Евгений выбрался в круглую бетонную шахту. Сердце его забилось радостно: в, казалось бы, недосягаемом потолке было видно алое небо, сюда пробивался свет. Сторублёв мигом огляделся и, заметив железные скобы, начал карабкаться по ним вверх, закинув РПК за спину. Вроде бы погони не было. Но по характерным «бум-бум», которые доносились из отдушины, можно было сделать противоположный вывод.

Тем временем для военного главным было не упасть. Он уже преодолел половину высоты шахты, а она составляла целых сорок метров! Однако на саму поверхность Евгению не суждено было выбраться: скобы заканчивались на короткой платформе, освещаемой оранжевыми аварийными лампочками, которые нервно пищали, как будто переняли беспокойство и драйв капитана.

Взобравшись на платформу, Сторублёв обнаружил уходящий вглубь стены дверной проем с гермозатвором. Благо он открывался и снаружи с помощью рукоятки, что наш герой и проделал.

Попав в освещённый теми же лампами бронированный узкий тамбур, Евгений закрыл титановый блок с помощью той же рукоятки и огромного мощного засова. Даже если тварь и взберётся по скобам, то на поверхность ей никак не выбраться. Пускай кочует в своем подземелье.

Сторублёв, нервно рассмеявшись, съехал спиной по гермозатвору. Таких потрясений он за свою жизнь не разу не испытывал, даже на старой войне.

Успокоившись и отдышавшись, Евгений сосредоточился и обнаружил в полумраке деревянную дверь. Открыв её, военный попал в тот самый коридор, откуда он, Сергей и Симонов начали свой опасный путь на поиски рации. «Ага, вон дверь в каморку под квартирой Аристарховича-предателя», – Сторублёв заметил знакомый объект.

– Сказано же было не открывать!!! – эхом донеслось откуда-то с нижнего уровня. Наш офицер ринулся туда, надеясь только на удачу.


Новость отредактировал LjoljaBastet - 25-06-2017, 08:29
Причина: Стилистика автора сохранена.
25-06-2017, 08:29 by lisoxvostПросмотров: 538Комментарии: 2
+8

Ключевые слова: Подземелье дневник нечто побег авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Tigger power
25 июня 2017 23:33
0
Группа: Модераторы
Репутация: (2332|-7)
Публикаций: 13
Комментариев: 5 039
"в обыкновенный "спальник", падает астероид, замаскированный под инопланетный корабль."
Ничесе маскировщики))) может наоборот?)+
          
#2 написал: lisoxvost
26 июня 2017 01:13
0
Группа: Посетители
Репутация: (4|0)
Публикаций: 6
Комментариев: 27
Цитата: Tigger power
Ничесе маскировщики))) может наоборот?)+

Ахахах, пардон, опечатка. И в правду наоборот!
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.