Пляски грешников. Часть 4

7


Нетвердой походкой я спускался на первый этаж, до сих пор пребывая в прострации. Держался за перила лестницы. Ноги, словно желе, подгибались и почти не слушались. Голоса звучали приглушенно.
Я тихо вошел в гостиную и задумчиво сел на край дивана, не нарушая той атмосферы, образовавшейся за время моего отсутствия.
– Вы глупцы, если считаете, что беды идут не от дома, а от людей, обитавших в нем. Маньяк, которого мы все привыкли знать под прозвищем Мусорщик, - лишь очередная несчастная жертва. Еще до него здесь происходило много необъяснимого, шокирующего и зловещего. В далекие времена, – рассказывал Кори – щуплый, кудрявый парень, владевший знаниями городских легенд; он охотно делился ими с нами и многие прислушивались к его голосу. – Точная дата строительства этого дома остается неизвестной, принято называть одна тысяча восемьсот девяносто шестой год. Исконными владельцами была довольно известная в узких кругах семья Миардаки, а именно Албрикт Миардаки, который планировал возвести на месте пустыря большое поместье и сделать его родовым гнездом, – голос Кори понизился до полушепота, отчего детям пришлось наклониться. – Говорят, что земля эта проклята и когда-то была землей ведьм, а раньше друидов, приносивших здесь множество кровавых жертв безобразно-немыслимым способом. Вы могли бы в это поверить? Нет? Албрикт не поверил. И, несмотря на все обстоятельства, выступавшие против него, продолжал строительство. Его пятилетняя дочка Люсинда пропала, играя в прятки в этой гостиной; жена расцарапала стены в ее поисках и сошла с ума, а сам Албрикт... – тут он выдержал паузу, и дети затаили дыхание...
– Дилан? – окликнула меня Линда с озабоченным выражением лица. – С тобой все в порядке?
Она отвлекла меня от мыслей, и я рассеяно бросил в ее сторону взгляд. Молча кивнул, не замечая, насколько крепко сжаты у меня кулаки, так, что ногти впиваются в ладони и по ним течет кровь. Наверное, лоб блестит от пота; я чувствую, как он струится по вискам, как рубашка прилипла к мокрому телу.
– Ты уверен? – снова спросила она, искренне желая мне помочь.
Я опять кивнул, выдавливая из себя улыбку, но затем отвернулся.
Какая-то парочка танцевала в центре комнаты, когда заиграла мелодия, напоминавшая вальс в современной интерпретации. А я так и не услышал, что произошло с беднягой Албриктом, потому что Кори уже говорил о его потомке – возродителе семейной идеи, который, вопреки трагичной участи предка, все-таки достроил Мертвый Дом, хоть и не в том великолепии и широком масштабе, как планировалось.
– Слуги пропадали, люди продолжали кончать жизни самоубийством самыми разнообразными способами, семьи сменяли друг друга... пока однажды в доме не случился пожар. Сгорели почти все, кто тогда находился в поместье, а немногие выжившие провели последние минуты своей жизни в палатах интенсивной терапии, мучаясь от жестоких ожогов и неизлечимых ран, – Кори вдруг огляделся, заставив впечатлительных слушателей вздрогнуть и повторить за ним, после чего взволновано зашептал, словно чего-то испугался. – Говорят, за день до пожара одна престарелая гувернантка видела через окно второго этажа странную женщину, гулявшую во дворе дома. И одежда на ней была очень странной: какие-то старые, рваные лохмотья укрывали костлявое, грязное тело, а на голове... на голове был лошадиный череп! Но самое интересное не это, – сказал Кори, покачав головой. – Все это происходило тридцатого числа середины осени... в преддверии Хэллоуина!
Кто-то тихо вскрикнул, а Кори, бледный и взбудораженный собственным рассказом, резко вздрогнул от неожиданного смеха Чарли, сидящего в углу комнаты.
– Брехня это все, – высказался он громко. – Суеверные байки для наивных дураков! А вы ведетесь – дураки! Кори параноик, совсем из ума выжил от своих историй, разве можно в это верить? Ведьмы? Тьфу!
– Я не верю, – сказал Ники. – Привидения и ведьмы – темный век какой-то. Несерьезно.
– Это не брехня, – обиженно возразил Кори. – Это история. Я читал дневник старшей дочери Албрикта и Аллегры, – тут он малость замялся. – Не подлинник, конечно, только копию... но мой папа работает в полиции, и он рассказывал про дело! Про убийство! – Кори указал рукой на заднюю стену. – Там Мусорщик убил свою первую жертву – 32-летнюю Дайану Коулман. Искромсал на мелкие кусочки ножом! Даже следы от пятен крови остались, можете посмотреть, если не верите.
Генри неторопливо взял со столика одну свечку и прошел к тому месту, где некогда лежало мертвое тело. Опустился на колени и посветил свечой. Он долго не отвечал, как будто рассматривал что-то, пребывая под впечатлением. Убедившись, поднялся с пола и повернулся к ждущим в онемении друзьям.
– Он прав, – сказал он наконец. – Кровь есть.
На миг в гостиной воцарилась тишина. Только из проигрывателя доносилась музыка.
– Может, ты и нож там найдешь... или самого Мусорщика. Не притаился ли он где-то здесь, чтобы убить нас, – насмешливо отозвался Чарли.
Послышались нервные смешки. Народ не особо был настроен шутить на эту тему, учитывая, как плотно тьма окутывала пространство и коршуном кружила вокруг свечей, словно задумывала их потушить. Тени, прыгающие на стенах – большие и искаженные, показывали нам слепых и глухих монстров, галдящих и веселящихся в ярком оранжевом пламени, словно в языческом адском костре ведьминого шабаша.
– Ты зря смеешься, – сказал Кори совершенно серьезным голосом. – В этом доме обитает нечто злое. Вы еще не знаете, какие зверства оно совершило... и совершит. Но будьте осторожны: и у этих стен есть уши...
И вновь меня отвлекли. Я заметил, как Здоровяк приблизился к Аманде, стоявшей у камина. Она общалась с какой-то девчонкой. Он нагло прервал их.
– Пойдем потанцуем, Аманда, – его мерзкие полные губы скривились в улыбке. – Не отказывай.
Лицо Аманды переменилось.
– Не хочу, – ледяным тоном ответила она.
– Всего один танец, что тебе станется? – настырно продолжал он, все норовя ее обнять.
– Убери от меня свои ручищи! – закричала Аманда.
– Лучше не отказывай. Я ведь по-хорошему прошу, – уже агрессивно произнес он, а затем грубо сжал ее предплечье и потащил в центр. Она пыталась вырваться.
– Не трогай меня!
Она злилась, но была напугана.
В этот момент по комнате прокатился ледяной легкий ветерок, как будто оконный сквозняк, колеблющий огонь у свеч.
Расширенные глаза Аманды искали помощи, но никто не реагировал. Ее сверкающие глаза встретились с моими – их зелень проникла в меня, словно бы наградила отвагой, и я встал с дивана. В груди было спокойствие, словно я знал, что делаю. Нужно отвести его в мансарду. Главное заманить его туда. И зеленый дым поможет мне. Просто я знаю это. Что-то подсказывало внутри меня.
– Уэс! – крикнул я, направляясь к нему.
Он нехотя разжал свои жирные пальцы, выпуская Аманду, которая отскочила в сторону. Я уловил в ее взгляде благодарность.
«Вот он - твой успех. Шанс проявить себя и показать настоящим парнем».
– Чего тебе, придурок? – пророкотал он, выпячивая грудь и грозно наступая вперед. В сравнении с ним я казался никчемным мышонком.
– Не хочешь, э-э-м... – я запнулся под его яростным, давящим взором, растерялся, –... ну-у, в общем, это... не хочешь пройтись?
– Че? – он недоуменно на меня покосился, но потом презрительно широко улыбнулся, как будто считал, что это придает крутости. – Любишь боль, Мазерс? – Здоровяк повернулся к Аманде. – Не уходи далеко, – сказал он, – преподам ему урок, а потом потанцуем.

11-03-2017, 09:14 by Марк КрамПросмотров: 4 368Комментарии: 0
+3

Ключевые слова: Вечеринка дети заброшенный дом авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.