О страхах человеческих и о безысходности

Бен торчит посреди Лондона, но время все равно неумолимо течет, каплями воска застывая там, на дне мозга. Острым кинжалом памяти, скользящим в мозгу - теряешь время. Но вот, кажется, зеленый свет. Ричард со всех ног бежит через дорогу, прижимая к себе заветную папку с эскизами, грозясь растерять все до последнего листка - белыми воронами выделявшихся на фоне его мешковатого синего свитера и потертых джинсов. Остановившись на остановке, он тщательно упорядочивает все в папке и пересматривает некоторые, боясь, что один все же ускользнул скользкой крысой где-то по дороге и потерян навсегда. Но нет, яркие образы, запечатленные на бумаге, на месте, а старенький автобус останавливается рядом, впуская в себя продрогшую фигуру заблудшего странника, скользящего зеленым листом между суетящихся людей, взлетающим чуть выше. Отдать билет и забыться на несколько минут, наблюдая за плачущим небом, устилавшим асфальт маленькими зеркалами, зовя людей взглянуть на него. Мертвое от горя оно выжимало из себя венозную кровь, и искаженные рыдания искажались в громе, слова скользили острыми молниями.

Быстро скользнув в ночь, такую бурную, трепещущую грустью, парень смотрит несколько минут на небо, позволяя каплям ливня умыть лицо и смочить волосы, бежит в подъезд, а там и заходит в квартиру, хлопнув дверью и положив папку на столик, прислушиваясь и осторожно стягивая промокшие кеды.
Но что за шорох, мелькнувший в тишине, на фоне яростной грозы, отразившийся от стен гулким эхом?

Наверное, не каждый из ныне живущих людей поверит в существование потустороннего мира, не каждый примет, что в этой жизни он живет увы не один, что порой за многими наблюдают другие существа: призраки, домовые, полтергейст и другие. Их нельзя назвать добрыми, редко кто из таких существ, но самыми пугающими из всей этой нечисти являются монстры, чудовища, которые пугают маленьких детей своим видом, лишенные каких-либо чувств и эмоций, которые двигаются только благодаря своей жажде, голоду, что заставляет искать новую жертву, которая отдаст свое тело, а может быть, и душу на съедение этому существу.

Вот и сейчас одинокая квартира, где жил всего один человек, перестала быть пустой в его отсутствие. Твой дом-твоя крепость? Так говорят те, кто уверен, что бетонные стены смогут защитить от всего, но не от потустороннего, сверхъестественного существа, которое облюбовало это место. Жертва найдена, более того, добыча уже давно попалась в ловушку, когда пересекла порог комнаты, теперь же вопрос времени, когда очередная душа падет в жестокой битве за свою жизнь.

Вспышка молнии освещает темноту в комнате, звук грома не скрывает тихих шагов, что разносятся эхом по квартире. Может быть, внутрь забрался вор? Может быть, наркоман, который искал что-то ценное, чтобы получить очередную убийственную дозу, а может быть, это просто кошка, которая перебежала через соседский балкон и забралась в дом? Кто знает? Пожалуй, этот вопрос останется без ответа. Стоит парню сделать несколько шагов вперед, как очередная молния освещает квартиру, обнажая за спиной пугающую тень на стене. Длинная морда, приоткрытая пасть, полная острых клыков, это испугало бы любого, но, к счастью, а может быть, и к несчастью, хозяин квартиры не оборачивается, продолжая медленное и осторожное движение вперед. Этот несчастный теперь обречен бороться за свою жизнь, ибо стал очередной закуской для этого монстра.


В голову брюнета лезут лишь сравнения с хоррор-фильмами – атмосфера соответствует. Гулкие раскаты грома за окном, тяжелое дыхание, слышащееся то там, то сям. может, даже из собственного рта, кто знает. Даже время замерло, звуки притупились, что удивительно – из-за картонных стен постоянно что-то доносилось. Но нет, призма времени сейчас тянется подобно резине, и оглушенный внезапно навалившейся тонной тишины Мёрдер на пару секунд остановился, сжимая руки в кулаки и доставая подобие металлической трубы, распахивая первую дверь и заглядывая за нее. Небо с треском прорвалось и гром раздался будто над самым ухом, хватая подпрыгнувшее сердце в свои лапы и сжимая его в железных тисках, мучая и без того загнанную в угол душу, слепя молнией широко распахнутые глаза. И вновь этот оглушительный гром, порождающий за собой оглушительный ливень, пролившийся слезами тысяч мертвецов на землю, смочивший задыхающийся от нехватки воздуха город, заставляя его задохнуться, захлебнуться в море воды, больно хлестающим градом по земле, взрывающим льдинками землю.

Ужас крадется холодными объятьями по спине, катится каплей холодного пота по виску, и Ричард заглядывает в последнюю комнату, выкрикнув угрозу, а может, просто закричав. Испуганное сознание ютилось на донышке, уступая место суетящимся эмоциям, бегущим по коже мурашкам и замиранию лихо скачущего в груди сердца. Находясь в конце квартиры и явно осознавая, что кто-то явно на кухне, а может, и за его собственной спиной, обрушилось сверху, заставило впасть в оглушительный ступор. Страх, сковавший тело, мешал обернуться, проверить, не занес ли враг сзади него нож, дабы вскрыть черепушку.

Сколько он так простоял, сказать было трудно, но, резко обернувшись, он не сразу решился открыть глаза, решив пойти вслепую по узкому и длинному коридору, словно по узкой и опасной дорожке в самое пекло.
Тишина, давящая на психику тишина, которая нарушается раскатами грома и треском очередной молнии, которые освещает квартиру, в которой явно кто-то есть, а может быть, что-то? Тихие шаги разносятся эхом, хотя, может быть, это шаги парня?
Воображение рисует свои пугающие картины, и теперь уже слабо верится, что в твоем собственном доме ходят какой-нибудь вор или простой человек, все слабее становится надежда на то, что глазу откроется эта тайна, от чего становится еще страшнее, да, страх начинает медленно накрывать бедолагу, тем самым подтверждая самые худшие опасение. Почему же в голове нет ни одной здравой мысли? Почему же появляется чувство, что за тобой кто-то следит? Почему же паника начинает медленно окутывать тело, лишая возможности двигаться и даже кричать?
Наверное, это могло бы продолжаться целую вечность, но на кухне раздается звук разбившейся тарелки или чашки, значит это что-то явно на кухне? Удивительные существа люди, даже если страх сковывает тело, а здравый разум кричит: «Не иди туда.», он все равно пойдет проверить, почему неожиданно что-то упало. Когда же до кухни остается всего несколько шагов, из темноты неожиданно выбегает кошка, каким бы абсурдом это не было, но именно этот пушистый комочек преграждает дорогу парню. Рыжая кошка, соседская, у которой было необычное имя Сайта, вроде бы ситуация становится обычной и появляется здравое объяснение давящему чувству, но удивительно, что в один момент паника может вернуться, а страх окутывает новой силой, когда кошка неожиданно замирает и смотрит за спину хозяина квартиры, всматриваясь в темноту, словно бы там кто-то стоит и смотрит прямо на них.
Звонок в дверь разрушает эту напряженную ситуацию.

- Прошу прощения за поздний визит, не у вас ли наша кошка? -звучит милый женский голос, но стоит парню повернуться спиной и потянуться рукой к дверной ручке, как в глубине квартиры, в темноте, открывается пара ярких красных глаз, неестественно больших, с узким зрачком, от чего кошка громко шипит, выгибая спину, поднимая свою шерсть, вжимаясь в дверь, но стоит обернуться, как все пропадает, словно бы этого не было.
Кошка отправляется в чужие руки, а сам Ричард проходит на кухню, списав шорохи на накатившую усталость, открывая холодильник и доставая гренки, осторожно открывая микроволновую печь и ставя их туда на несколько минут, а сам отходит к окну.

Лондон – никогда не замирает. Но в одном из тех закоулков, где жил парень, жизнь порой замирала и темный полог тьмы надежно укутывал это хитросплетение подворотен, где сегодня свершится не одно убийство, раздастся не один предсмертный вопль. К этому, как ни страшно, привыкаешь со временем, привыкаешь видеть труповозки, засохшую кровь на стенах то тут, то там. Привыкаешь носить с собой оружие на случай нападения и пистолет за поясом – на всякий случай. Чтобы не быть очередным размазанным по стене шальной пулей.

Поговаривали, что не все убийства принадлежали рукам человеческим. Но кто согласится верить в нечто, столь опасное, что боишься после выключать свет в комнате? Человеку лучше думать, что паранормального нет. Иначе он не сможет жить в страхе перед неопознанным. Перед тем, что он описать не в силах.

Знать, что в шкафу не вешалка упала, что под кроватью не мышь скользнула, рядом лег не человек, что может быть ужасней? Вот почему люди отказываются от мистики, смеются над монстрами, шутят над боящимися и идут по жизни дальше, пытаясь загнать что-то необъяснимое в рамки простой жизни.

Но не всегда так везет… Так ведь? Чайник закипает, брызгается каплями кипятка, и горячая чашка чуть обжигает пальцы юноши, а он сам осторожно проходит по коридору, включая компьютер и присаживаясь за него с нервным выдохом. Да, всего лишь усталость… Через час он ляжет спать, а солнце, которое взойдет утром, рассеет все страхи.
Чувство страха со временем проходит, а квартира погружается в тишину, которая нарушается шагами парня. Наверное, удобно не замечать пристального взгляда кошки, удобно не слышать и не обращать внимание на шипение, лай животных, которые могут видеть то, чего не дано другим. Многие говорили, что люди боятся совсем не того, о чем они думают. На самом деле они боятся не высоты, а падения, боятся не любить, а быть преданными, то же самое и о темноте, люди не боятся ее, они боятся того, что скрывается под покровом ночи, того, что прячется в темноте, что-то ужасное и пугающее.
Во времена Средневековья все поголовно верили в демонов, в экзорцизм, верили в Бога, который либо спасал, либо наказывал, но время не стоит на месте и древние легенды канули в небытие, а люди со временем забыли, что в мире есть не только они.

Дом снова окутывает тишина, разрушаемая стуком клавиш компьютера, но неожиданно появляется странное чувство, будто сзади кто-то стоит и пристально смотрит в затылок, прожигая взглядом, еще минута и на коже шеи чувствуется чье-то горячее дыхание, которое обжигает кожу. Монстр медленно ходит по квартире, не стесняясь греметь и стучать огромными черными когтями по паркету, в свое время парень увидит то, что охотится на него, в свое время он поймет, как беспомощен перед ужасом, что скрывается в ночи. Скоро жертва пойдет спать, а значит скоро начнется игра на выживание.

Голубой экран вскоре тухнет, а эскизы так и остаются беспорядочно лежать на столе, скользя по нему от дуновения ветра из открытого окна, впускающего в помещение тонкий запах ночи и дождя, который все еще перестукивается мелкими каплями о карниз.
Хрустящая свежая простынь нехотя принимает своего хозяина, обволакивая его легким холодом. Спасательный, теплый и уютный плед дарит тепло продрогшему телу, а глаза еще долго устремлены в окно, на капли на стекле, перед тем, как сомкнуться под тяжестью крепкого сна.
Что может снится одинокому человеку? Кошмар ли, полный дом людей или еще что, что заставит его утром бродить по коридорам подобно призраку, стоявшему одной ногой в могиле?
Нет, снится такому человеку прошлое, приятное и сладкое, то, что он пережил. Только с большим сахаром. Чтобы все неприятное исчезло и осталось лишь хорошее… А после сознание коварно комкает спокойное сновидение, впуская истину, которую все так боятся. От которой бегут и забиваются в угол самые чистые души, показывая все, без исключения, вплоть до избиения на школьном дворе. Не давая ни вдохнуть, ни выдохнуть. И погруженный в ужас мозг выныривает оттуда, мечась внутри черепной коробки, заставляя распахнуть глаза. Сегодня кто-то умрет, но не он.
Теперь же ночь полностью вступила в свои права, улицы погрузились в темноту, которую освещал свет фонарей, переулки опустели, все люди были в своих домах. Кто-то из них спал, кто-то смотрел телевизор, кто-то читал, а кто-то бродил по заброшенной больнице в поисках приключений.
Наверное, не стоило было игнорировать поведение кошки, которая увидела то, что теперь жило в этой квартире. В доме раздаётся тихое тиканье часов и, когда стрелка переходит отметку в два часа, в темном коридоре открывается пара алых глаз, а из тени выползает нечто пугающее. Существа с длинными лапами, пальцы которых усеяны огромными черными когтями, с противным желтоватым мехом, с длинной вытянутой мордой, которое поднимается на задние лапы и бесшумно направляется в спальню, где спала жертва.
Любой проснется от тревожного сна или чувства того, что на тебя кто-то смотрит, но самое пугающее случается тогда, когда ты не видишь того, из-за чего проснулся. Но что случится, если до слуха дойдут тихие стуки, которые эхом разносятся по квартире, будто бы кто-то сидит в другой комнате и настойчиво стучит по стене, заставляя парня встать с кровати. Игра начинается, а значит монстра ждет неспешная трапеза, которая растянется на долгое время, а может быть, все решится этой ночью.

Плед ловушкой обвивает вспотевшее тело и удушливой змеей обвивается то там, но стоит Ричарду выбраться из пут, как холод мгновенно охватывает его, и парень ежится, крупно вздрагивая и беря в руки первый попавшийся предмет – железную трубу – прохладным металлом легшую в ладонь, готовясь в любой момент ударить то, что скрывалось во тьме квартиры.

Ночь кутает полушарие в свое прохладное черное покрывало с тысячью прорезей – звездами, холодными и далекими, как и любой живой организм, который был бы способен помочь Мёрдеру в эти страшные, оклеенные вязкой и липкой тайной, кроющейся там, в зале, огромной комнате, отведенной для гостей, но не для незваных.

За окном раздается чей-то вопль – видно настигла кого-то нелегкая и тьма, кровожадная стерва, уже несется к вылетевшей душе, легко кусая ее своими острыми зубами, переминает косточки грехов и сплевывает добродетель. Устремляясь дальше, в другие закоулки, где гибнут люди, где плачет ребенок или трясется в кошмаре заблудшая душа – всюду ей нужно подкрепиться, а свет, съеденный колесом, прячется в потушенных ночниках. Не даря больше надежды, что все еще наладится.

Парень ступает в комнату и замахивается трубой, оглядываясь и испуганно дыша. Хрипло спрашивает о личности гостя. Хотя его дрожащий голос способен лишь на скачущее эхом по стенам: «кто», а сердце стучит где-то в самых пятках.

Как только монстр слышит тихие шаги, тот тут же скрывается в темноте, сжимаясь в комочек, словно прячась, замирая. Еще немного и комната погружается в тишину, давящую на слух тишину, которая разрушается тяжелым дыханием и стуком сердца, который кажется таким громким, что бьет по ушам.

Где-то сбоку глаз улавливает огромную тень, которая неожиданно пробегает справа, после чего раздается тихое полушипение или полурычание, показывающее страшную правду, в этой квартире находится не человек и даже не животное, здесь находится нечто потустороннее, которое явно настроено враждебно.

Резкое движение когтистой руки и парень отлетает в стену, ударяясь о нее спиной, еще мгновение и что-то из темноты хватает за ноги и притягивает к себе, позже монстр нависает над лицом парня, раскрыв свою пасть, усеянную острыми клыками, а большие алые глаза с узким зрачком, смотрят прямо в глаза. Гулкое шипение, переходящее в рычание, заставляет кровь застыть в жилах, а когтистая лапа больно царапает бок, впиваясь когтями в нежную плоть. Слюна капает на лицо, а все четыре лапы придавливают хозяина квартиры к полу, лишая возможности пошевелиться и сделать хотя бы одну попытку, чтобы спастись.

Теперь же бедняга точно поверит в сверхъестественное, в этот мир, который существует параллельно с нашим, с реальностью, но иногда эти миры соприкасаются, рождая подобных монстров.

Спокойствие в воцарившейся было тишине растворяется с вполне ощутимым ударом – перед глазами расцветают круги и испуганное осознание пускает ток дрожи по телу. Ричард громко вскрикивает, ощущая, как что-то острое впивается в тело. Часто моргая и пытаясь сфокусировать взгляд на своем противнике.

Лишь когда звон в ушах затихает, а в глазах рассеивается цветная гамма, парень судорожно выдыхает и, ощутив что-то мокрое на щеке, поднимает взгляд на напавшего, приоткрыв рот и посмотрев, кажется, в бездонную пасть, думая. Даже ощущая. С каких хрустом его голова будет перекатываться под зубами этого… этой твари.

Дыхание с пульсом учащаются до предела. Само сердце готово разорваться, ударяясь о клетку ребер словно птица, которая хочет вырваться на волю, и в груди рождается громкий вопль, сотрясая квартиру, и связки почти надрываются от нагрузки на них.

Чужие когти впиваются еще глубже, и Мёрдер чувствует, как по боку стекают капли крови, тихо всхлипывая: «Уйди».

Существо дергает ухом, показывая тем самым, что оно слышит голос своей жертвы. Теперь же огромная когтистая лапа хватает парня за голову, грубо прижимая к полу, а морда опускается ниже. Принюхавшись к еще теплому телу, а длинный язык слизывает кровь, капли которой запачкали паркет. Облизнувшись, монстр довольно улыбается, оголяя ровный ряд клыков, после чего снова заглядывает в перепуганные глаза парня.

Голод дает о себе знать, от чего в брюхе у этого существа раздается такое привычное «уху» - человеческое урчание, но в отличии от своих собратьев это нечто любит растягивать момент неминуемой смерти.

Страх, вот та самая приправа, которая делает мясо неимоверно вкусным, с точки зрения этого нечто. Схватив хозяина квартиры за горло, впившись в него своими когтями, чудовище кидает несчастного в стену, словно тряпичную игрушку. Еще момент и парень теряет сознание от сильного удара, а пушистое нечто нависает над ним, слизывая капли пота, которые выступили у жертвы, после чего просто растворяется в воздухе, будто бы его никогда не было.
Утро красит стены в алый цвет, и Ричард присаживается, мелко дрожа и оглядываясь в пустой, на первый взгляд, квартире, кряхтя. Поднимается и, пошатнувшись, прищуривается, не сразу соображая где находится, а после не очень-то и веря произошедшему ночью. Однако ссадины на боку громче любых слов указывают на противное, а сопротивляться этому – полная бессмыслица.

Контрастный душ не приводит в себя, наоборот – он настороженно оглядывается в ванной, боясь, что нападение повторится, и, хоть этого не произошло, Ричард на всякий случай оставил в коридоре включенным свет, проходя в свою комнату и собирая все нужные бумаги, складывая их в папку и систематизируя, после достал флешку и быстро сунул в карман толстовки, выходя в обычный человеческий мир, панически глотая воздух и слабо жмурясь, глотая ком в горле и сжимая папку крепче в руках, направляясь на работу.
День проходит на удивление быстро, возможно, от мыслей, что скользили в голове аниматора, хоть сегодня у него и получились одни лишь непонятные существа, сплошь с алыми глазами, он нетерпеливо сложил все в папку под вечер и направился в город, опасаясь, содрогаясь от одной мысли о том, что вернется домой.
Квартира снова погружается в привычную пустоту. Утро проходит судорожно, несчастный часто оборачивается, будто бы проверяя не следят ли за ним, включает везде свет, будто бы думает, что луч света испугает то, что обитает в темноте. Многие люди это игнорировали, многие просто сбегали, некоторые продавали квартиры, а некоторые освещали их, в надежде, что высшие силы отгонят от их родного дома эту нечисть.
Но время бежит неимоверно быстро, поэтому вскоре день уступает вечеру, который подготавливает город к очередной ночи. Может, сегодня лондонские улицы озарит еще один крик, а может быть, ночь пройдет тихо и без происшествий.

Рано или поздно все равно жертва вернется домой, рано или поздно она снова попадется в эту ловушку, из которой не выберется, а, может быть, парень сможет победить монстра, который вчера чуть его не убил, этого, наверное, не знает никто.

Пикадилли светит своими неоновыми вывесками, но глаза неуловимо слипаются, и он осторожно спускается в метро, где смотрит на каждого человека лихорадочно блестящими глазами, взгядом прося каждого помочь. Но люди те еще эгоисты и старательно не замечают тощую фигурку, сочтя парня за сумасшедшего, чтобы совесть не мучила ночью пустые души, чтобы в чужих глазах не видеть этих глаз.

И он, потирая ссадины, прижимая к себе заветную папку, осторожно входит в квартиру, несколько раз сразу же выходя и заглядывая издали в темную пасть коридора, прежде чем войти-таки внутрь и судорожно выдохнуть, оглядываясь и проходя быстрым шагом в свою комнату, хотя желудок ныл, возвещая о своей девственной пустоте. Достав из сумки остывшие бутерброды, Ричард включил компьютер и поежился за столом, нервно дыша, должно быть, из-за страха представляя и ощущая сзади тяжелое дыхание.

Постепенно темнота окутала квартиру, которая теперь стала еще немного страшнее, чем была раньше. Дом снова стал пустым, будто бы вчерашнее происшествие было кошмаром, на столько реальным, что на теле появились царапины, оставленные черными когтями. Все это кажется бредом, может быть, у парня просто началась шизофрения и он не знает, где реальность? Может быть, несчастный просто потерялся, запутался в чертогах разума и ему нужна помощь? Наверное, эти раздумья могли бы продолжаться долгое время, пока до слуха не доходит громкий удар, будто бы упало что-то тяжелое. Нужно ли проверить, что это? Нужно ли вообще выходить из комнаты? Конечно же, нет, проще запереться и переждать, вздрагивая от каждого шага и рычания, что эхом разносится по квартире. В проеме мелькают алые глаза, которые смотрят прямо на хозяина квартиры, чудовище знает, что тот чувствует на себе его голодный взгляд, уши дергаются, слыша, как быстро стучит сердце, монстр знает, что Ричард знает о нем, чувствует, что оно здесь, но просто боится повернуться. Нечто спокойно входит в комнату, стуча огромными когтями по паркету, после чего встает на задние лапы, нависая над парнем, приоткрывая пасть. Слюна стекает с клыков, пачкая одежду, а тихое рычание заставляет сжаться от страха.

Мёрдер осторожно скосил глаза, откинувшись в кресле назад и отложив мягко карандаш, бросив рисунок незаконченным, выдыхает и ждет пару минут, пока чудовище не нависнет над ним сильнее, а после резко отталкивается, падая вместе со стулом существу на ступни и быстро переползая под диван, замирает, испуганно дыша, и быстро, судорожно отползает к самой стене, боясь дышать, жмется к прохладному бетону спиной, выжидающе смотря на щель между полом и кроватью. Думает, насколько же хватит этого убежища, и готовясь уже сейчас к тому, что произойдет достаточно скоро, тихо шепча проклятья.

Паутина свисала нитями и мышь скользнула мимо затихшего юноши, большой Бен пробил час ночи, и парень судорожно прижал пальцы к губам, боясь шевельнутся и подать хоть малейший признак того, что он здесь, хоть и прекрасно понимал, что монстр видел куда он скрылся, но люди всегда последней отпускают надежду.

Когда на лапы монстра упал стул, тот тихо зашипел, немного отшатнувшись. Алые глаза замечают, как парень скрывается под диваном, стараясь спрятаться от чудовища, которое опускается на все четыре лапы и опускает морду вниз. Острые уши встают торчком, а нос дергается, стараясь уловить запах жертвы. Конечно же, монстр знает, где его добыча, но решает дать ту ложную надежду. Жестоко? Да, жестоко, с точки зрения людей. Поводив мордой по полу, нечто гулко рычит, а потом уходит, волоча за собой огромный хвост.

Удивителен тот факт, что монстр может также затихнуть и спрятаться в темноте квартиры, дожидаясь, пока кролик выйдет из своего убежища. Новое нападение будет довольно-таки скоро, и в этот раз чудовище полакомится испуганной душой этого человека.

Проходят мучительные полчаса, прежде чем он все же решается вылезти из-под кровати и оглядывается, все еще настороженно прислушиваясь. Чутье подсказывает ему, что лучше из комнаты пока не выходить, а руки сами запирают дверь и закрывают ее на замок.

Ричард знает, что для Него это будет малой преградой, но это способ оттянуть время и маленький островок уверенности посреди этого океана ужаса, застилавшего всю его душу и налившего тело свинцом. Страх не постыдный. Это лишь способ спастись.

Мёрдер кладёт подле себя железную трубу и быстро стелит постель, заныривая под одеяло и сжимаясь там, нервно выдыхая что-то и, кажется, всхлипывая от страха, сжавшего горло ледяными пальцами.

Услышав звук закрытия замка, зверь неожиданно поднимает голову, дергая ушами. Еще мгновение и чудовище подходит к двери и проводит по ней когтями, словно бы кошка, которая просилась домой. Вскоре стали раздаваться тихие стуки, которые становились все сильнее и сильнее. Теперь же это были сильные удары, от чего дверь дрожала, чуть не срываясь с петель.

Монстр отошел назад и пригнулся к полу, после чего побежал вперед, напрыгнув на дверь, тяжесть нечто сыграла свою роль, и дверь просто сорвалась с петель, с грохотом падая на кровать. Еще мгновение и из темноты, крадучись выходит монстр, после чего встает на здание лапы и горбится, смотря своими алыми глазами в перепуганные глаза парня. Гулко зарычав, монстр замер, когда увидел в руках железную трубу. Сделав шаг вперед и сделав ложный выпад вперед, клацнув челюстью, после чего на шаг отошел назад, зарычав и выгнув костлявую спину, оголяя клыки.

Секунда, вторая - звуки из-за двери заставляют перевернуться на бок и вцепиться окоченевшими пальцами в кусок железа, напрягши все свои нервы, Ричард терпеливо выжидает, прокусывая губу, когда дверь срывается с петель, и неуверенно поднимаясь на колени, выставляя перед собой импровизированное оружие, угрожающе замахнувшись им, вздрагивает и смотрит на нечто, пытаясь все же не заглядывать в его глаза, которые будто гипнотизировали, но не сейчас.

Мёрдер ясно понимал, что нужно постоять за себя и делал это из всех возможных сил, когда монстр сделал выпад, он рванулся вперед с рыком и замер, так же, как и Нечто, шумно, с испугом дыша и готовясь к следующим действиям чудовища, облизывая пересохшие губы.

Не удивительно, что чудовище стояло на месте, будто статуя, гулко рыча и оголяя клыки. Даже у монстров есть плоть и кровь, которую можно ранить, теоретически их можно убить, это не призраки, которые не имеют тела, это существа, у которых так же бьется сердце, так же течет по жилам кровь, так же есть кости.

Такое стояние продолжалось недолго, где-то минуты две монстр смотрел на парня, будто бы что-то просчитывал, поэтому снова сделав выпад и получив достаточно сильный удар по морде, существо завопило, свалившись с ног, после чего замерло, перестав дышать. Из раны на голове тут же потекла черная кровь. Нечто лежало недвижно, будто бы от этого удара оно умерло.

Ловушка сработала идеально, как только хозяин квартиры подошел, чтобы проверить монстра, огромный хвост тут же сбивает с ног несчастного одним движением, а существо резко поднимается на все четыре лапы и нависает над Ричардом. Прижав руки к полу своими лапами, а задними ноги, оно раскрывает свою клыкастую пасть, наклоняясь к лицу парня. Еще мгновение и из тела будто бы начинает что-то выходить, из рта человека тянется белесый туман прямо в пасть существа. В памяти начинает твориться что-то странное, будто бы забывается абсолютно все, что когда-то случилось. Тело начинает ослабевать, будто бы из него высасывают все жизненные силы.

Право, нет ничего хуже чем, подпитываясь призрачной победой, угодить в коварный капкан из которого не высвободиться, какими бы ни были усилия. Ричард жадно глотает воздух под ним, ощущая потерю чего-то важного - без чего человек лишь кукла, безвольное и пустое существо, ничуть не лучше того, которое забирает это самое что-то, чему Ричард названия дать не мог, точнее не помнил. Время - удивительная штука, оно тянется неумолимо долго, давая прочувствовать всю безвыходность и обреченность нынешнего состояния, убивая все внутри и выворачивая все внутри сознания наизнанку, вытряхивая из памяти весь сундук хороших событий, топя их где-то в темной глубине.
Из груди юноши льются тихие всхлипы, когда он пытается, крупно дрожа, высвободиться из железной хватки монстра, а после несколько раз ощутимо ударяется головой о пол
- Хватит, пожалуйста...

Тихо шепчет, цепляясь за край, боясь потерять рассудок в этой оглушительной пустоте.

Монстр продолжает вытягивать из парня белесый туман, которые многие называют душой. Мало кто верит, что человек и правда состоит из двух частей, тела и души, мало кто знает, зачем демоны приходят и выполняют желания, которые загадывают им люди, мало кто знает, зачем появляются вечно голодные чудовища, которые охотятся не только за плотью. Энергия того самого света, который есть в душах, вот что нужно этому потустороннему миру, погруженному во тьму, кусочек света, благодаря которому они живут.

Существо лишь крепче обхватывало руки и ноги хозяина квартиры, когда тот дергался, стараясь оставить себе небольшой клочок света. Удивительно, но монстр отстраняется, а белесый туман тут же исчезает. Облизнув свою пасть, чудовище лишь улыбается, оголяя свои клыки, и отходит в сторону. Бен бьет четыре часа утра и нечто растворяется в тумане.

Все, жертва попала в паутину, из которой ей не выбраться, и паук медленно начинает ее поедать, растягивая удовольствие. Теперь же это всего лишь вопрос времени, когда Ричард умрет. Завтра, может быть, через неделю таких пыток, а может быть, существо оставит его, а потом снова вернется, заставив вспомнить весь тот ужас.

Ричард лишь слабо щурится, когда солнце заглядывает в комнату, будто проверяя, есть ли в ней еще что-то живое, скользит по ослабшему телу холодными лучами и поднимается дальше, видно, не найдя желанной искры жизни в оболочке. Ричард спокойно перекатывает зрачки под веками и приподнимается с тяжелым стоном, встает и, покачиваясь, прижимается к стене щекой, вздрагивая от внезапного холода, сковавшего организм ознобом, заставляя кожу покрыться мелкими мурашками.

Рано, нет, слишком рано природа избавляется от него, ломит тело лихорадкой и выступает испариной на лбу. Если сегодня ему не суждено выйти - то день пройдет не зря. То, что осталось - Мёрдер был в этом уверен - не могло это… эта тварь, не оставить себе что-то на десерт, было настолько притуплено, что сколько Ричард не тянулся к нему своей памятью, не мог достать. Внутри что-то клокотало, похожее на возмущение, на ненависть к тому, что посмело напасть на него и руки непроизвольно сжимались в кулаки.

Нет, право, если остался в нем еще свет, Ричард будет бороться за него ровно так же, как и это нечто.

Утро снова вступает в свои права, озаряя город ярким кроваво-оранжевым рассветом. Свет снова медленно плывет по английским улицам, освещая их. Реальность снова выходит на первый план, а потусторонний мир снова отходит назад.

День проходит как обычно, люди заняты работой. Кто-то бежит в школу, кто-то спешит на работу, кто-то радуется, что видит солнце, каждый погружается в свои проблемы, в свой круговорот вещей. Днем время всегда бежит быстрее, многие жалуются, что не успевают сделать то, что хотели, многие наоборот радуются тому, что день медленно отходит назад, уступая права владения вечеру.

И снова тьма накрывает улицы, и снова паранормальное выбирается из теней и отправляется на поиски света, который помогает существовать не только людям.

Стоит вернуться домой, как неожиданно начинаешь вздрагивать, ожидая, что из темноты вырвется нечто, которое захочет продолжить трапезу. Но, на удивление, этого не случается. Час за часом - слышен звук колокола Бена, а квартира так и осталось квартирой, тишина, которая ее охватывала, никуда не исчезала. Не было звуков шагов, не было рычания, не было ощущения того, что кто-то следит, лишь иногда до ушей доходил тихий шепот: "Ричард", что-то звало его по имени, что-то невидимое. Может быть, это были происки монстра? Может быть, это была заблудшая душа, которая решила посетить эту квартиру, кто знает, но в то, что монстр ушел просто так верить не хотелось. Скоро оно вернется, голодное и сильное, чтобы получить последний кусок души несчастного и полакомиться еще теплой плотью.

День протекает быстро - во время дела время течет как назло быстро, что хочется задержать его, схватив за шиворот, придушить и заставить стрелки вращаться медленнее, но он все же успевает.

Солнце закатывается за горизонт и хриплый клекот умирающего города затихает, сомкнутый устами ночи, что любовно гладит его избитое тело своими тонкими пальцами, лаская и принося в жертву многолетнему духу этой местности жертвы - людей, что сегодня не вернутся домой, не лягут в постель, не проснутся завтра. Полночь - самый жуткий час и Бен так жутко бьет эти двенадцать ударов, что по коже бегут мурашки и кровь стынет в жилах, замирая на те секунды - интервалы между ударами - стучит в висках набатом колокола и затихает с наступившей тишиной, молчанием моторов и окон, что, как по заказу, потухли все разом, может, даже отключили свет, но вряд ли, маленький ночник у кровати Ричарда все же горит, а сам юноша терпеливо ждет, но ничего не доносится до его ушей, квартира будто стала прежней, вновь наполненная звуками чахлого холодильника и убегающего времени, она кажется совершенно пустой и то, что случилось в две последние ночи кажется нереальным, будто все это лишь снилось, но Мёрдер, испытав на себе все коварство этой твари, чувствует где-то внутри неясную тревогу и то, что сегодня не даст ему сомкнуть глаз. Пусть за эту ночь он сойдет с ума в этой квартире, но глаза, не смыкающиеся ни на секунду, будут напряженно смотреть в темноту коридора всю ночь, выжидая.

Плохо постоянно жить в страхе, плохо, когда чувство преследования никогда не покидает тело, заставляя вздрагивать от каждого шороха и от каждой тени, которая мелькает перед глазами. Плохо, когда воображение каждую ночь рисует тени, которые, словно чьи-то руки, тянутся кровати, стараясь схватить.

Удивительно, что человеческая память так недолговечна, неделя спокойной жизни, вот что подарило чудовище, когда решило оставить свою жертву, дать ложную надежду на спасение, на подготовку к встрече. Это существо любит играть, любит, когда в глазах добычи читается отчаянье, страх, боль, все эти эмоции делают у души особенный привкус, который понимают только монстры.

Очередной день подходит к концу, сегодня оборвется очередная жизнь. Может быть, женщину убил грабитель, с целью наживы, может быть, несчастную убило нечто, что не должно существовать, но факт остается фактом, эта ночь будет последней в жизни несчастного парня.

Квартира снова погружается в полумрак, лишь свет в комнату и свет от компьютера освещает небольшую спальню. Вот колокол бьет час, потом два и через несколько минут в квартире раздается гулкое рычание. Оно пришло, оно здесь, и оно знает, жертва боится. Существо медленно прохаживается по коридору, гремя черными когтями по паркету. Стук и топот становится все ближе, пока на затылке не ощущается чье-то горячее дыхание. Да, он стоит за спиной, монстр только и ждет того момента, когда человек обернется, а алые глаза встретятся с перепуганными глазами Ричарда.
День течет за днем, спокойствие будто возвращается, не слышны по ночам шаги, но парень знал, понимал, что кусок лакомого мяса, который успело отхватить Нечто, теперь манит его обратно и недалек тот день, когда оно вернется чтобы съесть все без остатка. Как ребенок, у которого отобрали откушенную конфету, только гораздо опаснее.

Но если сражаться - то до конца.

Поэтому, когда за спиной раздается уже полузабытое постукивание когтей о паркет, а в затылок кто-то тяжело выдыхает, Ричард убирает руку от глаз, сглатывая и медленно выдыхая, осторожно выпрямляясь. Оно как кошка, думает Мёрдер, полезши в карман за платком, дабы утереть выступившие капли пота, сначала играет с добычей, а после вонзает в мягкую плоть острейшие клыки. Что же, сегодня, в этот момент, в его руке есть один такой. Волнение лежит где-то на дне, сейчас тело, способное на все, выпрямляется как пружина, при развороте Ричард вцепляется в плечо чудовища ногтями, вонзая во второе острое лезвие по рукоять, а после достает нож и скатывается на пол, быстро вскочив и скрываясь в глубине коридора, затихая где-то в зале.
Монстр довольно скалится, дергая острыми ушами, слыша, как быстро начинает стучать сердце, как адреналин течет по венам, как где-то внутри еще теплится надежда на спасение. Существо приоткрывает пасть и тут же вздрагивает, протяжно заскулив и завопив, отступив на несколько шагов назад. Желтоватый мех окрашивается черной кровью, которая вытекает из достаточно глубокой раны. Резкая боль заставляет нечто на мгновение отвлечься от своей жертвы, которая скрывается где-то в глубине квартиры. Согнувшись и сгорбившись, существо сжимается в комочек, но это длится недолго, и уже через минуту монстр грозно рычит и опускается на четыре лапы, выходя из спальни. Конечно же, оно знало, где прятался парень, поэтому монстр тут же зашел в зал и осмотрелся своими алыми глазами, которые прекрасно видели в темноте. Поднявшись на задние лапы, чудовище делает несколько шагов вперед и вжимается спиной в стену, тем самым защищая свою спину от удара, а потом же начинает бегать глазами по залу и двигать ушами в разные стороны, стараясь уловить хоть какой-то звук. Вот до уха доходит тихое, но тяжелое дыхание, и существо подходит к тому месту, откуда оно донеслось, вглядываясь в темноту. Резко вытянув руку и ударив когтями по спине, существо вздрагивает, чувствуя в руке резкую больно, но тут же вытягивает морду и хватает клыками руку, постепенно стискивая челюсти, все глубже и сильнее впиваясь в плоть. Резкое движение назад и монстр просто вытягивает несчастного парня в центр зала и мелкими шажками тащит обратно в спальню, каждый раз стискивая челюсти все сильнее и сильнее, будто бы стараясь сломать кость. Новая попытка вырваться или дернуть рукой заканчивается очередным впиванием клыков в плоть.

Вопль существа вскоре замирает, и Ричард напряженно вслушивается в его шаги, не сомневаясь в прочем, что оно знает где он. По коже пробегает дрожь, когда существо останавливается подле кровати и из горла вытекает стон боли от удара, парень слабо съеживается и шумно вдыхает, морщась, а после замирает, увидев морду твари, жмурит глаза и вскрикивает, когда острые клыки впиваются в его руку, ударяется пару раз головой о кровать над головой и шипит, пытаясь уцепиться за ножку кровати, жалобно вскрикивает, потеряв единственное за что еще можно было зацепиться, судорожно сжимает вросший в ладонь нож и скалится, глухо рычит, щурясь все сильнее от боли, раздиравшей руку , перехватывает нож удобней. Взгляд замирает на глазе существа и его жутком оскале, похожим на довольную улыбку пса. Ричард чувствует, как вытекает из раны на руке кровь, чувствует ту пронзающую боль от зубов этой твари, как разбивается о ребра сердце, а после резко подтягивается и с отчаянным воплем боли проезжается ножом по уху существа, судорожно всхлипывая и падая обратно, начав дергать руку на себя, сжимая зубы и чувствуя боль в разрываемой плоти, шипит.

Когда же существо вытащило парня на середину комнаты, оно снова пропускает удар ножа. Теперь же из разрезанного уха начинает идти кровь, а существо дергается и, сцепив челюсти как можно сильнее, резким движением морды кидает несчастного в стену. Рычание вперемешку с воплем боли, которое вырывается из окровавленной пасти. Резко обернувшись, чудовище замечает, что нож отлетел немного в сторону, что его бесконечно радует. Резко схватив жертву за ногу, монстр подтягивает его к себе, после чего прижимает к полу весом своего тела. Заблокировав руки и ноги парня, прижав их к полу лапами. Массивный хвост спокойно лежит на полу, а алые глаза заглядывают в перепуганные глаза добычи. Хищник поймал своего кролика, но стоило ему это огромной глубокой ране в плече и ухе, которое теперь разрезано по пополам.

По морде и плечу стекает черная кровь, пачкая желтоватый мех, а из пасти на одежду и шею капает кровь вперемешку со слюной монстра. Приоткрыв свою пасть и наклонившись ко рту, оно начинает всасывать остатки души, которая еще оставалась в теле хозяина квартиры. Белесый туман снова выходит изо рта и перетекает в приоткрытую пасть чудовища. Тело начинает холодеть, а память постепенно проваливается в бездну неизвестности.

Ричард мелко дрожит, замерев у стены, глядя на стекающие капли крови по морде зверя и панически глотает воздух, когда существо хватает его, безоружного и тянет к себе. Время утекает, Бен бьет где-то за окном два ночи, а юноша испуганно и часто дышит, все еще надеясь на то, что оно оставит его еще на пару дней, на день, а там Мёрдер бы уж точно добил его, но мысли путаются, нити расходятся по швам, а юноша вскоре теряет связь в абсолюте, глядя в пасть твари и в его красные глаза, силясь хотя бы зажмуриться перед беспамятством, чтобы не видеть, как потеряется среди душ его жизнь, как трое мойр где-то в подземелье перережут очередную нить, огласив преисподнюю своим довольным и каркающим смехом.

Монстр уже не держал юношу, просто нависал над телом, медленно поглощая остатки души, которая постепенно покидало тело несчастного. Больше недели длилась эта борьба, борьба, которая не имела смысла. Люди прекрасные существа, всегда хватаются за самую хлипкую надежду, даже когда здравый смысл говорит о полном провале.

Белесый туман становится все слабее, пока тело не приподнимается, а потом безжизненно опускается на пол. Чудовище довольно облизывает пасть, блаженно прикрыв глаза. Да, у этой души был неповторимый вкус, который вряд ли когда-нибудь еще повторится. Опустив алые глаза на тело Ричарда, существо разрывает одежду и проводит острыми когтями по грудной клетке, разрывая кожу, еще немного и нечто опускает свою морду, вгрызаясь в плоть, ломая и вырывая ребра. Еще мгновение и монстр буквально выгрызает сердце, проглатывая его. Вскоре оно оскалит свою пасть в едкой ухмылке и исчезнет, будто бы его никогда и не было.

На утро полиция приедет по просьбе соседки, которая слышала чье-то рычание, крики парня и тяжелые удары, вскроет квартиру и увидит в спальне труп молодого парня, бездыханное тело с зияющей дырой в районе сердца. Следы алой и черной крови, следы от когтей. Все это спишется на несчастный случай, большая собака забралась в дом и убила несчастного… или это очередной Джек Потрошитель, который нашел на темных улицах Лондона этого несчастного.

Новость отредактировал Qusto - 4-11-2016, 23:17
4-11-2016, 23:09 by Себастьян МоранПросмотров: 2 263Комментарии: 3
+5

Ключевые слова: Монстр страх квартира парень авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Qusto
4 ноября 2016 23:14
0
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (321|0)
Публикаций: 223
Комментариев: 1 898
Длиннющая история, можно было бы сократить раза в два, оставив при этом смысл совершенно таким же, какой он есть...

Сильно резали глаза постоянные "может быть" и куча ненужных оборотов, которые нагромоздили текст, хотя, МОЖЕТ БЫТЬ laughing , автор новичок, но написано очень даже хорошо, что для новичка было бы большим достижением.

Минусов в изложении хватает, но все же я поставлю плюс, ибо написано вполне читаемо, а сюжет, пусть он и сильно нагромождён лишними деталями, вполне хорош.

+++
             
#2 написал: Чаровница
5 ноября 2016 00:06
+1
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 35
Я смотрю, не я одна решила почитать и другие истории автора:-) Предыдущая июньская история похожа на пролог к этой. Впечатления от прочтения неоднозначные: вроде и интересно, и захватывает и "многа букав" я еще как люблю, но завязла я в вашем рассказе, залипла на повторяющихся эпитетах, на (прав предыдущий комментатор) ненужных подробностях. Хотелось скорее в конец истории, истории с предсказуемой развязкой.

Страх, как эмоцию, вы передали хорошо (особую порцию мурашек я получила, когда мой кошак внезпно поднялся с дивана и уставился в темноту пустого коридора).
#3 написал: Чаровница
5 ноября 2016 00:23
0
Группа: Посетители
Репутация: (2|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 35
Начало динамичное, благодаря вашей изящной словесности обстановка нагнетается, читателю хочется продолжения. Середина растянута, местами динамика сюжета возвращается. Последний абзац был написан явно впопыхах (эффектная концовка играет роль, и эффект должен быть не только в идее, но и в словесном оформлении).
Ваш стиль письма мне глубоко симпатичен. Поработайте над сюжетом в "техническом" плане: элементарные завязка, кульминация, развязка. Я плохо уловила кульминацию в вашем рассказе. Поделитесь со мной своим авторским видением, где вы ее запланировали?

Я ставлю вам плюс и жду дальнейших увлекательных историй.
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.