7 Дней

Меня зовут Джон Пиллинг. В 1996 году со мной произошло то, во что мало кто поверит, но это было на самом деле. Пять дней, о которых я сейчас рассказываю, я никогда не забуду, а вспоминая их, я испытываю страх и трепет, которые я испытывал в те минуты, когда это происходило со мной.
Я работал на одну канадскую фирму. Фирма занималась энергетикой и коммуникациями. Офис находился в городе Калгари. Однажды мой начальник Эштон вызвал меня к себе в кабинет, там был еще один парень, Пит. Эштон предложил мне присесть за стол рядом с Питом. Он рассказал, что через две недели я и Пит отправимся в командировку на 7 дней, 2 дня из которых займет дорога туда и обратно. Нам нужно будет остановиться в одной канадской провинции и с помощью одного человека добраться в труднопроходимую лесную чащу, где по спутнику найти примерное место и остановиться на нем, и за пять дней собрать данные о почве и растениях, еще изучить озеро. Это нужно для того, чтобы провести энергетические сети между двух провинций.
- Хороший контракт, - сказал Эштон и пообещал, что мы получим хорошие деньги по возвращению. Эштон сказал, что дает нам день на раздумье, после чего мы должны дать ответ. Я спросил, почему он предложил нам съездить, ведь в компании около тридцати специалистов. Эштон посмеялся и сказал, что ему известно, что у Пита нет пока что семьи, также он спросил и у меня - не планирую ли я в ближайшие дни жениться. Я ответил, что пока нет.
- Ну вот, - ответил Эштон, - впереди рождественские праздники, и у всех ребят семьи, кроме тебя с Питом, поэтому я обратился к вам и надеялся, что вы согласитесь. Контракт серьёзный и заработаем мы тоже серьезно. Нужно будет собрать массу информации и не думать, что вы приехали на пикник, - добавил Эштон.
Пит сказал, что он рад такой возможности и готов к командировке. Я же сказал, что дам ответ завтра утром. Эштон поблагодарил нас и отпустил на рабочие места в офисе.
Вечером после работы я размышлял о предложении Эштона. В итоге, поняв, что лучше заработать денег и развеяться, я решил согласиться. Утром я сообщил свое решение Эштону. Он был рад и сказал, что мы ни в чем не будем нуждаться, все затраты оплатит фирма. Он также предложил нам самим купить все необходимое и принести чеки для оплаты.
Дата отъезда была назначена на 15 декабря. Эштон рассказал, что место находится на севере Канады между двух провинций, и показал на карте приблизительное место, где маркером поставил жирную точку. Он сказал, что нас отвезут в аэропорт, откуда будет спецрейс на маленьком самолете до городка Витвул на западе одной из провинций. Там мы отдохнем, и с утра нас отвезет на место местный житель Юджин, который должен встретить нас. Наше оборудование на снегоходах он поможет перевезти в нужное место, а также у него будет специальное устройство, с помощью которого, в случае чрезвычайной ситуации, можно будет вызвать Юджина. Эштон рассказал, что за пять дней необходимо сделать измерения ландшафта, измерить глубину озера в нескольких местах и определить, возможно ли через лес, в том месте, проводить электрические сети. После завершения работы мы с результатами должны вернуться в офис и отправиться домой на неделю отдыха. Про себя я даже обрадовался такой возможности. Я люблю природу, плюс ко всему все организуют и хорошо оплатят.
Последующие дни мы готовились к командировке. Нам рассказывали о местности, в которой нам придется работать, о том, как вести себя в чрезвычайных ситуациях, таких как травмы или встреча с дикими животными. На этот случай нам выдали сигнальные ракетницы с запасом зарядов, чтобы отпугивать незваных гостей. Это была моя первая командировка в дикую местность, да еще и зимой. Раньше я ездил в командировки, но они были всего два-три дня, и жил я в гостинице, а тут - в палатке, пускай специальной для таких условий, да и все необходимое также было.
Дикая местность вдали от населенных пунктов - это меня немного волновало, но я решил ехать, и менять свое решение я не хотел, так как уже сказал «да».

День отъезда.
Я собрался с вечера, в половину девятого утра я приехал в офис. У офиса стояла машина, которая должна была отвезти нас в аэропорт. Я зашел в офис. Пит уже был там и разговаривал с кем-то из коллег. Увидев меня, он встал и подошел. Он сказал, что Эштон вот-вот подъедет и передал мне файл с документами для командировки. Мы сели на стулья и, не раздеваясь, стали ждать Эштона. Минут через пять вошел Эштон, он пожал нам руки и сказал :
- Давайте присядем на дорожку.
Он спросил нас, не забыли ли мы чего нужного и как у нас настрой. Мы с Питом ответили, что настрой боевой, и мы ждем команды. Эштон встал и пожелал нам счастливого пути и чтоб мы позвонили по приезду в Витвул. Несколько человек, которые тоже были в офисе пожелали нам удачи. Мы сели в машину.
Дорога в аэропорт заняла минут двадцать, Пит всю дорогу играл в видеоигру, я смотрел на улицу. Шел мокрый снег пышными хлопьями, и я стал понимать, что почти две недели мне придется жить в таких условиях, без душа, без туалета. Пита это, похоже, никак не волновало. Он громко слушал музыку, которую было слышно через надетые наушники, параллельно играя в видеоигру.
В аэропорту нас ждал человек с табличкой, на которой было написано название нашей фирмы. Помимо рюкзаков, на спине у нас с Питом была целая грузовая тележка оборудования и прочих нужных вещей. Человек, который встретил нас в аэропорту, шел впереди и движениями рук показывал нам направление. Мы подошли к отдельному выходу, где два сотрудника службы безопасности аэропорта проверили наш багаж, мы параллельно сдали документы и ждали команды для посадки. В окно мы видели, как за стеной мокрого снега на площадке стоит маленький двухвинтовой самолет. Когда нам вернули документы, нас попросили подождать, пока самолет подготовят к вылету.
Мы с Питом расположились на скамейке возле выхода на площадку для посадки. Пит почти сразу задремал, при этом слушая музыку, которую даже через наушники было слышно и мне, но, что конкретно играло, было непонятно. Я смотрел в окно. Погода была не совсем для путешествий. На улице было примерно +5, но при этом шел плотный мокрый снег, через который плохо просматривалась улица, падая, он сразу таял и превращался в воду.
Через минут пятнадцать работник аэропорта пригласил нас к выходу, после чего открыл дверь. Мы взяли вещи и направились к выходу из терминала. На улице нас встретили два человека в оранжевых жилетах и, взяв наши вещи, показали нам на самолёт. Я и Пит бегом добежали до трапа и поднялись на борт. В кабине нас встретил командир. Самолет был небольшим, рассчитан на восемь пассажиров и двоих членов экипажа. Как правило, самолетом управлял один человек. Мы с Питом положили вещи в багажное отделение и сели в кресла. Командир подошел и представился, и рассказал, что полёт займет около четырех часов, после чего он ушел в кабину. Я расположился очень удобно и пристегнулся. Испытывая легкое волнение, я решил закрыть глаза и успокоиться. Посмотрев в сторону Пита, который сидел справа от меня через проход, я увидел, что он также откинул спинку сидения и лежал с закрытыми глазами, слушая музыку. Теперь я понял, почему он все время слушал музыку, - это помогало ему отвлечься.
Через пару минут самолет начал движение. Я смотрел в окно, но из-за плотного снега ничего не было видно. Я думал, каково сейчас командиру, которому предстояло управлять самолетом в таких условиях.
Когда мы взлетели, я уснул, но скоро проснулся от тряски, которая была очень сильной, я смотрел на Пита, который также смотрел на меня. Я и раньше летал на самолетах и попадал в разные погодные условия, но это были большие лайнеры, в которых тряска почти не ощущалась. Такое ощущение, что этот самолет кидало в небе с одной стороны в другую, то вверх, то вниз. Пит крикнул:
- Джон! Приключения начались!!! - и рассмеялся.
Мне было не до смеха, но я улыбнулся, чтобы не показывать волнения. Командир объявил, что мы попали в циклон, снег с дождем, чтобы мы ни в коем случае не вставали со своих мест. В салоне было темно, снаружи тоже, за стеклом была серо-синяя масса. Так продолжалось минут 20-30, но мне казалось, что прошло несколько часов. Слава Богу, тряска прекратилась, я смотрел в иллюминатор. Там был просто белый фон, ни снега, ни дождя не было. Еще через полчаса командир объявил, что скоро посадка, и посоветовал нам пристегнуться. Пит показал мне большой палец. Я немного успокоился, прижался к спинке и стал ждать посадки.
Капитан объявил:
- Господа, готовность 15 минут! Скоро садимся! Самолет стал крениться влево. Потом я почувствовал, как самолет начал снижение. В иллюминатор я уже видел землю. Все было белым от снега, просматривались дороги, дома, деревья.
Посадка была жестковатой, нас несколько раз подбрасывало и кидало о землю, казалось, что самолет не выдержит такой жесткой посадки, однако все прошло спокойно, и мы стали останавливаться. Когда мы остановились, к нам вышел капитан и сказал, что мы прибыли в аэропорт, за бортом -7, идет снег:
- Надеюсь, вам понравилось летать нашей авиакомпанией! Сейчас подвезут трап и помогут вам погрузить ваши вещи.
Пожав нам руки, он ушел в кабину.
Пока мы с Питом собирали вещи в рюкзаки, в самолет через входную дверь вошел работник аэропорта и сообщил, что трап у самолета, можно спускаться, багаж доставят чуть позже.
Мы с Питом вышли из самолета. Перед нами была взлетная площадка, несколько небольших самолетов. Сам аэропорт представлял из себя несколько двухэтажных зданий, смотровую башню и пару ангаров. Погода была пасмурная, дул сильный северный ветер, повсюду лежал снег. У самолета стоял пикап, в который грузили наши вещи. Водитель пикапа сказал, чтобы мы садились в кабину, пока грузят вещи. Мы так и сделали. Когда вещи погрузили, мы поехали к одному из зданий.

«Снежная гора».
Нас проводили в помещение, где стоял стол и была скамейка. Я сказал Питу, что мне нужно позвонить Эштону (он просил, как только мы прилетим). Пит, прикуривая сигарету, махнул рукой. Я прошел по небольшому коридору и вышел в общий зал ожидания, где было много скамеек, людей было немного. Я спросил у работника аэропорта, где я могу позвонить, он показал пальцем табличку, на которой была нарисована трубка и стрелка указывала влево. Дойдя до указанного места, я увидел пять таксофонов. Я набрал номер Эштона. После нескольких гудков он взял трубку. Я представился и сказал, что мы прибыли в провинцию «Снежная гора» - так прозвали ее местные жители, потому что верхушка горы всегда снежная, независимо от времени года! Эштон сказал, что очень хорошо. Еще он спросил, как прошел полет. Я ответил, что не без приключений. Эштон сказал, чтобы мы связались с проводником по имени Юджин - он местный житель и знает всю территорию вокруг. Он уже в курсе дел и ждет только звонка от нас. Потом Эштон пожелал нам с Питом удачно и плодотворно провести время. Попрощавшись, он положил трубку.
Я набрал номер Юджина. Он взял трубку. Я представился и сказал, что мы с коллегой в аэропорту. Юджин, сказал, что минут через 15 он заедет за нами. Я вернулся к Питу, который ел какой-то бутерброд и запивал его газировкой. Я сказал, что скоро за нами приедут.
Примерно минут через 20 к нам подошел крепкого телосложения молодой человек, одетый в охотничий костюм и большую меховую шапку. Он представился. Это и был Юджин. Юджин был коренастым парнем с индейскими чертами лица, ему было не больше 35 лет. Он поздоровался и сказал, что машина стоит у выхода, сейчас в нее складывают наше оборудование.
Я и Пит взяли свои вещи и направились за Юджином. У выхода из здания стоял джип с кузовом. Мы сели в него. Юджин сказал, что наше оборудование погружено и мы поедем к его тете в маленькое кафе-бар на краю городка Витвул, который находится в десяти минутах езды от аэропорта. По дороге в город Юджин сказал, что в теплое время года мы не смогли бы выполнить свою работу, так как много насекомых, которые просто не дали бы нам спокойно работать.
Мы подъехали к большому дому, который был из бруса. Из трубы шел дым. Навстречу нам выбежали две собаки породы лайка. Юджин сказал, чтобы мы проходили в дом, он припаркует машину и подойдет. Дом был огромный: два этажа и мансарда. Юджин указал нам на дверь, мы зашли в дом. Перед нами была комната, отделанная деревянными рейками, в которой стоял стол у окна, по бокам от стола стояли две кровати, в углу в маленьком камине горели дрова, комната была небольшой, но при этом очень уютной. Мы разулись и прошли к столу, где сложили свои сумки и рюкзаки. Следом за нами зашел Юджин, он сказал, что в этой комнате мы будем сегодня ночевать, а завтра с утра отправимся в путь. Он дал нам ключ и сказал, что мы можем пользоваться туалетом и душем. Дверь была рядом с выходом, на ней висела картина с пейзажем каких-то гор, из-за этого она была незаметной. Юджин сказал, чтобы мы располагались и отдохнули с дороги, вечером он ждет нас в кафе-баре его тети на ужин. Я поблагодарил Юджина за прием, после чего он ушел.
Я и Пит разложили вещи в шкаф. Мы расселись на кровати каждый на свою. Пит сказал, что ему тут очень нравится, он мог бы тут задержаться и рассмеялся. Я сказал, что тут хорошо, но это не лес. После чего я прилег на кровать. Я услышал, как Пит опять включил музыку и тоже прилег на кровать.
Я открыл глаза и понял, что мы уснули, в камине уже тлели угли, я посмотрел в окно. На улице было уже темно. Я взглянул на часы, было около шести вечера. Пит спал, кассета у него в плеере уже давно закончилась, а наушники съехали на шею. Я разбудил Пита и сказал, что нам нужно сходить в кафе-бар, чтобы узнать, во сколько мы завтра выезжаем. Пит встал и, еще будучи сонным, сел на кровать с краю и опустил вниз голову. Я пошел умываться. Когда я вернулся, Пит пил чай из термоса, который он взял с собой. Я одел куртку и сказал, что подожду Пита на улице. На улице было морозно, небо было звездное, вокруг не было ни человека, только голоса и смех доносились из другой части дома, видимо, где было кафе-бар.
Пит вышел минут через пять, его лицо было заспанным. Мы направились вокруг дома к парковке, где стояли несколько пикапов. Рядом с парковкой находился вход в кафе-бар. Войдя внутрь, мы увидели уютное заведение с большой барной стойкой слева. Шесть круглых столов стояли слева от входа, за двумя столами сидело несколько человек. Стены помещения были украшены головами лисы, волка, медведя, кабана, лося, бобра, оленя, рыси и каких-то диких птиц. Тут я почему-то невзначай подумал, с какими зверями мы можем встретиться в лесу. Пит, отдернув меня за рукав, указал на барную стойку. У барной стойки сидело несколько человек, а за барной стойкой стояла невысокая полная женщина с морщинистым загорелым лицом. Из-за морщин казалось, что женщина всегда улыбается. Она увидела нас и сразу окликнула, махая рукой. Она показала нам на два стула около барной стойки, сказала, что рада приветствовать нас в ее кафе-баре под названием «Убежище охотника». Женщина представилась, как Иоки, и сказала, что она тетя Юджина.
- Юджин отъехал по делам и скоро будет. А пока я накормлю Вас – добавила она.
В заведении, было очень комфортно, играла спокойная музыка, пахло вкусной едой. Рядом с нами сидели два пожилых мужчины, которые о чем-то спорили, будучи изрядно навеселе. Иоки поставила нам два стакана пива и сказала, что скоро будет готова наша еда. Я сделал глоток пива, и мне показалось, что он крепче обычного, так как я сразу захмелел. Минут через десять Иоки вынесла две большие тарелки с едой. Это были жареные на огне ребрышки и картофель с фасолью. Мы с Питом стали налегать, так как не ели весь день. Пит, видимо, тоже захмелел и стал сыпать комплименты по поводу еды и заведения. Иоки, слушая его, смеялась. Когда мы доели, Иоки налила нам еще по стакану и спросила, готовы мы к суровым испытаниям? Пит сказал, что с таким пивом ему не страшны никакие испытания, и рассмеялся. Иоки сказала, что там, куда мы едем, пиву места не будет, там дикие места, и только горячий травяной чай поможет согреться в холода. Иоки сказала, чтобы я завтра зашел к ней, она даст нам пакет с травяным чаем и термос. Также она сказала, что соберет нам в дорогу провиант на несколько дней. Я поблагодарил ее и спросил, не знает ли когда приедет Юджин? Нам нужно договориться, во сколько нам выезжать завтра. Иоки сказала, что Юджин поехал заправлять дополнительные канистры топливом для завтрашней поездки и скоро должен уже подъехать.
Неожиданно один из мужчин, которые сидели рядом, повернулся и спросил у Пита:
- Кто ты, сынок? Откуда ты ? Чего здесь забыл?
Пит, будучи в хорошем настроении, ответил, кто мы и для чего сюда приехали. Мужчина сморщил лоб и, ударив по столу, сказал:
- Что вам нужно от нашей земли? Убирайтесь вон!
Иоки, стала успокаивать мужчину и попросила его пойти домой. Мужчина встал, взял шапку и, качаясь, направился к выходу. Второй мужчина, седой старик без зубов, громко сказал:
- Смотрите, ребятки, если не будете лес уважать, Хозяин вас не выпустит оттуда живыми.
После чего он прикурил давно затухший окурок и, кашляя, стал что-то насвистывать. Иоки сказала, чтобы мы не принимали все серьезно, мужчины перебрали.
Зашел Юджин. Он подошёл к нам и спросил, как у нас дела. Я сказал, что нам все нравится. Иоки нас встретила, вкусно накормила. Тот мужчина, что сидел рядом, поднял голову и, посмотрев мутным взглядом, сказал:
- Юджи, сынок, кто они? Что им тут нужно? Зачем им наш лес?
Юджин смеясь ответил:
- Мистер Оливер, это исследователи, они всего лишь измерят данные, и все. Лесу они не причинят никакого вреда.
- Ну смотри Юджи, Хозяин не любит чужаков! Ты же знаешь!
После чего он опустил вниз голову. Юджин перевел тему разговора:
- Ну чего, топливо я купил, все готово! Завтра выезжаем в 6 утра. Дорога займет полчаса. Ехать будем по темноте, чтобы успеть с рассвету, это очень важно - максимум дневного света поможет вам успеть разбить лагерь. Поедем на двух снегоходах, на одном поеду я и кто-то из вас, я думаю, Пит он полегче, не будем перегружать снегоходы. У нас еще прицепы с оборудованием. На втором тогда поедешь ты, Джон, с моим племянником Джошуа. Я разбужу вас в 4.30 утра, чтобы мы успели все собрать и проверить технику.
Он обратился к тете:
- Дорогая тетушка Иоки, угости наших друзей фирменным напитком.
Обращаясь к нам, он сказал:
- Я вам советую пораньше лечь спать, так как завтра трудный день, - добавил Юджин. - Мне нужно идти готовится, завтра я еще раз все проверю, настрою навигатор, заряжу батареи, -добавил он. После чего он попрощался и ушел.
Иоки вынесла необычной формы бутылку и разлила в стаканы из-под виски бордовый напиток. К нему она принесла оленье мясо в нарезке. На запах напиток был резким, но приятным, ощущались какие-то растения. На вкус оно было очень крепким и горьким, но если пить и закусывать мясом, то получался своеобразный вкус. Посидев еще около часа, я и Пит попрощались с Иоки, поблагодарив ее за теплую встречу и вкусную еду, направились к себе в комнату. Иоки также сказала, что рада была с нами познакомиться и передала мне и Питу по статуэтке округлой формы, на которых было изображение, похожее на гориллу. Я сунул свою в карман куртки.
В комнате мы разожгли камин и стали укладываться спать. Пит включил свою любимую музыку и отвернулся к стене. Я лежал и смотрел, как горят дрова в камине, думал, что нас ждет в лесу, как мы будем ночевать, ведь морозы тут сильные. Алкоголь действовал расслабляющее на нервную систему, и, наверное, поэтому я особо не переживал. Дрова в камине потрескивали, в комнате было тепло и уютно, пахло смолой. Я закрыл глаза и уснул.

Лес.
Утром я проснулся от лая собак. Взглянув на часы, я увидел, что было 4.11 утра. Я сразу встал и взглянул в окно. К дому подъехали два снегохода. Собаки бежали рядом и лаяли. Я начал собираться. Пит открыл глаза и спросил:
- Что, уже пора?
Я сказал:
- Да, вставай, собирайся. Скоро выезжаем.
Я пошел умываться. Пит стал собирать вещи. В комнату вошел Юджин и его племянник Джошуа. Они сели за стол и достали из сумки термос и завернутые в фольгу продукты. Также он дал нам пакет, который передала его тетушка Иоки. В нем был травяной чай, о котором она говорила. Разлив чай по кружкам, Юджин предложил нам отведать мясо, которое он вчера приготовил, чтобы набраться сил для дороги. Юджин нарезал мясо на крупные куски и достал печеные овощи. Он рассказал, что ехать мы будем полчаса, так как пошел снег и придется ехать чуть медленнее. Еще раз проинструктировав нас, Юджин встал и пошел на улицу. Я и Пит взяли свои сумки и тоже пошли за ним. Я заметил, что Пит вытащил из кармана статуэтку, которою ему подарила Иоки, и положил ее на стол.
На улице падал снег, но мороз тоже ощущался. Собаки, увидев нас, стали лаять и обнюхивать нас. Юджин и Джошуа помогли погрузить нам вещи в прицепы и сесть в сиденья. Юджин и Пит поехали первыми, Джошуа и я - за ними. Мы сразу набрали скорость, так как в поселке снег чистили, и дорога позволяла ехать без проблем. Собаки бежали за нами несколько километров и отстали.
Мы выехали за пределы поселка. Стало очень темно, только лучи света от фар снегоходов и фонари на голове Юджина и Джошуа пробивали падающий снег. Мы въехали в лес, который состоял в основном из сосновых деревьев. Юджин снизил скорость. Так как мы двигались сквозь ветки, приходилось часто проезжать под упавшими деревьями или переезжать их. Несколько раз мы проезжали через замершие реки. Примерно через 40 минут мы остановились. Сквозь сосны виделся просвет. Юджин сказал, что мы приехали и что в том направлении, где был просвет, находится озеро Чуви, поэтому место для лагеря лучше выбрать недалеко от него. Юджин и Джошуа взяли ружья и велели нам сидеть на снегоходах, а сами направились в сторону озера искать место для лагеря.
Хоть и был мороз, но в лесу его особенно не чувствовалось, это успокаивало. Вообще в лесу было красиво - свежий воздух, вокруг лежал белый блестящий снег, сосны также были украшены недавно выпавшим снегом. Где-то неподалёку каркали лесные вороны. Уже стало немного светать. Мы с Питом обсуждали, что в лесу не так уж и холодно, как казалось, не было ветра. Минут через 15 вернулись Юджин и Джошуа. Они рассказали, что нашли подходящее место для лагеря. Мы взяли по несколько сумок и направились по натоптанной ранее тропе. Ближе к озеру деревья росли реже. Юджин указал на небольшую поляну в 20-ти метрах от озера и добавил, что тут деревья закроют нас от ветра.
Мы еще раз сходили до снегоходов и забрали остатки вещей. Юджин стал разгребать снег посередине поляны. Джошуа взял бензопилу, пошел к поваленному дереву и стал пилить его на поленья. Юджин указал нам на углубление в земле и сказал, что это хорошее место для палаток. Юджин сказал, что огонь нужно поддерживать постоянно, чтобы земля прогрелась и держала температуру. Джошуа развел большой костер и рядом на треноге повесил котелок и чайник. Юджин сказал, что бензопилу нам оставит, также оставит нам несколько канистр с бензином, чтобы, когда будут заканчиваться дрова, мы смогли в любой момент найти поваленное дерево и напилить дров. Я и Пит помогли носить напиленные дрова Джошуа к нам в лагерь. Дров получилось много, казалось что их хватит на несколько дней.
Пока мы занимались лагерем, стало рассветать. Лес стал хорошо просматриваться. Вокруг были сосновые деревья, позади лагеря была возвышенность, которая спускалась к берегу озера. Стали доноситься звуки разных птиц, где-то хрустели сучья. Из-за большого огня снег вокруг костра быстро растаял. Я и Пит разложили стулья и сели рядом с костром. Юджин сел на полено. Джошуа готовил какой-то бульон из мяса и крупы. Также из чайника шел приятный травяной аромат. Юджин сказал, чтобы мы выслушали его внимательно и запомнили, что он скажет:
- Я и Джошуа неоднократно ночевали в лесу. Бывало, когда мы выслеживали стадо северных оленей, мы жили в лесу по две недели. Не забывайте простые правила: огонь должен гореть постоянно, воду лучше брать из озера, проделав лунку. Что касается диких зверей, то их не опасайтесь. Гризли уже легли в зимнюю спячку, волки и другие хищники не подойдут к вам, так как у вас огонь. Но в лес по одному не ходите, если все-таки кто надумает, то обязательно возьмите с собой сигнальную ракетницу с несколькими зарядами. Оружие мы вам дать не можем. Но оно вам и не пригодится. Еды у вас достаточно, воды - целое озеро. Поддерживайте огонь, закрывайте палатки, когда уходите, и все будет хорошо.
- Какие работы вы будете здесь проводить? – спросил Джошуа. Я сказал, что нам нужно измерить глубину озера в нескольких местах, еще нужно будет просмотреть ландшафт местности, эти данные мы привезем в офис для рассмотрения.
- А что если примут положительное решение? Что тут будет, если данные подойдут? – спросил Юджин. Я сказал, что установят линии электропередач, которые соединят две провинции.
- Это необходимо, чтобы ваши поселки развивались - строились новые дома, больницы. Благодаря этому, возможно, появится новый аэропорт (я знал, что для компании это еще и огромная прибыль, так как протянуть линии через этот лес было намного выгоднее, чем вести линии через поселки. В будущем это должно было принести немалую выгоду компании, но об этом я умолчал). Юджин заметил:
- Кому нужно здесь и в таких условия строить дома? Тут живут несколько сот коренных жителей, которые чтут традиции предков. Чужие сюда приезжают редко. Видимо, у вашей компании какой-то особый интерес к нашим местам.
Я пожал плечами и сказал, что знаю не больше, чем он. Мне предложили хорошие деньги, и я согласился.
В этот момент Джошуа раздал металлические миски с наваристой кашей и мясом. Мы молча ели и смотрели в огонь. После еды я с помощью Пита стал устанавливать палатку. Джошуа принес еловых веток и сказал, чтобы мы подстелили их под палатки, чтобы было мягче и теплее спать. После установки палаток, Юджин позвал нас с Питом на озеро, он сказал, что покажет нам, как с помощью бензобура делать лунки во льду.
Мы вышли на лёд. Снег был выше колен, идти было сложно. Я оглядывался и смотрел по сторонам. Посмотрев в сторону места, где находился наш лагерь, я не увидел его. Картина была однообразной. В глаза бросалась только колея от наших следов. Озеро было несколько километров в длину и несколько в ширину. Вокруг озера лес был однообразным. Небо было серым, казалось, что вот-вот пойдет снег.
Пройдя метров 200 по льду, Юджин остановился. Посмотрев по сторонам, он сказал, что здесь должна быть хорошая глубина. Сняв с плеча, бензобур он движением руки стал его заводить. Почистив ногой снег со льда, Юджин налег на бур и стал бурить лед. Минут через 5 Юджин выдернул бур, и из лунки хлынула вода. Пит заметил, что эта лунка нам пригодится и для исследований глубины озера. Юджин сказал:
- Если лунку не чистить, то лед замерзнет. Каким прибором вы будете измерять глубину?
Мне выдали ручной лот для измерения глубины. Юджин сказал, что глубины тут небольшие, в пределах 10-ти метров. Юджин поднял бур на плечо и сказал, что нужно возвращаться в лагерь. Когда мы вернулись, Джошуа сидел у костра и пил чай.
Мы расселись и еще раз обсудили, как поддерживать огонь, как разогреть консервы и другие нужные правила для проживания в лесу. Юджин сказал, что в лесу лучше не баловаться алкоголем, так как могут быть плохие последствия, минимум после охмеления может показаться, что стало жарко, и можно заболеть. После этого Юджин рассказал несколько историй о том, какие приключения случались с ним, когда он с своим отцом охотились на кабанов, оленей и других животных. Истории были интересными и веселыми, поэтому мы все смеялись. Зимний день был коротким, поэтому стало понемногу темнеть. Юджин достал двуствольную ракетницу и показал, как ей пользоваться, после чего он зарядил ее и положил обратно в ящик. Также он добавил, что запускать сигнальный огонь лучше с озера, так шанс увидеть его из поселка будет выше. Но особо рассчитывать на него тоже не стоит, если пойдет снег, то увидеть ракету будет почти не реально. Я сказал, что в офисе мне передали специальное устройство, которое позволит дать сигнал на большом расстоянии. Я достал из сумки черную пластиковую коробку с желтыми резиновыми полосками и открыл ее. Там лежало две черных коробочки со стеклянными экранами. Я вставил батарейки в них и один дал Юджину. После чего мы включили устройства, и я нажал красную кнопку сбоку устройства. Раздался звук, похожий на сирену, а на устройстве замигали разноцветные огни. Юджин оценил устройство, но сказал, что если мы будем соблюдать простые правила, то оно нам и не понадобится. Юджин и Джошуа стали собираться в дорогу. Пожелав нам удачных исследований, они направились к снегоходам. Мы с Питом попрощались с новыми знакомыми и вернулись в лагерь.
Когда звуки моторов стихли вдали, наступила тишина, которая была немного некомфортной, только треск дров разрезал эту тишину. Пит сказал, что он немного волнуется, хотя ему не страшно. Я сказал, что это первый день так, завтра начнем работу и время пролетит быстро. Мы сидели у костра, я распределил наши обязанности. Завтра мы с помощью нивелира будем измерять ландшафт с верхней точки до нижней, чтобы записать разницу.
Уже был глубокий вечер, в лесу было темно, только свет от костра озарял все вокруг. Я смотрел на деревья вокруг и мне казалось, что деревья приблизились к лагерю со всех сторон, а вершины закрыли небо. Усталость сказывалась. На свежем воздухе хотелось спать. Пит рассказывал историю, как он ходил с своим дедом на рыбалку. Потом он достал губную гармонию и стал играть какие-то мелодии. Я так устал, что слушал его через легкую дремоту. В девять часов вечера я сказал Питу, что собираюсь пойти поспать. Пит сказал, что посидит еще немного и тоже ляжет. Я поставил таймер на час ночи, чтобы подбросить пару поленьев в огонь. Я лег и сразу уснул.
Проснулся я уже по мелодии от часов. Играл поставленной мной на час будильник. Спалось мне очень комфортно и тепло. Я вылез из платки. Из палатки Пита слышалось похрапывание. Я подошел к костру. Огонь уже затухал. Мороз усилился, наверное, градусов до 15-20 по Цельсию. Я подкинул несколько больших поленьев в костер и сел на стул. В лесу было очень тихо. Я впервые ночевал в диком лесу далеко от цивилизации. Это было необъяснимое чувство, казалось, я находился на какой-то другой планете, где не было других людей. Я вытянул в длину ноги и смотрел вверх, как вдруг на другой стороне озера хрустнули ветки. Я прислушался. Все стихло. Я почувствовал, как сердце мое забилось сильнее. Я понимал, что в таком диком лесу много разных животных и многие из них передвигаются ночью, так как это безопаснее. Возможно какой-то зверь, увидев огонь, испугался и решил в спешке удалиться, зацепив несколько веток. Я еще несколько минут прислушивался, но никаких звуков больше я не услышал. Когда я лег в палатку и стал засыпать, услышал, как вдалеке стали выть волки. Стало жутковато. Единственное, что меня успокаивало, это слова Юджина о том, что волки не подойдут к лагерю, что они опасаются людей, тем более не подойдут к огню. Кое-как я уснул.
Проснулся я в половину восьмого. Пит еще спал. Я поставил воду греться для чая и котелок для еды. Подкинув дров, я пошел умываться. Чай закипел. В котелок я выложил несколько банок мяса с фасолью. По лесу стал распространяться приятный аромат. Пит тоже проснулся и пришел к костру. Я спросил его, как ему спалось. Он сказал, что спал хорошо, ему было тепло. Я спросил, не слышал ли он каких-нибудь звуков ночью. Пит, почесал голову, сказал, что так устал, что спал крепко.
- А какие звуки ты имеешь в виду? - спросил он. Я сказал, что волки в той стороне выли и что мне было не по себе немного. Пит сказал:
- Джон, для чего нам ракетница? Как раз для того, чтобы отпугивать незваных гостей, пару залпов, и волки разбежались бы кто куда и долго бы не захотели возвращаться обратно.
Еда была готова. Мы принялись завтракать. Стало рассветать, птицы как ждали этого, стали издавать разные звуки. Мы позавтракали и принялись собирать оборудование. Мы запланировали сегодня измерить ландшафт с помощью нивелира.
Стало светать. Мы были готовы. Я поднялся на возвышенность, с которой рассмотрел все вокруг. Картина была однообразной - снег и сосны, где-то были низины, но неглубокие (это было нам на руку). Пит остался на возвышенности, а я направился в лес, чтобы найти удобную точку для измерения. Прекрасное солнечное утро в этот день даже радовало, мороз был несильным. Я нашел удобное место и расставил нивелир. Пит стоял на прежнем месте с рейкой, на которой были нанесены цифры. После первого измерения я перешёл в другое место. Сменив около пяти позиций, я вернулся к Питу. Мы записали данные и решили пойти на озеро для измерения разницы между возвышенностями и уровнем воды. Мы прошли мимо лагеря. Пит на всякий случай закрыл палатки. Мы спустились к озеру и вышли на лед. На льду было множество следов разных мелких животных, возможно лис или енотов. Мы шли по натоптанным ранее следам. Пройдя метров пятьдесят от берега, мы остановились. Мы осмотрелись и пришли к выводу, что на несколько километров вокруг нет гор. Горы, конечно, тут были, но их вершины возвышались далеко от нашего места. Пит заметил, что место тут достаточно ровное, видимо, оно было выбрано специально.
- Да, я думаю, его предварительно изучили с воздуха, - добавил я. – Да и заметь, Пит, поселение здесь небольшое, но есть аэропорт! Хоть он и не может принимать большие самолеты, зато сойдет и для небольших. Удобнее и дешевле доставлять сюда оборудование по воздуху, чем по дороге, если она вообще ведет сюда.
– Верно, Джон, - отметил Пит.
Я разложил нивелир и попросил отойти Пита метров на 10 от меня. Озеро было одинаковым по всему периметру, поэтому плюс метр или минус в измерениях не имело значения. Минут через двадцать я почувствовал, что лицо стало жечь. Я подумал, что это от ветра и мороза, но ветер был слабым и редким. Мы провели измерение ландшафта озера и решили вернуться в лагерь. Когда Пит подошел ко мне он сказал, что мое лицо покраснело, скорее всего это зимний загар. У Пита с лицом все было в порядке. Он, в основном, стоял спиной к солнцу.
Мы сделали необходимые измерения и направились в лагерь отдохнуть. Когда мы подходили к лагерю, то услышали сзади непонятный шум с края, где заканчивалось озеро. Мы обернулись, стали всматриваться, но яркое солнце не давало четко всмотреться. Пит предложил воспользоваться нивелиром. Я так и сделал. С помощью нивелира я стал всмариваться вдаль. Пит спросил:
– Ну чего, видно что-нибудь?
Я сначала не мог найти причину шума. Вскоре все стало ясно. Стадо оленей карибу подошли к озеру, а несколько из них вышли на озеро. Я рассказал, что вижу Питу. Пит рассмеялся и сказал:
- Наверное, погреться на солнце пришли.
Пока я наблюдал за оленями, мне показалось, что они выглядят какими-то нервными. Они дергались и кидались из стороны в сторону, то и дело выбегали на озеро, но потом понемногу опять заходили в лес.
Ночью, примерно с той стороны, я слышал вой волков, возможно они и стали причиной испуга оленей. Пит, не дождавшись меня, ушел в лагерь. Я тоже решил пойти к нему. В лагере мы заварили чай, открыли мясные консервы и стали обедать. Время уже было два часа дня. Темнело тут около пяти часов, поэтому мы решили перенести на завтра остальные измерения. Пообедав, мы разлеглись в раскладных стульях, подложив под ноги поленья. На свежем воздухе да еще и после еды хотелось спать. Мы лежали и смотрели на огонь, обсуждали, что время идет быстро, и мы скоро уже вернемся домой. Полежав около часа, я решил сходить на озеро и попробовать прорубить несколько лунок бензобуром. Пит сказал, что дойдет до поваленной сосны и напилит дров про запас.
Я вышел на лед и выбрал примерное место для бурения. Солнце уже было за деревьями, поэтому я решил ограничиться одной лункой. Когда я закончил бурить, уже были сумерки. В лесу я слышал, как Пит пилит дерево. Когда я вернулся в лагерь, Пита еще не было. Я убрал бур, подкинул дров и решил встретить Пита, так как было уже темно. Я пошел с фонарем к нему навстречу. Пит шел со связкой нескольких поленьев в одной руке и бензопилой в другой. Когда я подошел к Питу, он спросил:
- Джон, ты ничего не чувствуешь?
Я принюхался:
- Да, Пит, тут пахнет мерзко, каким-то диким зверем, что ли, или сдохшим зверем.
Пит сплюнул и сказал, что раньше не замечал тут этого запаха, когда ходил в лес по нужде. Странно, кто решил сдохнуть у нашего лагеря. Мы рассмеялись и пошли обратно в лагерь. Весь вечер мы просидели у костра, Пит рассказывал про семью, как они жили, как потом переехали в другой город, как ему было нелегко привыкнуть к новым знакомым.
Около семи вечера мы поставили ужин на огонь, Пит достал из сумки большой металлический термос. Взяв две кружки, он что-то налил в них. Я спросил:
- Что там, Пит?
Пит сказал, что он взял немного виски, для согрева, так сказать. Я рассмеялся и сказал:
– Пит, ты меня удивляешь! Немного виски? Помнишь слова Юджина? Он сказал, что в лесу алкоголем лучше не баловаться.
Пит сказал, что все он помнит, но почему ему что-то должно мешать выпить немного под ужин? Я сказал, что если немного, тогда давай выпьем. Честно говоря, было немного скучновато, поэтому немного выпивки не помешало бы. Мы выпили по половине кружки и после чего поужинали. Пит достал свою гармонию и стал что-то наигрывать. Я разлегся на стуле и ноги поместил на поленья. Пит, притоптывая ногой, играл разные мелодии. Честно говоря, я не знал ни самих мелодий, ни стиля музыки. Видимо, Пит импровизировал, но у него получалось интересно. Когда Пит устал играть, мы еще выпили. Пит хорошо захмелел и стал расспрашивать меня про мою жизнь, про семью. Так мы проговорили до десяти часов. Я почувствовал, что стал пьянеть , и решил пройтись перед сном. Я сказал Питу, что пойду пройдусь.
Ночью идти в лес было опасно, поэтому я пошел на озеро. Выйдя на лед, я увидел, что небо было звездным, дул легкий морозный ветер. Я осмотрелся вокруг. Было очень темно и ничего конкретно было не видно. Белый ковер снега и темное пятно, где был лес. Я стоял уже минут 10. Это шло мне на пользу. Свежий воздух меня отрезвлял. Пит стал напевать громко какую-то песню, при этом хлопая в ладоши. Когда я собирался уже возвращаться в лагерь, я обратил внимание, что на небе появилось красивейшее природное явление, так называемое северное сияние. Небо переливалось разными цветами. Увидев такое незабываемое зрелище, я крикнул Пита. Пит, спускаясь, несколько раз упал, сопровождая каждый раз падение бранью. Я указал ему на небо. Пит, увидев сияние, стал громко кричать:
- Вау! Супер! Вот это красота!
Мы стояли и наблюдали за этим явлением минут 20. Я сказал, что пойду спать и посоветовал Питу не засиживаться. Я лег в палатку и уснул.

Ночной кошмар.
- Джоооон! Джооон! - сквозь сон услышал я. Я вылез из палатки и увидел, как Пит, стоит у костра и куда-то вглядывается. Я спросил:
- Что случилось, Пит?
Пит рассказал, что где-то в одиннадцать он пошел спать. Когда он лег, ему послышался чей-то крик, скорее стон. Он был оттуда, и Пит указал рукой в чащу леса. Пит сказал, что подумал, что это карибу, и лег спать. Но когда он уснул, то услышал, как хрустят ветки, причем так, как будто их кто-то ломает специально! Потом он услышал, как кто-то стукнул по дереву несколько раз.
- Да, Джон! Это был стук палкой по дереву, поверь мне.
- Может, это карибу рогами трут о дерево? – ответил я.
- Я неуверен, - нервно ответил Пит.
Я взял фонарь и поднялся на возвышенность. Просветив лес, я никого не увидел. Когда я хотел повернуться и позвать Пита, из леса послышался крик. Как будто кто-то охрип и кричит от какой-то боли. Я стал светить в сторону, откуда слышался звук. Закаркали лесные вороны, потревоженные происходящим в лесу. Я такого никогда не слышал и не понимал, какой зверь мог издавать такие звуки. В лесу стали хрустеть сучья, кто-то передвигался параллельно нашему месту. На каком расстоянии было непонятно. При этом слышались сопровождающие звуки: то взвывание, то рычание. Пит подошел ко мне, в руках у него была сигнальная ракетница и набор световых патронов. Пит сказал:
- Кто бы это ни был, мы его быстро испугаем. Все затихло. Мы стояли и вслушивались. Я светил по всему периметру, откуда доносился звуки, но ничего не происходило. Мы стояли так еще, наверное, полчаса. Убедившись, что все стихло, мы вернулись в лагерь. Пит нервно открыл термос и трясущейся рукой налил себе полкружки виски. Я тоже налил себе. Трудно было успокоиться и как-то сосредоточиться. Пит спросил:
– Джон, что это было?
Я сказал, что думаю, что волки напали на стадо карибу и, наверное, ранили одного оленя. Наверное, он сумел как-то отбиться от волков и теперь блуждает по лесу.
- Пускай будет по-твоему, Джон! - добавил Пит.
Мы сидели у костра, подкинув побольше дров в огонь. Мы по очереди поворачивались в сторону леса. Пит явно нервничал. Он не мог усидеть на месте и не отпускал из рук сигнальную ракетницу. Прошло несколько беспокойных часов, я сказал Питу, что попробую уснуть. Пит сказал, что, наверное, сегодня не ляжет и поэтому останется у костра. Я лег и долго не мог уснуть, все вслушивался, пытался распознать какие-нибудь звуки, но из-за треска дров ничего было не слышно. Кое-как я задремал.

Хозяин.
Меня разбудил крик Пита. Я вылез из палатки. Я не думал, что мне удастся уснуть, поэтому я ее не застёгивал. Пит стоял на возвышенности и светил в лес фонарем, при этом он громко кричал:
- Кто ты, выходи, хватит тут ходить, не шути с нами!
Я подошёл к нему. В воздухе был мерзкий запах, похожий на запах медведя. Пит указал в сторону леса и сказал:
– Джон, все повторилось. Этот карибу или кто там еще опять бродит тут и ломает сучья. Я слышал, как он ревел. Джон, если это медведь, который проснулся, то нам не поздоровится.
- Да, скорее всего, это он, - ответил я.
В лесу раздался вой, непохожий ни на одного зверя, потом он перерос в рев. Я никогда не испытывал такого страха. От неопределенности хотелось залезть на дерево. Алкоголь еще действовал и придавал смелости Питу. Он стал кричать:
- Медведь, выходи! Хватит с нами играть, мы тебя не боимся!
Ответа не последовало. Казалось, кто-то подшучивает над нами. Я так и сказал:
- Пит, может быть, это проделки местных? Может, это Юджин и Джошуа? Возможно, они решили нас напугать, чтобы мы уехали?
- Джон, зачем им так шутить над нами? Они могли просто нам ска... — не успел Пит договорить, как одна из елок вдалеке стала шататься из стороны в сторону да с такой силой, что весь снег с нее слетел. После чего громкий рев пронзил воздух. Пит положил коробку с зарядами к ракетнице на землю и открыл ее. - Юджин, Джошуа или кто там? Это не смешно, хватит.
Рев раздался чуть ближе, из гущи небольших елок. Пит крикнул:
- Вы сами напросились! - и выстрелил из сигнальной ракетницы.
Вначале красный, а потом зеленый заряды вылетели в сторону елок. Пит зарядил еще два заряда и выстрелил немного левее. Снаряды упали на ветки, и продолжали гореть яркими огнями. Из елок стал доноситься шум ломающихся ветвей, вершины елок стали ходить ходуном. Пит выстрелил еще несколько раз. Незваный гость стал вопить, заряд не долетал до места, где он находился, так как попадал в ветви и застревал в них, но, видимо, яркий цвет от них его раздражал. Звук, который стал издавать незваный гость, стал похож на рев гориллы. Пит хотел выстрелить еще, так как кто бы он ни был, он стал приближаться к нам. Увидев, что заряды кончились, он крикнул мне:
– Джон, принеси заряды! Они в сумке в моей палатке, быстрее, Джон! Оно приближается!
Во мне был такой дикий страх, что он сковывал все мое тело. Я споткнулся и упал, несколько раз я перевернулся вокруг себя. Встав, я кинулся к палатке Пита. В палатке я стал искать коробку с зарядами. Пит специально убрал ее, чтобы случайно не намочить или не повредить. Но найти ее было нелегко. Куча вещей и несколько сумок были сложены в одну кучу. Я стал все перекладывать. В конце концов, я нашел заряды. Что происходило снаружи, я не слышал, точнее меня у меня было такое состояние страха, что все мои чувства как будто притупились. Схватив коробку, я стал вылезать из палатки. В этот момент Пит стал кричать:
– Джон, Беги! Бегииии!!! Джон, помоги мне!!
Лес наполнился криками Пита и ревом того, кого, видимо, увидел Пит.
Не знаю, почему, но я на секунду задержался в палатке. Я слышал, как Пит кричит. Его голос охрип, потом он замолк. Палатки стояли лицевой стороной к озеру. Я решил, что это единственное место, куда я могу бежать. Я побежал в сторону озера, но шагов через 20 сильный удар в область шеи сбил меня с ног. Я упал в снег и почувствовал сильную боль в шее и спине. Тот, кто сбил меня с ног, с хриплым дыханием стоял рядом, после чего направился обратно к палаткам. У меня кружилась голова, глаза закрывались, я не мог пошевелить ни одной конечностью.

Жуткая реальность.
Очнулся я от жуткого резкого запаха. Все тело болело. Я лежал на животе. В том же месте, где это существо сбило меня с ног. Я слышал, как оно ходит, дышит, издает разные звуки. Я пытался понять реальность происходящего, но мозг напрочь отказывался делать это. Я думал, что это какой-то кошмар, который должен пройти. Я не слышал голос Пита, я понимал что он, возможно, тоже оглушен и лежит так же, как и я, и не издает звуков, а возможно он... Я отогнал эти мысли. Существо не двигалось. Возможно, оно стояло и наблюдало за мной или сидело. Вдруг существо издало звук, похожий на свист. После чего оно зарычало, рев был глубоким и пронзительным. По ощущениям существо стало двигаться, звук стал удалятся! Уже стало рассветать!
Я приподнял голову и посмотрел в сторону лагеря. В лагере все вещи были раскиданы по сторонам. Палатки были разорваны и раскиданы в разные стороны. Костёр уже догорал. Пита нигде не было. На возвышенности, где стоял Пит, снег был красным, но следов в сторону лагеря не было. Возможно Пит ранен и решил спрятаться в лесу. Я приподнялся, прислушиваясь к любому шуму. Вокруг была тишина: ни хруста веток, ни посторонних звуков. Я стал ощущать, как мое тело стало ломить от холода, все сильно болело. Я решил сменить позицию, но почувствовал жуткую боль в руке. Рука меня не слушалась, внешне ничего не указывало на травму, но рукой пошевелить я не мог. Повернулся я с трудом. Лег на бок, чтобы было видно лагерь. Меня стало трясти и от холода, и от боли. Я понимал, что если я не попытаюсь встать, то могу умереть от переохлаждения. Хоть страх меня сковал, я решил попытаться встать и перейти в ёлки неподалеку, чтобы попытаться согреться, осмотреться и понять, что произошло. Кое-как я встал и перешёл в ельник. Хоть елки были небольшими, я мог укрыться в них. Я стоял и вслушивался. Того жуткого запаха я не чувствовал. Я надеялся, что и Пит стоял где-то неподалёку. Простоял я где-то час. Убедившись, что рядом ничего не происходит, я решил убраться от сюда поскорее.

Путь обратно.
Я решил не идти около лагеря, а обойти его со стороны, чтобы не привлекать к себе внимания. Я понимал, что единственный шанс вернуться - это найти накатанную дорогу, по которой мы сюда приехали на снегоходах. Я двинулся в путь и увидел следы. Они не были похожи на медвежьи, они были больше похожи на человеческие, но больше в несколько раз. На возвышенности, где мы стояли с Питом до появления этого существа, была кровь. След крови шел в лес, в ту сторону, откуда мы слышали вчера звуки. Я осознал, что произошло с Питом. Существо, убив или серьезно покалечив, утащило его в чащу. От этих мыслей меня вырвало. Я собрал все силы, которые у меня остались, и двинулся в путь. Я делал осторожные шаги. После каждого шага я оглядывался, шел я пригнувшись.
Уже стало светло. Я просматривал все вокруг достаточно далеко, чтобы кого-то заметить. Дорогу, по которой мы сюда добрались, уже занесло снегом, но ее еще можно было увидеть только при дневном свете. Я понимал, что это мой шанс и решил, будь, что будет, но я должен как можно скорее выйти отсюда, чем дальше, тем лучше.
Я продвигался по следу, как можно тише, реагируя на каждый шорох. Шел я, пока у меня не стала сильно кружиться голова. Я не знал, сколько я прошел, как далеко я ушел от того места. Шел я уже часа четыре, не меньше. Тело отказывалось меня слушать. Я добрел до небольшой речки, огляделся и увидел, как одно из деревьев у воды упало. Его корень был , как навес на землей, земля под корнем была сухой. Я решил передохнуть и забрался под корень. Я расположился максимально удобно и стал анализировать все произошедшее ночью. Все тело болело. Рукой я не мог шевелить, я попросту ее не чувствовал.
Я лежал и смотрел в полынью, где сочилась вода. Я стал проверять карманы, надеясь найти зажигалку. Из кармана куртки я достал статуэтку, которую Иоки дала мне в кафе перед отъездом. Пит оставил свою в поселении. Я рассматривал ее. На ней четко прорисовывался образ обезьяны с человеческими чертами. Я продолжил поиски и из внутреннего кармана достал небольшое устройство, которое мне дали в офисе. Я совсем забыл про него. Я не помню даже, как положил его в карман. Я ни за что не подумал бы, что оно мне пригодится. Я посмотрел на него. Маленькая лампочка мигала с частотой в секунд десять. Я стал жать на него, нажал и держал. Лампочка стала мигать чаще. Я вылез из-под корня и поднял руку вверх. Как хорошо, что я тогда положил это устройство в карман. Я радовался, как ребенок. Резко настроение поменялось. "А если оно не работает? А если сигнал не дойдет," - думал я. Я вернулся под корень. Так как сил у меня уже не было, я решил отдохнуть и согреться, если получится - уснуть. Я прилег и нашел более-менее удобное положение. Устройство я держал у лица в надежде, что услышу какой-то звук.
Я очнулся, когда на улице уже было темно. Я не понял, как уснул. Мороз крепчал. Я был изнеможён. меня трясло, знобило, тошнило, болело все, что может болеть. Я стал понимать, что сегодня ночью все решится. Идти ночью нет смысла, особенно после событий вчерашней ночи. Надо дождаться утра, а мой организм может не выдержать, но другого выхода у меня не было. Я свернулся, прижав максимально ноги к груди. Левую руку я не ощущал. Я положил ее под голову.
Вдруг я услышал звук, он был знакомый, но очень далеко. Я вылез из-под корня, звук слышался со стороны, откуда мы приехали в лес. Через несколько минут я узнал звук - это был звук мотора. Звук приближался. Я сел на колени, так как ноги не держали меня. Через минут десять звук уже был рядом, я увидел, как сквозь деревья мелькают огни. Я орал из последних сил и махал рукой.
Из-за сосен выехали два снегохода, это были Юджин и Джошуа. Они соскочили с них и побежали ко мне, я разрыдался, так как не мог поверить, что случайно положенное устройство поможет мне выжить. Юджин подбежал и стал расспрашивать, что произошло и где Пит. Я рассказал, что произошло и что Пита я больше не видел. Юджин и Джошуа переглянулись и перекинулись несколькими предложениями на непонятном мне языке. После этого они подняли меня и донесли до прицепа одного из снегоходов. Я видел, что ребята торопятся после моих слов. Возможно они торопились отвезти меня в поселок. Мы поехали. Я лежал и смотрел на небо. Оно было звездным и было красивое сияние, которое я видел в тот вечер, когда был Пит... Я зажмурил глаза и старался слушать звук мотора. Это позволяло мне отвлечься.
Очнулся я в больнице. Палата была одноместной. Рядом мигали какие-то приборы. Моя левая рука была в гипсе, и ее держали растяжки. На левой стороне груди была тугая повязка, из-за которой тяжело было дышать. Очень хотелось пить и кашлять. Я не понимал, сколько времени, но на улице было темно. Я решил еще поспать.
Утром меня разбудил гул нескольких людей. В палату зашли врач и несколько человек. Одного я узнал, это был Эштон. Врач осмотрел меня, посмотрел данные с приборов, после чего спросил меня, как я себя чувствую. Я сказал что хочу пить и постоянно хочется кашлять. Врач сказал:
- Неудивительно, у Вас пневмония. Еще бы чуть-чуть, и Вас бы не было в живых. 80% людей с таким диагнозом не дожили бы до утра. Мы постарались сбить температуру. Вам нужен покой. Господа, советую вам не напрягать его, я даю вам десять минут на разговор, - сказал врач и вышел.
Эштон сел рядом и стал спрашивать, как я себя чувствую. Мы поговорили немного, и Эштон рассказал, что Юджин и местные искали Пита, но не нашли, они шли по следу, который оставил зверь и пришли в очень трудно проходимую местность. Они предположили, что медведь скрылся в ущелье, где у него берлога. Туда идти опасно, после чего решили вернуться. После чего Эштон показал на мужчину, который стоял у стены. Эштон представил его и сказал, что это мистер Воккер, он юрист нашей компании, он хочет со мной поговорить. Мужчина прокашлялся, пожал мне руку и присел рядом.
- Мистер Пиллинг, я юрист компании. Мы озабочены происшествием, которое с произошло с Вами и тем парнем по имени Пит, - открыв красивый дипломат, он достал бумагу, после чего сказал. - Мистер Пиллинг, наша компания покроет все последующие расходы на Ваше лечение, также, мы выписали Вам чек на 80 000 долларов. Взамен мы хотим, чтобы об этой истории с медведем, я подчеркиваю с медведем, в будущем никто не знал. Нам не хотелось бы, чтобы данная история повлияла на деятельность компании. Мы понимаем, что Вам понадобится время для восстановления, хотим предложить Вам помощь в переезде, если Вы этого захотите.
Врач зашел и сказал, что пора уходить гостям. Мистер Воккер встал пожал мне руку, после чего Эштон пожал мне руку, и они, попрощавшись, ушли. Через три дня меня перевезли за счет компании обратно в Калгари, где поместили в медицинский центр.

Эпилог.
Сейчас мне 57 лет. После того случая я перевелся в представительство компании, которое находится в США. Я также работаю в компании, занимаю должность консультанта по интернеткоммуникациям. Ту историю я вспоминаю редко. Единственный, кого я не могу забыть, - это Пит, молодой парень, у которого вся была жизнь впереди. Этот парень часто мне снился, снился вечер у костра перед тем случаем. Я всегда отгонял мысли, кто это был тогда в лесу, я смирился, что это был медведь. Мне так легче жить.

Новость отредактировал catberry - 2-05-2016, 22:41
2-05-2016, 22:41 by Джон ПиллингПросмотров: 1 730Комментарии: 4
+5

Ключевые слова: Джон Пиллиг хозяин леса сияние авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: catberry
3 мая 2016 22:48
+1
Группа: Друзья Сайта
Репутация: (535|0)
Публикаций: 45
Комментариев: 788
Во-первых, речь идет явно не о семи днях, а о меньшем количестве. Во-вторых, Вы, автор, описали все, чуть ли не цвет мочи героев (прошу прощения), но сдулись на самом интересном. Сцена с Хозяином/гориллой/медведем настолько скомканы, что вообще непонятно, зачем она. Без оценки
    
#2 написал: elf1387
5 мая 2016 06:50
-1
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 16
слишком подробное описание не нужных вещей.не стала даже дочитывать.минус
#3 написал: eu·pho·ri·a
5 мая 2016 07:35
+1
Группа: Посетители
Репутация: (1943|0)
Публикаций: 21
Комментариев: 1 150
Честно говоря даже не дочитала. Дошла до дня отъезда, на большее меня не хватило. Не буду ставить минус. Просто без оценки.
    
#4 написал: Джон Пиллинг
5 мая 2016 17:12
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 1
Комментариев: 1
Благодарю всех, кто поставил +!
Благодарю всех, кто дочитал до конца!
За критику также благодарю!
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.