Отец

Бледный свет предрассветных сумерек окрашивал белые стены палаты в серый цвет. Размазанные тени от решетки на окне темными кляксами стекали на унылое болото линолеума.

Виктор не смотрел в сторону силуэта, вырисовывавшегося на фоне прямоугольника окна. Он и так знал, что отец, одетый в замызганную пижаму, стоит спиной к нему.

Его плечи, как всегда, выражали раздражение со смесью презрения к сыну. Это уже не изменится никогда.

- Долго будем молчать? — Виктор вздохнул.
- А почему я должен говорить о чем-то? - отец не отвернулся от окна.
- Может, потому, что я здесь, с тобой, и я твой сын?
- Да, и я тоже здесь, в психушке, по твоей милости, навсегда, - голос отца прозвучал глухо.
- Хватит, отец, - Виктор почувствовал, что в нем просыпается злость.
- Хватит, отец, - спина отца передразнила Виктора, - может, скажешь, почему я оказался здесь?
- Может, потому, что сколько я себя помню, ты бил нас с матерью и пил до невменяемого состояния! - Виктор свирепел.
- То есть это была месть? - безразлично произнес отец, всем видом продолжая показывать, что игнорирует сына, любуясь панорамой в больничном дворе.
- Нет! - гневно выкрикнул Виктор. - Вспомни, что ты сделал с мамой!
- Не хочешь ли ты сказать, что я здесь из-за этой тупой курицы, - от этих слов Виктора начала бить крупная дрожь, а дыхание перехватило.
- Ты убил ее! - он всхлипнул.
- Я слегка ее приложил, кто знал, что она настолько хлипкая, - отец, не поворачиваясь, пожал плечами. - Но ты сам прикрыл меня, сказав следователю, что она упала со стремянки, ударившись об угол шкафа. Почему?
- Я не хотел оставаться без тебя один. Несмотря на то, что ты все время пил, пропадал со своими шлюхами, бил меня и говорил, что я самое паскудное разочарование в твоей жизни, я все равно хотел, чтобы мой отец был рядом, - теперь лицо Виктора внезапно стало спокойным и даже, в некоторой степени, оцепеневшим.

Отец повернулся от окна. В свете первых золотистых лучей солнца кровь из горла, куда Виктор ударил стамеской в ТОТ день, выглядела особенно алой. Виктор чувствовал ее сладковатый запах. Мутные зрачки мертвых глаз пристально смотрели на Виктора.

- Зато теперь я всегда с тобой, - белые губы расползлись в ухмылке.

Заведующий отделением, Семен Дмитриевич, подошел к палате номер 26.

- По этому пациенту - Виктору Крещатникову, Оксаночка, сделайте доклад и, вообще, покурируйте его, - сказал он, подавая историю болезни молодой невысокой девушке - клиническому ординатору с кафедры психиатрии. - Только поосторожней с ним. В палату заходите в сопровождении минимум двух санитаров. Все-таки опасный убийца. И аминазинчик всегда держите наготове.

- Я поняла, - сказала девушка, отбросив золотистую челку и уважительно глядя на своего научного руководителя своими серыми, слегка близорукими глазами.

- Да, с днем рождения, сын, - отец Виктора вновь отвернулся к окну.

Виктор зажмурился от хлынувшего в палату золотистым водопадом утреннего солнечного света и расхохотался. Звук смеха, донесшийся из-за двери, заставил Оксану вздрогнуть. В нем было столько безумия и тоски, что она поежилась совсем как от холода. Сунув бумаги подмышку, она торопливо засеменила прочь по коридору.


Ранее было напечатано: mystical-blog.ru/pesochnica/otec-avtor-valerij-chelyabinsk/.

Новость отредактировал conjure one - 8-12-2015, 17:43
5-12-2015, 22:20 by Валерий ЧелябинскПросмотров: 1 389Комментарии: 0
+2

Ключевые слова: Психушка палата отец призрак кровь убийство авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.