Санаторий. Окончание

— Да чего она только не рассказывала! И что дом этот не дает ничего своего вынести. Вот то, что товарищи с собой принесли, то пожалуйста! Таскай, куда хочешь. А то, что тут было еще до советов, ни-ни. Все вынесенные вещи потом либо каким-то чудным способом возвращались назад, либо просто отчего-то оставались здесь. Скульптуры падали из рук грузчиков и бились прямо у выхода, картины внезапно загорались на складе, мебель ломалась без возможности починки. Что-то, конечно, вынести умудрились, но заканчивалось это все-равно плохо. Часы с боем, переселившиеся из кабинета покойного графа в приемную местного парткома, упали на секретаря партийной ячейки и героически погибли, прихватив с собой и захватчика. Да и директор этого санатория тоже плохо кончил…

Юра посмотрел на дверь — там было тихо. Он потер ладонью и лицо и скомкано закончил:

— В санатории слышали голоса, видели силуэты, замечали, что вещи находятся не там, где их оставили. Классический дом с привидениями, короче. По словам бабушки, дед несколько раз пытался вынести сокровища: и все скопом и по частям. Но ни разу ему это не удавалось. Но бабушке было почти девяносто! Она уже здорово заговаривалась к тому времени и могла изрядно преувеличивать.

— Кажется, она преуменьшила… — Катя все еще глядела хмуро. — Почему сразу не рассказал?

— Да я в это и не верил, — развел руками Юра. — Кто ж в такое поверит…

— Слушайте, к чертям эти сокровища! Давайте как-то отсюда выбираться, пока этих не слышно, — Саня качнул головой в сторону двери.

Ему было здорово не по себе, а рассказанная Юрой история оптимизма не добавляла.

— Конечно, ты-то селфи свое уже сделал, — хмыкнул Юра.

— А кстати…

Санька попытался разблокировать телефон, но оказалось, что тот все-таки сел, не выдержав последней серии фотографий.

— Ладно, пошли отсюда, — Катя огляделась. — Вон вторая дверь из комнаты. Может, удастся убраться не проходя мимо этих.

Стоявший ближе всех Саня, осторожно потянул на себя ручку. Кабинет. Большой письменный стол, шкаф с ракрытыми дверцами и вывороченными полками, пол усеян бумагой. Над столом… Ох! Санька дернулся назад, резко захлопнув дверь и чуть не сбив с ног стоявшего позади Юру.

— Ты чего? — Юра удивленно уставился на него.

— Там повешенный, — губы Сани прыгали и отказывались издавать членораздельные звуки. Отчего-то ему вдруг стало очень холодно.

Юра недоверчиво покосился на него и осторожно открыл дверь. Саня опасливо выглянул из-за плеча Юры, но увидел только стол, распахнутый шкаф и опрокинутый стул справа. Ни усеивавших пол бумаг, ни болтавшихся над столом ног не было и в помине.

— Но я же правда видел… — прозвучало это жалобно и неубедительно, но лучшего Саня выдавить изо себя не смог.

На удивление, и Юра, и Катя, кажется, ему поверили. По крайней мере, откровенно насмешничать не стали. Отдельного выхода в коридор кабинет директора не имел. Пришлось возвращаться к подпертой шкафом двери.

Прислушались. В коридоре было тихо.

— Давай!

Юра и Саня налегли, стараясь сильно не шуметь, и сдвинули баррикаду. Первым выглянул в коридор Юрий. Удостоверившись, что все тихо, он вышел и махнул остальным.

Идти назад было страшно. Противоположный конец коридора манил очередными распахнутыми двустворчатыми дверями. Саня последним вошел в них и остолбенел, разглядывая актовый зал. Что-то было не так с его зрением. Он глянул на своих спутников, но они так же ошарашено таращились по сторонам.

Все помещение было залито мягким электрическим светом. Перед ними стояли ряды обитых красным кресел, за которыми располагалась поднятая на три ступеньки вверх сцена. На ее заднике, засунув одну руку в карман брюк, а вторую отведя в широком размашистом жесте в сторону, застыл нарисованный Ленин. За его спиной яркими всполохами переливались кремлевские звезды. Нигде ни единого следа запустения. Все выглядело так, будто люди встали и на минуту вышли из комнаты.

— Пошли отсюда… — в полной тишине шепот Кати был отчетливо слышен.

Девушка вцепилась в рукав Юриной куртки и потянула его назад.

— Погоди, — Юра, как зачарованный, смотрел на сцену. — Если подтащить туда стул…

— Даже не думай! — Катя снова дернула его. — Уходим!

— Погоди.

Юра мягко высвободился и уже сделал пару шагов к сцене, когда дверь за их спиной захлопнулась. Санька подскочил, Катя вскрикнула, а Юра обернулся и замер. Пару мгновений было оглушающе тихо, а потом резко и без предупреждения грянула музыка.

Мазурка, кадриль или черт его разберет, что оно такое! Мелодия больше подходила для первого бала Наташи Ростовой, чем для актового зала советского санатория. Словно опомнившись, комната начала менять облик. Стулья и сцена начали бледнеть, открывая натертый до блеска наборный паркет и небольшие, укрытые белыми скатертями и уставленные бокалами столики у стен.

Грянул особенно мощный аккорд и слева на гладкой до этого стене распахнулись двери и в зал в кипени бальных платьев вихрем ворвались танцующие пары. Они двигались легко, почти не касаясь пола. Открытые плечи женщин, сверкающие украшениями прически, черные костюмы и мундиры кавалеров. Саня пошатнулся и машинально попытался ухватиться за бледнеющий на глазах красный плюш советского сиденья. Рука прошла как сквозь морок, а пальцы чуть онемели, словно от холода.

— Они же… — Катя, не разобравшись, дернула за рукав уже Саню. — Посмотрите! Они же мертвые!

Только сейчас Саня разгладел ужасную необычность в облике танцующих. На лицах и телах смеющихся людей проявились следы их смерти. Почти у всех в военных мундирах были ранения. Простреленные головы, вспоротые животы, оторванные руки и ноги. Саня попятился от проскользнувшего мимо истекающего кровью безногого кавалера. Его обворожительно красивую партнершу портила лишь стянувшая шею уродливая удавка.

— Бежим!

Саня одной рукой ухватил за локоть остолбеневшего Юру, а другой подтолкнул вперед Катю.

— Там вторая дверь открыта!

Он побежал вдоль стены ко вторым пока еще распахнутым в бальный зал дверям, старательно уворачиваясь от жутких танцоров вокруг. Уже на пороге, обернувшись, он увидел, что все признаки советского прошлого комнаты стерлись, уступив место бальной зале, которая, видимо, располагалась здесь раньше. Лишь только на дальней стене за спиной Ильича яркими огнями горели звезды Кремля.

Вылетев в коридор они оглохли и ослепли от навалившихся тишины и темноты. Грохот и свет бального зала будто бы выключили одним нажатием на тумблер. Беглецы понеслись по коридору зеркальному близнецу того, что привел их к актовому залу. Свернув в конце направо, они велетели на площадку перед лестницей, на которой их чуть не засыпало осколками. Сейчас крыша вела себя прилично.

Хрустя стеклами под ногами, они долетели до лестницы и перепрыгивая по три ступеньки за раз понеслись вниз. Наверху снова загорало и застучало. Обернувшись на бегу, Саня увидел мелькнувшие арматурой лыжные палки. Перемахнув оставшиеся пять-шесть ступенек в одном кенгурином прыжке, он вылетел за дверь. Следом в за ним выскочил Юра. Последней бежала Катя. Как только проскочила дверной проем, Саня захлопнул двери, а Юра толкнул на место давешний трёхстворчатый шкаф.

— Сюда!

С перепугу Саня вдруг отчетливо вспомнил, где находится окно, через которое он влез в эту чертову «коробушку с погремушкой». Уже выскочив на крыльцо, он затормозил и, порывшись в карманах, достал приглянувшуюся ему еще в самом начале пути старомодную мебельную ручку, которую подобрал в качестве сувенира. Размахнувшись, он зашвырнул ее в высаженное окно, из которого они только что вылезли.

— К чертям собачьим такие сувениры! — ответил он на Юрин удивленный взгляд.

На поросшей травой подъездной дорожке он не выдержал и еще раз обернулся. Горнист словно бы сверлил его спину настороженным взглядом, а с балкона нежно улыбалась лыжница.



Автор: Наталья Павлова.
Источник.

29-05-2021, 12:05 by ЛетягаПросмотров: 1 112Комментарии: 1
+17

Ключевые слова: Санаторий заброшка пари клад бегство

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: акжана
1 июня 2021 07:25
+3
Группа: Посетители
Репутация: Выкл.
Публикаций: 3
Комментариев: 1 454
Выходит, директор санатория повесился в служебном кабинете, а дед тоже, неспроста умер, причем скоропостижно и тоже на рабочем месте. Заброшенный санаторий живет призрачной жизнью, охраняют свое добро, выпроваживают гостей, а слишком назойливых наказывает. Еще, эти жуткие ожившие статуи!
Последний кадр с суворым горнистом и с "нежной" лыжницей на балконе - просто прелесть. ++++
   
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.