Надо-надо семье держаться вместе

Дом, "милый" дом. Уж надеялась, что никогда не вернусь в посёлок городского типа, откуда я родом. Увы и ах, я снова здесь. Бабушка умерла, а я — единственная наследница.

В квартире стоял затхлый запах старости. На полу лежал пыльный ковёр с зелёными полосками по бокам. Большую часть комнаты занимал деревянный сервант, в котором хранилась посуда, старые книги, парочка фарфоровых статуэток и мои детские фотографии. Рядом стояла тумбочка, на которой располагался телевизор. Под ним лежал видеомагнитофон с кассетами. В начале девяностых мои родители обожали снимать меня на камеру.

- Алисочка, когда подрастёшь, будешь с интересом пересматривать записи!

Говорила мама. В начале двухтысячных они с отцом попали в аварию. В 2006-ом от рака умер дедушка. У меня остались только бабушка и ещё тётка по маминой линии. Пару дней назад узнала, что бабушка умерла от остановки сердца, а тётя куда-то пропала. Она пьяница, может запропаститься на неделю и вернуться как ни в чём ни бывало.

Почему я так негативно отношусь к месту, в котором родилась? Провинциальные поселения в странах СНГ — ад во плоти. Делать нечего, вот молодёжь и спивается. Никаких тебе кружков, секций, мероприятий. Сплошные дома и дворы, да пару магазинчиков у дороги. Природа, конечно, шикарная, но одной только ею сыт не будешь.

В селе свои убеждения нужно держать в тайне, не говорить на "запретные" темы (начиная от атеизма и заканчивая поддержкой абортов), не отсвечивать нестандартной внешностью. Длинноволосого парня из моей школы толпой лупили за причёску. Меня тоже травили, так как я была тихоней, слушала неформальную музыку и не мечтала о парнях. О девушках тоже. Эта ваша любовь-морковь — не моя стихия.

Единственным спасением от уныния стали книги. В них я пряталась и притворялась, словно меня не существует, что очень угнетало.

Мне не хотелось вспоминать прошлое, но делать особо нечего. Я уже купила билеты на девятое число. Три дня надо пожить в квартире, от атмосферы которой хочется повеситься.

Я взяла кассету под номером один, нажала play и удобно умостилась на кровати. Разборная кровать, к слову, родом из 80-ых. Спинки отделяются от рамы с пружинами. Сверху лежал матрас, накрытый белой простыней с красными цветами. У края спинки лежала старая перьевая подушка. На стене красовался ковёр с наляпистыми ЛСДшными узорами. Атмосфера идеальная для пробуждения детских воспоминаний. Да, жизнь в пгт казалась мне адом в подростковые годы, но раннее детство у меня было счастливым.

- Доця, помаши папе ручкой!

В кадре мелькаю маленькая я в маминой олимпийке и красных колготках. Начинаю кривляться, строить рожицы, а потом хватаю Барби и убегаю в свою комнату. Папа идёт на кухню и снимает вид из окна.

Октябрь. Солнечный приятный день. Ветвистое дерево, как и всегда, стоит рядом с турником. За кадром отец рассказывает о том, как они с другом ловили рыбу в местном пруду. Мне хочется плакать, я так скучаю по родителям. Так не хватает его историй про рыбалку, не хватает хриплого смеха, не хватает однотипных клетчатых рубашек на спинке стула. Я скучаю.

Внезапно изображение приобрело тёмно-синий оттенок. Пропал звук. Слышалось странное шипение. Я подумала, что кассета сломалась, но как только решила её вытащить, резко показалось уродливое полупрозрачное лицо.

Крик.

Мой или монстра — без понятия.

Я дрожащими руками достала кассету, кинула её на пол и выбежала из комнаты.

В мистику никогда не верила. Подумала, что папа записал на кассету ужастик, вот два видео и смешались. Испугалась скримера, как наивная маленькая девочка. Спокойно играла себе в "Outlast" и "Silent Hill", а тут чуть не обделалась. Мне стало интересно, на других кассетах тоже будут эти страшные рожи?

Вторую кассету решила посмотреть днём.

И снова отец за кадром что-то рассказывает и снимает двор. Такой себе блогинг 90-х.

- Надо-надо семье держаться вместе, Алисочка. Я же это снимаю не только для себя. Вот спустя десять лет или даже двадцать можно будет посмотреть на своих родственников. Вспомнить добрым словом... ай, бл...

Камера полетела на землю. Когда отец её поднял, изображение изменилось. Деревья, туман и вновь кричащее полупрозрачное лицо.

В этот раз я не сильно испугалась. Да уж, вспомнишь добрым словом после орущих стрёмных рож.

Остаток дня я убиралась в квартире и слушала музыку. В полночь легла спать.

- Ася, гулять идём? Да, идём гулять!

Сквозь сон слышу голос мамы. Рано утром она выгуливала нашу собаку, которая обожает скакать как горный козлик и скулить от радости.

- Ммм, тише... - Бурчу я и перекатываюсь на правый бок. А потом до меня доходит…

Мама мертва. Собака тоже.

Я накрылась одеялом и дрожала от страха, не в состоянии справиться даже с собственным сердцем. Оно билось так часто и сильно, что звенело в ушах.

Мое тело парализовало. Холод ударил в ноги. В горле стоял ком. В глазах резко потемнело. Я провалилась в сон.

Проснулась полностью разбитой, как после недельной попойки. Глянула на часы — восемь вечера. Долго же я спала. Судя по всему, ночью у меня случился сонный паралич. Обычно переход между фазами незаметен, но иногда происходит сбой, сознание фиксирует невозможность пошевелиться, сновидения накладываются на реальность и возникает паника.

Я кое-как встала и направилась в ванную комнату. Умылась, почистила зубы, выпила валерьянки. Прошла в коридор и посмотрела на своё измученное отражение в большом зеркале, вздохнула и оглядела квартиру. Поняла, как сильно хочу уехать отсюда. Уютная квартира со свежим ремонтом — моя базовая потребность. Где нет плесени в ванной, а облупленная штукатурка не падает в воду во время купания. Где стены с новыми обоями. Где не нужно постоянно поправлять тошнотворные шторы цвета "детской неожиданности". Где все щели закрыты и стена не ледяная. Где неверно установленные лампы не создают уродливые тени, а вещи лежат на своих местах.

Мне не терпится вернуться в свой чистый уютный дом.

Отогнав грустные мысли, принялась убираться на кухне.

Спустя двадцать минут услышала стук в дверь. Думаю, ну мало ли, сектанты опять ходят или соседям что-то надо.

Смотрю в глазок — никого нет. Читала где-то, что таким образом в дом может проникнуть нечистая сила. Единственная нечистая сила, которая может прийти сюда, - это моя пьяная тётка.

Снова звонок в дверь. Судя по всему, дети местные хулиганят. Сейчас они у меня получат!

Я вновь смотрю в глазок и вижу свою тётю. Помяни чёрта...

- Алиса, открывай дверь!

Женщина начинает тарабанить по двери кулаками. Я продолжаю смотреть на родственницу и замечаю, что что-то не так с её лицом.

Оно гнилое. Боже, оно действительно гнилое!

Даже через глазок это было заметно. Я отскакиваю от двери и протираю глаза.

Это галлюцинации? Шизофрения началась?

Стук не прекращался. Собрав остатки смелости, осторожно посмотрела в глазок. Лучше бы я этого не делала.

Там стояло оно. Я не знаю, как это существо описать.

Оно издевательски медленно подходило к двери.

Оно издавало шипящие звуки, как сломанное радио.

Оно видело меня через дверь. Я это точно знала.

Я закричала и убежала в зал. Телевизор был включен, вот только кто его включил?

Кассета номер три.

Мой папа шел с камерой по безлюдной улице.

- Доця, хочешь я тебе стихи расскажу?

Он кашляет, отхаркивается и говорит:

- Я скоро умру.
Мама скоро умрёт.
Бабушка врёт.
Она тоже скоро умрёт.

Камера начинает хаотично трястись.

- Дедушка кушает ножку.
Бабушка кушает ручку.
Вкусная, вкусная внучка.
Вскроем вены вместе.
Мы дружная семья.
Кто сожрёт собачку?
Ты. Я. Ты. Нет. Я.

Поведение отца пугало меня до дрожи в коленях. Он пытался сымитировать голос ребенка, при этом время от времени харкался кровью.

Когда он закончил со стихами, камера перестала трястись и показалось страшное лицо. Только в этом лице я разглядела знакомые черты.

Бабушка.

И снова крик — в этот раз точно мой.

Слышу привычный стук в дверь. Но в этот раз в дверь кладовки.

Мое сердце почти выпрыгивало из груди.

- Алиса, открывай дверь!

Я закрылась в ванной комнате. Здесь тоже есть маленькое зеркало.

В детстве я мечтала пройти сквозь зеркало в другой мир. Представляла, что за ковром на стене находится дверь в удивительную комнату с чудесами-чудесными. Иногда всё вокруг казалось нереальным. Словно существует другая жизнь, которую невозможно объяснить словами.

- Алиса, открывай дверь! - Кричит моя тётя и стучится в дверь ванной комнаты. По моим щекам текут слёзы.

- Доця, открывай!

Веселым тоном добавляет мой папа. Нет больше сил бороться. Сдаюсь.

Выбора нет. Мне надо открыть дверь.

Надо-надо семье держаться вместе, хочу я этого или нет.

Автор: creepylola.
Источник.


Новость отредактировал Elfin - 11-12-2020, 08:32
11-12-2020, 08:32 by likakaka845784Просмотров: 1 626Комментарии: 2
-1

Ключевые слова: Бабушка смерть семья дом кассета видео отец

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Елена Лис
13 декабря 2020 00:37
+1
Группа: V.I.P.
Репутация: (349|0)
Публикаций: 14
Комментариев: 303
Начало истории вроде неплохое было, а потом всё просто съехало во что-то неадекватное непонятно-выдуманно-глупое. Как будто два разных человека писали начало и окончание рассказа. Особенно поразило бредовое стихотворение папы.

Без оценки:(
 
#2 написал: Сделано_в_СССР
27 декабря 2020 23:00
+1
Группа: Журналисты
Репутация: (3650|-1)
Публикаций: 2 656
Комментариев: 13 652
А мне так сказать, творческая страшилка очень понравилась.) Поставил плюс. +++
                                      
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.