Закрут

scale_1200


Внучка Васильны, Татка, нас не замечала. Подруг в Вийке у нее не было, да она и не стремилась сблизиться ни с кем из местных девчонок. Татка приехала к бабке на все лето и маялась от безделья и скуки. Сквозь редкие доски соседского забора видно было, как бесцельно слоняется она по саду или зависает в гамаке то с книгой, то с подборкой старых журналов, которыми снабдил Васильну дед.

Когда бабка прибежала к нам и попросила «что-нибудь почитать для внученьки», он посоветовал:

- Ты бы соседка, вместо журналов вручила внучке тяпку и на прополку отправила, или вот шлангом пользоваться научила... И тебе помощь, и ей развлечение.

В ответ Васильна только вздохнула:

- Не приучена Танюшка к деревенскому труду, да и переутомилась в школе, в десятый класс отличницей перешла…

Иногда в самую жару Татка появлялась на речке, наскоро окунувшись у самого берега, расстилала полотенце и принималась сушить волосы. Расплетала косу, ворошила, перебирала длинные пряди. Волосы у нее были потрясающие! Длинные, густые, они струились под солнцем сияющим золотым потоком.

- Опять перед нами красуется, выскочка, - злились девчонки, заметив, как пацаны, почти ослепленные, словно в трансе таращились на Татку. А та, наслаждаясь всеобщим вниманием, принималась позировать еще более нарочито.

Случай, о котором я собираюсь рассказать, произошел в разгар лета, на купальскую неделю. Буйно цвели травы, медвяный сладкий дух простирался над полями. Мы ходили чуть очумелые от жары, от окружающей красоты, от щедрой и изобильной летней благодати.

В одно такое чудное утро девчонки наладились за цветами на дальние луга. Собирались плести венки на Купалу. Мы потянулись следом, за компанию.

Травы стояли некошеные. Можно было запросто блуждать среди них, оставаясь невидимым для окружающих. Как-то незаметно разбрелись мы, кто куда. Я пробирался сквозь зеленый сумрак и дух захватывало от инаковости открывающегося мне мира! Привычные и знакомые вещи, терпкий травяной запах, пронзительное стрекотание кузнечиков, в которое вплетались шорохи, шелест трав и какие-то новые, непонятные звуки теперь воспринимались и ощущались по-другому.

Очарованный моментом, я бездумно брел вперед и неожиданно почти налетел на девчонок, сбившихся в кружок на примятой траве. В центре круга стояла Татка, прижимая к груди сорванные цветы.

- Выброси васильки, слышишь, - требовала от Татки самая бедовая из всех - Василиса, Вася. - Выброси, кому говорю! Васильки нельзя на купальскую рвать!

- А я хочу! Хочу венок из васильков! – возмущалась Татка. – Хочу и сплету! И ты мне не запретишь!

- Смотри, как бы кто другой не запретил!

- И кто же?

- Полдневная!

- По-о-олдневная?...

- Полуденная. Полудница. Васильки – это ее глаза, поняла?

- Что-о-о? – захохотала Татка. - Глаза-а-а? Откуда ты взяла этот бред?

- Это не бред, мне бабушка рассказывала… - начала Вася, но Татка ее перебила:

- Замолчи! Ты просто мне завидуешь! Завидуешь, что я городская, а ты нет! Что у меня красивые волосы, а у тебя – редкий мышиный хвостик.

- Да как ты смеешь… - Вася сильно покраснела, - ничего у меня не мышиный хвостик, и я тебе не завидую, очень надо!

- Завидуешь, завидуешь, - пропела Татка. - Потому что я красивая, а ты никакая!…Мышь!

Она вдруг крутанулась, и закричала громко, кажется что-то вроде этого:

- Полудница, ау! Я сплету венок из васильков, слышишь? Вплету в венок твои глаза, Полудница!...

Венок у Татки вышел пышный и очень красивый. На ее золотистых волосах он смотрелся короной, и соцветия васильков напоминали крошечные драгоценные камни. Самая яркая была она среди девчонок, но держалась по обычаю особняком, с презрением отвергая все наши попытки вовлечь ее в купальские игры. Весь вечер она лишь наблюдала за нами, но к ночи вместе с остальными вошла в реку и пустила венок вплавь. Простенькие плетенки девчонок шустро поплыли вдаль, а Таткин венок перевернулся и почти сразу потонул.

- Ну вот, я же предупреждала! - довольная Вася оглядела нас, - увидите теперь, что ей худо придется.

Это мрачное пророчество сбылось уже на следующий день.

С утра во дворе Васильны случился переполох. Раздавались крики, восклицания, какой-то шум. Дед пошел узнать, в чем дело и вернулся вскоре мрачный, задумчивый. И сразу учинил мне допрос:

- Татьяна вчера с вами на речке была?

- С нами, а что?

- Что у вас там произошло?

- Ничего, все нормально было.

- Ой, ли, - дед пристально посмотрел на меня. – Признавайся внучек, может конфликт какой между вами вышел? Кто из вас ей прядь волос отмахнул?

Изумление моё при этих словах было неподдельным и дед смягчился, пояснил:

- Утром они обнаружили – ровный срез, аккуратный, под самые корни. Как думаешь, кто из ребятни мог пошалить? Вы ведь не ладите с ней?

Дед зорко наблюдал за мной, но я лишь пожал плечами.

В этот день Татка не появилась на реке, не видно было ее и во дворе - гамак пустовал. Мы же собрались у Ванюшиных и бурно обсуждали произошедшее.

- Вы че уставились? Я ее и пальцем не тронула, - оправдывалась разозленная Василиса. - Я чё, дура, ночью к соседям лазить? Это Полудница ей мстит! То ли еще будет!...

Следующим утром нас с дедом разбудила взволнованная Васильна. На газете, которую она держала в руках, помещалось что-то похожее на небольшой пучок из скрученных волос.

- Вот, закрут нашла на крылечке. Похоже, что из Танюшиных волос сделан, - голос бабки срывался, она была сильно испугана. – Что делать-то теперь?

Дед надел очки и долго рассматривал связанные в узел волосы.

Я тоже сунулся поближе, но он прикрикнул:

- Осторожнее, не трогай! Серьёзная получается ситуация…Ты, вот что, соседка, сходи к Аде, может посоветует что...

Когда Васильна ушла, дед рассказал мне про закрутку.

- Это вроде ведьмовской метки, раньше такие на ржи да на пшенице делали. Но чтобы на волосах…Нехорошо это! Такие узлы даже на уничтожение вяжут. Самим закрутку ни уничтожить, ни развязать нельзя – последствия могут быть…плачевные…

Да-а-а…для кому - баловство, а кому-то большой вред. Похоже, заигрался кто-то из ваших. Ты, если знаешь, внучек, – он посмотрел на меня серьезно, - лучше скажи! Опасно это, очень.

Я тогда сказал деду правду – мол, ничего не знаю. Но, если честно, возникло у меня определенное подозрение, подумал я на Василису... Уж очень она Татку невзлюбила. Но я отмёл эту мысль почти сразу. Вряд ли девчонка могла решиться на такое. Но кто же тогда? Неужели и в правду Полудница?...

Васильна послушала деда, сразу сходила к бабе Аде.

- Зачуровали, - подтвердила та, мельком взглянув на скрученную прядь. После достала ножницы, пошептала на них и пояснила, что волосы нужно быстро остричь, а потом сжечь.

Татка, когда поняла, что старухи сделать собираются, закатила истерику. Заперлась в комнате и кричала оттуда, что не даст себя изуродовать.

Тогда баба Адя велела Васильне дождаться ночи и срезать волосы, когда внучка уснет. И ножницы заговоренные оставила.

Вот только после засомневалась Васильна и не решилась выполнить наказ ведьмы. Соседки отговорили, мол, нашла, кого слушать! Вдруг сама баба Адя ту закрутку сотворила?… Да и нельзя спящему волосы остригать, не к добру это!...

А наутро началось…Выпало у Татки несколько прядей, за день еще. Так и пошло...

Васильна опять к бабе Аде кинулась, но та лишь головой покачала... Сразу делать надо было, что велено! А теперь поздно.

Напрасно старуха внучке мазями голову натирала, компрессы какие-то прикладывала, травяные полоскания…Волосы вылезли полностью. Соседки сплетничали, что голова у девчонки стала гладкая как голыш!

К тому времени Татка давно из дома выходить перестала, и домой уехала тайно, никто не заметил, когда.

Больше в Вийку Татка не возвращалась. Как потом у нее жизнь сложилась, выросли ли новые волосы, не знаю.

Девчонки вспоминали о ней с жалостью. А Василиса со смехом.

- Нечего было выделываться! И васильки рвать! Разве Полудница стерпит подобное? Вот и наказала воображалу. Поделом!

Я уже после, повзрослев, задумался, провел параллели…

Мы не замечали тогда, а ведь Вася явно подражала Татке, хотела показать, что не хуже ее: волосы распускала, краситься начала, таскала везде одну книгу…Мальчишкой я не особо увлекался чтением, и книга меня не заинтересовала. Обложка у нее была простая, красная, без картинки, только черными буковками надпись – то ли название, то ли автор. Я не запомнил, что-то длинное было, на Фиц…что-то там.

А через время, в библиотеке я увидел несколько томов в похожей одежке: Собрание сочинений. Скотт Фитцджеральд. Поинтересовался, прочитал кое-что. Был там один рассказик, «Волосы Вероники»…Прям руководство к действию для обозлившихся девиц. Почитайте, если не знаете, полюбопытствуйте…

В дом к Васильне проникнуть было легко, окна на ночь оставались открытыми, собака у старухи дурная была, беззлобная, местных всех знала и принимала как своих. Так, что при желании все легко можно было устроить.

Ну а отчего волосы у Татки выпадать стали, от стресса, или от закрута, не знаю, не могу знать. Но то, что закрут тот дело рук не Полуднициных, а человечьих, я теперь почти уверен. Процентов этак на девяносто пять!

Автор - Елена Ликина.
Источник.


Новость отредактировал Kiria - 30-10-2020, 10:22
30-10-2020, 10:22 by Сделано_в_СССРПросмотров: 804Комментарии: 3
+8

Ключевые слова: Лето Татка купальская неделя полудница закрутка подозрение

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: акжана
30 октября 2020 12:16
+1
Группа: Посетители
Репутация: (1131|-1)
Публикаций: 3
Комментариев: 1 301
Татка, неправильно себя повела с местными, вот её и проучили. Вроде девчонка сама напросилась, но все-таки жаль, потеряла все волосы, ведь ей в сентябре идти в школу.. Драма на всю жизнь+++
   
#2 написал: Ыйк
31 октября 2020 12:39
-1
Группа: Посетители
Репутация: (1|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 116
Цитата: акжана
Татка, неправильно себя повела с местными, вот её и проучили.

Как бы она себя не вела, но так жестоко над людьми нельзя издеваться!
#3 написал: Мать_Драконов
3 ноября 2020 22:45
+1
Группа: Посетители
Репутация: (304|0)
Публикаций: 4
Комментариев: 740
Цитата: Ыйк
Цитата: акжана
Татка, неправильно себя повела с местными, вот её и проучили.

Как бы она себя не вела, но так жестоко над людьми нельзя издеваться!

Дети жестоки своей непосредственностью. Это мы - взрослые - всё чего-то выдумываем, хитрим. А дети просто делают, говорят в лоб, если что - дерутся. А если присмотреться, то нифига это не жестоко. Она тоже, блин, издевалась.
  
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.