Укубун (Часть 1)

Глава 1. Дом в конце улицы

В сентябре 1872 года, имея в кармане всего лишь десять фунтов и отсутствие перспектив найти работу в ближайшие несколько месяцев, я был вынужден переехать на окраину Лондона, в район Ист-Энд. Проливной дождь, слякоть и промозглый ветер не прибавили мне настроения, когда я тащил свой небольшой, но тяжелый скарб по Скинворд-стрит в поисках дома № 32, где мне чудом удалось снять дешевую комнату. Я обещал хозяину дома, мистеру Брикману, быть раньше, но срочные дела задержали меня в центре города, и я опоздал к назначенному мне часу.
Уже стемнело, и сумерки делали расплывчатыми все, что находилось в двадцати ярдах от меня. Немногочисленные прохожие, кутаясь в шарфы и шали, и тщетно прячась под хрупкими зонтами от струй беспощадного дождя, торопливо шли по своим делам и не обращали на меня ни малейшего внимания.

Я брел по узкой улице, с одной стороны которой находились серые, с облупленными стенами мрачные дома, а с другой - тянулись заросли плотного кустарника за покосившейся ржавой оградой. Я промок насквозь и уже начинал дрожать от холода - таких дождей не было уже несколько лет. Пройдя еще ярдов тридцать, я остановился на очередном перекрестке и понял, что окончательно заблудился.
- Извините, сэр, - обратился я к спешащему мимо меня пожилому мужчине.
Мужчина слегка вздрогнул и хотел, было, пройти мимо, сделав вид, что не расслышал вопроса, но все же остановился и окинул меня рассеянным взглядом.
- Не могли бы вы подсказать, - продолжил я, - как пройти к дому № 32? Я, по всей видимости, окончательно заблудился.
- Дом 32? - он наморщил лоб, пытаясь что-то вспомнить. - Нет... но, если вы скажете мне кто владелец дома, то, возможно, я смогу вам помочь.
- Да, сэр, это мистер Брикман.
- Конечно, конечно... - легкая тень мелькнула в его серых глазах, но быстро пропала. - Вам нужно вернуться назад до следующего перекрестка и повернуть налево в аллею. Идите прямо, и вы выйдете к дому.

- А как я его узнаю, сэр? - немного растерялся я.
- О, поверьте, вы не ошибетесь. Это единственный жилой дом в том квартале. - Он развернулся и, не дожидаясь благодарности, быстро зашагал прочь.
Вернувшись назад, я, действительно, увидел узкую аллею, ведущую вглубь кустарника за ржавой оградой. Аллею густо затянула растительность, и не было ничего удивительного в том, что я прошел мимо нее в предыдущий раз.
Сумерки быстро сгущались, но впереди, в отдалении виднелся дом, на крыльце которого светился тусклый свет. Я тяжело вздохнул и двинулся к дому.
Через камни мостовой пробивалась трава и небольшие кусты, и мне приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы не споткнуться. По краям этой старой, заброшенной улицы стояли развалины бывших домов с просевшими крышами и черными проемами разбитых окон. Наверное, этим домам был далеко не один десяток лет и уж точно не один десяток лет они стояли одинокие и покинутые людьми. Между домами и за ними, образуя густую рощу, росли столетние буки с толстыми, могучими, но почему-то кривыми стволами и ветками, напоминающими скрюченные пальцы какого-то мифического чудовища.

Глава 2. На новом месте

С самым отвратительным настроением и мокрый до последней нитки, я подошел к освещенному масленым фонарем крыльцу и постучал в дверь. К моему удивлению, она быстро распахнулась, и из мрака прихожей проступило худое лицо старика.
- Мистер Тёрнер? - хриплый голос старика напоминал скрежет ржавых петель.
Я невольно поежился от этого голоса, но постарался не подать и виду.
- Да, сэр, это я. А вы должно быть мистер Джон Брикман, сэр? Если, конечно, я не ошибся с номером дома...
Старик суетливо отступил в сторону, пропуская меня внутрь.
- Нет, сэр, вы не ошиблись... Но только я - Элайза Брикман, а Джон мой сын. Это он подал объявление о сдаче комнаты... Проходите, проходите, прошу вас, сэр... Я ждал вас немного раньше и, поэтому, не зажег лампу... Одну минутку...

Я зашел в дом, поставил мокрые вещи на пол и прикрыл дверь. Шум дождя немного стих. Я вытер лицо и лоб ладонью и огляделся. Большую гостиную освещала только свеча, стоявшая на полке древнего камина. В полумраке угадывались очертания кухни и грубой лестницы, ведущей на второй этаж. Низкий, закопченный потолок, неровные стены, местами с трещинами и обвалившейся штукатуркой, прорези небольших окон...
Тем временем старик зажег большую керосиновую лампу с зеленым абажуром. Стало светлее, и я смог разглядеть старика. Скорее, он производил отталкивающее впечатление: седые, спутанные волосы, неряшливая одежда, немного дрожащие руки с длинными скрюченными пальцами и неровными желтыми ногтями. Резкие черты его лица, особенно блеклые серые глаза говорили о хитрости и жадности.
- Пойдемте, сэр, я покажу вам вашу комнату, а завтра придет мой сын и расскажет вам все остальное. - Старик взял с камина свечу и направился в сторону одной из комнат на первом этаже.
- А, вы сами разве живете не здесь, сэр? - удивился я, следуя за стариком.
- Нет, сэр, я с сыном живу недалеко в соседнем квартале, а здесь мы только сдаем комнаты.
- Здесь есть еще жильцы? - осторожно поинтересовался я.
- Кроме вас, сэр, никого сейчас нет. Слишком мало желающих, снять нашу лачугу. Поэтому, пока дом полностью в вашем распоряжении.

Пламя свечи отбрасывало на потолок и стены неровные, причудливые тени. Мы подошли к двери, старик открыл её и скрылся в темноте.
- Минуту, сэр, - раздался его голос, чиркнула спичка, и комната осветилась мягким, но тусклым светом лампы. - Проходите, сэр.
Вопреки моим ожиданиям, комната оказалась достаточно чистой несмотря на то, что все было затронуто временем: и стены, и пол, и потолок. Из мебели в комнате были лишь деревянная кровать, небольшой, грубо обструганный стол и такой же стул. Круглое, маленькое оконце, завешенное куском мешковины, выходило на задний двор, но на улице уже было так темно, что я ничего не смог разглядеть. К тому же, начался сильный ливень, и струи дождя барабанили по стеклу.
- Ключ от входной двери здесь на столе, сэр. - старик посмотрел на меня выжидающе, было видно, что ему уже очень хочется уйти.
- Да, мистер Брикман, спасибо. Можете идти.
- Спасибо, сэр. Спокойной вам ночи. Джон заглянет к вам завтра после полудня.
Старик развернулся и вышел из комнаты. Послышались его шаркающие шаги через гостиную, потом хлопнула входная дверь, повернулся ключ и все стихло. Дом погрузился в тишину.

Нелегкий день утомил меня, поэтому я просто рухнул в постель и сразу уснул сном младенца под шум дождя и раскаты грома. Мое положение уже не казалось мне таким ужасным. О, боже, как я ошибался...

Глава 3. Мистер Брикман

Вчерашний трудный день полностью вымотал меня, поэтому, я встал поздно. Дождь даже и не думал заканчиваться: крупные капли с шумом барабанили по стеклу и крутой крыше дома. Теперь у меня было достаточно времени, чтобы внимательно рассмотреть мое новое жилище.
Скудный свет серого дня проникал в мою комнату сквозь небольшое квадратное окошко. Признаюсь, меня удивило, что доски пола были почти новыми, еще сохранившими запах свежего дерева, а стены аккуратно покрашены. Насколько я помнил, в гостиной пол был старым, а стены с трещинами и обвалившейся штукатуркой. И везде стоял запах сырости и плесени.
Я вышел из комнаты, чтобы это проверить, и, действительно, гостиная, да и весь дом, производили впечатление старого, заброшенного строения. За исключением моей комнаты...
Пройдясь по дому, я обнаружил еще три комнаты: две наверху и еще одну рядом с моей. Я тщетно дергал дверные ручки, пытаясь их открыть - все они были заперты. Наверное, хозяева не хотели, чтобы жильцы праздно шатались по всему дому. Я посчитал это вполне разумным и лишь пожал плечами.

У меня скопился достаточно большой архив бумаг, который следовало привести в порядок, поэтому я немедля принялся за дело.
Два часа пролетели, как одно мгновение, и я невольно вздрогнул, когда услышал звук открываемой входной двери и чьи-то быстрые шаги в гостиной. Через секунду до меня дошло, что это, должно быть, пришел сын мистера Брикмана - Джон. Я быстро поднялся из-за стола и вышел из комнаты.
В гостиной я сразу увидел розовощекого, дородного молодого человека лет тридцати пяти. Он повесил свой плащ, с которого стекали потоки воды, на крюк рядом с дверью, и теперь, стоя посреди комнаты вытирал платком руки и лицо.
- О, мистер Тёрнер! - его лицо расплылось в широкой улыбке, и он резво подошел ко мне и протянул руку. - Джон Брикман, сэр.
Я пожал протянутую руку и поздоровался.
- Сэр, вчера я задержался по делам, поэтому попросил отца встретить вас. А сейчас, я забежал всего на несколько минут повидать вас и ответить на все ваши вопросы, если, конечно, они у вас есть, сэр. - Его лицо продолжало светиться улыбкой, но глаза... Мне показалось, что его серые глаза внимательно и заинтересованно рассматривают меня.
- Здесь недалеко есть хороший бакалейный магазин, сэр, наведайтесь туда непременно, - продолжал тараторить Брикман. - Я буду изредка появляться здесь время от времени по хозяйству. Но не беспокойтесь, - Он увидел мои вопросительно поднятые брови, - Я ни в коем случае не причиню вам неудобства... ни малейшего, сэр.

Я кивнул и изобразил на своем лице нечто, напоминающее улыбку. Мне определенно не нравился этот человек, несмотря на напускное радушие и словоохотливость.
- Камин и кухня полностью в вашем распоряжении, мистер Тёрнер, - он широким жестом руки обвел гостиную. - Вы найдете здесь все, что может вам понадобиться.
Я, по понятным причинам, чтобы не показать свое чрезмерное любопытство, не стал спрашивать его о запертых дверях, а лишь поинтересовался, по какой причине в моей комнате был выполнен такой серьезный ремонт. Ведь это далеко не дешевое удовольствие и без крайней на то причины делать его крайне обременительно для бюджета.
- Вы правы, сэр, это не дешевое удовольствие, - Брикман немного замялся и на секунду отвел взгляд в сторону. - Я не хотел вам говорить, но в начале года случилась маленькая неприятность с крышей дома и ваша комната, и комната над вами была залита водой, поэтому пришлось отремонтировать потолок и стены, а также уложить новый пол... Не беспокойтесь, пожалуйста. Такое больше не повториться, смею вас уверить, сэр. - Он широко улыбнулся, что придало ему сходство с крупной жабой. - А теперь, позвольте мне удалиться. - Он вежливо поклонился. - И непременно посетите бакалейную лавку, сэр, очень вам советую.

Когда он покинул дом, я немного постоял в гостиной, раздумывая над его словами. Вне всякого сомнения, его объяснение вполне устроило меня. Но... но я никак не мог понять, что вызвало во мне смутную тревогу. Наверное, подумал я, всему причиной были эти затяжные ливни и серый густой туман от влажных испарений...

Глава 4. Прогулка

Я проработал еще пару часов, когда увидел, что дождь стал слабее и на улице чуть посветлело. Моя спина уже давно ныла от неудобной позы, да и голова стала слишком тяжелой для дальнейшей работы. Поэтому, я решил пройтись по улице и немного развеяться.
Быстро одевшись, я вышел из дома и с огромным удовольствием втянул в себя влажный свежий воздух. Моя голова сразу прояснилась, и я откровенно посмеялся над своей чрезмерной подозрительностью.
При свете дня старинные дома были хорошо видны, и я двинулся по каменной мостовой к ближайшему из них. Главная улица находилась достаточно далеко отсюда, и звуки города терялись в густой листве массивных буков. Слышалось только пение редких птиц и шелест капель дождя по опавшей листве.
Я шёл не спеша, и с удовольствием разминал затекшие ноги и спину, но, подойдя к первому дому, я замер перед ним, с недоумением рассматривая развалившуюся постройку.

И действительно, было чему удивиться: часть крыши и второго этажа пошли трещинами и частично обвалились из-за дыры в стене на первом этаже, прямо в том месте, где находилось угловое окно дома. Дыра имела неровные края из раскрошившегося кирпича и серой штукатурки, покрытой коркой мха и прелого лишайника. Через неё без особого труда можно было пройти внутрь дома, что я и сделал с большой осторожностью, пытаясь не зацепиться одеждой или рукой за камни и кустарник находящиеся внутри.
Вся деревянная мебель и пол уже давно сгнили, превратившись в безобразные и бесформенные груды пожелтевшей трухи, на которых вовсю хозяйничал темно-зеленый, густой плющ. Вокруг в беспорядке валялся мелкий скарб, и всё в комнате выглядело так, словно хозяева в большой спешке или даже в панике покинули этот, когда то уютный дом.
В глубине комнаты виднелся, заросший травой, очаг, сложенный из грубых, серых камней. Но, ещё издалека, моё внимание привлек небольшой, покрытый мхом, выступ в стене. Я подошел к нему и нагнулся, чтобы рассмотреть ближе... Да, я не ошибся: на нем смутно угадывались цифры - с трудом мне удалось прочитать надпись «1643». Как я и думал, этим постройкам было не менее двухсот лет, но, определённо, лет пятьдесят назад в них ещё жили люди…

Я вышел из дома и прошел дальше к следующей постройке, расположенной в двадцати ярдах от первой. Похожая дыра была и в этом доме, но уже на месте входной двери. Ржавые поручни на крыльце были неправдоподобно изогнуты и покорежены. Я поднялся по остаткам крыльца и осторожно заглянул в дверной проем. Из сумрака большой прихожей веяло сыростью и тяжелым запахом влажной листвы. Капли дождя барабанили по остаткам крыши и их звук гулким эхом отдавался в глубине дома... Словно зачарованный стоял я снаружи, не решаясь зайти в этот полумрак. Что бы ни являлось причиной этих разрушений, она поистине была мощной силой, и я терялся в догадках о природе этого явления.
Мой тонкий плащ уже начал промокать, и я почувствовал легкий озноб. Поэтому, не теряя времени на осмотр других построек, я повернулся и быстро зашагал обратно.
Временное затишье за несколько мгновений сменилось ветром, и дождь усилился. Небо снова заволокли тяжелые, серые тучи. Казалось, что они висят прямо над верхушками деревьев.

Сверкнула молния, где-то поблизости оглушительно прокатился раскат грома... И дождь полил, как из ведра. Я ворвался в дом и с облегчением захлопнул за собой дверь.
Несмотря на то, что я вымок до последней нитки, моя усталость прошла, и я снова был полон сил и энергии. Поэтому, вечером я работал допоздна, а когда на меня снова навалился сон, то погасил лампу и с удовольствием лег в постель...

Глава 5. Нехороший дом

Но в эту ночь мой сон был неспокоен. Возможно, причиной тому был слишком влажный воздух и давящая духота, а возможно, и краткие, но яркие сны, которые я видел, временами проваливаясь в глубокую дремоту.
Несколько раз я просыпался в поту, а потом долго не мог заснуть, находясь в каком-то туманном оцепенении. Мне снилось, что я бесконечно падаю в черную, бездонную пустоту, мой полет ускорялся с каждым мгновением, и чем быстрее я падал вниз, тем сильнее мое сердце сжималось от приступа страха...
Я вновь проснулся и сел в кровати, сбросив с себя одеяло. Струи дождя нещадно барабанили по стеклу. В комнате стоял очень слабый, но стойкий запах. Я принюхался. Да, запах действительно был, и он мне не приснился: резкий и отталкивающий, но очень слабый. Я беспокойно втянул носом воздух еще раз, и тут вспомнил, что сегодня ходил по грязи и, возможно, этот запах исходил от моих туфель, которые я отмыл, не столь тщательно, как следовало бы. Немного успокоившись, я снова лег под одеяло и быстро заснул до утра уже без сновидений.

Проснувшись утром, я вышел в гостиную и обнаружил, что мистер Брикман уже побывал здесь и достаточно рано, о чем говорил огарок свечи на столе. Какой бы необходимостью не были вызваны эти визиты, они меня не беспокоили, и этого было вполне достаточно, чтобы я не обращал на них никакого внимания.
Ближе к полудню я решил воспользоваться советом мистера Брикмана и пройтись в бакалейную лавку. Мне нужно было уже пополнить свои запасы, но признаюсь честно, дело было совсем не в этом - мне не терпелось получить немного информации об этом доме и о тех домах, которые находились рядом. На окраине Лондона много похожих районов, но этот разительно отличался ото всех прочих: есть места тихие и заброшенные, но это место было слишком тихим и слишком заброшенным...
Лавку я нашел достаточно быстро. Она располагалась на главной улице между грязной прачечной и домом ростовщика. На старой вывеске выцветшими от времени буквами было написано «Бакалея Смита».

Перепрыгнув через бурлящий вдоль края мостовой мутный поток и чудом не растянувшись на грязных камнях, я оказался напротив старой застекленной двери с медной, затертой до блеска, ручкой. Открыв скрипучую дверь, я услышал звон колокольчика над входом и вошел внутрь.
Прямо напротив двери располагался длинный и широкий прилавок, за которым стоял дородный мужчина с густой, короткой бородкой. Он с интересом оглядел меня.
- Добрый день, сэр. Что вы желаете приобрести? У меня большой выбор... - сказал бакалейщик густым басом и обвел рукой прилавок и стеллажи.
Я поздоровался и протянул ему список необходимых продуктов.
- Простите за моё любопытство, сэр, но вы, кажется, недавно здесь? - бакалейщик надел очки и принялся собирать товары на прилавок, сверяясь со списком. - Я знаю всех в этой округе, но вас я вижу в первый раз.

- Да, вы правы, я только позавчера снял здесь комнату.
- Меня зовут Джером Смит, сэр, - он добродушно улыбнулся. - Еще мой отец и дед держали эту лавку, поэтому я с самого детства знаю местную округу и всех ее жителей. - Он достал из-под прилавка бумажный пакет и с шумом расправил его. - Еще раз прошу прощение за моё любопытство, сэр, но скажите, у кого вы остановились?
- Это семья Брикманов - Джон и его отец, - ответил я и сразу заметил, что в его глазах мелькнула все та же тень, что и у прохожего на улице несколько дней назад.
- Да, конечно, я их знаю, сэр, и их дом тоже, - от веселого настроения хозяина лавки не осталось и следа. Он засопел и принялся укладывать мои покупки в бумажный пакет.
- Странный у них дом, - я осторожно решил продолжить тему.
Бакалейщик лишь искоса посмотрел на меня и еще усерднее принялся запихивать продукты в пакет. В наступившей тишине было слышно только шум дождя, стекающего по стеклам магазина и сопение хозяина...
- И улица тоже... На ней никто не живет. Что там случилось? - мое любопытство становилось слишком явным, но к моему удивлению, Смит ответил.
- Извините меня, сэр, за проявленную бестактность, но вы действительно человек новый в здешних местах... - бакалейщик немного помолчал, вытирая ладонью внезапно вспотевший лоб. - Я не сторонник распространения сплетен и никогда не грешил этим. Но скажу вам, как добрый самаритянин, если уж вы того очень хотите... Разное говорят про эту улицу и не всегда хорошее. Там уже лет пятьдесят никто не живет, кроме этих Брикманов. Да и то, они сдают там только комнаты, а сами живут вверх по улице.
Я выжидающе смотрел на него, не говоря ни слова.

- Как правильно вы сказали, странное это место, сэр. Точнее уж точно не скажешь. Даже местные бродяги предпочитают обходить его стороной. - Смит недобро усмехнулся в бороду и продолжил. - Никому не ведомо, что и как произошло тогда, но люди оттуда разбежались, как тараканы. За месяц все съехали и дома побросали. - Бакалейщик покачал головой, продолжая собирать пакет. - А куда съехали некому не ведомо. Но здесь точно никто не остался, кроме деда и отца Брикмана младшего... С вас пятьдесят центов, сэр.
Смит внезапно замолчал, увидев моё побледневшее лицо.
- Вы в порядке, сэр? - поинтересовался он. - Я надеюсь, не очень напугал вас своими глупыми россказнями?
- Да, со мной все в порядке, Джером. Просто… ваш рассказ меня немного озадачил, - я расплатился и забрал пакет с продуктами. - Спасибо.
- Заходите еще, сэр. И извините, что расстроил вас.
Я уже взялся за ручку двери, когда Смит снова заговорил.
- Сэр, послушайте моего доброго совета - уезжайте оттуда и найдите для себя другую комнату.
Не оборачиваясь и не отвечая на его слова, я быстро выбежал из лавки. На душе у меня скреблись кошки...

Глава 6. Овраг

Дома я наскоро перекусил и снова вышел на улицу - мне не сиделось внутри, несмотря на проливной дождь и не законченную работу. Я решил более тщательно исследовать окрестности вокруг дома. Какое-то смутное беспокойство все более и более терзало меня и не давало покоя. И еще другое чувство - чувство тайны, возможно, зловещей и мрачной, но я был полон безрассудной решимости разгадать её.
Дом был небольшой - всего четыре комнаты и гостиная. Сложенный из массивных каменных блоков, он стоял немного особняком от остальных домов и казался более новым. Мне захотелось посмотреть, что находилось с противоположной стороны дома, и я пошел по узкой тропинке вдоль его фасада.
Тропинка обогнула угол дома, и я увидел, что с обратной стороны он примыкал к густой поросли дикого вереска. Подойдя к кустарнику, я оказался на краю оврага, круто обрывающемуся вниз. Сквозь зелень мне не удалось разглядеть, насколько глубоко уходят его склоны, поэтому я решил обойти овраг по краю и поискать какую-либо тропинку, ведущую сквозь кустарник.
Оказалось, что овраг имел довольно внушительные размеры. В моих ботинках уже хлюпала вода, а плащ промок насквозь, но я продолжал с упорством спартанца двигаться вперед.

Наконец мои усилия были вознаграждены: между кустами я увидел просвет и без колебаний двинулся в него, о чем сразу глубоко пожалел. Подошвы моих ботинок скользнули по мокрой траве, и я упал навзничь, больно ударившись спиной. Мне повезло, что это был не край оврага, а только выступ, ведущий вниз по склону на небольшую площадку, почти не видимую снаружи.
Я поднялся на ноги, стряхнул с одежды комья грязи и огляделся. Площадка имела ярдов десять в поперечнике. Ближе к внешнему краю оврага, на ней виднелись следы древней каменной кладки, как будто здесь раньше находилось какое-то строение или ограждение. Противоположная часть площадки резко обрывалась вниз, и склон терялся среди вереска. Но только здесь, стоя на самом краю, мне удалось увидеть, насколько глубоким был этот овраг - ярдах в десяти подо мной виднелись широкие кроны буков, а это значит, что овраг был глубиной не менее тридцати ярдов. От этого у меня по коже пробежали мурашки, и я отошел от опасного края.

Полностью удовлетворив свое любопытство и дрожа от холода, я уже решил было закончить это небольшое приключение и двинуться к дому, как снова чуть не упал, споткнувшись о какой-то выступ, скрытый густой травой. Я присел на корточки и раздвинул траву руками.
На земле вырисовывался контур каменного монолита, имеющего форму круга и покрытого слоем мха. Сквозь многочисленные трещины на его поверхности, пробивалась трава и, поэтому, я не смог разглядеть его раньше.
Монолит имел примерно четыре фута в диаметре и явно был рукотворного происхождения. На его поверхности под слоем мха угадывались какие-то контуры, и я принялся старательно расчищать их руками.
Спустя двадцать минут упорного труда, стоившего мне ободранных пальцев и царапин, я расчистил поверхность камня и замер в изумлении. Линии сложились в рисунок - пусть он был грубым и примитивным, но все же, его полустёртые временем очертания напоминали мне какой-то знакомый образ. Чуть ниже изображения на шершавой поверхности камня были вырублены шесть букв. Я всмотрелся в их очертания и с трудом прочитал слово, которое они составляли:

У... К... У... Б... У... Н...
Я еще раз медленно повторил его по буквам.
У-К-У-Б-У-Н...
От этого незнакомого слова веяло чем-то неприятным, тяжелым и древним. Мое сердце кольнуло холодом, как будто чья-то незримая ледяная рука на мгновение сжала его и сразу же отпустила...
Я снова попытался разглядеть изображение с разных сторон, но все мои попытки понять, что же высечено на поверхности камня были тщетны и я с разочарованием оставил это занятие.
На обратном пути к дому от моего энтузиазма разгадать эту старинную тайну не осталось и следа. Я шел в быстро наступающих сумерках, стуча зубами от холода, и нещадно корил себя за излишнее любопытство. Все случившееся, казалось мне уже диким бредом моего разгоряченного воображения, и я поклялся себе, что с этого момента больше никогда не буду думать об этой странной истории.

Вернувшись домой, я растопил камин, переоделся и снова принялся за работу, расположившись прямо в зале рядом с пылающим жаром очагом. Мне, первый раз за все эти дни, работалось легко и с большим удовольствием.
За работой незаметно пролетело несколько часов и ближе к полуночи меня потянуло в сон. Я несколько раз протяжно зевнул, с наслаждением потянулся и, оставив бумаги в зале, побрел в свою комнату. Мои глаза уже слипались, и едва коснувшись головой подушки, я провалился в глубокий, здоровый сон…
Пробуждение было быстрым и внезапным. Я снова был в липком, холодном поту, в кромешной темноте и с чувством дикого страха, от которого мои волосы стояли дыбом, а кожа рук и ног покрылась, словно сыпью, мелким и зудящими мурашками.
Дождь временно затих, стояла полная тишина, но я был абсолютно уверен, что проснулся совсем не от ночного кошмара и не от духоты, а от какого-то звука. Может быть, тихого, может быть, громкого. Его уже не было, но его вибрации еще раздавались слабым эхом у меня в голове.
И запах…

Снова этот неприятный, резкий запах. Он, казалось, заполнял собой всю мою комнату. Но сейчас он был уже сильнее, чем в прошлый раз. Свои туфли и мокрую одежду я оставил около камина, поэтому они не могли быть его источником.
Я вылез из постели, прошел по комнате и открыл дверь. Свежий воздух устремился мне в лицо, и дышать стало свободнее. Значит, источник этого запаха находился где-то внутри комнаты. Мои глаза уже немного свыклись с темнотой, и я осторожно встал посреди комнаты и принюхался. Казалось, запах шел со всех сторон, но я никак не мог определить, откуда именно.
Постояв так несколько минут, я начал замерзать. Поэтому, я решил оставить дверь приоткрытой и снова забрался под теплое одеяло. Я уже почти успокоился и снова стал думать о сне, списав все на свою излишнюю мнительность и, возможно, отзвуки далекого грома.

И тут, снова раздался этот звук... он был похож на утробное ворчание очень крупного животного... в нем было слышно одиночество, тоска и... какое-то адское нетерпение... Звук шел со стороны окна и, как мне показалось, из самой глубины оврага.
Я поежился под одеялом и попытался снова закрыть глаза. Все мои страхи опять вылезли наружу. Чувство, что дом находится на самом краю мира, на вершине хрупкого утеса, зависшего над бездонной черной и жадной бездной, не покидало меня ни на минуту.
Так я лежал, не смыкая глаз и вздрагивая от каждого скрипа, достаточно долго. Звуки больше не повторялись, снова начался дождь и вскоре я забылся тяжелым сном под звуки грозы.
Мое пробуждение было ужасным. Голова раскалывалась от бессонной ночи. Я понял, что проспал очень долго и сейчас уже около полудня. Не в силах сразу подняться с постели, я ещё около получаса беспокойно ворочался с боку на бок, обдумывая события этой ночи.
Сначала я твердо решил пойти к Брикманам и потребовать, чтобы они рассказали мне всё, что здесь происходит. Но спустя несколько минут здравых размышлений, я понял, что эта идея была не очень хорошей.

Что я мог бы им сказать? Что младший Брикман приходит сюда время от времени - так это его право, и он заранее предупредил меня об этом. Тем более, что это не приносит мне никакого беспокойства...
То, что улица старая и дома разрушены? А само место пользуется дурной славой? Так это, было более полувека назад и какое, скажите на милость, отношение те события имеют к сегодняшнему дню...
Ночной звук из глубины оврага? Это может быть все, что угодно...
Запах? Да, запах! Но сейчас в комнате совсем не пахнет, и днем тоже совсем нет запаха. Он появляется только ночью, да и то ненадолго...
Я тяжело вздохнут, и помял пальцами виски.
Комната меня вполне устраивала по цене. И весь дом находился сейчас в моем полном распоряжении. Вряд ли сейчас я смог бы найти вариант лучше. Да и оплату я внес авансом до конца месяца - на этом условии настоял Брикман.
Я снова тяжело вздохнул. Вставать совсем не хотелось.
И тут я с радостью вспомнил о своем старом знакомом - Томе Доусоне. В тот момент, когда я с ним дружил, а это было лет семь назад, он работал младшим клерком в одном из регистрационных бюро, которые ведут учет всех сделок с недвижимостью, включая и сделки с земельными участками. Только он мог пролить свет на эту странную историю.

Глава 7. Старый друг

С энтузиазмом я вскочил с постели. Минут пятнадцать у меня ушло на то, чтобы отыскать адрес его конторы среди своих записей. Наскоро перекусив, я оделся потеплее, прихватил зонт и вышел из дома.
Прогулка под холодным ливнем по грязным улицам заняла у меня чуть больше часа. Измученный непогодой и пронизывающим ветром, я, наконец, подошел к внушительной входной двери юридической компании «Ричмонд и Харрис», которая занималась регистрацией сделок с недвижимостью в Западном Лондоне.
В просторном вестибюле за конторкой располагался секретарь, который вежливо поинтересовался целью моего визита. Узнав, что я друг мистера Доусона и хотел бы немедленно его видеть, секретарь кивнул и жестом подозвал одного из младших клерков, сидящих неподалеку.
- Джим вас проводит, сэр. Мистер Доусон находится на втором этаже. Рад был вам помочь, сэр.

Вместе с молодым человеком я поднялся на второй этаж по массивной дубовой лестнице с резными перилами. Вдоль длинного коридора располагалось множество дверей. Клерк подошел к одной из них, постучал и, услышав ответ, приоткрыл дверь и что-то быстро сказал. Потом, вежливо отошел в сторону и жестом пригласил меня внутрь.
В небольшой комнате за рабочим столом, обтянутым зеленым сукном, сидел все тот же старина Доусон, которого я знал много лет назад. Он ничуть не изменился с тех пор: зачесанные назад, напомаженные волосы, белая рубашка с накрахмаленным воротничком, да, только еще отрастил бородку по последней моде и немного прибавил в весе.
Мы тепло обнялись и несколько минут предавались воспоминаниям о годах нашей дружбы.

После недолгой паузы, я рассказал Тому, что хотел бы получить информацию о небольшом участке, расположенном в Ист-Энде. Он немного помолчал, обдумывая мой вопрос.
- Думаю, что я смогу тебе помочь, дружище, - он слегка хлопнул меня по плечу. - Не лично я, конечно... У меня есть знакомый в твоем районе. Он тоже занимается сделками с недвижимостью.
Том подошел к столу, взял чистый лист бумаги, что-то быстро и размашисто написал на нем.
- Вот, возьми, - он сложил лист и протянул его мне. - Знакомого зовут Билли Чабб. Ты найдешь его на Виксленд-стрит, дом 12. Юридическая контора «Моритц и Сын». Отдай ему это письмо, и он непременно поможет тебе.
Я поблагодарил Тома и вышел из его кабинета. Путь до Виксленд-стрит был не близкий, и я решил не терять время напрасно.

Глава 8. Странная недвижимость

Мистер Чабб оказался очень милым молодым человеком лет тридцати. Прочитав письмо Тома, он вежливо поинтересовался, как идут дела у моего друга, и лишь потом спросил о цели моего визита.
- Том сказал мне, - несколько неуверенно начал я, - что у вас есть доступ к регистрационным записям о сделках с недвижимостью в районе Ист-энд. И вы можете мне помочь.
- Да, это так. Все сделки проходят через нашу юридическую фирму, - Чабб немного прищурил глаза. - А что конкретно вас интересует? Чем я могу вам помочь?
Я немного помолчал, собираясь с мыслями.
- Меня интересует одна из улиц в этом районе - Скинворд-стрит. Точнее, дом номер тридцать два и несколько домов рядом с ним. Они пустуют уже много лет... кроме номера тридцать два.

Чабб с интересом взглянул на меня, слегка кивнул головой и потер рукой гладко выбритый подбородок.
- Я думаю, что смогу поднять историю сделок по этим домам или найти имена их владельцев, - Чабб поднялся из-за своего стола. - Правда, мне потребуется для этого некоторое время. Том написал мне, что это нужно сделать срочно. - Он вопросительно поднял брови. - Вы сможете подождать?
- Да, конечно.
- Тогда, - Чабб вышел из-за стола и направился к двери, - мне понадобится примерно полчаса или немного больше. - Он приоткрыл дверь и снова обернулся. - Хотите чаю?
- Будет очень любезно с вашей стороны. Я сегодня только позавтракал.
- Сейчас я распоряжусь, и вам принесут чай и гренки, - Чабб вышел из комнаты и прикрыл дверь.
Оставшись один, я рассеянно оглядел кабинет. Высокий потолок, обрамленный витиеватой лепниной, буковый, массивный стол, тяжелые шторы на окнах - несомненно, юридическая контора Билли Чабба процветала.

Я встал со стула и нервно прошелся по кабинету. Часы на столе показывали половину четвертого. На улице продолжал лить дождь и его капли монотонно стучали по железному карнизу за окном. Раздался раскат грома и медленно затих вдали...
Эта история вывела меня из равновесия. Чувство, что что-то должно произойти не покидало меня ни на мгновение и с каждым часом становилось только острее. Я пытался успокоить себя, но это было абсолютно бесполезно.
Тихо открылась дверь, и в комнату вошел юноша с маленьким серебряным подносом, на котором стояла чашка с дымящимся, ароматным чаем и лежали несколько аппетитных гренок. Юноша осторожно поставил поднос на стол и так же молча, удалился.
Я дождался, когда за ним закроется дверь и тут же с огромным аппетитом набросился на принесенное угощение. Гренки были замечательные - на несколько минут я даже забыл о своих проблемах и наслаждался их вкусом...

Чабб вошел в комнату неожиданно и быстро. Я как раз допивал чай и чуть не опрокинул чашку себе на сюртук. Не обратив на это ни малейшего внимания, он энергично подошел к столу и опустился в кресло.
- Представьте себе, - начал он, разложив перед собой несколько листов бумаги, исписанных мелким почерком, - это действительно интересная история. Оказалось, чертовски трудно найти некоторые документы, но мы справились.
С нетерпением я подался вперед и чуть снова не расплескал остатки чая, только уже себе на брюки.

- Начнем с того, - продолжил Чабб, - что это место очень древнее. Некоторые дома были построены еще в начале семнадцатого века. Владельцы этих домов, судя по возрасту, указанному при регистрации или перерегистрации недвижимости, уже умерли. А наследники до сих пор не предъявили никаких прав на наследство.
- Да, эти дома почти полностью разрушены и не пригодны для жилья, - подтвердил я.
- Это, конечно, очень странно... Было несколько обращений от частных лиц относительно хозяев этой недвижимости, но мы не смогли ничем им помочь.
Он сделал паузу и через несколько секунд снова продолжил.
- Как вы, наверное, знаете, система ведения регистрационных записей в Англии предусматривает, что все документы, составленные когда-либо в отношении любого земельного участка, должны храниться в Центральном архиве. Так вот... мы специально несколько лет назад поднимали документы в этом архиве, но никаких упоминаний о покупке новой недвижимости прежними владельцами этих домов нигде не нашли. - Чабб посмотрел на меня, подняв брови. - А это значит, что они либо стали снимать частное жильё, либо, что более вероятно, покинули Англию навсегда и... постарались забыть об этой недвижимости.

Я шумно втянул в себя воздух. История становилась все более загадочной и мрачной.
- Дом номер тридцать два, - Продолжал Чабб. - является собственностью семьи Брикман с 1823 года. Его построил прадед нынешнего владельца, Вилли Брикман, со своим старшим братом Рэнди. Кроме этого дома, семья Брикманов имеет в собственности дом номер пятнадцать по Сайшелл-стрит. Все сделки оформлены строго по закону и не вызывают никаких сомнений. Если, конечно, именно это вас интересует.
Чабб замолчал и посмотрел на меня. Он немного помедлил, но решил продолжить.
- Есть еще кое-что об этом месте... На самом деле, там было еще пять домов, - он снова замолчал.
- И что же с ними стало? - с волнением спросил я.
- Это тоже были очень старые дома. Они располагались, судя по плану, примерно там же, где сейчас расположен дом номер тридцать два.
- Но там больше нет ни единого дома, кроме дома Брикманов, - в нетерпении перебил я Чабба, - Там только огромный овраг.
- Да, вы абсолютно правы, - он бросил взгляд на бумаги перед собой, - сейчас на этом месте овраг.
У меня все похолодело внутри.
- Вы хотите сказать, что раньше оврага не было, и там стояли дома? - в замешательстве вымолвил я.

- Да, это так. - Он кивнул головой. - В 1815 году, вероятно, подземные воды подмыли основание огромного пласта почвы, и он вместе с домами просел вглубь земли, и на этом месте образовался большой овраг.
- А как же люди? - непроизвольно вырвалось у меня.
- Это произошло ночью, поэтому полиция смогла начать спасательные работы только с рассветом, - Чабб немного помолчал, прикусив губу. - И, как вы сами понимаете, никто не выжил.
Пораженный его рассказом, я некоторое время сидел не двигаясь и смотрел в одну точку.
- С вами все в порядке? - Чабб легко коснулся моей руки.
- Да, все в порядке, - я посмотрел на него. - Просто, это все слишком неожиданно для меня. - Я постарался изобразить улыбку на своем лице, но вероятно мне это не очень удалось, так как Чабб странно на меня посмотрел.
Поднявшись, я поблагодарил его за помощь и направился к двери.
Я уже почти вышел из кабинета, когда Чабб неожиданно окликнул меня.
- Прошу прощения за мое излишнее любопытство, но зачем вам это нужно?
- Я живу в этом доме, - коротко ответил я и вышел в коридор, оставив Чабба в глубокой задумчивости.


Новость отредактировал Estellan - 2-09-2020, 22:03
Причина: Стилистика автора сохранена.
2-09-2020, 21:59 by GrishinEПросмотров: 1 118Комментарии: 1
+6

Ключевые слова: Лондон детектив чудовище легенда авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Сделано_в_СССР
3 сентября 2020 04:49
+1
Группа: Журналисты
Репутация: (3675|-1)
Публикаций: 2 676
Комментариев: 13 703
Начало истории хорошее, пойду читать продолжение, часть 2. +++
                                      
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.