Русалка

scale_1200


- Мы тоже молодыми были, - начал свой рассказ Митрич, – помнится, жила у нас в деревне семья, они потом в город уехали. Мать и четверо детей: дочка у них была красавица, шестнадцать лет, косы ниже пояса (каждая с кулак толщиной, сейчас такую красоту не сыскать), весёлая девчонка, озорная; три брата - двое погодки, старше неё, а младшему лет тринадцать или четырнадцать. К чему я про эту семью вспомнил, чуть позже скажу.

Случилось тогда, что студентов привезли за неделю перед Иваном Купала. Они уже немного обжились, некоторые за девчонками нашими ухлёстывали, а за городскими красавицами наши парни увивались. Частенько вот так же на берегу у костра сидели, песни пели, на гитаре брякали. В общем, весело было.

В то время к нам из города студентов часто пригоняли, чтобы помогать в совхозе. Иногда на прополку, иногда на уборку, у них это практикой называлось. Сеяли тогда много, и зерно, и свёклу, и морковку, и турнепс на корм скоту, гороховые поля были, кукурузные…

- Дед, давай ближе к делу, - поторопил старика Колька Самохин. – Поняли мы, что молодым быть хорошо, но что там дальше было интересно. А то ведь пока ты про каждое поле, что в совхозе сеяли, болтать будешь, утро наступит.

Митрич отхлебнул чая, явно сожалея, что не дали ему рассказать, как они со сверстниками украдкой таскали с колхозных полей горох да кукурузу, сладкий турнепс да морковку, а потом поедали эти вкусности у костра, зубы-то были крепкими, не то, что сейчас… но рассказ свой продолжил.

- Договорились мы тогда напугать городских. На Ивана Купала Санька (так девчонку звали, помните, я в начале говорил) распустила свои шикарные косы, надела ночнушку материну и возле Ёлтышева мостика, на наклонившемся к воде дереве, сидит-качается. А к месту, где вечорка проходила, к берегу Ини, как раз мимо этого мосточка надо было идти. Сейчас ничего на том месте не осталось, а тогда, хоть и небольшая речка была, но даже рыбёшка в ней водилась. С Инёй не сравнить, конечно, но всё-таки живая речушка по камушкам журчала.

Студент один после всех шёл, чего он задержался, не помню уже. Вечер тогда уже почти ночью стал, но ночи в это время не шибко тёмные, сами знаете. Увидел в полумраке красавицу в белом, да как припустит к нашему костру бегом. Прибежал, глаза выпученные… и заикаться вдруг стал.
«У Ё-ё-ёлтышева мо-о-остика ру-у-усалка с ве-е-етки на ветку пры-ы-ыгает!» – кричит.

Мы посмеялись, мол, разыграли тебя.

Он сильно ругался.

«Знал бы, за косы бы её стащил с дерева», - говорит.

А кто ж бы ему дал? Братья-то её караулили, все трое, парни были крепкие.

В общем, заикаться он нескоро перестал, на другой год приезжали из того же института ребята, так говорили до февраля месяца мучился.

- Городские, что с них взять, – произнёс с усмешкой Ванька Гора, – поначитаются сказок, потом верят во всяких русалок.

- Зря смеёшься, - спокойно отозвался Митрич, – русалки-то есть, я своими глазами видел. За одной такой друг мой, Стёпан Аникин, в воду ушёл и не вернулся. Кричал ему, чтобы остановился, да только он шёл, словно одурманенный, будто и не слышал меня вовсе, хотя я орал изо всех сил. Пока я вниз к реке спустился, на воде уже и кругов не осталось. С раннего утра и до самого вечера потом искали его тело с баграми, не нашли, видать течением далеко отнесло.

Я всем сказал, что он купаться пошёл, да видно в омут затянуло. Он ведь и впрямь искупаться хотел, пот после работы смыть. А про русалку я промолчал, забоялся, просмеют. Никогда не забуду, как она на меня зыркнула. Хоть и не рядом был, а видел, как у неё глаза в темноте сверкнули, у меня аж кровь в жилах захолодела. Помешать ей мог, вот и бесилась. Эх, не успел, тварь эта утащила Стёпку.

Дед вздохнул и с минуту сидел молча. Потом спросил:

- Ванька, там выпить чего-нибудь осталось? Плесни, помяну друга, царствие ему небесное. Хотя, какое уж тут небесное…

Ванька вылил деду в кружку из-под чая оставшуюся в банке бражку.

Митрич залпом выпил мутную жидкость и достал из углей небольшую картошину, которую, чуть остудив, сунул в рот.

- Ведь наверняка соврал Митрич, чтобы брагу допить, - сказал с улыбкой Серёга Петров, - но мы этого никогда не узнаем.

Старик лишь посмотрел в его сторону, прищурив заслезившийся от дыма глаз, и промолчал, во рту-то картошка.

Автор - Лана Лэнц.
Источник.


Новость отредактировал Elfin - 27-04-2020, 12:53
27-04-2020, 12:53 by Сделано_в_СССРПросмотров: 1 161Комментарии: 3
+9

Ключевые слова: Деревня семья студенты совхоз рассказ речка русалка утопленник картошка

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: зелёное яблочко
27 апреля 2020 16:23
0
Группа: Комментаторы
Репутация: (1749|-2)
Публикаций: 118
Комментариев: 6 159
Ой как мило. И даже будто не творчество
             
#2 написал: Ksenya078
28 апреля 2020 11:56
0
Группа: Посетители
Репутация: (232|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 2 561
Первая часть про молодость забавненько получилась))), да и вторая тоже))). Только вот Степана жаль. Плюс,+.
      
#3 написал: верю-не верю
29 апреля 2020 20:04
+2
Группа: Посетители
Репутация: (27|0)
Публикаций: 5
Комментариев: 864
Русалки есть, в белорусском селе, где жила моя прабабушка, была река, так вот там их видели неоднократно.

Поэтому верю и ставлю плюс.
  
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.