Бедный доктор

За окном бушевала сильная гроза, которую можно было увидеть из одного единственного окна, что располагалось в помещении. Из маленького окна был виден сильнейший дождь с грозой. В допросной комнате сидело три человека – допрашиваемый, допрашивающий и записывающий всё секретарь. Допрашиваемый – высокий мужчина, ростом шести футов, допрашивал же его куда более скромный по комплекции мужчина, которому с виду было не более сорока лет. Лицо преступника выглядело ужасно, оно было покрыто множеством старых и свежих шрамов, разрезов, отдельные фрагменты кожи явно принадлежали не ему. Кожа у преступника была бледной, как у альбиноса, глаза же чистыми – голубыми, в свою очередь волосы у него были черными, словно земля. Йохан хотел поскорее опросить странного человека и отправиться восвояси. Мужчина уже знал, что будут делать с этим подопечным, его признают невменяемым и отправят на принудительное лечение, которое, скорее всего, будет длиться до самой его смерти. Однако допрос нужно было провести, хотя бы для галочки. В допросной сидел секретарь, записывающий все, сказанное людьми.
- Итак, вы обвиняетесь в совершении серии убийств в городе Дрезден и его окрестностях, у нас есть все доказательства, необходимые для того, чтобы посадить вас, может уже начнете говорить? Для начала было бы неплохо поведать нам хотя бы свое имя, вы так и не назвали его нам.
Мужчина с изуродованном лицом пару секунд неподвижно смотрел на полицейского, он смотрел, последовала некоторая пауза, после которой урод заговорил:
- Что ж, полагаю, свое имя назвать можно, меня зовут– Гай, Гай Бошаль.
Голос мужчины звучал холодно, но вежливо, полицейский спросил:
- Хм. Бо-ша-ль, вы француз?
- Именно, родом из старой доброй Франции.

«Так, загадочный задержанный наконец заговорил - это уже хорошо, - подумал про себя Йохан, - учитывая то, что с самого задержания убийца ничего толком не рассказал о себе». Судьба мужчины была предрешена, полицейские смогли поймать его с поличным, когда он разделывал труп своей последней жертвы на столе, а в его логове – заброшенном сталелитейном заводе, нашли больше доказательств, чем нужно было. Во время задержания, всех полицейских поразила жестокость, с которой были убиты жертвы. Последняя жертва маньяка – молоденькая девушка из богатой семьи, она оказалась выпотрошена, как свинья. Маньяк извлек большую часть её органов: сердце, печень, почки, легкие и мозг. Всё это он разложил по отдельным пакетам и запихнул в холодильник. Доктора застали прямо при выполнении этой процедуры, его внешний вид удивил людей ничуть не меньше, чем зверства, которые он вытворял. Перед полицейскими предстал человек в черном плаще, свисающем до земли, на него была надета крупная черная шляпа, а на лице была маска с длинным клювом. Всем своим видом убийца напоминал легендарных чумных докторов – один из главных символов великой чумы. Маньяк сопротивлялся при задержании, и весьма яростно, троим мужчинам не удалось утихомирить его, шокер на него, тоже, поначалу не действовал. В итоге его пришлось трижды шибануть током, прежде, чем он, наконец, потерял сознание. В логове убийцы нашли немало интересных вещей, а именно: несколько крупных книг, несколько записных журналов, огромное количество разнообразных медицинских инструментов и, что самое странное – изрядное количество медицинской аппаратуры, которую использовали в больницах. Убийца превратил свое логово в небольшую медицинскую лабораторию, в которой хранились какие-то образцы. Вспоминая все детали поимки таинственного существа, Йохан радовался, что сейчас на преступника надели смирительную рубашку.

- Хорошо, с вашим именем все ясно, может, поведаете, зачем вы убивали людей?
- Хмм, я могу рассказать вам почему я это делал, но, боюсь, что вы не поверите мне и более того, сочтете сумасшедшим, на которого я и без того сильно смахиваю.
У полиции было предположение, что убийца разбирал своих жертв на органы. Оно не подтвердилось, во-первых, у некоторых из его жертв присутствовали те органы, что можно было бы дорого продать, а во-вторых, рядом с ужасающей лабораторией были найдены захоронения первых жертв, там же нашлись и органы, выброшенные безумным врачом. Удивлял полицейских и нестандартный внешний вид убийцы, у которого нашлось сразу два запасных комплекта формы чумного доктора. Йохан, как и большинство полицейских, полагал, что чумной доктор – очередной маньяк, имеющий свой собственный почерк, вроде Тада Банди, Альберта Фиша или Эда Гейна, безумный убийца, имеющий какой-то там фетиш на чумных докторов, не больше и не меньше. Однако профессиональное чутье полицейского, его интуиция, почему-то говорило ему, что здесь все не так просто. Почему-то Йохан ощущал какой-то интерес по отношении к этому человеку, за свою карьеру он успел повидать множество маньяков и они, они чем-то отличались от этого Гая Бошаля.
Любопытство дернуло полицейского переспросить:
- А вы попробуйте, возможно, я вам поверю, мы ведь, полицейские, за свою карьеру всякого навидались.
На лице у преступника появилась чуть заметная полуулыбка:
- Ну хорошо, полагаю, я могу вам рассказать.
Он выдержал небольшую паузу и продолжил:
- Признаться, мне самому хочется рассказать о моих мотивах, ибо в этом мире давно не было того, кому я мог бы рассказать о своей, кхм… работе. Грубо говоря, я занимался экспериментами над ними, медицинскими. Проводил исследования на людях.
Ответ оказался ошеломительным, чего-чего, а этого Йохан никак ожидал, маньяк, проводящий медицинские исследования, это уникальный случай за всю его, весьма длительную, карьеру. Интуиция и на этот раз не подвела полицейского.
- Вот как, и для каких же целей вы проводили все эти исследования?
- А для чего, по вашему мнению, проводят медицинские исследования, мистер?
- Исследования проводятся для получения каких-либо данных, как лечить ту или иную болезнь, сможет ли созданное лекарство избавить от нее, какие в этом случае будут побочные эффекты у лекарства, думаю, дальше можно и не продолжать, суть вы уловили, - от таких слов допрашиваемого, Йохану стало ещё дурнее, да этот псих возомнил себя каким-то гениальным врачом:
- Звучит логично, но кто же дал вам право убивать ради знаний!?

Йохан сейчас вспоминал все отчеты, связанные с этим делом. Кадры с места преступления были поистине ужасны и сейчас, сейчас он особенно четко припомнил их, полицейский едва-едва сдерживался, чтобы не встать и не врезать допрашиваемому. Он хотел резко вскочить и вдарить тому по зубам, чтобы этот козел выплевывал их вместе со сгустками крови, научный интерес полицейского быстро сменился праведным гневом, который он желал обрушить на этого горе-врача.
- А кто может дать мне такое право?
Вдруг ответил доктор вопросом на вопрос, такой ответ поставил полицейского в тупик, он не знал, что и ответить, это и не нужно было, доктор и так продолжил:
- Я работал ради высшей цели, посудите сами, так ли плохи эти исследования, если в ходе них я убью нескольких человек, но спасу… сотни тысяч? А может, и миллионы? Кто знает, - Йохан был в ярости от услышанного, однако не мог не подметить, что в чем-то, хоть и немного, но согласен с этим безумцем:
- Да уж, всё с вами ясно…
Полицейский встал со своего места, взял в руки журнал, он решил, что на сегодня хватит бесед с безумными маньяками. Не успел он подняться, как поймал на себе взгляд мужчины.
- Постойте, вы ведь ещё не вызнали всего, мистер.
Сказал ему мужчина, его голос был холоден как и раньше, Йохан сам точно и не понял, какой бес его дернул продолжить разговор, мужчина вновь сел напротив врача.
- Я бы хотел поведать вам свою историю, рассказать, как я вообще стал таким, как дошел до подобной жизни, вам ведь и это пригодится? - уже успевший угаснуть, научный интерес вновь загорелся в глазах мужчины, что же такого ему хотел рассказать этот безумец?
- Хорошо, ну и что же подвигло вас все-таки выговориться?
- Все просто, господин, не смотря на все сделанные мною вещи, не смотря на то, чем я стал, я все ещё обычный человек, который также может почувствовать себя одиноким, несчастным, понимаете, я уже не один год и, даже, не один десяток лет занимаюсь этой работой, и до сих пор не встретил того, кому бы мог выговориться, поведать о своих грехах.

Человек замолчал на мгновение, на его глазах появилась пара небольших слез:
- Знаю, вы считаете меня монстром, чудовищем, что убивает людей, но это не так, не совсем так. Проблема в другом, чтобы постигнуть все тайны медицины мне необходимы были подопытные для моих исследований.
Доктор вновь выдержал словесную паузу, после чего спросил у полицейского:
- Скажите, вы верите в непознанное? Во что-то такое, что нельзя объяснить привычной нам наукой?
Йохан на какое-то время замялся, он не знал, что и говорить, хотя и понимал, к чему ведет этот разговор, видимо, убийца верил во всяческую мистику, магию.
- Предположим, я верю, что в этом мире есть и такие вещи, которые мы пока не можем объяснить, вы собираетесь уже давать свое откровение или нет?
Спросил полицейский чуть раздраженным голосом:
- Конечно, конечно, извините мою излишнюю разговорчивость, хорошо, я всё вам расскажу, но прошу не перебивать меня в ходе моего рассказа, а иначе я могу потерять его нить, события, описанные мною, произошли не вчера, учтите это, и припомнить всё будет ну весьма сложно.
Полицейский согласился на условия доктора, тот начал свой рассказ.

- Начать следует с самого начала, родился я далеко отсюда в старой доброй Франции, в одном маленьком городке, чье название сейчас ничего не даст вам. Ох… это было давно, если честно, я уже и не помню даты своего рождения, то ли 1423 год, то ли 1424 год, но не позже 26 года, это точно. Мой отец, упокой господь его душу, был уважаемым и талантливым лекарем, умнейшим человеком. Нет ничего удивительного в том, что он с малолетства обучал делу медика и меня, он хотел взрастить себе достойную замену. Детство мое, в отличие от детства большинства жителей того времени, протекало хорошо, мой отец лечил богатейших жителей города: чиновников, дворян, богатых ремесленников -,даже как-то раз к нему и высокопоставленные монахи обращались, хах из тех, что не верили в помощь своего «всемогущего бога». Моя жизнь была прекрасной, проблем с деньгами не было никогда. Я работал за высокую плату. У меня была красивейшая женщина на свете, Изабелла, она была родом из Испании, дочь какого-то купца. Мы любили друг - друга, имели двух детей, а разница в возрасте у нас была лишь два года, денег в семье было предостаточно, не это ли счастье? Моя жизнь протекала по кругу: ранний подъем, завтрак, короткая дорога до лечебницы. Соседи многократно выкрикивали «поберегись», прежде чем что-то выбросить, а потому я никогда не попадал под мусорные дожди. Знаете, за свою короткую жизнь я успел узнать, что такое эпидемия, наш город один раз накрывала эпидемия оспы, которая доставляла определенные проблемы, однако это было ничем по сравнению с пришедшей откуда-то черной смертью. Ох, я хорошо помню начало эпидемии, тогда ещё не было паники, ужаса, болезни и эпидемии в средневековом городе были чем-то обыденным.

На какое-то время человек замолчал, его взгляд уставился в стену, стало ясно, что ему не очень-то приятно вспоминать прошедшее.
- Так, да о чем это я, в общем, поначалу это было не так страшно, люди порой приходили ко мне с одними и теми же симптомами – черными бубонами, что росли преимущественно на ногах. Мы с отцом решили использовать экспериментальную тактику – прокалывали их, а после выпуска гноя прижигали. Мы были глупы, думая, что этот метод лечения подействует, люди быстро начали умирать, а все лечебницы и монастыри быстро оказались переполнены. Люди искали спасения у нас, искали спасения у бога, однако никто не пришел им на помощь, ни бог, ни люди не могли оказать сопротивление самой смерти. Первым погиб мой отец, я хорошо помню тот день, как-то раз я увидел на его груди черные бубоны, прямо-таки наполняющиеся гноем. Это зрелище было ужасным, особенно с учетом того, что в те времена я осознал всю беспомощность всякой медицины перед лицом мора. Болезнь сожрала его за несколько дней, он страшно мучился перед смертью. Его тело пожрали эти проклятые бубоны, после смерти всё его тело почернело, почернело так, словно его труп кто-то сжег. Следующей была моя младшая дочь, Люси, ей в то время не было и двух лет, к счастью, она отдала богу душу быстро, без особых мучений, не страдала так, как страдал её дед. Как вы и сами можете догадаться, на этом болезнь не остановилась.

Следующим умер мой старший сын, подобно своему деду, он мучился страшно, умирал в течение многих дней. Я видел как он слабее и угасает, однако ничего не мог поделать, всё мое лечение не оказывало никакого эффекта, я был бесполезен, жалок. Не смог я помочь и тем, кто обращался ко мне за лечением, лекарства от этой заразы попросту не было. Хех… мы даже не знали, откуда именно пошла зараза и чем конкретно она является, некоторые из моих коллег думали, что все это – лишь какое-то массовое отравление, пытались искать отравителей. Вы будете удивлены, но таковых находили и казнили на площади, однако от этого ничего не изменялось, зараза быстро и безжалостно уничтожала город, как и весь остальной мир. Многие пробовали бежать, но как можно было уйти от чумы? Никак, куда бы ты не бежал зараза уже была там. Ахх… первыми, подобно крысам, побежали чиновники и дворяне, деньги у них на это были, а обычных людей, обычных людей попросту бросили умирать. Когда мой сын умирал, анархия ещё не царила на улицах. Хуже всего было моей Изабелле, похоронив обоих детей, она почернела от горя, а в скором времени и от чумы тоже. Помню, как ложась спать, я заметил на её ноге несколько бубонов, а через несколько дней они пожрали её тело.

В тот момент моя ярость закипела. Вы не представляете, насколько жалким и бесполезным чувствует себя врач во время сильной эпидемии. Я был жалким муравьем в погибающем муравейнике, я старался лечить людей, лечить до последнего, бороться хотя бы тем, что было, но всё тщетно. Когда моя жена вовсю чернела и уже сама отказывалась от жизни, я стал одним из чумных докторов – последней мерой по ограничению эпидемии. Сейчас я понимаю, что должен был бежать вместе со всей своей семьей, деньги на это были, однако тогда, тогда я был молод, был глуп. Знаете, многие из молодых думают, что их трудолюбие, смелость, упорство и оптимизм смогут перебороть любые проблемы, сокрушить всякие горы и препятствия, да-а все мы так считаем до поры до времени, пока не осознаем, насколько слабыми мы являемся в этом огромном и ужасном мире. В один из дождливых осенних дней я вернулся домой и нашел её убитой, она перерезала себе горло, решила покончить со всем этим. В тот же день умерла и моя вера в господа, как тут будешь верить в бога, когда в мире творится такое?

Я начал пить, беспробудно пьянствовать, работать доктором перестал, моё лечение всё равно не оказывало особо эффекта, я не мог никого спасти. Огромное состояние нашего рода таяло на глазах, а я проводил почти всё свое время в трактирах и кабаках, напиваясь словно свинья. Спустя ещё месяц город почти полностью вымер. Мертвых было в разы больше, чем выживших, трупы никто не хоронил, они лежали на улицах и распространяли чумные миазмы. Настал пир падальщиков, мыши, крысы, вороны и многие другие звери пировали всласть, выедали тела погибших подчистую. Нечестивый пир этих тварей вызывал у меня сильнейшее отвращение, от одного вида растерзанных тел хотелось блевать. Вкус человеческой плоти пришелся по душе и кошкам с собаками, бродячих животных расплодилось неприлично много, ибо многие из их хозяев умерли. Особенно крупные псы нередко нападали на ещё живых больных и терзали их, крики умирающих разносились на большое расстояние, но некому было помочь им. Люди начали утрачивать веру в бога, некоторые подались в язычество, другие же поклонялись Бафомету, Люциферу и прочим демонам. Люди вершили погромы, считали, что в чуме виноваты безбожные евреи, в общем, город поглотила анархия. В одну из ночей начался грандиозный пожар. В тот момент я возвращался домой с бутылкой в руке и увидел, что он охвачен пламенем. Именно тогда, не знаю почему, я заплакал, после чего попросту побрел к ближайшей канаве. Раньше в ту канаву сливали всякие отходы человеческой жизнедеятельности, однако, после гибели значительной части населения, канавы расширили и стали бросать туда трупы, я просто бросился в одну из таких. После чего смотрел на небо и плакал, вскоре начался дождь, сильный осенний дождь, что начал потихоньку тушить пламя. Сама смерть пришла в старую добрую Францию. Утром я очнулся от запаха гари, бьющего в нос, дождь не справился с ночным пожаром, город был поглощен пламенем.
Именно в ту ночь Гай Бошаль умер окончательно, а вместо него родился безжалостный чумной доктор. Первое время я не понимал почему выжил, почему меня, врача, что немало проработал с больными и валялся в канаве с трупами, не тронула зараза. Дальнейшая жизнь была адом, город сгорел, пришлось перебраться в другое место, именно в те времена я впервые обернулся к запретным знаниям – алхимии, как оказалось, лишь девять из десяти алхимиков и различных колдунов были наглыми шарлатанами, у остальных был определенный дар. В одной из книг, написанных каким-то безумным арабом, нашелся нужный мне секрет спасения жизни. Я спас собственную жизнь, превратил себя в урода, который вовсе перестал бояться старости и заразы, но этот способ не годился для всех людей, он был слишком грубым, сложным и дорогостоящим. Древнее колдовство могло подарить вечную жизнь лишь немногим, особенно стойким, да и жизнь этих стойких была истинным страданием и существованием. Всё это время меня поддерживало лишь одно – надежда, надежда на то, что панацея возможна. Вновь заработать состояние после чумы было несложно, понимаете, чума выкосила до половины населения, везде чувствовалась нехватка во врачах, ремесленниках, да чуть ли не во всех специалистах, поля простаивали.

- Звучит, как сюжет к какому-то дешевенькому фильму ужасов, причем пересказан он не особо складно, - сказал Йохан, чувствуя себя одним из тех людей, которому сейчас объясняют теорию о мировом заговоре правительств, теорию о плоской земле или любую другую безумную теорию бесноватых конспирологов.
- Прощу прощения, не могли бы вы не перебивать меня, рассказ ещё не окончен.
- Хорошо, прошу меня простить, продолжайте.
Полицейский был рад, что ему удалось разговорить безумца, после всех этих показаний, записанных на диктофон, отправить этого ублюдка в дурку будет легче легкого. Да, не нужно будет возиться с этими отчетами, маньяка же ожидает уютное место в доме для душевнобольных. Мысль о том, что этого психа будут пичкать наркотиками, ломающими и подавляющими его разум, радовала Йохана, по его мнению, это наказание для этого психа было более чем достойным.
- Полагаю, дальше нет смысла рассказывать, дальнейшая моя жизнь прошла своим чередом, я долгое время странствовал по свету в поисках нужных мне образов. Деньги зарабатывал тем же способом, что и сейчас – помогал больным богачам, которые утратили веру в обычную медицину. Скажу, что большую часть времени собирать материалы было трудно, однако порой бывали случаи, когда набрать народу было несложно, я неплохо пополнил численность своих подопытных во времена Золотого века пиратства, Чумы в Лодноне, хех, в какой-то момент я отправился в Америку, к её колонистам, пропажу людей на этом материке никто не заметит, как-то раз я смог захватить целую колонию для своих экспериментов.
Вспоминая этот момент, чумной доктор растянулся в зловещей улыбке.
- О дальнейшем, пожалуй, говорить не буду, ибо тут можно долго о чем рассказывать, всю суть вы поняли, господин.
- Понял…
Ответил ему Йохан.
- А теперь, мне пора, пора идти, благодарю, что выслушали меня, дали выговориться и частично снять с себя этот тяжелый груз, честно, мне стало куда легче.

Вдруг сказал ему доктор, он принялся резко дергаться из стороны в сторону. Йохан поначалу хотел что-то ответить на счет это фразы, однако заметил, что смирительная рубашка на подозреваемом уже разошлась по шву. Освободившийся чумной доктор рванул к полицейскому, одно движение, и он схватил его за горло, словно куклу, тот почувствовал, как его шею сжимают с невероятной силой. Вдруг в помещение ворвались какие-то странные люди. Их было двое, у обоих какая-то странная белая форма, и оба имели при себе непонятные баллоны с невидимым зловонным газом. От распыленных ими веществ, на землю рухнул чумной доктор, что странно, сами люди с непонятными баллонами не носили никаких противогазов или же других средств индивидуальной защиты, хотя от газа уже вырубился и доктор и секретарь. Почему-то эта деталь удивила Йохана, он задумался об это прежде, чем сам потерял сознание. Кем же были таинственные люди в белом, он не имел ни малейшего понятия, и почему-то не задался этим вопросом. Перед тем как уснуть, у него было какое-то ощущение, словно их появление совершенно нормально и естественно, что в их приходе нет ничего странного.

Новость отредактировал Estellan - 22-08-2019, 20:23
Причина: Стилистика автора сохранена.
22-08-2019, 20:01 by DimazПросмотров: 652Комментарии: 3
+6

Ключевые слова: Доктор чума бессмертие полиция авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: noni
23 августа 2019 09:45
0
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 1
Комментариев: 18
Мне понравился рассказ, хотелось бы почитать продолжение))) Правда читала во время завтрака... Но хороший аппетит ничем не перебьешь))) +
#2 написал: Темнокрыскин
24 августа 2019 19:58
0
Группа: Посетители
Репутация: (6|0)
Публикаций: 3
Комментариев: 72
Так это SCP в конце концов пожаловали, что ли?
 
#3 написал: Сделано_в_СССР
30 августа 2019 00:14
0
Онлайн
Группа: Журналисты
Репутация: (2950|-1)
Публикаций: 1 851
Комментариев: 11 594
Хорошая история, но как то типа продолжение что ли требует?! Не? Вообщем плюс. +++
                               
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.