Дело №18. Часть третья

Едва начался рабочий день, нас тут же вызвали к комиссару Данте, замдиректора по сохранению секретности. Сначала досталось Крею. Во-первых, потому, что он без всякой надобности стянул из архива папку со всеми делами за последний месяц. Во-вторых, потому, что на работе он вчера вовсе не задерживался, а на самом деле просидел до половины первого ночи в каком-то кафе, истощая запасы спиртных напитков.

Затем, когда ошарашенный прапорщик был отпущен, замдиректора повел речь о том, что истинный начальник должен поддерживать дисциплину среди подчинённых, и, что если бы работу вёл хороший специалист, то материалы по делу №18 не пропали бы так просто.

- Пусть это и самоубийство, но всё же!..,- грохотал он.

- Прошу прощения, - вставил я. - Но я склонен считать, что это дело следует рассматривать как убийство.

- Что? - опешил комиссар. - Убийство? Капитан-командор Фаларес, что вы себе позволяете?!

- Только то, что позволено моей должностью, - ответил я, и вкратце рассказал ему о ночном госте, который посетил сначала Крея, затем меня, и напоследок наведался в архив ДБИ.

Секунду замдиректора размышлял над услышанным, затем изрек следующее:
- Вы утверждаете, что человек, который был у вас ночью, - убийца, который должен быть арестован по делу №18, вы проводите параллель между его ранением и следами в архиве, вы даже обьясняете, что он пошёл в архив, так как не нашел папки с делом ни у Крея, ни у вас, но все это разбивается о ваши же слова - "он исчез-из под окон"! Чем вы можете доказать, что это был действительно убийца, и что он действительно у вас был?

Я попытался убедить его, предъявив фотоотчет, доказывая, что в квартире старика также был найден похожий след, выжженый неизвестно чем, но всё было тщетно.

- Отстаньте со своими дурацкими снимками! - отмахнулся комиссар. - Если вы хотите что-то мне доказать - принесите лучше фотографию этого несуществующего убийцы и приведите свидетеля, который его видел!

На этом разговор был окончен, и я, чуть не споткнувшись о прапорщика, подслушавшего, очевидно, все до последнего слова, поплелся искать свидетеля.

Поскольку свидетелей падения преступника из моего окна, скорее всего, не было, я решил заняться поиском таковых на месте гибели старичка, то есть на улице Сизаря, дом 12. Опечаленный разносом прапорщик увязался за мной.

*
**

Почти час мы прослонялись, выспрашивая у прохожих - не видели ли они вчера человека в чёрной накидке с шарфом на лице. Но большинство отвечало, что они здесь в первый раз, либо, что, хотя и живут здесь, но вчера они весь день были дома. Было холодно, да и есть хотелось страшно. Потому, услышав зазывания: "Горячие пирожки! Горячие пирожки!", мы радостно кинулись на этот ориентир.

Зазывания раздавались из небольшого ларька, сколоченного из добротных, на удивление, досок. В ларьке обреталась старушка, собственно и владевшая им. Цены в ларьке были невысоки, потому опасность умереть с голоду для нас с прапорщиком пропала.

Когда мы уже отошли в сторону, продавщица вдруг окликнула нас:
- Эй, служивые!

- Чего тебе, бабушка? - отозвался я.

- Дак, милые, не скажете ли, чивой-то с жильцом-то моим приключилось? С тем, что с пятого ентажа? - запричитала она. - Я, значит, прихожу вчера в вечеру уплату с него брать, а там, значит, у двери-то постовой стоит. Не то убивство, говорит, не то руки на себя наложил жилец. А пускать не пускает. Чивой-то это все, а?

Далее последовал довольно продолжительный диалог, из которого продавщица узнала, что действительно случилось "убивство", и что "убивец" все еще гуляет на воле.

Мы же получили информацию куда как более обширную и полезную, так как муж старушки, бывший сейчас в отъезде, был страстный фотограф, и жену свою к этому приучил. А вчера под окнами жильца, который записался как профессор Ла Прин, стоял какой-то человек в "пальте" черном и в шарфе через лицо. Старушка же, желая сделать мужу приятное, - любил он людей фотографировать - увековечила этого человека под окнами, запечатлев его на снимке. Снимок же хранился в квартире старушки, но был "где-то запрятан до мужнего возвращения".

Мягко говоря, я был обрадован таким поворотом событий. И, хотя продавщица и потребовала, чтобы мы пришли потом, часов в семь, когда ларёк закроется, мы с прапорщиком покинули улицу Сизаря в приподнятом настроении.


Новость отредактировал A.Norton - 22-07-2018, 11:34
Причина: Стилистика автора сохранена.
22-07-2018, 11:34 by Капитан-командорПросмотров: 428Комментарии: 0
+2

Ключевые слова: Убийство полиция расследование свидетель фотография творческая история авторская история

Другие, подобные истории:

Комментарии

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.