Месть древнего демона

Месть древнего демона


До этой истории мой батя всегда соблюдал правило: «Ничего не болтай, но все документируй!».

В советские годы он работал водителем в очень серьезной организации. Однажды вызвал его начальник: «Командировочка тебе, Петрович. Поедешь с двумя физиками в Тамбовскую область. В Академии наук появился мистик. Он, как вернулся из турпохода по заброшенным местам Тамбовщины, понес чертовщину. То у него синее свечение вокруг избы, то посуда вылетает сквозь стекло, но не бьет окна, а оставляет проплавленный контур. Прояснить бы, что там за ерунда?».

Командировка — так командировка. Полагалось с двумя физиками выехать в глухомань. По дороге, в Мичуринске, к ним должен был присоединиться местный краевед. Утром физики загрузились в его черную «Волгу» и полетели, постепенно сокращая 400 километров шоссейной дороги. Один из физиков назвался Лёхой, второй — Станиславом Викторовичем, а на следующее утро к ним присоединился краевед Николай. Едва познакомившись, он выдал сущую крамолу: «Слыхали поговорку: "Тамбовский волк тебе товарищ"? Знаете почему именно тамбовский, а не рязанский или сибирский? Да потому что во время гражданской войны в нашей губернии товарищ Тухачевский применил химическое оружие против населения. Еще и расстреливали, не разбираясь, бунтовщик ты или его троюродная тетя. Кто выжил, тот запомнил, что такое "товарищи". Мы как раз в такую деревню и едем. Она считается заброшенной с 1921-го года».

Большинство изб-пятистенок в той деревне уже развалилось. Могучие срубы догнивали без крыш и без окон. Печные трубы торчали над останками тех жилищ, которые рассыпались в труху. Каменная церквушка тоже пребывала в состоянии руин. Лишь две избы на отшибе сохраняли крыши с окнами. К ним отец и подогнал «Волгу». Сунулись в первую избу. Видимо, про нее говорил член-корреспондент, поскольку тут и нашли стекло в окне с круглой дырой с ровными контурами, диаметром с дно кружки. Словно проплавили ее моментально.

Лёха со Станиславом Викторовичем залипли у странного окна, производя радиологические и прочие измерения, а краевед с отцом пошли в соседний дом. Вдруг есть там кто? Не ошиблись. Внутри оказалась одноглазая старуха. Она встретила гостей, не вставая из-за стола: «Сто лет вас жду, — прохрипела надтреснутым басом, — когда ж вы меня освободите?». Краевед Коля струхнул, а батя сделал вид, будто всё и порядке вещей, и обратился к ней: «Здравствуйте, бабушка. Видали туристов?». «Я много чего видала, да все наполовину, — ответила одноглазая. — В церковь они лазили, демона подмяли. Он уже мстит и будет лютовать. Бежать бы нам, но кто меня освободит?». «Бредит!» — решил Николай и предложил отцу сходить к церкви. Старуха прокаркала им в спины: «Они потешались над службой! В попов рядились и с амвона кривлялись!».

Сквозь крышу заброшенной церкви виднелось небо, а под ногами толстым слоем лежал мусор. «Опасно ходить, — заметил Николай, — того и гляди сверху чего-нибудь рухнет». «Не рухнет, — раздался голос физика Лёхи, — уже все рухнуло, что могло. Аппаратуру в избе мы установили. Завтра снимем показатели — и домой. Я думаю, наш член-кор мистифицирует, хотя непонятно, как он изобразил эти аномалии. Вдоль трех стен там обуглено, но почему тогда дом не сгорел? Надо же было так аккуратно бревна прожигать! Дрова-то сухие. След в окне наверняка вырезали стеклорезом, а потом заплавили края. Член-кор еще говорил, что здесь они устроили атеистическую службу, то есть матерились на манер псалмов…»

Заночевали физики в аномальной избе, а краевед — у старухи. Отец решил спать в машине. Едва стемнело, как из старухиного дома раздался волчий вой «Ерунда какая-то!» — сказал папа вслух и попытался не придавать вою значения. Вой повторился второй и третий раз. Отец вылез и пошел к избе. Увиденное там его озадачило. Краевед Коля вжался в угол у печки, а на столе корчилась одноглазая ведьма. Вцепившись в углы столешницы босыми ногами и руками, она выгнула спину дугой, как свойственно диким зверям. Стол при этом подпрыгивал, стукая по полу четырьмя ножками по очереди. «Что за дичь?» — хотел спросить мой батя, но не успел. Бабка вскинула кверху морду и взвыла волком, после чего заговорила быстро: «Детишек-то за что? Невинных-то зачем? У-у-у, комиссары, комиссары!».

Краевед выскочил из избы, визжа как девка. Отец последовал за ним, потому что не знал, чего делать в таких случаях. Не из робкого он был десятка, но, выйдя из сеней, замер. Над соседней избой колыхалось свечение, будто вся она была в газовом пламени. Коля бежал к лесу, а батя рванул спасать физиков. Огонь оказался холодным, но зато внутри избы творилось нечто необъяснимое. Тут уж отец мой испугался.

Вдоль трех стен стояли бледные, явно неживые дети. Они пошевеливались вяло, словно от того пламени, которое колыхалось кругом. Спальные мешки физиков были разодраны в клочья и в медленном вихре кружились вместе с походной утварью. Сами физики находились в центре вихря и разрывались пополам. Видимо, давно уже с ними это происходило, поскольку их ноги, словно прилепленные, стояли на полу, а верхние части туловищ с лицами, мучительно искаженными, все ближе притягивались к потолку. Руки подёргивались, а из разорванных животов подали на пол кишки.

Отец метнулся назад, прыгнул в машину и поехал искать краеведа. Безуспешно он ездил по окраине и проселку. Николая не нашел. Слыхал потом, что краевед сам объявился в Мичуринске, седой и невнятный.
Вернувшись утром в деревню, отец пошел к одноглазой старухе. Та сидела за столом, как и вчера, но, увидев отца, произнесла: «Освободи меня. Не могу больше терпеть! Древний демон был запечатан в церкви. Он все ведал. Про него батюшка говорил перед смертью, когда тут хозяйничал продотряд»…

Отец сел напротив бабки и задокументировал ее рассказ, как про антоновское восстание, так и все, чему сам стал свидетелем. «Спасибо тебе, — сказала старуха, когда рапорт был готов, — живу и не знаю, как рассказать, а рассказать-то просто…». И она упала лицом на стол. Отец пощупал пульс на сморщенной шее. Пульса не было. Отец всегда и все документировал, а старуха сама была живым документом, потому и не могла никак помереть, пока он ее не «переписал».

Приехав в родной город, батя отдал отчет начальству. Его сразу уволили и долго проверяли на предмет болтливости. Тем член-кором, из-за которого произошла история, занялась психиатрия, а заброшенную деревню обнесли колючей проволокой. Теперь там запретная зона. И правильно. Не буди лихо, пока оно тихо!
Источник.

Новость отредактировал Lynx - 8-03-2018, 20:08
Причина: Стилистика сохранена. Изменен раздел
8-03-2018, 20:08 by Сделано_в_СССРПросмотров: 388Комментарии: 2
+8

Ключевые слова: Тамбовщина командировка глухомань аномальная изба старуха смерть

Другие, подобные истории:

Комментарии

#1 написал: Jeid
14 марта 2018 00:52
+1
Группа: Посетители
Репутация: (0|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 42
Сами физики находились в центре вихря и разрывались пополам.

фу, гадость какая, и в добавок непонятно, то ли они от аномалии "разрывались", то ли их демон убил.

Ну, а сама история весьма интересна, но в конце слишком резка.
#2 написал: Приморский
15 марта 2018 03:36
0
Группа: Посетители
Репутация: (1|0)
Публикаций: 0
Комментариев: 181
++++++++++
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.